Тридцатая

Автор:
Fluid
Тридцатая
Аннотация:
Вообще в планах было напечатать здесь еще 10-15 рассказов. Но печатаю последний и больше меня здесь не будет.
Текст:

Оставалось еще минут сорок. Она отмечала свой остаток времени через каждые 5 – 6 минут.

Лена не спеша протерла пыль во всей своей маленькой однокомнатной квартирке, под названием «колясочная», потом взялась за мытье полов. Проверила порядок на кухоньке, заглянула в чистенький санузел. Потом проверила белье в старом шкафу. Все лежало аккуратно на своем месте.

Взгляд её задержался на красивом серебряном кубке, за которым висела на стене грамота участника общероссийских командных соревнований по пулевой стрельбе, проходивших в Мытищах на стрельбище «Динамо» в 2010 г. Именно благодаря тому, что у нее оказался лучший результат из всех участниц соревнования в стрельбе лежа на 50 м с малокалиберной винтовки ТОЗ-9, а также второй результат в стрельбе по движущимся мишеням, их команда завоевала второе место. И ей, как лучшему стрелку отдали серебряный кубок на хранение. Ей не исполнилось тогда еще и 17 лет, но она выступала за старшую группу.

И хотя Лена была одним из кандидатов в сборную страны, вместо неё взяли другую девушку, с куда более худшими результатами стрельбы. Но сами эти соревнования – были, пожалуй, единственным светлым пятном в ее жизни…

Потом был красный диплом школы и поступление в МФТИ. Но со второго курса посыпались все беды. Сначала умерли родители: первый отец, через 3 месяца мать. Она тогда жила в Москве в общежитии на Первомайской, 30 в Долгопрудном. А дальше замдекана ФАКИ положил на нее глаз. В один из вечеров он уговорил ее зайти к нему домой. И после того, как она лишь пригубила рюмку с коньяком, он навалился на нее, порвав на ней все платье.

Начатая бутылка, попавшаяся ей под руку, благодаря остаткам в ней коньяка спасла насильнику жизнь. Но, тем не менее, ее удар по голове, не столько нанес ему физический вред, сколько моральный. Негодяй в порыве ненависти устроил ей через свои связи с преподавателями такие экзамены, что ее с третьего курса отчислили за систематическую неуспеваемость.

Девушку быстро выпроводили из общаги, и Лена с трудом нашла для проживания эту маленькую комнатку в 5-ти этажной «хрущевке», где и жила до сих пор.

Через 3 недели она узнала, что беременна. К этому времени у нее был парень из богатой семьи, который даже пытался строить с ней серьезные отношения. Но потом случайно узнав о беременности не раздумывая бросил ее. Потом был аборт и приговор – бесплодие. Так она осталась одна, без работы и без средств к существованию.

Подруги её бывшего парня познакомили ее с сутенером. Красивая, фигуристая девчонка с «ногами от ушей» была на «расхват» у клиентов. Потом она подцепила СПИД и стала не нужна никому.

Остатки заработанных древним трудом денег ушли на кокс, «герыч» и под конец на «Крокодил».

Вчера она в третий раз приняла дозу дезоморфина, понимая, что последняя ломка убьет её, тем более что денег на эту наркоту больше не было.

Оставалось еще минут 10-12. Пора, подумала она. Принесла из кухни старую табуретку и достала веревку из кладовки, на которую вчера израсходовала последний кусочек хозяйственного мыла.

Лена поднялась на табуретку и перекинула веревку через металлическое кольцо для крепления люстры. Веревка легко вошла в кольцо, двинулась по нему и случайно потянула за собой два провода питания, которые она не стала изолировать. Плюс с минусом сработали. Последнее, что она слышала был громкий треск короткого замыкания, затем огненная искра, потом темнота и тишина…

* * *

Сознание не сразу возвращалась к ней. Первое, что она почувствовала – было полное отсутствие той страшной ломки, которую она все еще ждала. Эту страшную ломку от дезоморфина она перенесла первый раз позавчера. И вот, словно не было того «Крокодила», дозу которого Лена купила вчера на последние деньги.

Она с удивлением заметила, что лежит на снегу в валенках в белом полушубке, в руках самозарядная СВТ-38, в карманах куча патронов. Рядом на снегу лежали еще пятеро бойцов, судя по разномастной одежде – партизаны.

И тут она почувствовала, что тело ее не слушает и в голове вместе с ее мыслями она слышит мысли другого человека – молодой девушки-комсомолки.

- Таня! - тихо окликнул ее судя по всему старший отряда. – Огонь открывать только по моей команде.

- Мина сработает сразу на грузовике. В нем солдаты. За грузовиком будет легковушка. Вам всем стрелять только по солдатам. Водителя легковушки я сниму сам. Офицер нужен только живым! Им также займусь я и Семеныч.

- Что за черт? - Таня вдруг почувствовала, у себя в голове мысли Лены.

- Ты кто такая? Как ты забралась в мою голову?

- Я Лена! Как я оказалась у тебя в голове – сама не знаю. Я дома упала с табуретки из-за короткого замыкания на люстре, потеряла сознание и очнулась у тебя в голове.

- У нас в отряде врачу помогает бабка-знахарка, Завьялиха. Так вот прямо чудеса какие-то. Только вчера она мне ляпнула про какую-то беду с моей головой. Как будто прямо в нее мне на подселение пришлют чью-то душу или сознание. При этом она сказала, чтобы я не боялась, и что эта душа мне будет в помощь дана.

- Но я-то помощи ни у кого не просила! Ладно, раз пришла – живи, только не мешай мне, понятно?

- Понятно!

На этом обмен мыслями у них закончился. Послышался шум мотора грузовика и на дороге показались две машины. Впереди ехал грузовик с солдатами, за ним черная легковушка.

Прогремел взрыв, и грузовик повалился на бок. Из него посыпались солдаты.

У партизан были автоматы и один пулемет Дегтярева. Таня стреляла из винтовки. Бой складывался не удачно для партизан. Фашисты, в составе полувзвода стрелковой роты быстро рассредоточились и залегли. Они сразу же сориентировались в направлении, откуда били партизаны и перенесли туда весь огонь. Лена прекрасно разбиралась и в немецком оружии. У немцев был один ручной пулемет MG-34, один пистолет-пулемет МР-40, из которого стрелял унтер-офицер и остальное – винтовки Karabiner 98k. Уже через несколько минут боя двое наших оказались ранены, но огонь вести продолжали. Таня расстреляла весь свой боекомплект. Лена разглядела, что все выстрелы ушли мимо цели.

- Слушай! – мысленно крикнула она Тане. – Дай я попробую?

- А ты сумеешь? Ну пробуй!

И Лена почувствовала, что тело, как бы начало её слушаться. Она быстро перезарядила винтовку и направила мушку на унтера, который приготовил для броска гранату и слегка высунулся из-за дерева.

Хлопок, знакомый толчок в плечо и унтер упал. Каска не спасла немца. Пуля угодила прямо в переносицу. Вторым выстрелом Лена послала пулю в глаз стрелку из ручного пулемета. И после этого стала бить их прямо в зрачки. Через какие-то пять минут она уложила десять фрицев. Немцы видели, что со стороны русских огонь ведет снайпер, потому как пули летят строго в глаза. Прицельный огонь фашисты прекратили. Они уже просто боялись высунуться из-за стволов деревьев, надвинув при этом каски на самые носы.

Лена перезарядила винтовку. Старший окликнул её.

- Ты молодец, дочка! Я и не знал, что ты так стреляешь! Давай-давай, бей их гадов!

У нее было прекрасное зрение. До немцев было метров 60-70. Но она видела каждую снежную кочку, за которой пытался спрятаться фашист и давила на курок. Через несколько минут она уложила еще шестерых. Немцы прекратили огонь. Партизаны полностью ликвидировали весь вражеский отряд.

В тот день на общем построении Тане объявили благодарность за уничтожение половины всего немецкого конвоя.

И пошли партизанские будни.

Они договорились между собой, что скроют от всех появление Лены в голове у Татьяны, за которой теперь закрепилось звание снайпера.

Лена решила пока ничего не говорить о себе, о несчастной судьбе, своих горестях и бедах. Она рассказала лишь о том, что жила одна, что родители умерли. А после школы хотела устроиться на работу, но вот несчастный случай с коротким замыканием и падением с табуретки не дал ей осуществить свои планы. И Таня приняла ее в своё сознание, как свою сестру, о которой мечтала с детства. Тем более, что их мысленного общения никто в отряде заметить не мог. Вместе они пришли к выводу, что тело Лены скорее всего находится в глубокой коме после несчастного случая, а душа её по каким-то неизвестным законам временно переместилось в тело Тани. И что как только она выйдет из комы Лена вернется в свое тело. И больше на эту тему они не разговаривали.

Военные дни были суровые. Они выполняли разные задания. Ходили в разведку. Закладывали взрывчатку под рельсы, жгли у немцев на станции цистерны с горючим. Кусками тротила черного цвета, похожими на кусок угля, минировали топки паровозов. Устраивали засады на немецкие патрули, вылавливали и уничтожали предателей-полицаев.

Один раз всем отрядом им удалось отбить у немцев целый обоз с продовольствием, награбленным у местного населения.

Потом они отцепили от немецкого поезда вагон с девчонками и мальчишками, которых немцы согнали с ближайших деревень для отправки в Германию и помогли вернуть их в родные места.

В один из дней командир отряда получил из штаба фронта сведения о том, что в их район прибыл большой отряд карателей из дивизии СС. Немцы расположились на постой в нескольких ближайших деревнях. Партизанам было поручено задание уничтожать либо сжигать дома их расположения.

Для этого из отряда были сформированы боевые тройки для ночных вылазок к месту временной дислокации карателей.

Таня с Леной оказались в составе такой тройки одними из первых. Они выступили в самую непогожую февральскую ночь. Мела ужасная метель. Снег залеплял глаза и мгновенно заносил их следы. Ветер завывал так, что в трех-четырех шагах ничего не было слышно друг от друга. Старшим был Семёныч, местный хорошо знавший все ближайшие деревни.

Ночь была самая подходящая для их работы. Они без труда добрались до двух больших домов, где были расквартированы гитлеровцы. Поджечь два дома было делом еще 10 минут. Но их заметили хозяева этих двух домов и выдали немцам.

Их догнали на краю села. Оружие было только у Семеныча. Его застрелили сразу же в перестрелке. Молодой парень, взятый с ними в плен сознался в их планах и подробно рассказал о задании, пообещав за сохранение жизни выдать местоположение их отряда.

Таню раздели чуть не догола. Долго били прикладами ружей. Утром пообещали повесить. Таня не проронила ни слова. Лена физической боли не

чувствовала, но постоянно просила бога послать ей хотя бы половину её страданий. Они лежали на соломе в легкой разорванной одежде в сарае. До утра было часа четыре. И Лена чтобы хоть как-то поддержать Таню начала свой рассказ.

- Я не говорила тебе ни чего. Хочешь расскажу тебе все?

- О чем?

- О будущем!

- Зачем, я и так знаю, повесят нас утром.

- Нет, я ни об этом.

- А о чем же еще?

- Война закончится через 3,5 года 9 мая 1945 года. СССР и союзники по антигитлеровской коалиции победят фашистов. Главную роль в разгроме нацистской Германии сыграет Советский народ. Победа достанется тяжелейшей ценой. Мы потеряем людей в два с лишним раза больше, чем все остальные страны в этой войне. Но победим. Немцы подпишут нам акт капитуляции. Примет акт Жуков. Гитлер отравится. А все его приспешники окажутся на скамье подсудимых на специальном международном суде, который получит название Нюрнбергский процесс. Все фашистские главари будут по приговору суда повешены.

- Страна наша после этой ужасной войны будет восстановлена ценой героического труда наших рабочих меньше чем за 10 лет и станет самой могущественной державой в мире…

Таня слушала и молчала, слезы катились у нее по щекам. И Лена думала, что она ей не верит и что она просто успокаивает Таню.

  • * * *

Утром с погодой творилось совсем нечто страшное. Снег еще сильнее чем ночью повалил какими-то огромными хлопьями. Бешенный ветер валил с ног народ, который немцы согнали для обозрения собственного могущества по глумлению над измученной избитой девчонкой. Её вывели на казнь почти голую и вели босую 300 метров к сколоченному наспех эшафоту. На шею повели фанерную табличку с надписью «Поджигатель».

Таня шептала вслух:

- Откуда ты все это знаешь? Называешь все числа, даты, события?

- Меня забросили к тебе из будущего. Я ведь родилась аж в 1993 году, через 48 лет после того, как окончилась эта война.

- Кто меня послал к тебе и как это получилось – я понятия не имею…

Немцы, оцепившие место казни и наблюдавшие за своей жертвой, перешептывались между собой.

- Эта русская вообще не орала, когда ее избивали. Она молчала и лишь негромко стонала.

- И сейчас ее ведут на казнь, а она, вроде, как и не боится, а с кем-то разговаривает.

- И даже не молится.

- Она либо ведьма, либо помешалась…

И только когда на шею Тане накинули веревку. Таня закричала из последних сил.

- Люди! Не бойтесь! Мы победим!

- Я точно знаю война закончится через 3,5 года. Наши войска разгромят немцев наголову. Гитлер покончит с собой! И наш Жуков примет у фашистов акт капитуляции. Это произойдет…

И тут немец выбил у нее из-под ног табуретку. Огромная молния через весь горизонт перечеркнула небо, Последнее, что слышала Лена был страшный, долгий раскат грома. Потом все стихло и наступила черная тишина.

  • * * *

- Ну что, господин профессор, вот и заканчивается наш эксперимент. Поздравляю! За время отсутствия в теле её сознания само физическое тело мы полностью освободили от всех отклонений от нормы.

- Теперь она будет абсолютно физически здорова!

- Да, но не проявятся ли рецидивы с применением биостимуляторов? Ведь в дальнейшем мы уже не сможем ей ничем помочь.

- Простите, а какая она у нас по счету?

- Последняя, тридцатая!

- Ну вот, а сколько времени прошло с момента реабилитации двадцать девятой?

- По меркам ее времени уже больше года.

- Ну, и есть ли у неё или у других двадцати восьми какие-либо срывы?

- Нет, господин профессор!

- В таком случае позвольте мне поблагодарить вас за прекрасную ассистентскую помощь и поддержку. В своей диссертации я непременно постараюсь отразить всё оказанное вами содействие…

  • * * *

Лена спала и никак не могла проснуться. Она постепенно понимала, что нужно просыпаться, и что кошмарный сон закончился. Лена открыла глаза…

Табуретка лежала на боку. Веревка висела на крюке из-под люстры. Она попыталась встать. Тело легко выполнило команду. Никакой боли не было. Не было и намеков на предстоящую ломку…

И тут она услышала мысленный голос:

- Привет! Вот ты оказывается где живешь?

- Таня! Привет! Как ты оказалась опять со мной?

- Это подарок тех же, кто послали и тебя ко мне.

- Я тут огляделась и поняла, что не просто подарок, а что меня вроде как тоже в помощь к тебе прислали!

- Правда? Но я-то помощи тоже не просила!

- Вот что подруга. Если есть печка немедленно веревку сжечь, табуретку на дрова. Если нет печки – всё бегом в мусор.

- И срочно ищи работу, настоящую… Как тогда…Но мне пора. Меня уже отзывают. Но я приду через месяц, проверю и если будешь дурить - займусь твоим воспитанием! Мало не покажется…Пока!

Лена схватил из кладовки топор и с яростью набросилась на табуретку. За какие-то 2-3 минуты она превратила ее в щепки. Собрав ее в мешок вместе с веревкой вынесла в мусорный контейнер на улице.

  • * * *

Секретарь районного военкома, словно вырвавшись от кого-то, кое-как зашла в кабинет начальника, с трудом закрыв за собой дверь.

- Федор Игнатьевич! Там какая-то сумасшедшая рвется к вам на прием. И еще твердит, что вы ей спасибо за это скажете, если примете её…

Старый седой полковник недовольно встал с кресла:

- Ну давай, зови сюда это чудо-юдо!

Лена забежала в кабинет:

- Товарищ полковник! Разрешите обратиться?

- Вообще-то так уже обращаться не принято, но моим сединам приятно вспомнить то время…Слушаю вас, гражданочка.

- Я прошу вас, я очень прошу, я умоляю вас принять меня в ряды ЧВК «Вагнер». Готова служить хоть в Сирии, хоть в ЛНР или в ДНР!

- Но я военком, а не руководитель частной военной компании!

- Но вы же можете представить меня их руководству или попросить за меня?

- А почему это я должен за вас просить?

- Я не просто хороший стрелок, я очень хорошо стреляю, и я уже участвовала в реальных боевых действиях. Товарищ полковник попросите за меня, и я вам гарантирую, что вас потом благодарить будут…

Полковник был человек опытный и в людях разбирался великолепно. Он взглянул в глаза этой девушки и словно прочитал в них целую книгу лишений и страданий.

- Ну что, пойдем в тир, покажешь свое умение!

Они спустились в подвал здания. Открыли стальную дверь. Полковник достал мишень и закрепил ее на стене.

Подал ей винтовку и 10 патронов.

- Ну вот, коврики здесь чистые. Ложись. Из мешочков с песком сладишь упор и вперед!

- Лена привычным движением зарядила магазин, подняла одной рукой мужской вариант этой винтовки и сделала, почти не целясь пять выстрелов.

Потом перезарядила магазин сделала еще 5выстрелов.

Полковник достал платочек и вытер со лба пот: все выстрелы легли практически пуля в пулю. Такой результат он видел впервые за 40 лет своей службы. Одной рукой, стоя и не целясь…?! Потом он включил движущуюся мишень и дал ей еще 10 патронов.

- Лена сжала винтовку в обеих руках. Перед глазами у неё вставали, словно кадры из фильма, гневные и полные скорби лица селян. Они не вытирали слезы потому, что не было сил разжать руки, судорожно сжатые в кулаки. Она видела пьяные, ухмыляющиеся морды гитлеровцев, фотографировавших для своего потомства картину расправы над избитой, исколотой и связанной девчонкой. Слезы душили ее, и она давила на курок винтовки с ненавистью сквозь зубы твердя:

- Это вам за Родину нашу, гады проклятые!

- Это вам за кровь миллионов замученных людей русских!

- Это за наших девочек, что встали стеной на защиту страны!

- Таня! Мы не забудем вас никогда! Слышишь?

Она стояла, сжимая в руках винтовку, беспрерывно давя на курок, который так и не послал ни одной пули из пустого магазина и не видела, как слышавший ее военком звонил другу в поселок Молькино, Краснодарского края:

- Здорово дружище! Федор беспокоит. Узнал? Слушай ты ведь сейчас опять народ собираешь? Тут у меня один экземпляр находится. Дамочка одна, прямо амазонка какая-то! Ты не поверишь. Стрелок от Бога! Я таких за всю жизнь никогда не видел!

- Да звоню прямо из тира! Могу отсканировать ее мишень после десяти выстрелов. Ты на этой мишени больше двух следов от пуль не найдешь!

- Как не бывает такого?

- Я что, по-твоему, с дуба слетел? Ты знаешь, она одной рукой держала мужскую винтовку без всякой подставки и стреляла стоя, почти не целясь!

- Да фантастика, а я писатель-фантаст!

- Ну вот, то-то…

- И еще, но только не вздумай опять твердить, что у меня крыша едет. Мне кажется, что она только вчера из боя вышла…

- Нет из того самого, где наши с тобой отцы и деды головы сложили.

- Вечная им наша память!

Всем девчонкам, отдавшим свои жизни

на войне посвящается.

+2
140
23:00
Отличная работа! Трогательная, эмоциональная, жаль, что последняя! Идея интересная, хотя и не новая, сюжет увлекательный, прочитала на одном дыхании.
Спасибо, автор! Очень грустно с вами расставаться. Буду рада, если передумаете.
01:17
+1
Ну хорошо, попробую еще напечатать 1 часть «Звездочета». Если понравится — напечатаю вторую и третью части.
09:12
+1
Аннотация прямо расстрогала. Нужно воспользоваться последним шансом написать комментарий, не правда ли?

Справедливости ради, текст куда ровнее, чем в предыдущем рассказе. Нет тех перескоков и внезапных смен декораций, которые меня там так напугали и настроили на весьма скептический лад.
За что я, как читатель, вам спасибо не скажу, так это за замусорившие рассказ ненужные подробности, особенно марки оружия. Да, я рад, что вы нашли в интернете, из чего могли бы пострелять героини, это прекрасно, но при чем здесь рассказ? Вот в этом монструозном сгустке канцелярита: «…грамота участника общероссийских командных соревнований по пулевой стрельбе, проходивших в Мытищах на стрельбище «Динамо» в 2010 г. Именно благодаря тому, что у нее оказался лучший результат из всех участниц соревнования в стрельбе лежа на 50 м с малокалиберной винтовки ТОЗ-9, а также второй результат в стрельбе по движущимся мишеням…» какую сверхважную информацию сообщает то, что стрельба была лежа? А почему не сидя? Не стоя? Не в танце с притопом? Какую роль играет, что это была именно тозка? Если она по ходу действия столкнется с такой же винтовкой, нельзя там, позже написать, мол, я из такой же на соревнованиях стреляла? Почему в этом месте нельзя написать «кубок за соревнования по стрельбе»? Человек собирается совершить суицид, вы живописуете этот кубок, ну прям то, что надо. Дальше еще пара аналогичных мест с абсолютно не нужными деталями: зачем, например, мне знать адрес, где у нее была общага во время учебы в институте? Мне туда в гости сходить?

Вернусь к человеку, который собирается совершить суицид. Вам не приходила в голову мысль, что можно выписать какие-то эмоции, чувства, может, действием показать состояние героини? Так-то я догадываюсь, что она в истерике моет полы, что для опиатной наркоманки вообще-то нонсенс, но в целом ощущение, будто девка собралась люстру поменять.

Вероятность нахождения в люстре крепежа типа «кольцо», равно как и отсутствие изоляции, равно как и вероятность, что ток пройдет по намазанной мылом веревке, оставлю на вашей совести. Говорят, в Техасе мужика убило упавшей с неба коровой, так что всякое бывает. Непонятно, конечно, кто «она», которая не стала изолировать провода:
«Веревка легко вошла в кольцо, двинулась по нему и случайно потянула за собой два провода питания, которые она не стала изолировать»
Ваша Лена что, еще и люстру сама вешала? А откуда тогда кольцо – привет из СССР? Хотя черт с ним. Тут фентэзи про попаданцев, а я над крепежом люстры задумываюсь.

Теперь о прочитанном. Вы весь свой зачин усердно нагнетаете пожалейку, как ребенок в песочнице сгребает песок в кучу, а он, зараза, рассыпается, потому что сухой. И текст у вас крайне сухой, как тот песочек. И все сразу там у вас: и хорошая девочка-умница, и красный диплом, и отличница, и насиловать ее пытались, и на аборт толкнули, и бросили, и на панель обрекли, и на наркотики, прям сейчас разрыдаюсь. Разрыдаюсь от умиления вашей наивностью. Про жизнь и быт проституток, равно как и наркоманов вы знаете, в лучшем случае, из телевизора, я угадал?
Начнем с проституток. Вы удивитесь, если узнаете, сколько они зарабатывают, особенно с приличными внешними данными. Если ваша Лена действительно девочка-умница, она могла бы догадаться пойти доучиваться. Вы еще больше удивитесь, если узнаете, что немало московских студенток подрабатывают индивидуалками, более того, не хотят идти на нормальную работу: легкое бабло портит людей.
Ладно, вернемся к нашей Лене. Ни до чего она не догадалась и пошла проститутствовать в две смены, на учебу времени не было, окей. Подхватывают не СПИД, а ВИЧ, но это тоже мелочи. Но каким образом стала еще и наркоманкой? Небось, в вашем представлении проститутки сразу, по вхождению в профессию, обмазываются наркотой по самые уши? Причем, и кокаином, и героином одновременно, ведь между ними никакой разницы, правда?

Я не понимаю, зачем вы пишете о вещах, о которых вам известны только названия? И почему вы, если считаете себя писателем, не утруждаетесь поискать информацию и узнать, как живут проститутки, кто входит в эту профессию, как, какие пути есть, чтобы девка стала наркоманкой и по какой траектории это будет происходить? Вы думаете, об этом пишут только в каком-нибудь неведомом и страшном даркнете?
Биография вашей Лены похожа даже не на бред сивой кобылы, она похожа на лепет. Эта часть рассказа должна вызывать жалость к запутавшейся девочке, угодившей в безысходное положение, но я не вижу никакой безысходности, я вижу жадную дуру-наркоманку, которая забила на учебу, на лечение и на все, на что можно забить. Я не вижу ни мотиваций, ни логики.

Поехали дальше. Дальше начинается фентэзи.
Хоть вы меня режьте, я не вижу ни малейшего смысла в том, чтобы один персонаж «попал» в другого. Почему героини не могут быть отдельными персонажами? Вы думаете, партизаны не могли забрать с собой эту вашу Лену-наркоманку-членоглотательницу, если бы она сказала, что умеет стрелять? Ну и было бы у вас две девки-подруги, можно было бы прекрасно выписать женскую дружбу на войне, это редкая и сложная тема: дружба обычно если и выписывается, то между мужиками. Но нет. Вам нужно, чтобы две девки в одном теле. Может, у вас религия такая.
Разумеется, как это положено в писанине про попаданцев, психологические аспекты такого сожительства проигнорированы и закопаны: здесь вам не «Черное зеркало», чтобы выписывать правдоподобную психологию, у вас типа боевик.

Плавно перехожу к боевику. К боевым сценам. Я не удивлен тому, что и здесь у вас все печально.

Вот так у вас описана позиция партизан:

«Она с удивлением заметила, что лежит на снегу в валенках в белом полушубке, в руках самозарядная СВТ-38, в карманах куча патронов. Рядом на снегу лежали еще пятеро бойцов, судя по разномастной одежде – партизаны.»

Я подчеркну: на снегу. Персонажи находились на снегу. Черт возьми, как неожиданно, ведь время года – зима!

А вот так описан экшен:

«Послышался шум мотора грузовика и на дороге показались две машины. Впереди ехал грузовик с солдатами, за ним черная легковушка. Прогремел взрыв, и грузовик повалился на бок. Из него посыпались солдаты.»

Вы понимаете, что было бы крайне неплохо хотя бы парой слов обозначить, где находились все эти люди, как проходила дорога, где, черт возьми, ухитрились залечь ваши фашисты, если их подорвали на дороге? Или их специально подорвали там, где они могли удобненько залечь? А зачем? Партизаны не умеют воевать и не могут догадаться устроить засаду так, чтобы враг оказался во чистом поле? Я понимаю, что персонажи не могут быть умнее автора, но не настолько же.
Физически тяжело понимать, что происходит на поле боя, когда автор не снизошел описать позиции противников, если неизвестно расстояние между ними, когда одни «залегли», а вторые «в снегу» и на этом все.
Так как мы договорились забить болт на психологию, я не буду комментировать девочку-умницу, через несколько минут после попаданства стреляющую «в зрачки» живым людям. Вдруг, это самка космодесантника, мало ли. Упала с табуретки после неудавшегося суицида, немедленно пришла в боевую ярость и разносит еретиков на куски. Бывает.
Кстати, вот. Спустя половину боя вы изволили написать про расстояние – бог услышал мои молитвы, оказывается, между ними «было метров 60-70», тогда я спрошу, что это: «Она быстро перезарядила винтовку и направила мушку на унтера, который приготовил для броска гранату и слегка высунулся из-за дерева»? Я, конечно, гуманитарий, но с каких пор гранаты из положения лежа бросают на расстояние в 60–70 метров, да еще и в лесу? Или это был унтер-суицидник и он решил покончить с позором максимально быстро?

В общем, боевые сцены явно не ваш конек. Вы не то, что не пишете, вы сами с огромным трудом представляете себе, что происходит на поле боя, кто где лежит и как ведется огонь.

Жизнь партизан, как я посмотрю, вы себе представляете с такой же достоверностью, как жизнь проституток. Партизаны – это отличные ребята, герои, все у них выходит, все они делают отлично и никаких проблем у них нет. Всегда есть, где ночевать, тепло, светло, мухи не кусают, еда вкусная, срать не холодно. А подвиги только успевай совершать: то детишек спасать надо, то обоз с награбленным продовольствием отбивать. Красота!
Дальше у меня уже нет терпения комментировать этот трэш.
Отмечу только, что, если вы пишете про «ужасную метель» и «ветер завывал так, что в трех-четырех шагах ничего не было слышно друг от друга», то я даже не буду апеллировать к тому, что я живу в местности, где раз в год дует полтинник, а при 20 м/с не всегда отменяют школу. Я просто спрошу, как так получилось, что «Их догнали на краю села», когда, повторяю, «в трех-четырех шагах ничего не было слышно друг от друга», а «cнег залеплял глаза и мгновенно заносил их следы»? Видимость в таких случаях, как правило, не превышает 10–20 метров, следов нет. Как их поймали? Как они сами ориентировались в незнакомой деревне? Логика, алё?

В общем, я тут рассмотрел на картинке обозначение жанра – «фантастический триллер». Вы знаете, получилось, я испытал ощущения, сравнимые с теми, которые переживают герои триллеров. Почему-то я, а не персонажи.
В общем, счастья вам и здоровья. Творческих успехов желать не буду, они вам не светят.
22:15
Писать или нет подробности о соревнованиях по стрельбе и как о них писать — это мое дело. Так же указывать или нет марки винтовок решает автор. Чем занимается героиня перед суицидом — это ее дело. Описывать эмоции самоубийцы не вижу смысла. В пятиэтажках старой серии в плиты перекрытия были вмонтированы специальные кольца для крепления люстры. Чтобы продеть через это кольцо веревку люстру обязательно нужно снять. Это может сделать легко любая женщина. При этом придется отсоединить от люстры два провода питания, что и сделал героиня, но не стала изолировать концы проводов, которые были под напряжением. Насколько у меня «сухой» текст будут судить читатели. Я конечно склоняюсь перед вами, как специалистом по жизни и быту проституток и наркоманов, но у меня рассказ не о них. Гранату можно легко бросить на расстояние 40-50м, дальше на 10-20 м долетят осколки. Для броска можно и привстать, спрятавшись за деревом. Значит так, специалист хренов по партизанам! У меня мать в возрасте 16 лет была в партизанском отряде вместе с ее старшим братом с 1942 по 1944 годы, где они жили в Псковской области. Как раз она и участвовала в освобождении из отбитых у немцев вагонов, подготовленных к отправке в Германию наших жителей, в том числе и молодых девчонок и пацанов. Я мог бы подробно описать вам весь партизанский быт, как мне рассказывала мать, но для этого нужен объем хотя бы на повесть. В рамках довольно короткого рассказа сделать это не возможно. Да в густую метель с сильным ветром действительно плохо слышно друг-друга на довольно близком расстоянии. Снег поглощает звук, тем самым приглушая все звуки, которые вы обычно слышите и которые отдаляются от источника звука. Шум ветра также приглушает звуки. И вообще — рассказ написан для обычных читателей и могу вас уверить, что прекрасно воспринят ими. На некоторых сайтах было по нескольку тысяч прочтений и НИ ОДНОГО ЗАМЕЧАНИЯ! НИ ОДНОГО, ПОВТОРЯЮ, назло тебе критик хренов!
Загрузка...
Илона Левина №1