Красная кнопка

Автор:
Брок'Коли
Красная кнопка
Аннотация:
Идея этого рассказа родилась у меня из наблюдений за людьми определенного возраста и профессии, их поведением, привычками, характером. Интересно будет узнать ваше мнение о рассказах такого рода и о самом произведении.
Рассказ опубликован на "Проза.ру":https://proza.ru/2019/06/05/1222
и на "ЛитРес" :https://www.litres.ru/fargat-zakirov/krasnaya-knopka/
Текст:

1.

В проходной было холодно, так как отопление еще не запустили. В подвале администрации фабрики велись ремонтные работы. Оттуда доносились неясные голоса рабочих и звон инструмента. Близился конец октября.

Павел Сергеевич завершая очередной обход территории, спустился в холл к проходной и, отворив дверь маленьким ключом, прыгающим в непослушных пальцах, вошел в кабину пункта охраны. 

Да, это была именно кабина, так как сложно назвать комнатой помещение, расположившееся на шести квадратных метрах, и остекленное на две трети. Оно напоминало скорее террариум, с маленьким окошком в центре, размером с журнал дежурства, в котором сейчас Павел Сергеевич делал записи.

Закончив с незатейливой рутиной, пожилой охранник аккуратно закрыл журнал и убрал его в ящик стола. На столе стояли четыре монитора, на каждом из которых отображалось все, что происходило снаружи здания и на всей территории предприятия, посредством камер видеонаблюдения.

Павел Сергеевич отодвинулся немного от стола, упираясь ладонью в его край и нагнувшись, нащупал рукой провод с вилкой на конце, воткнул ее в единственное свободное гнездо удлинителя на полу под столом. Включился обогреватель и в ноги заструился нагретый им воздух. Пенсионер одобрительно крякнул и, поднявшись со стула, переместился в старое, потертое, но более удобное кресло, обтянутое коричневым дерматином. 

Он заглянул в свою черную тканевую сумку на молнии и извлек из нее два термоса с обедом, заботливо приготовленным его любимой снохой, и убрал их в специально отведенную для этого тумбу под телевизором. Включил электрический чайник, телевизор, развернул на столе журнал со сканвордами и положил на него пульт.

«Вот так. Вот и ладненько. Вот и хорошо», – отмечал в мыслях Павел Сергеевич, окидывая привычным взглядом свои владения. Очередной рабочий день начинался вполне себе привычно, без какой либо суеты. Настенные часы тихонько тикали показывая без четверти восемь. «Уже должно быть народ у ворот собирается», - подумал охранник и посмотрел на монитор. 

У главных ворот мебельной фабрики стояли двое молодых ребят. Вот подошла еще женщина. О чем-то разговаривают, руками машут. Тут один из молодых людей поднял лицо и, улыбаясь в камеру, зашевелил губами, помахал рукой. Павел Сергеевич не разглядел на черно-белом мерцающем экране, кому принадлежит это лицо, но решил, что пора уже открывать ворота, впускать рабочих. Он подался вперед и пляшущей рукой с трудом поймал красную кнопку на стене и нажал ее. 

С улицы донесся крякающий звук сирены, сопровождающий работу автоматических ворот, замигал желтый фонарь на столбе. На мониторе Павел Сергеевич наблюдал, как торопливо шагают рабочие, здороваясь друг с другом попутно, кивая головами и размахивая руками. Мужчины жали друг-другу руки, иногда смеялись. 

Все это – охранник наблюдал каждый раз, заступив на дежурство. Все - как всегда, все привычно.

В холле послышались первые голоса и шаги, заскрипела пружина на входной двери. От нее отделился неясный образ молодого парня и стал быстро приближаться. В окошко перед турникетом просунулась голова и бойко произнесла:

- Здорово, дядя Паша!

- А! Артемка! Здорово! – узнал парня охранник, - вперед всех бежишь! Стосковался, небось, по работе-то за выходные?

- Конечно! Как без этого? – шутливо отвечал в тон ему Артем.

- Ну ладно, тебе ключи значит надо выдать?

- Да, дядь Паша, цех сейчас открою, раздевалки, пресс запустить надо…

- Ладно, ладно! – перебил охранник, на вот тебе ключи, вечером сам и сдашь их мне!

- Лично в руки! – шутливо добавил Павел Сергеевич.

- Договорились! – бросил в ответ Артем, покидая проходную.

Засновали работники. Они буквально проскакивали через турникет, прикладывая электронные пропуска к считывающему устройству и, привычно здоровались с охранником на ходу:

- Здрасьте!

- Здравствуйте!

- Здрасьте Пал Сергеич!

- Здрасьте!

Павел Сергеевич лишь кивал головой в ответ и изредка нажимал на кнопку дистанционного пульта, когда кто-нибудь из рабочих слишком прытко мчался на свое рабочее место и забывал приложить пропуск для автоматического открывания турникета. На специальную, красную кнопку. Загоралась зеленая стрелка, вместо красного крестика и работник, виновато улыбаясь, мчался дальше.

Проводив взглядом последних опаздывающих сотрудников фабрики, охранник вновь взглянул на часы. Как и всегда, черные стрелки на белом циферблате показали двадцать минут девятого, весьма походя при этом на усы Чапаева.

- Ну-с, и тебя с добрым утром, Василий Иванович! – почти, что с нежностью в голосе пробормотал пенсионер, улыбнувшись настенным часам, потеребив и собственные усы.

Утро стремительно перетекало в день, рабочие в подвале, пришедшие сегодня к семи часам, поднялись теперь во двор, устраивая свой первый перекур. Скоро будут девяти часовые новости на местном канале, поэтому дядя Паша прибавил немного звук телевизора и, положив пульт на столе, рядом с пультом от турникета, вернулся к неразгаданной странице сканвордов.


2.

В обеденный перерыв, когда молодежь через проходную устремилась, по обыкновению, в кафе-столовую, что расположена в здании напротив, Павел Сергеевич, вооружившись деревянной линейкой, размечал график дежурных смен в журнале. От распахнутых настежь ворот к проходной приближался мужчина лет сорока, в светло-серой ветровке, джинсовых брюках и в резиновых сапогах.

- Здрасьте! А отдел кадров здесь находится? – спросил мужчина, вопросительно заглянув охраннику в глаза, затем перевел неуверенный взгляд на клочок бумаги, который держал в руках и вновь взглянул на пожилого охранника.

- Тебе к директору, он как раз сейчас у себя,- отвечал приветливо Павел Сергеевич, нажимая красную кнопку на пульте от турникета и, жестом приглашая мужчину пройти.

- Сейчас по лестнице на второй этаж, - объяснял охранник, подавшись вперед и указывая рукой в сторону лестничного марша, - там налево, вторая дверь слева. На табличке «директор» написано, не заблудишься, - заверил охранник.

- Спасибо! – мужчина направился в указанном направлении.

- Давай! – одобрительно прибавил Павел Сергеевич и посмотрел на часы.

«Уже второй за сегодня», - отметил про себя пенсионер и вернулся к своим размышлениям, вызванным дневными новостями.

«Вот значит, как получается! У президента есть чемоданчик ядерный, а и там, говорят кнопка красная! Стало быть, опасность, тревога. Да у сына старшего, у Сашки, на рабочем месте под столом есть тревожная кнопка, он в банке работает, должно быть тоже красного цвета? Наверняка красного! Дай-ка спрошу у него». – продолжал размышления Павел Сергеевич, доставая из нагрудного кармана спецовки сотовый телефон.

- Сашка… Сашка… - бормотал про себя охранник листая клавишей телефонную книгу. – А, вот, Сашка! – он нажал клавишу вызова и поднес телефон к уху. Из динамика раздавались длинные гудки.

- Да?

- Алло?

- Алло, да папа?

- Сашка?

- Да, папа, говори.

- Сашка, у тебя кнопка тревожная под столом, какого она цвета?

- Чего?

- Ну, кнопка, кнопка тревожная!

- А что? Что-то случилось? Папа?

- Да ничего, Сашка, ну? Красная или нет?

- А тебе зачем?

- Да ни зачем, просто ответь мне! – терял терпение Павел Сергеевич.

- Ну, красного…

- Во-от! Хорошо!.. - немного подумав, - Как дела?

- Все хорошо, папа, я на работе. Завтра вечерком заедем к вам.

- Ладно! Ладно, хорошо! Бу-дем-ждать!

- У тебя все хорошо?

- Да!

- Точно?

- Да, говорю, хорошо!

- Ладно, пап, до завтра!

- Хорошо! Давай!

- Ну ладно, пока!...- короткие гудки.

«Ну вот, точно красная! – удовлетворенно отметил в мыслях охранник, отстраняя от уха телефон, – и в телефоне есть красная кнопка, чтобы вызов завершить! Это – тоже важно: сказал: «Пока!», - и нажимаешь красную кнопку в телефоне, чтобы звонок завершить, чтобы денег, лишнего, не сняли со счета. Экономия денег – это очень важно!»

В проходной засновали, возвращаясь с обеда рабочие. Шли не торопливо, обсуждая на ходу свои заботы, шутили, громко смеялись.

- Ну-ну, ребятишки, отобедали? – одобрительно кивал головой охранник и нажимал красную кнопку на пульте, открывая турникет.

- Да, дядь Паша! Спасибо!

- Ну, вот и ладненько! Вот и хорошо! Молодцы, молодцы, - твердил он, пропуская ребят.

- Спасибо Пал Сергеич!

- Спасибо!

- Спасибо дядь Паша! – благодарили рабочие охранника за то, что им не пришлось шарить по карманам и доставать пропуск.

- Давайте, ступайте, ребятки, - провожал их Павел Сергеевич взглядом.

Он посмотрел на часы снова и, решив, что пора самому отобедать, поднялся с кресла и подошел к тумбе, что под телевизором. Достав термосы с едой, он переместил их на маленький столик с электрическим чайником и чашками, пододвинул стул, и сев, принялся за еду.


3.

Зазвонил дежурный телефон.

- Павел Сергеевич? – услышал в трубку охранник голос директора.

- Да! Да, Дмитрий Иванович, я на месте! – поспешил ответить Павел Сергеевич.

- Хорошо. Зайдите сейчас ко мне в приемную, заберите приказ у секретаря.

- Хорошо Дмитрий Иванович, иду! Уже иду.

Охранник с некоторым усилием поднялся с низенького кресла, упираясь руками в податливые подлокотники и покряхтев, выпрямился. Сняв с крючка в шкафчике ключ от своего «террариума», он вышел и, заперев за собой дверь, стал подниматься по лестнице на второй этаж.

В окно лестничной площадки бойко светило теплое осеннее солнце. Павел Сергеевич на мгновение задержался у окна, любуясь легкими облачками парящими в бледно-голубом небе, пестрой, от бардового до светло-коричневого, листвой рябины в палисаднике под окном, затем произнес:

- Ну-ну. – даже с некоторой лаской в голосе. Он продолжил подниматься, одолевая вторую часть ступеней ведущих на второй этаж.

В приемной директора фабрики было совсем тихо, было слышно лишь негромкое гудение компьютера, из-за которого на Павла Сергеевича взметнулась пара усталых, но довольно очаровательных глаз секретаря Анастасии. Задержавшись на пару секунд, словно испытывая посетителя, они снова быстро опустились к монитору компьютера.

- Здравствуйте Павел Сергеевич. Вы посидите пока, я сейчас закончу. – протараторила в свойственной ей манере Анастасия.

- Хорошо, Настенька. Хорошо. – бодро отозвался охранник.

Он огляделся и, подойдя к ряду черных, офисных стульев вдоль стены приемной, присел на тот, что был ближе к девушке. В тишине приемной тихонько тикали настенные часы с логотипом мебельной фабрики, едва слышно пощелкивали клавиши компьютера под тоненькими пальчиками секретаря. Из директорского кабинета донесся приглушенный голос Дмитрия Ивановича. Он, очевидно, говорил по телефону.

- Ну, всё. – Анастасия снова подняла взгляд на охранника, - Всё готово. Павел Сергеевич!

- А? Ах, да. Аха! – охранник подошел к столу секретаря и взял из ее рук листок бумаги, который она ему протягивала. Он бегло читал написанное в приказе, кивая головой в конце каждого предложения и, кивнув особенно выразительно, будто утверждая справедливость изложенного, закончил чтение.

- Ну, вот! Хорошо! Замечательно Настенька! – он ласково улыбнулся ей, - За окончательным расчетом мне стало быть в конце месяца прийти?

- Да Павел Сергеевич, двадцать девятого числа приходите. Будет пятница, бухгалтер работает до четырёх. Сразу к ней и зайдёте. Пропуск пока не сдавайте, отдадите охраннику после окончательного расчета. Миша вас сегодня пораньше сменит, чтобы вы успели на транспорт, ключи, пульты и журнал дежурства сдадите ему. Я сейчас позвоню ему на сотовый, узнаю где он, должен быть в пути уже. Вы можете пока переодеваться, собираться, я вам перезвоню на проходную – протараторила Анастасия скороговоркой, и даже дыхание не перевела!

- Хорошо, хорошо. Всё понял, буду ждать звонка! – посмеиваясь ответил Павел Сергеевич и повернувшись направился к выходу.

- Ой! Чуть не забыла! Павел Сергеевич! – залепетала девушка. Охранник вернулся к столу.

- Вот! Возьмите новый график дежурства, повесите там у себя в проходной!

- А! Давай, конечно! – он забрал протянутый Анастасией распечатанный листок с графиком смен – ну, бывай, Настенька!

- Досвидания Павел Сергеевич! Хорошего вам отдыха!

- Спасибо. Спасибо! – Ответил он удаляясь.

Спускаясь по лестнице, охранник читал про себя фамилии в графике: «Колосов М. С. – это Миша, Степанов К. И. – это Иваныч, он тоже скоро на пенсию уйдет. А вот вместо моей фамилии, значится теперь Бузеникин Р. Б.»

- Это как же его? Родионом звать? Или Русланом? – задумчиво бормотал охранник направляясь к пункту охраны.

Он отворил дверь и вошел. Перечитав снова приказ, словно проверяя школьное сочинение на предмет грамматических ошибок, сложил его аккуратно пополам и убрал во внутренний кармашек своей черной матерчатой сумки. Затем, взяв со стола другой лист, с графиком смен, он поднял глаза на стену, где висел прежний, весь исписанный уже заметками и номерами телефонов. Выдернув канцелярскую кнопку, он снял старый график со стены и убрал в ящик стола, а затем прикрепил на его место новый.

Он снова перечитал фамилии охранников, остановившись на последней: «Бузеникин.. Бузеникин Р. Б. Вроде бы, кажется, знакомая фамилия?» - мысленно спрашивал он себя.

Наконец, Павел Сергеевич отошел от стены, и сел в кресло напротив. Взяв в руки пульт от телевизора, лежавший тут же, на подлокотнике кресла, он нажал красную кнопку включения. Телевизор моргнул и спустя мгновение выдал сначала звук, а затем и изображение. Но Павел Сергеевич не слушал его: какая-то назойливая мысль, толи предчувствие, заставили повернуться его снова к графику на стене.

График висел на старом месте, по обыкновению прикрепленный к стенке белой канцелярской кнопкой. «Не порядок!» , - подумал пожилой охранник. Он вновь поднялся и подойдя к письменному столу, открыл ящик. Пошарив там недолго рукой, он извлек другую кнопку, красного цвета, внимательно рассматривая ее, почему-то…

Придерживая ладонью левой руки листок бумаги на стене, Павел Сергеевич извлек старую канцелярскую кнопку, белого цвета и бросил ее небрежно в ящик стола. После чего, воткнул, с некоторой даже торжественностью, на ее место новую кнопку, красную.

Он отошел на шаг от стола, довольный, любуясь своей работой. Так художники обычно любуются своим удачным мазком на холсте.

- Вот теперь – порядок! - думал Павел Сергеевич, - график дежурства – это тоже важно!

Спустя час с небольшим, охранник Михаил сменил Павла Сергеевича на посту, и тот, попрощавшись с ним и взглянув в последний раз на настенные часы в проходной, Вышел за ворота фабрики и направился в сторону автобусной остановки.

Михаил нажал красную кнопку на стене у щитка, закрывая за пенсионером автоматические ворота.


+4
82
13:14 (отредактировано)
+2
Не очень люблю рассказы такого рода, потому что авторы часто лажают в них как могут, в итоге выходит унылое перечисление действий, или, в лучшем случае, история в духе Прохора. Но у вас все получилось. Круто сыграла отстраненность от переживаний персонажа и предельная концентрация на его действиях, внешнее спрятало внутреннее, создав интригу. И, даже несмотря на это, рассказ эмоционален, он несет какую-то грусть, предчувствие и напоминание о хрупкости нашего быта, нашей обыденности, детали которой чувствуешь, только когда какой-то недостает. Вроде, и мелочь — сторож на проходной, но, когда старик уходит на пенсию, остается чувство потери.

Есть претензии к речи, нужно чистить канцелярит, но ругаться не хочется, наверное, я весь выдохся после соседнего рассказа. А может, вы все же молодец. Заставили задуматься и прочувствовать то, что обычно теряется в рутине.
19:16
+1
Да, вы верно прочувствовали рассказ. Канцелярит, он есть, конечно, сейчас как раз читаю про это в книге «Пиши, сокращай» Максима Ильяхова.) Грустно и вправду наблюдать за стариками, которые стараются до последнего быть полезными обществу и боятся оказаться на обочине жизни, забытыми и ненужными.
13:20 (отредактировано)
+2
Боюсь, что читатель скажет:
— А где конфликт? :)
Я понимаю, что эксплуатируется образ «красной кнопки». И логично — ничего не происходит. Видимо, на это и был расчёт. :)
Но остаётся это… послевкусие… От обыденности и размеренности происходящего… И нелепости предчувствий и ожиданий…
:))
19:18
+2
Спасибо, что познакомились с этим рассказом) Да, расчет был именно таким. Это действительно нелепо и я наблюдал такое не однажды воочию)
16:37
+2
Хорошо написано. Так тепло, по-домашнему, но всё время ощущалась какая-то тревога, словно вот-вот что-то произойдет. Не произошло…
19:21
+2
Спасибо за ваш комментарий и за то, что нашли время познакомиться с рассказом)
Рассказ так и задумывался, чтобы было ожидание и тревога, но ничего существенного не происходило. Почти)

19:38 (отредактировано)
+1
Ожидал, как минимум, ядерной войны в финале. (: Получил неплохой рассказ, напомнивший лишний раз о реальной жизни вокруг меня. Иногда хочется о ней не помнить. Но иногда… Почему бы и нет? Если написано хорошо, без занудства и графомании.
20:21
+2
Спасибо, что познакомились с рассказом) Рад, если он вам понравился)
23:39
Чистить, чистить и чистить рассказ. Очень казенным языком написано. Такое ощущение, что читаешь протокол заседания.
Например,
Он заглянул в свою черную тканевую сумку на молнии и извлек из нее два термоса с обедом,

В жизни вы никогда так не скажете. Извлек — очень протокольное слово. «Он достал из сумки два термоса». И все
Оно напоминало скорее террариум, с маленьким окошком в центре,

в центре чего?
Но, в принципе, если вычистить и доработать, то рассказ имеет право быть. Создано настроение — рутина, сплошная рутина. Но как-то так обыденно все. Слишком обыденно. Никто руку не пожал, по плечу не похлопал. Так бывает?
Да, у вас в тексте два раза «кивают головой». Головой тут лишнее слово, кроме как головой больше ничем кивать нельзя. И еще что-то надо сделать с глазами Анастасии. Такое ощущение, что глаза сами по себе живут, отдельно от хозяйки
Загрузка...
SoloQ