Шопинг

Автор:
Kasablanka96
Шопинг
Аннотация:
Ода моему новому платью. Присутствует концепция: реальность можно изменить, причем неоднократно. Есть одна проблема: она изменится только для тебя.
Текст:

Шопинг

Риэлтор цепко следил за взглядом клиентки, молодой женщины. Ее муж стоял с отсутствующим видом у окна.

- Его мнение решающей роли не сыграет – думал он про себя. На женщину же все его козыри не производили впечатления. Он видел, что удачная планировка и престижный район не вдохновили ее. Он еще продолжал по инерции говорить что-то о малых затратах на ремонт, а она казалось уже не слушала. Ее взгляд медленно проплыл по полировке стенки из прошлого, дивану и остановился на одиноком журнальном столике у окна под мягким слоем серой пыли. Прощаясь у входной двери, они, все-таки, взяли у него визитку и пообещали перезвонить. Он закрыл за ними дверь и прошел на кухню. Кухонное окно выходило во двор и с высоты седьмого этажа, он мог наблюдать за клиентами, оставаясь для них невидимым. Он видел, как они вышли из подъезда и остановились.

– Наверное, обсуждают – с интересом наблюдал за ними агент. Женщина подняла голову и поискала глазами балкон квартиры. Риэлтор спешно спрятался за филейную занавеску.

Между ними, действительно, состоялся разговор.

- Ну, что скажешь? - клиентка с вызовом посмотрела на мужа.

- По нашим средствам лучшего варианта не найти. Согласись, район и планировка – аргументы значительные – он видел, что она совсем не в восторге, но не сдавался.

– Ты же сама знаешь, что состояние квартиры – дело поправимое. А в нашем случае – дешево поправимое! Всего лишь повыбрасывать жуткую мебель, оборвать обои и квартира сразу преобразится.

Я согласна с тобой – женщина помедлила – но, знаешь, мне там грустно. Вот прямо плакать захотелось…

- Твоя обычная мнительность всему виной – он тут же понял, что совершил грубую ошибку и добавил более мягким тоном, заглядывая ей в глаза – У тебя очень хорошая фантазия – ты же писатель. Ты просто увидела то, чего там нет.

Мимо проходила пожилая женщина с двумя тяжелыми продуктовыми пакетами. Она остановилась напротив, сгрузила свои сумки на скамейку у подъезда и скользнула глазами по незнакомым людям.

Клиентка, в свою очередь, пристально оглядела женщину, и, вдруг, обратилась к ней:

- Извините, у нас тут вопрос такой… Мы квартиру хотели купить у вас на седьмом этаже. Не знаете, кто в ней раньше жил?

Мужчина тут-же сделал скучное лицо и отвернулся.

Обрадованная возможностью оказаться полезной в важном вопросе, соседка, торопливо закивала: - Ну как-же, знаю-знаю. Мы же здесь с самого начала. А пустая квартира стояла, никто и не жил. Как Тамара с Колей съехали, уж считай двадцать тому, вот так и стоит. Никто и не жил… – уверенно повторила женщина и с любопытством разглядывала новых жильцов.

Мужчина резко повернулся и с победоносным видом развел руками. Риэлтор за шторкой непроизвольно радостно сжал кулаки и весь ушел в слух.

Но покупательница проявляла настойчивость.

- А почему съехали, не помните?

- За границу уехали они, то ли в Германию, то ли куда. Работу им предложили вот и уехали. Тем более, что здесь Тамаре тяжело было, как девочка- то потерялась…

- Какая девочка? – женщина бросила взгляд на мужа.

Мужчина закатил усталый взгляд к небу: - Ну пойдем, чего время- то терять зря, понятно ведь, что нам это не подойдет.

- Наверное, какая-то таинственная история? – вкрадчиво продолжила пытать соседку клиентка.

Таинственная… – соседка покачала большой головой в кокетливо повязанном платке – глупая … Девчонка у них кота потеряла, говорят, искать ушла…

Риэлтор, потеряв надежду, тоскливо глядел из окна кухни на бесполезные старания мужа увести жену от подъезда…

… Вечер накануне Алла сидела перед запечатанным конвертом. Неделю назад, сразу после муторных процедур в холодных кафельных коридорах она уехала на море и отключила у себя в голове счетчик дней до получения приговора. Но наступил последний день. Нагретое солнцем море в последний раз обласкало каждую клетку тела, оставляя на коже капельки блаженства.

- Хорошо было бы сохранить его где-нибудь, втайне от зверя, с его черными солдатами, может быть, уже убивающих сопротивление светлой армии – Алла оглянулась на золотую дорожку на частых морщинах моря.

Через три дня плацкартного ада Алла стояла на лестничной клетке первого этажа. Белая бумага в отверстиях почтового ящика не оставила шанса. Пришли результаты обследования. Она хладнокровно залезла рукой и вытащила ворох скопившихся рекламных листовок, а среди них плотный конверт с обратным адресом клиники. Как будто обожглась, она быстро сунула его в сумку и нажала кнопку лифта.

Дома Алла спрятала конверт за кухонную вытяжку и занялась дорожной сумкой, потом затеяла уборку. Но зловещий конверт не давал забыться и, как будто, издали издевался над бесполезностью всех ее движений. Наконец, она закончила все, что считала необходимым сделать. С минуту посидела за кухонным столом, затем встала и подошла к шкафу с вытяжкой, равнодушно достала конверт и снова села у стола. Положив его прямо перед собой, она тоскливо озиралась по сторонам, вспоминая, что нужно будет сделать после этого. Позвонить родителям… Как им сообщить ? У них не останется от нее даже внуков. Ее охватило равнодушие. Больше ничего не имеет смысла? Она пыталась вспомнить, испытывала ли когда-нибудь такую бессмысленность раньше. Ничего не приходило в голову. Только один эпизод из детства почему- то возник у нее в памяти…

В то майское утро, отец или мать уходя на работу, неплотно захлопнули дверь. Она проснулась неожиданно, как будто кто-то резко потряс ее за плечо. Села, озираясь по сторонам. Что-то этим утром было не так. Наконец она поняла. Ярик. Ее любимец - белоснежный котенок каждое утро вскакивал на кровать и улегшись сверху, будил своим мурчанием, потираясь мордой о край одеяла. Что-то где-то тихонько стукало. Она встала и пошла по кухню, заглядывая по пути под кресла. На кухне Ярика тоже не было. И откуда этот стук? Ее ноги задел холодный воздух. Она пошла по его направлению. В коридоре она сразу увидела приоткрытую дверь, сквозняк тихонько раскачивал ее и стучал защелкой о железный затвор в косяке.

Осознание случившегося заставило ее думать быстро. Алла вбежала в комнату, надернула джинсы и первую попавшуюся майку. Через минуту она спускалась по подъезду, заглядывая за трубы мусоропровода, жалобно окликая и кыская. Добравшись до первого этажа, она еще пыталась не упасть духом. Толкнула тяжелую подъездную дверь. Прохладный ветерок растрепал не убранные волосы.

– Надо обойти весь дом, вдруг он напугался и сидит в кустах или на дереве. Она пошла вокруг, с надеждой цепляясь глазами за каждый клочок мусора.

- Алла! Алка!- она оглянулась. По тропинке к дому от магазина шли Пашка с Ольгой. Она раздраженно ждала пока они дойдут, о чем-то увлеченно споря друг с другом.

– Ярик пропал – быстро сказала Алла и повернувшись к ним спиной продолжила исследовать кусты.

– Во дворе все обыскала? – сразу перешел к делу Павел.

– Все. Только в подъездах других не искала.

- Так. Оля, ты иди во двор. Вдруг он в подъезде сидел, а теперь выбежал. Мы тебе навстречу пойдем вокруг.

Алла мысленно поблагодарила его за то, что ей не пришлось долго объяснять и тратить драгоценное время. Они продолжили поиски за домом, а Оля пошла во двор, так же как Алка, по пути вглядываясь в мусор в траве.

Облазив все кусты за домом, они, наконец, вышли во двор. У Аллы колотилось сердце в надежде, что Оля все-таки нашла Ярика, и просто ждет, когда они вернутся.

Олю она увидела издалека. Она о чем-то говорила с дворником и не смотрела в их сторону. Когда они с Пашкой подошли ближе, она слышала, как дворник, показывая куда-то в сторону детской горки, говорил Оле:

- Утром бегали, стая, крупные такие, откуда прибежали, не знаю… Рвали что-то белое. У Аллы помертвели губы. Пашка из всех сил сжал ее руку, но она не чувствовала.

- Во-он туда, в дыру под домом потом скинули - и дворник показал в сторону квадратного подвального проема.

- Алла, не смотри… – у Пашки мелко задергалась венка под глазом.

- Нет, пусти...

Пашка отпустил ее руку и остался стоять на месте, осознавая, что произойдет уже через несколько секунд.

Чувствуя, как разом ослабли коленки, Алла медленно шла к дыре в подвал. Наклонившись, она заглянула внутрь, но ничего сначала не увидела. Только бетонный пол, заваленный всяким сором. Взгляд судорожно прыгал по кускам изодранного картона, грязным пакетам, обрывкам газет. Она села у дыры на колени. Дворник достал фонарик, и склонившись рядом, направил его вглубь. Алла сразу увидела его маленькое тельце. Он лежал на спинке в самом дальнем углу подвала под трубой, укутанной утеплителем, прижав к себе белые лапки.

Она сидела коленями на земле и не отводила взгляда от того, что осталось от Ярика. За спиной стояли Пашка с Ольгой. Она почувствовала, что не может сейчас ни на кого смотреть. В голове пронеслось: «Надо пока спрятаться, от всех. Только бы меня не удерживали».

Она встала и пошла в сторону поля, отделявшего двор от автомобильной трассы. За ней не пошли, слава богу. На середине поля она оглянулась. С этой точки уже не видно было ни подъездов, ни Пашки с Ольгой, ни дворника.

- Куда дальше? Не важно. Они дверь не закрыли, специально, что бы Ярика больше не было – Алла говорила вслух – что бы его собаки на кусочки изорвали? Теперь у них меня не будет! Пусть учатся двери закрывать… Голос задрожал. От жалости комок в горле вылился потоком горячих слез. Она упала в траву и дала волю горю. Сколько она пролежала там, она не помнила. Нарыдавшись, она пошла еще дальше. Пересекла поле, пешеходный переход и оказалась на незнакомой улице. Солнце прошло зенит и стало клониться к западу.

– Уехать куда-нибудь? Надо только попасть на вокзал… - она поискала заплаканными глазами кого бы спросить, как попасть на вокзал. Улица была почти пустой, только вдалеке какая-то женщина заходила в автобус.

Прямо перед Аллой за огромными стеклами магазина одежды стояли роскошные манекены в широких шляпах, темных очках, застывшими жестами приглашая войти. В магазине наверняка можно было спросить хотя бы название улицы. Она потянула на себя ручку прозрачной двери. Первый этаж оказался заблокирован с обеих сторон витринами. Прямо от входа вверх убегал эскалатор. Она поднялась на второй этаж и зашла в зал. В самом конце зала продавец, указывала симпатичной даме с мужем на манекен в потрясающе красивом платье. Пока продавец была занята покупательницей, Алла остановилась напротив нарядного манекена. Пережитое потрясение вдруг дало о себе знать. Алла успела увидеть, как кружатся в глазах высокие потолки торгового зала, лицо манекена сочувственно склонилось над ней…

Она пришла в сознание и увидела, лицо дамы в широкой шляпе и том самом платье. Видимо, пока Алка была без сознания, женщина уже успела его купить. Продавец и муж дамы тоже стояли возле нее. Они беспокойно глядели ей в лицо. – Как ты себя чувствуешь? – ласково спросила дама.

Алла мотнула головой - Нормально. Но сил встать не было.

- Давай отвезем девочку домой, что-то она совсем неважно выглядит – обратилась дама к мужчине.

- Конечно отвезем, только ради бога, быстрее, мы и так целый день убили на твои магазины.

Они помогли ей подняться, и, поддерживая под руки, довели до эскалатора, под взглядом продавца, довольной, что все так благополучно закончится теперь.

Когда машина проезжала по двору, Алла опустила голову, что бы случайно не наткнуться глазами на подвальное окно.

Возле подъезда к ней кинулся Пашка. Торопясь и волнуясь, он заговорил:

- Ярик нашелся! Он ни в каком ни в подвале, он на чердаке сидел, орал!- Беспокойно глядя в ее безжизненное лицо он закончил как можно быстрее - Его соседка с десятого этажа оттуда сняла. Честное слово!

Алла подумала, что она сходит с ума и не могла поверить словам Пашки. Она обернулась на даму с мужем. Та улыбнулась :

- У тебя все хорошо ? Не падай больше в обморок в магазинах! – окно закрылось, и машина уехала.

Алла на ватных ногах дошла до лавочки, голова все еще кружилась.

- Там родители тебя потеряли. Им с утра позвонили, сказали, что ты ушла. Целый день ищут… – Пашка сел рядом.

- Ярик дома?! – Алла не могла думать ни о чем другом.

-Дома, дома… – он потряс перед ее лицом связкой ключей – пойдем, покажу кое-что! С трудом поспевая за Пашкой, Алла нагнала его у железных ступенек, ведущих в подвал. Пашка долго возился в темноте с замком. Наконец, ключ со скрежетом провернулся, железная дверь протяжно скрипнула, и они шагнули в темноту.

Пашка шарил рукой по стене в поисках выключателя, а она боялась пошевелиться и потерять в темноте и выход, и Пашку. Свет зажегся. Они стояли у входа в бетонные лабиринты, заваленные хламом. – Зачем он меня притащил сюда, если Ярик дома? – она все же медленно пошла за ним. А Пашка перелазил через куски бетона с арматурой и приговаривал: - Сейчас, сейчас! Ты должна это увидеть…

Кое-как протиснувшись по узкому коридору, они оказались у входа в квадратное подвальное помещение с очень низкими потолками. Она огляделась. Это было именно то место. Вот черный проем окна, в который утром она глядела на Ярика… Алла не могла заставить себя повернуть голову в сторону труб, обмотанных стекловатой. Согнувшись и вжав голову, Пашка пошел в угол, прямо к трубам.

– Вот он твой Ярик! Гляди… Она глубоко вдохнула и посмотрела туда, где стоял Пашка. Он ткнул кулаком с размаху в бесформенно белый кусок. Кулак ударился обо что-то тведое. Она, скрючившись пополам, не отрывая беспомощного взгляда от Пашки, подошла вплотную. Огромный кусок белой плесени, причудливо наросшей прямо под трубой, никак не походил на кота.

- Ну, ты представляешь? С того места, утром даже мне кот привиделся…

… Алла очнулась от воспоминаний с улыбкой. Снова взяла в руки конверт с минуту подержала его, пытаясь почувствовать свои ощущения.

– Не-ет, не сейчас. Украдем еще один день, с самого утра не буду думать об этом, запомню его как следует, что бы потом возвращаться в него и брать оттуда понемногу счастье…

Алла приняла решение, легко встала и убрала конверт обратно за вытяжку. Она сразу же почувствовала облегчение. Задумалась. Незадолго до отъезда на море она гуляла по торговому центру, заходя поочередно в излюбленные магазины. В одном из них она случайно наткнулась взглядом на ряд длинных платьев, висевших высоко над головой. Алла раньше никогда не носила такой фасон и, разглядывая сарафаны в крупных цветах усмехалась: - Куда же это можно надеть такой наряд?

За плотно завешаным рядом ее внимание неожиданно привлек удивительно красивый рисунок ткани. На лимонно- желтом фоне порхали мелкие коричневые бабочки, садясь то на белую орхидею, то на куст нежно розовой гортензии. Рука сама потянулась к нему. Но платье висело высоко и ей пришлось обратиться к продавцу-консультанту.

Надев его в примерочной, она сразу почувствовала необычайно приятную тяжесть шелка. Алла посмотрела в зеркало. Это было платье феи, или какого, другого божества. Идеально повторяя форму тела, оно по-королевски расходилось тяжелыми складками к низу. Выпирающие ключицы – всегдашний комплекс, потерялись на нежно-лимонном фоне, зато удивительный покрой подчеркнул изящную талию. Даже цвет кожи Алки поменялся, кажется, излучал волшебное сияние. Она с минуту завороженно смотрела в отражение в зеркале, и, опомнившись, начала искать ценник. О боже! На него была сделана сумасшедшая скидка. Ну конечно, сорк второй размер, последний экземпляр! Но даже такую цену Алла не могла сейчас себе позволить, предстоящая поездка к морю полностью опустошила ее кошелек. На секунду платье показалось ей равноценным берегу моря. Она, стараясь не глядеть больше на него, быстро повесила платье на вешалку а выходя из примерочной, сама отнесла его обратно и, воровато оглядываясь, повесила в самом конце длинного ряда моделей, тщательно прикрыв цветастыми сарафанами.

…Алла еще постояла в дверях кухни, прислушиваясь к себе – конверт больше не действовал...

– Да, это платье завтра нужно будет забрать...

Она подумала почему-то – А вдруг это было не просто платье, а подарок? Специальный подарок, адресованный именно ей, а не кому- то… - Нет я, наверное, с ума схожу, надо постараться заснуть - радостно думала Алла, сворачиваясь калачиком под уютным домашним одеялом, но мысли тут-же побежали в обратном направлении: - А что, если кто-то другой в ее отсутствие взял в руки, то, что принадлежало только ей?

– А может уже купил? – сжало холодом, уже засыпающую Алку. Всю ночь ей снился заветный магазин: она посреди зала, под ласковыми взглядами черных манекенов безнадежно перебирает длинные ряды одежды.

Едва утро рассветило маленькую квартиру, она начала собираться. Не прошло и часа, как Алка стояла на серо- блестящем граните площади перед ТЦ.

Алла поднялась по жарко нагретым ступеням, и прозрачное стекло разъехалось перед ней, приглашая окунуться в прохладную атмосферу шопинга. Она любила большие магазины. Они заставляли оставить далеко все беды. И даже спустя долгое время она доставала покупки, бережно сложенные в фирменные пакеты, снова и снова испытывая детскую радость от обладания новой вещью, разговаривая с ними, почти одушевляя каждую.

Алла любила магазины. А магазины любили Аллу. Иногда, при всем желании, денег на заветную покупку не хватало, и тогда она приходила, что бы убедиться, что вещь еще ждет ее. Так могло продолжаться несколько раз. И вот, наконец, появлялись деньги. Она проходила мимо рядов новых коллекций и распродаж, и с замиранием сердца искала глазами то, что отвесила в самый дальний уголок неделю назад, начиная уже заметно нервничать и с подозрением оглядывать покупателей у кассы. Но через несколько минут тщательных поисков заветная вещица, заботливо перевешанная руками работников магазина, слава магазинному богу, находилась. Так было всегда. Даже она сама удивлялась этой странной закономерности.

И, все- таки, сегодня у Алки сильно билось сердце. Она быстро пересекла зал магазина и остановилась у безнадежных, в конце лета, сарафанов. Заглядывая и раздвигая цветастые ряды, она почувствовала себя в бесконечном ночном кошмаре. Продавец – смуглая азиатка, развешивала одежду. За ее спиной молодая женщина указывала ей на платья для примерки. В ее руках, небрежно перекинутое на локоть, висело лимонное чудо в золото-корых бабочках…

Алка мгновенно оценила расклад. Маленькая женщина с большим кошельком. Шансов почти нет. Азиатка, медленно соображая, заставила нервничать покупательницу. Та, в раздражении, бросила ворох одежды на постамент у черных ног манекена и лично занялась отбором платьев. Алла сделала шаг в сторону манекена – покупательница, рассматривая размеры на ценнике, не замечала никого, а блестяще-черная фигура в деловом костюме закрыла ее от глаз нервной покупательницы. Алла, в нерешительности, переводила взгляд с платья на непроницаемо - черное лицо. Фигура благосклонно склонилась перед ней, словно подбадривая.

– В самом деле, я же не ворую? Откуда я знаю, просто лежат вещи… - Алка дотронулась до платья, потом сжала в кулак бархатистый шелк, посмотрела на женщину, и пошла сначала медленно, потом все быстрее, по пути, набрасывая поверх платья брюки и свитера, не разбирая размеров и цен, пока не укрылась от всех на островке с бардовыми шторами и черно- блестящими стенами.

В примерочной она надела платье, зажмурив глаза и потом боялась открыть. Но из зеркала на нее снова смотрело весеннее божество. Не удержавшись, она достала телефон и стала снимать себя с разных ракурсов.

Высокий голос грубо вывел ее из зачарованного состояния. – … Это же не иголка в сене?! Оно только что было здесь! Я не знаю… посмотрите по камерам!

Алка, торопясь, растегивала боковую молнию. Укрыв драгоценное платье ворохом ненужных вещей, она вынуждена была, так и идти с ними до кассы. За стойкой девушка кассир захлебывалась субботним наплывом. Алла покорно встала в конец очереди и уткнула глаза в глянцевую стойку кассы, блуждая воровским взглядом по бижутерии и портмоне.

– Я подожду в очереди… – о, боже дама направлялась к кассе! Алла втянула голову в плечи. Кажется, она была готова даже к драке. Женщина цепко оглядела всех, направляясь прямиком к похолодевшей Алке.

В этот момент за стойку прямо напротив Алки зашла еще одна кассирша:

- Проходите на свободную кассу!

И Алла неожиданно оказалась первая в очереди. За ней успела перестроиться молодая девчонка с цветными кроссовками. Дама встала за ними третьей. Алла хладнокровно положила платье перед кассиршей и вызывающе посмотрела на отражение зеркала напротив. У дамы сначала округлился рот, потом поднялись брови. Пока Алка с ужасом следила за сменой эмоций на лице капризной покупательницы, кассир пикнула сканером ценник и назвала сумму. Алка быстро протянула карту. Девушка привычно мгновенным движением сложила платье в фирменный пакет магазина, туда же отправился бумажный чек. Алка снова посмотрела на даму, но уже без страха. – чек на покупку лежал уже в пакете, который она крепко прижала к груди. Ей показалось, что губы дамы скривились в ироничной усмешке. Проходя через рамки на выходе, она еще раз оглянулась. Длинный хвост очереди закрыл от нее незадачливую покупательницу.

Всю дорогу, уже уютно устроившись на сиденье в уголке автобуса, Алла отгибала край пакета и каждый раз, при этом, чувствовала, как радость окатывала сотней холодных покалываний, а потом тихонько сжимала что-то внутри.

– Оно мое! – и сердце вдруг запело впервые за столько долгих дней. Это платье точно стоило поездки на море. Ничто не могло омрачить сейчас неожиданной эйфории.

Даже вкрадчиво-подлый безликий голос вечно осторожного сознания :

- Твое-то, твое, на что жить теперь будем Алла?

- Э-эх! Да главное жить будем… - она достала телефон и стала просматривать фото, сделанные в примерочной.

Последнее оказалось смазанным настолько, что со снимка на Аллу смотрела совершенно другая женщина.

- Интересно-о… Насколько же эффект снимка может изменить реальность…

И все таки, что-то неуловимо знакомое заставило ее смотреть на фото снова и снова. Она даже не заметила, как механический голос объявил ее остановку, и в спешке выскочила из автобуса в последний момент.

Когда Алла зашла в квартиру, скинула с уставших ног кроссовки и прошла на кухню она бросила взгляд на вытяжку и отвернулась.

-Ну?! Сейчас или завтра? - никогда еще в жизни ей не приходилось обрывать эйфорию такой страшной новостью.

Почувствовав странность момента, она, странно улыбаясь, подошла к шкафу и легко вытащила конверт. Закрыла глаза и быстро досчитала до восьми. Любимое число. Бесконечность. Открыла глаза и оторвала край конверта, похолодев на эти несколько секунд. Вытащив пачку казенных желтых бланков с непонятными цифрами, накорябанными чьей-то равнодушной рукой, она наконец наткнулась глазами на заключение… Прочитав и не поверив глазам, она снова вернулась к началу : Тройничная невралгия… обусловленность сосудистыми конфликтами… перефирическая система… и ни слова о результатах страшных анализов, которые пришлось сдать в очереди, страшной очереди, на которую брезгливо косились санитарки в центре, а Алка еще тогда сжималась в комочек.

Осмысливая информацию, она пробегала глазами по желтой бумаге снова и снова. Что же? Получается, она не больна? Алка медленно положила пачку бумаг на стол, зашла в зал и достала из нового пакета свой подарок. Витая где-то и улыбаясь, поглаживая рукой платье, она, вдруг, что-то неожиданно вспомнив, бросилась к сумке, достала телефон и снова пересмотрела ряд фотографий, сделанных в примерочной. С последнего фото на нее неожиданно весело смотрела Дама … Дама, которая много лет назад привезла ее домой…

…Мужчина увлекал жену за локоть, а она все ловила каждое слово соседки…

- Ну а что же кот? – спросила она.

-Кот- то? ... Нашелся, будь он не ладен… Кот нашелся, а ребенка потеряли. Вот так – женщина подняла с лавочки тяжелые сумки и повернулась к ним спиной.

-Пойдем уже, наконец. Таких вариантов будет полно в любом агентстве… - мужчина, махнул рукой, и, оставив все попытки увести жену, направился было в сторону тротуара один.

Женщина поискала глазами одинокие окна седьмого этажа : – Знаешь, я думаю, ты все-таки прав, район и планировка - существенные аргументы – риэлтор не верил ушам,прижатым к оконной раме, а мужчина остолбенело посмотрел на жену - а со старым интерьером мы легко справимся… – она улыбнулась, а глаза загорелись веселым огнем.

Другие работы автора:
0
56
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...