Кольцо предательства. Интерлюдия. Тихий омут с пушистым прозвищем

Автор:
Акина Судзуки
Кольцо предательства. Интерлюдия. Тихий омут с пушистым прозвищем
Аннотация:
Как хорошо, когда твой кругозор ограничивается лесом и пернатым другом. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается, и ты узнаёшь, что живёшь в более сложном и опасном мире. И можно считать огромной удачей, что в этом мире у тебя есть опытный проводник. И пусть для него ты не более, чем забавная зверушка, к зверям он относится явно лучше, чем к людям.
Текст:

Корабль сегодня был особенно оживлённым. Турниры проводились не так уж и часто: всё-таки состав абордажной команды и канониров был стабильным, все друг друга знали хорошо благодаря спаррингам. Такие соревнования больше служили для отработки каких-нибудь новых уловок или чтобы юнги могли заявить о себе. И, конечно, турниры устраивались, чтобы потягаться с гостями Костлявой Фортуны. 


Рид долгое время был фаворитом их турниров. И его присутствие всегда означало наличие тотализатора. Винсент каждое плавание пытался пресечь подобное безобразие, но в итоге мирился с наглостью и непрошибаемостью наёмника, присоединяясь к ставкам. За это пираты ещё больше любили Рида: только ему была позволена подобная роскошь Удавом.

В это плавание «мастер наёмник» был не один, а откуда-то притащил лекаря. Из какого монастыря он её украл, оставалось загадкой. В том, что девчонка была из монастыря, не было никаких сомнений: в один из первых дней Туриз рассказал о любовных романчиках, которые были в её комнате, но при этом говорила лекарь слишком здравые для глупой девицы вещи. Да и восторженно-опасливый взгляд, который она бросала на всё вокруг, говорил о её наивности и жизненной неопытности.

Юнги тут же приватизировали внимание лекаря и стали окружать её в те редкие моменты, когда она выбиралась на палубу. Она вообще была тихой, почти всё время сидела у себя в каюте, ни на что не жаловалась и не канючила. Что было немного странным для «монашки», впервые вышедшей в море. Конечно, условия на их корабле были высшего класса: от нормальных санитарных условий до качественной пищи, которая долго хранилась благодаря чарам, но даже так никто не отменял скуку и однообразный вид с корабля. На вечера – единственное спасение от уныния – она не поднималась. Шпана выпытала у девчонки, что она всё время читала и иногда рисовала.

Отдельного внимания стоило то, как лекарь бледнела и чуть ли не заикалась при старших офицерах, особенно при Винсенте. Тот, правда, почти сразу же провёл беседу с юнгами, но девчонка продолжала трястись от страха в присутствии квартермейстера. Прямо как кролик перед удавом. Не исключено, что она ни на что не жаловалась только из-за собственного страха. Хотя даже самые болтливые ушастые так и не смогли выпытать у неё никаких жалоб хоть на что-то, за исключением того, что ей просто было плохо в открытом море.

Один из абордажников предположил, что с такой пугливой мышью, трясущейся и не способной за себя постоять, весьма проблематично путешествовать, особенно, кому-то, вроде Рида, с его-то сложностью заданий и заказов. На что их гость предложил пари. Естественно, все оживились: во-первых, если Рид что-то предлагал, то это обязательно было чем-то интересным, во-вторых, распробовать на стойкость пугливую мышку, вернее, «белочку», было более чем интригующим.

Маленькое чудо, сжавшееся в присутствии матёрых пиратов, смотрело на своего спутника большими голубыми глазами с такой преданностью, что у некоторых закрались подозрения на тему того, как именно Рид сумел выкрасть девчушку из монастыря.

И хотя её опаску можно было буквально прощупать в воздухе вокруг неё, руку на стол она поставила совершенно без дрожи. Лекарь забавно хмурилась, но дышала особенно ровно, когда Йохан скрепил их с Грэббом ладони ремнём и принялся отсчитывать вслух.

Рывок «бельчонок» выполнила всем телом и весьма технично. Слишком технично для девицы, не знавшей даже слова «армрестлинг». Некоторые начали подозревать, не заговор ли это ушлого наёмника с девчушкой, которая просто умела хорошо прикидываться наивной и невинной овечкой?

- Всё? – все сомнения разом разбились о тихий робкий голос и лучистый взгляд. И даже если девчонка прикидывалась, делала она это настолько хорошо, что даже не было обидно проиграть деньги старому волку. Впрочем, спор ещё не был окончен.

Очень быстро в их шумную компанию ворвался боцман – Бернхард – и смутил лекаря своим обращением и улыбкой. Йохан пошёл перематывать им руки.

Никто не ожидал услышать хруста, но все тут же мысленно сморщилась от представленного болезненного визга. И только потом до всех дошло, что на столе лежала рука Берна, поваленная целительницей. И во взгляде всё ещё не читалось ликование, способное выдать девушку – только искренняя тревога и страх – всё, как и полагалось кроткому лекарю из монастыря.

И такая победа над боцманом, одним из сильнейших внутренников на корабле, стала серьёзной заявкой. Было уже совсем не важно: прикидывалась ли девчонка или нет – сила есть сила.

И тут уже не удержался квартермейстер, которому стало интересно испытать спутницу Рида. Он неплохо знал наёмника, и тот кого попало бы не выдвигал на пари. Тихий омут с забавным пушистым прозвищем неплохо его заинтриговал.

Девчушка, которая только-только порвала руку боцману, вдруг вся сжалась от одной единственной фразы квартермейстера. Нет, ну в самом деле, неужели он был настолько жутким? Или она была просто очень восприимчива к его ментальной ауре, которую он не мог полностью задавить?

Маленькая девичья ладошка была нежнее эльфийского шёлка, партию которого они однажды выкрали. Из-под наруча выглядывало тонкое запястье. Даже с трудом верилось, что нечто настолько хрупкое внешне было способно одним движением повалить здоровенного орка. И потому не стоило идти на поводу обманчиво невинной внешности.

Окружающие оценили серьёзный настрой Винсента, когда его рука налилась сталью. А уж как девчушку проняло… Но сжимала его руку крепко и уверенно. Она нарочно не смотрела в глаза. Но для Винсента это не было помехой, чтобы придавить её ментально, усугубив страх и тревогу. Он, конечно, не Кловер, чтобы мастерски выкручивать мозги наизнанку, но тоже кое-что мог. И эмоционально угнетать он умел прекрасно… Девчонке этого хватило, чтобы её рука начала медленно опускаться. Винсент видел её отчаянное сопротивление, как она пыталась взять себя в руки…

Матросы жадно наблюдали за происходящим. Юнги отчаянно болели за Миру, которые нисколько не сомневались в её простоте, доброте и наивности. Старшие уже списали её со счетов, понимая, что обыграть квартермейстера – провальное дело.

И совершенно никто не ожидал услышать от Рида фразу о ставках и долге.

А потом Винс ощутил чудовищную вспышку силы, смявшую его руку и проломившую стол. Вот и тихий омут.

Целительница не выглядела довольной от удавшегося розыгрыша, а поспешно долечивала руку боцмана. И смущённо прятала взгляд от Винсента.

В этот вечер у команды появился новый объект интереса с забавным пушистым прозвищем. Впрочем, целителя такой силищи мог называть «Белкой» только Рид. И теперь было не совсем понятно, как монастырь вообще мог отдать подобную волшебницу. И что же такого сделал Рид, что всё-таки сумел её заполучить?

Девушка смущённо улыбалась и радостно рисовала портреты для желающих. Спелась с юнгой Берцем, который дал ей несколько дельных советов по быстрому наброску. Только слепой не видел, как вокруг неё стал ошиваться другой юнга, Лохар. Старшие наблюдали за «брачными плясками» эльфа со снисходительной улыбкой и забавлялись видом краснеющей целительницы, явно столкнувшейся с чем-то подобным впервые.

И вот последние несколько дней Рид тренировал целительницу, причём весьма толково. Никто, конечно, в открытую не пялился, но идеей устроить турнир загорелись почти все. Да и много времени прошло: некоторые наверняка придумали новые хитрости друг для друга.

Целительница оправдала ожидания окружающих, записавшись на турнир. Рид тоже не подвёл, оставшись на тотализаторе. Старая гвардия его прекрасно знала и не хотела вылететь, так и не потягавшись с гостьей. Разве что новенькие абордажники могли хотеть смахнуться с ним, но примера Йохана им оказалось достаточно, чтобы отказаться от этой затеи.

Когда целительница вышла на бой, ей уже не завидовали: выступать против Кассии с теми наработками, которые она тренировала с Ридом, было очень неприятно. Уж слишком разные у них были стили боя.

Но девчушка будто читала каждый шаг эльфийки и ловко уходила от прыжков и ударов ногами. А уж когда она поймала Кассию и просто опрокинула на землю… это было совсем не по-целительски. Зато «старички» в этом движении увидели влияние одного ушлого волка, который сейчас довольно раздавал деньги.

Второй выход заставил многих разочарованно вздохнуть: одно дело победить боцмана в армрестлинге, а другое – в кулачном бою. А второй боцман, Райнхард, был профессионалом в своём деле. А уж тем более когда все увидели совсем не спортивное телосложение целительницы. Она рисковала сломаться от первого же рывка.

Лохар нервно сжимал кулаки, надеясь, что Мира сразу сдастся и не станет себя калечить. Макс млел от того, как к нему в переживаниях прижалась Аки.

Винсент с Кловером были заинтригованы. Квартермейстер поставил на Миру, старпом – на Райна.

И когда Мира совсем не по-целительски отшвырнула ногой гнома, некоторые товарищи поперхнулись грогом.

Быстро забылось смущение и робость девчонки, когда она молча отхватывала в челюсть и отвечала мощными ударами в висок или печень.

Лохар заворожённо и в то же время с ужасом наблюдал, как крепкий гномий кулак впечатывался в девичий живот, и на коже золотом вспыхивали сосуды, расползаясь по телу крошечными искрами. Такие же тусклые вспышки были и на лице после ударов, правда, появлялись всё реже и реже, уступая место алым брызгам и кровоподтёкам. А Мире хоть бы хны.

Старшие тоже оценили стойкость целительницы. Возможно, это был не самый верный подход с точки зрения боя, но зато крайне зрелищный и выгодный для того, чтобы заработать себе безоговорочный авторитет. Уже никто не будет видеть неженку-белоручку в той, кто с максимально сосредоточенным лицом превращает своё и чужое тело в огромный синяк.

Удар локтем и Винсент, и Кловер оценили одинаково высоко. И оба не хотели испытать его на себе. А девчушке хоть бы что – кинулась помогать гному. И это выглядело крайне сюрреалистично. Вроде бы и дралась не по-целительски жёстко, а вроде бы и кидается со всем целительским альтруизмом на помощь ближнему, напрочь игнорируя свои кровавые потёки. Впрочем, цепкий глаз Винсента ухватил, что сейчас синяки на девичьем теле были чуть меньше, чем во время боя.

Когда объявили пару Феса с Винсентом, Кловер довольно улыбнулся в предвкушении. Очень хотелось попробовать на зуб любопытного целителя. Девушка была так же очаровательна в своей серьёзности и собранности, как и в своём искреннем смущении и не наигранной робости, когда она, как ошпаренная, отшатывалась от Винса после нечаянных невинных прикосновений или краснела от подколок Рида. Кловер испытывал неподдельное эстетическое удовольствие. Такой тип девушек на корабле, особенно на Костлявой, почти не встретишь. Наёмницы с таким характером либо долго не протягивают, либо быстро черствеют и матереют. А поскольку с Муреной имели дело только опытные дельцы, вероятность встретить юную наивную искательницу приключений стремительно катилась к нулю.

Целительница вышла на площадку, заплетая волосы. По ней было видно, как сильно она нервничала – это немного потешило гордость Кловера, тем более, что он специально наблюдал за её с Ридом разговором и видел, как она терялась в мыслях, забавно хмурилась и нервно кусала губы.

Но Кловер решил долго её не мучить и сразу ударить по всем чувствам. Да и было опасным близко подпускать к себе кого-то, вроде этого создания.

Кловер медленно кружил вокруг своей жертвы, в то время как Мира растерянно смотрела перед собой, оглушённая потоком новых чувств.

Матросы возбуждённо следили за отчаянной борьбой целительницы с менталистом. Мэд нервно перекатывал в руке мячик, Винс неотрывно следил за лицом девушки, Мег мысленно поддерживала Бельчонка, надеясь, что она сможет утереть нос старпому.

Юнги разочарованно выдохнули, когда Мира ударила по воздуху перед собой. Что ж, она неплохо сопротивлялась, учитывая, что старпом явно взялся за неё всерьёз.

Кловер нисколько не пожалел о своём выборе, когда услышал, с каким звуком девичий кулак рассёк воздух.

Винсент с одобрением отметил про себя, как быстро девочка учла замечания своего наставника и решила не расходовать себя на большое количество выпадов, а положиться на один меткий мощный удар. Жаль, что он ушёл в пустоту, а Кловер уже подбирался со спины для захвата.

Когда Мира вдруг отскочила вперёд и в сторону, даже не видя своего противника, Лира взвизгнула, но торопливо зажала рот ладонями.

Кловер нахмурился подобному сопротивлению и в то же время был приятно удивлён. Везение? Чутьё? Сопротивляемость?

Было видно, как Мира вся сжалась, пытаясь прокашляться. Затем зажмурилась, закрыв ладонью глаза, но резко убрала руку от лица, нервно озираясь по сторонам и щурясь, будто от яркого солнца. Она была напряжена и растеряна.

Матросы застыли, когда целительница вдруг замерла и расслабленно выдохнула, а к ней за спину снова зашёл старпом, приготовившись уже захватить её шею в удушающих тисках.

Кловер тоже заметил, как девушка расслабилась, видимо, поборов зрительную ловушку. Что ж, тогда он перейдёт на слух.

Юнги радостно вскрикнули, когда Мира резко упала на пол, буквально пропуская чужие руки над собой, и перекатилась в сторону, подскакивая на ноги. Она вся скривилась, как от боли, её ладони замерли на уровне груди, но по их положению было ясно, что она хотела закрыть уши.

Кловер вновь пошёл на сближение, но замер, когда Мира напряжённо дёрнулась, будто услышала его шаги, хотя он изо всех сил давил на её слух шумами.

Очередную отпрыжку от старпома толпа приветствовала уже радостным гулом.

Заметив расслабившееся лицо девушки, Кловер понял, что и эту ловушку она с себя сбросила. Это будоражило кровь. Он напряжённо выдохнул, накладывая другую иллюзию, более изощрённую, действуя уже на её вестибулярный аппарат.

Вот целительница растерянно заморгала, затем оглядела свои руки….

- Гляди! Гляди! – шептал от восторга Лохар, когда Мира с полностью отрешённым видом стала зеркально копировать шаги старпома. Но локтем Туриза уже не пихал.

- Нет, стой, - отчаянно прошептала Аки, видя, как Мира вдруг пошла навстречу старпому. Совершенно послушно и покорно, как кролик в открытую пасть хищника.

Мег нервно водила пальцем по узору на рукояти своего пистоля и чуть не пальнула в воздух, когда Бельчонок вдруг выбросила кулак вперёд.

- Почти! – дёрнулись многие матросы, разочарованно шипя.

А дальше напряжение только накалялось. Противники вдруг начали кружить друг вокруг друга. При том взгляд Миры был совершенно расфокусированным, становясь осмысленным лишь в момент удара, но Кловеру удавалось заранее уйти от выпада. Тот первый кулак, просвистевший прямо возле скулы, заставил его как следует собраться.

Мира – Кловер подумал о девушке уже по имени – снова сбросила часть иллюзии. И он решил ударить по другой части сознания. По эмоциям. Такая добрая и самоотверженная, она явно не привыкла выплёскивать наружу ярость, грамотно её контролируя.

Бернхард вскочил со своего места, видя то, как целительница вся сжалась и мелко затряслась. Он был готов в любой момент прекратить бой: Кловер слишком сильно и долго воздействовал на неё.

Винсент чуть нахмурился, ощутив взрыв злобы, окружавший маленького лекаря. Не слишком ли увлёкся его товарищ?

Кловер ждал. Ждал крика «Сдаюсь» от девочки, ещё не готовой принять своё агрессивное Я. Он ждал лихорадочных ударов в разные стороны, которые бы вымотали её и притупили её бдительность.

Он застыл на месте, поглощённый взглядом, в котором читалось только одно:

«Убить».

Азарт и дикое возбуждение подтолкнули его сделать несколько шагов в сторону. Это было крайне вовремя.

Все замолчали.

Рид задумчиво следил за своей ученицей, движения которой резко стали куда более собранными, точными и быстрыми. Сейчас не Кловер, а Белка играла с ним в салки на смерть.

Кловер же восхищённо наблюдал за дышащей ему в лицо опасностью. Давненько он не испытал такого напряжения и куража. Девушка перед ним то пыталась снести ему голову метким ударом ноги, то проламывала ему грудь кулаком, то наносила несколько ударов ногой за раз по позвонку. Лёгкие и завораживающие своей воздушностью прыжки переплетались с крепкими стойками и мощными ударами, способными пришибить и крепкого гнома.

- Как же ей не хватает ветра в ногах, - шепнул один из магов, представив, в какой бы поистине смертоносный смерч превратилась их гостья с магией ветра.

Толпа взревела, когда кулак Миры почти достиг Кловера, как она вдруг отпрянула.

Кловер понял, что был чертовски близок. И едва успел загасить разбушевавшийся пожар, над которым так и не сумел взять контроль.

- Твою ж! – выкрикнули почти хором несколько матросов, когда целительницу скрутили на полу, заломив руку. – Вставай, Белка!

И она встала. К бешеному восторгу зрителей с громким хрустом выломав собственную руку и вырвавшись из захвата. Но почти сразу же угодив во второй.

Кловер обхватил её шею, крепко стискивая бёдрами. Не эстетично? Жуть как. Грубо? Возможно. Но когда ещё у него будет такая возможность практически не сдерживаться и испытать на прочность свои способности? В настоящем бою не было места экспериментам и долгим поединкам, тогда как сейчас он мог по-настоящему оторваться, пьянея от каждой секунды их схватки.

Старпом тяжело дышал, одновременно пытаясь задушить девушку и параллельно беспощадно задавить её сознание. Лоб покрылся испариной. Когда в последний раз он так выкладывался?

- Вставай! – кричали юнги, рискуя свалиться с мачт или огрести от старших товарищей, но те сами болели за девчонку, которая упорно не хотела сдаваться. Словно не знала, что есть такое слово. Будто каждый день дралась не на жизнь, а на смерть.

Её лицо и плечи укрыли тускло сиявшие золотом сосуды. Любой другой уже давно бы отключился на её месте.

Кловер зарычал, ощутив, как в его спину впились ногти, раздирая спину.

- Вот так! Давай! Жми его! – ревела толпа.

Винс чуть приподнял брови, оценив мощь ментального удара, которым Кловер в очередной врезал по девушке. Та резко уронила руки на палубу. Но только для того чтобы оттолкнуться ими и сбросить с себя мужчину, вспыхнув гневом и яростью.

Все взревели, переполненные азартом и восторгом. Мег всё же шмальнула в воздух от избытка чувств. Мэд достал из печати новый мячик на смену старому разорванному. А Рид обернулся на сокола, который едва не седел от натуги, пытаясь изо всех сил вытащить свою… подопечную?

Кловер больше не убегал. Напротив, он пытался максимально сблизиться с целительницей, скрутить её хрупкое тело, но она постоянно выскальзывала. Будто видела его и в то же время нет. Она всегда выворачивались из его рук в последний момент.

Но ему повезло.

Кловер закрыл её в треугольник, сжав тонкую шею локтем и придавив голову второй рукой. А она продолжала остервенело бороться, разрывая кожу на его руках, пытаясь ударить по нему ногами – тогда он просто приподнял её лёгкое тельце над землёй, при этом продолжая давить на неё ментально.

Она боролась до последнего. В какой-то момент девушка сжала его руки, пытаясь до хруста сдавить кости, но вдруг обмякла, повиснув безвольной куклой.

Все тут же взволнованно подскочили со своих мест.

Кловер удобнее перехватил бессознательное тело целительницы и на негнущихся ногах отнёс её к наставнику. Внутри всё ещё бурлил восторг после потрясающей схватки. И в то же время ему хотелось смеяться: его, опытного менталиста, одурманил его собственный поединок. Звучало, как отличный анекдот. Винс с Ридом бы оценили.

Но увидев пустоту в глазах пришедшей в себя целительницы, Кловер ощутил себя последним засранцем. И он останется редкостной тварью, если в ближайшее время не отблагодарит и не извинится перед девушкой.

И вот это чудо, которое было готово восстать из мёртвых, лишь бы не увеличить свой долг… да она же робела при виде последствий их схватки и смущённо просила прощения, даже не помня, как совсем недавно кромсала его свирепым взглядом убийцы, готовая голыми руками оторвать ему конечности или вскрыть брюхо. Поистине удивительное сочетание. После такого поединка проигрыш Винсу был совершенно безобидным и ни капли не расстроил старпома.

У него был по-настоящему восхитительный бой. За который всё же не мешало бы отблагодарить партнёршу. Она-то явно не испытала и половины того восторга, который переполнял его до сих пор. Вот тебе и проблемы сильного бойца, готового за хорошую драку переступить черту.

И хотя сразу после турнира Мира спряталась, вся команда тут же перенаправила бурный поток восторга на Рида, который и привёл к ним на корабль этот тихий омут с пушистым прозвищем. 

+2
60
23:29
Ага! Но нет, что такое интерлюдия, я гуглить не пойду.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1