Странный дом

Автор:
Estellan
Странный дом
Аннотация:
​Стена, к которой прижимался я спиной, казалась живой. Под ее верхним слоем что-то перекатывалось, дышало и словно жадно втягивало запах. Мой запах. От этого ощущения хотелось сбежать, спрятаться и прикинуться частью интерьера. Но куда бежать, когда выхода нет? Из этого чертового дома нет выхода.
Текст:

Стена, к которой прижимался я спиной, казалась живой. Под ее верхним слоем что-то перекатывалось, дышало и словно жадно втягивало запах. Мой запах. От этого ощущения хотелось сбежать, спрятаться и прикинуться частью интерьера. Но куда бежать, когда выхода нет? Из этого чертового дома нет выхода. В этом я успел убедиться еще в первый час. Черт! Мысленно выругавшись, я саданул кулаком по стене, и под ней что-то недовольно хлюпнуло. Черт бы побрал этот дом. Эту ночь и эту идею за компанию. Идею… а чья вообще была идея пойти сюда? Кто тот самый гений, предложивший это? Остановиться и поразмышлять не было времени. В дальнем конце коридора показался знакомый силуэт, заставивший внутри все сжаться, а руки начать шарить по стене, в поисках дверной ручки.

***

- Да говорю вам, Матвей мне рассказывал, - хохотнул Макс, в очередной раз приложившись к бутылке в руке.
Посиделки у костра были нашей традицией. Раз в год мы обязательно собирались всей старой компанией в лесу, жарили шашлыки и отдыхали настолько, насколько хватало фантазии.
- Тот самый Матвей, у которого еще в школе шифер съехал? – Артем пошевелился на бревне и, якобы в попытке с этого самого бревна не упасть, ловко обхватил за талию сидящую рядом Лизавету.
- Он, он… - Макс перевернул пустую бутылку, пытаясь вытряхнуть из нее на язык последние капли, не вытряс, поморщился и закинул пустую емкость к ее товаркам в мешок, определенный под мусорку. Как я уже говорил, отдыхали мы здесь не первый год, а свинячить в своем заповедном месте было последним делом. – Он же не один был. Точнее, вернулся он один, а ходил он туда не один. С компанией. Вот из той компании он один и вернулся.

Матвей был одним из бывших одноклассников. Не в том смысле, что уже отошел в мир иной, а в том, что какое-то время учились мы вместе, но классе в 11 он внезапно сошел с ума, в связи с чем учебу продолжать больше не мог, перебравшись жить в желтый дом. Не скажу, что кто-то из нас тесно общался с этим парнем, но в маленьком городке все новости разносятся достаточно быстро. История его внезапного помешательства тоже не осталась тайной.
В тот год действительно пропало несколько подростков. Их так и не нашли. Самым забавным было то, что именно с ними Матвей и общался, прежде чем они пропали, а наш одноклассник поехал шифером.

- Ты его больше слушай, - Рита выпила уже больше всех нас, но на нее, казалось, алкоголь никакого влияния не оказывал. Я знал несколько причин, по которым так бывает, и очень надеялся, что в своих предположениях ошибаюсь. – Он же ку-ку… еще и не такого тебе расскажет. Дом, это просто дом. А заброшенный дом, это просто заброшенный дом. Кроме бомжей и наркоманов там никого и не будет.
- Нет в тебе романтики, Ритуль, - Тема потряс рукой, в которую Лизавета ткнула какой-то палочкой и усмехнулся. – Не веришь ты в волшебство. А между тем, я еще от своего деда слышал, что когда он мелким был, этот дом уже стоял. Пуще того, когда его дед был мелким, этот дом уже стоял и выглядел точно так, как и сейчас. А еще дед говорил, что ходить туда можно только одному. Если ты пойдешь один, тебя просто покружит и выкинет. Ты ничего там не найдешь, но никого и не встретишь. А вот если пойдешь компанией, то все – труба. Заберет вас дом, пережует и отпустит только одного.

- Точно-точно, - Макс отсалютовал товарищу новой бутылкой, хотя я на его месте уже остановился бы. – Матвей так и говорил. Там на двери листок с правилами пришпилен. Там как раз все правила прописаны. И предупреждение.

***

Подсвечивая себе фонариком, Артем отковырял от двери какой-то пожеванный листок и попытался вчитаться. Хохотнул, вчитался снова и передал записку дальше. Когда очередь дошла до меня, я тоже попытался прочитать прыгающие корявые буквы, в свете фонарика в мобильном. Разобрать удалось не так много:
1.Не расходитса.
2.На заходить кампанияй.
3.…
4.Не заходить в комнаты.
5.Не оставатса в коридоре.
6.…
7.…
Больше прочесть ничего не удалось, как бы я не пытался. Слишком ветхой и испорченной погодой была бумага.
- И что? И все? – Рита покрутила в руках бумажку, скомкала и кинула в бурьян, обильно разросшийся по территории вокруг заброшенного дома. И только забор его сдерживал от попыток колонизировать относительно цивилизованную дорогу.
- А что еще тебе надо, Ритуль? – Макс нырнул за бумажкой, нашел, расправил ее и попытался пришпандорить обратно. – Хлеба? Зрелищ? Хотя, если верить тому, что рассказывал Матвей, тут не все. Там еще было предупреждение. Он говорил, что если зайти компанией, то вы все равно рано или поздно разделитесь. Выжить можно только в одиночку. Но даже так, выживет все равно только кто-то один.
- Прямо как в фильме ужасов.
- Да, Лизет, прямо как в фильме ужасов. Как говорил Матвей, в этом доме для каждого вошедшего создается своя копия реальности, питающаяся его страхами. Если заходит кто-то один, то он чаще всего просто ничего не находит, его страха мало, чтобы разбудить дом. Но вот если заползает группа людей, то это уже совсем другой коленкор.

В каждой комнате этого дома живет кто-то. Кто-то страшный и ужасный, но для каждого свой. Именно поэтому все всегда разделяются. То, чем можно напугать одного, другого не напугаешь. Каждый встречается со своим персональным монстром. Можно заходить во все комнаты подряд, но так там никого и не встретить, пока не доберешься до одной, припасенной именно для тебя, а можно в первой же наткнуться на того, кто будет весьма счастлив познакомиться с твоим внутренним миром, путем извлечения его наружу.

- А зачем нам заходить в комнаты? – просто стоять и молча таращиться на громаду дома было неуютно. Да и зябко к тому же. Девчонки уже давно кутались в куртки, мне тоже особо жарко не было.

- А затем, что в коридорах оставаться нельзя. В этом весь прикол. Есть один монстр, который появляется во всех реальностях, и он, точнее, она, в первую очередь будет рада с вами пообщаться поближе, посредством своего тесака. В отличие от всех остальных, ее нельзя ни припугнуть, ни удрать от нее, ни убить. Она не подчиняется никаким правилам. Я же говорил, что выбирается только один. Так бывает всегда. Причем это всегда тот, кто со своим монстром встретился и выбрался.

- И что это за жуть в коридоре? – по лицу Лизы угадывалось, что она явно хочет передумать посещать этот особняк. – И какие правила?
- Девочка… с тесаком, - сделал страшное лицо Макс. – А правила… ну я не знаю про всех, только про тех, про кого рассказывал Матвей. Как я уже говорил, каждый из них привязан к своей комнате. Один монстр – большущее насекомое, - продолжал товарищ, словно не заметив, как поежились девчонки, явно тут же представив себе знакомство с этим самым представителем местной фауны, - но это лайтовый вариант. Его можно отпугнуть ярким светом или огнем. Человек-тень, та еще пакость, нападает всегда со спины, живет в комнате с большим окном, куда всегда падает свет луны, как можно догадаться, не боится света. От него можно удрать, если не попадать на свет, прижаться спиной к стене, я не знаю, закопаться в пол. Подкроватное чудище, и не надо ха-ха, эта тварь уровнем повыше. В его комнате начинает жутко клонить в сон, сама комната – спальня. Уютненько так, ночник, удобная постелька, со сном бороться становится все сложнее, так и тянет пойти и забраться под одеяло. Но стоит забраться в постель, как ХРЯСЬ и все – поминай как звали.

- Какая-то очень очевидная ловушка, - Артем выглядел более скептично, выдыхая дым сигареты почти в самую дверь особняка.
- В том-то и суть. Вот представь, бежишь ты по коридору от девочки с ножом, забегаешь в первую попавшуюся комнату, а тут тебе и спальня, и одеяло, и ночник. Да еще и сон наваливается такой, что бороться с ним нет сил. Как тут устоишь?
- Вряд ли что-то заставило бы меня забраться в постель в заброшенном здании, - Рита снова поежилась, принюхиваясь к сигаретному дыму, поморщилась, звонко чихнула. Показалось или этот звук эхом разнесся по дому? Мне тоже захотелось поежиться.
- Ну а кто там еще есть?
- Повар.
- Вот прям повар?
- Поверь мне, познакомиться с этим поваром тебе не захотелось бы. Что еще? – Макс задумался, вспомнил и принялся загибать пальцы. – Огненный монстр, обжигает одним своим прикосновением, если схватил, то вся комната тут же загорается, а ты заканчиваешь свои дни хорошо прожаренным шашлыком. Какая-то водная тварь, похожая на здоровенную сороконожку скрещенную с акулой, как можно догадаться, топит незадачливую жертву, путая ее то ли в веревках, то ли в водорослях. Запертая комната. Тут сложно сказать, то ли какой-то невидимый монстр, то ли сама комната. Из нее нельзя выбраться, если не найти ключ. Причем ключом может быть какой угодно предмет. Поискать придется, учитывая, что в ней нет ничего, кроме небьющегося окна и двери без ручки. Выбравшийся говорил, что в ней постепенно становится тяжело дышать. Есть шанс откинуть лапти так и не найдя ключ. А еще Морок, Бабка и Псина. Но это только те, о которых что-то известно. Всегда есть шанс, что мы наткнемся на что-то такое, о чем еще никто не рассказал, потому что не выжил, чтобы поделиться этой информацией.

- И это все тебе Матвей рассказал? – Артем затушил окурок и убрал его в переносную пепельницу. – Он же и двух слов связать не может.
- Ага, рассказал, показал записи. Он, оказывается, как из дурки вышел, начал искать похожие случаи. И что-то даже нашел. Большой талант в плане поисков рассказов сумасшедших. Его бы энергию да в правильное русло… рано с ума сошел, жаль.

***
Ручка выступила из стены и сама легла в руку. Предчувствуя, что добром это не кончится, я надавил на нее. Дверь скрипнула, открываясь. Деваться все равно некуда. Это я уже успел выяснить опытным путем. В этом доме все было как-то… неправильно. Входную дверь я не видел с того самого момента, как мы в нее зашли. Окна не бились. Совсем. Я лупил в одно из них стулом, пока он не развалился на части. В другое я кидал выколупанный из стены кирпич, пока его не постигла участь стула. Кирпич, а не окно. После очередного, особенно удачного броска, окно отпружинило каменюку так, что едва не зарядило им мне в голову.
Двери? Да, их было в изобилии, но куда каждая из них ведет, было трудно предугадать. Первой от компании откололась Рита. Когда за нами закрылась входная дверь и тут же исчезла, оставив за собой ровную стену, Рита испугалась. Рванула в холл… и просто исчезла. Не знаю, провалилась в люк или растворилась в темноте. Мы прошли на то место, подсвечивая телефонами, но люка так и не нашли. Просто исчезла. Как в фильме ужасов.
Но мы же не такие, мы же знаем, что ничего такого в обычном доме быть не может. Мы пошли по коридору первого этажа, зовя ее на все лады, надеясь услышать ответ. Риту мы не нашли. Зато нашли девочку с тесаком. Если бы я не видел ее своими глазами, я бы не поверил, что такое возможно. От одного вида хрупкой фигурки, сжимающей в руках здоровенный нож, по моей шкуре побежали мурашки. Артем, понадеявшись, что это такая шутка, и мы все просто сговорились, пошел к ней…

Пока она с ним разделывалась, оставшиеся спрятались за одной из дверей. Нет, шуткой или розыгрышем это не было. Когда она в первый раз вонзила нож в живот Артема, мы с Максом попытались ее остановить. Я схватил ее за руку и тут же получил по ней тем самым ножом. Макс попытался ее ударить, но с тем же успехом можно было бить каменную колонну. Нам не удалось даже сдвинуть ее с места. Холодная и твердая, она сама казалась сделанной из камня.

Да, мы отступили. Весьма позорно отступили и спрятались в ближайшей комнате. Если бы Макс был сейчас жив, я бы определенно высказал ему все, что думаю о нем самом и его информаторе. Матвей был не прав. В этом доме можно было встретиться не только с одним монстром на нос. Но Макс жив уже не был. На счет Риты и Лизаветы я тоже сомневался. Лизавета пропала, когда мы вышли из комнаты. Мы с Максом прошли вперед, чтобы посмотреть ушла девчонка с ножом или нет, дверь за нами захлопнулась, а когда открылась, Лизаветы за ней уже не было. Да и комната была другая. Черт! Они тут еще и перемещаются. На одну из них, прячась от девчонки в коридорах, я натыкался раз пять.

Макса сожрала Псина. Не знаю, можно ли так назвать животное с несколькими парами светящихся глаз, шестью крысиными хвостами, полным отсутствием шкуры и лапами, смахивающими на человеческие руки, но морда у него определенно была собачьей. Если не считать размеров и нескольких рядов зубов, то, с некоторой натяжкой, псиной я бы его назвал. От Псины и попыток спасти друга, мне на память осталось несколько прожженных полос на джинсах, обожженных на коже ног и обожженные ладони. Похоже, на хвостах твари было какое-то подобие кислоты.


Щель между дверью и косяком стала шире, кровь из порезанной руки оставила на ручке и самой двери несколько неприглядных разводов, которые тут же впитались. Готов поклясться, что это чертово здание питается не только страхом, а на запах крови из всех его щелей вылезают все новые монстры. Макс ошибся. И Матвей ошибся. Все ошиблись, а в первую очередь ошиблись мы, решив зайти в этот дом.
Времени рассматривать убранство комнаты не было. Силуэт приближался, а мне совсем не хотелось заканчивать свою жизнь так, как сделал это Артем. По крайней мере, хотелось бы поменьше орать от боли.
Тенью просочившись в комнату, я закрыл за собой дверь и перевел дух. Ладно. По крайней мере от одного из местных монстров я снова сбежал. И сейчас она до меня не доберется. Осталось выяснить, с чем же мне придется иметь дело тут.

От странной многоногой твари, похожей на таракана, удалось сбежать, засветив ему в морду сначала светом фонарика на мобильном, а потом и самим мобильным. Чудовище, похожее то ли на большой куст, то ли на маленькое дерево со множеством отростков, увешанное вместо плодов глазными яблоками и обладающее ядовитыми острыми листьями, которое оно метает не хуже сюрикенов, удалось отпугнуть подожженным листком бумаги, кинутым в самую гущу ветвей, черт с ним, со списком, зато выбрался живым.

Мобильного со мной больше не было, сколько времени я здесь провел, оставалось только догадываться. Но зажигалка все еще была со мной. Сигареты тоже, хотя их эффективность на местную нечисть выяснить не удалось. В случае чего, умру покурившим. Кого я еще встречал? Сразу решив держаться подальше от кухни и подвала, пока мне удавалось следовать этому плану. А вот про странное существо, вплавленное в стену лицом и всей передней частью тела, на спине которого проступали непонятные, светящиеся в темноте письмена, похожие на руны… про него никто не рассказывал. Не знаю, что делало оно, но побороть соблазн подойти и попытаться прочитать, мне помог гвоздь, впившийся в ногу. Благо, подошва у гадов достаточно толстая, меня лишь кольнуло. Но этого хватило, чтобы остановиться, стряхивая странное оцепенение, когда оно стало вылезать из стены. Только клешня вхолостую щелкнула у самой моей головы. А если бы не гвоздь?

Решив не дожидаться пока местный обитатель, если он тут есть, набросится на меня со спины, я развернулся и осмотрел комнату. Ничего необычного. Комната как комната. Даже скучно. Окно с занавесками, кровать, тумбочка со светильником, что самое удивительное – горящим. Интересно, откуда в заброшенном здании электричество? Чистенько даже. Сразу и не скажешь, что она находится в заброшенном доме, населенном неведомыми тварями.
Сон навалился плотной волной, впечатав меня в дверь непреодолимой силой. Широко зевнув, я повел вокруг взглядом слипающихся глаз. Сколько я уже здесь? Сутки? Двое? А сколько раз мне удалось хоть немного передохнуть? Как же тяжко следить за временем, когда у тебя нет часов. А ведь я давно думал о том, чтобы купить обычные наручные часы. Но зачем, когда у всех есть мобилы? В самом деле…

Кажется, Макс что-то говорил о такой комнате. Когда это было? И что именно он там говорил? Надо немного отдохнуть, а потом снова искать выход отсюда. Он должен быть.
Стянув с постели покрывало, я тщательно, насколько позволяли закрывающиеся глаза, осмотрел его, не нашел ничего подозрительного, обнюхал, снова ничего не нашел, завернулся, свернулся калачиком у двери, не имея больше возможности бороться со сном. В конце концов, Макс и Матвей говорили, что кто-то один всегда выбирается из дома.

Если свет и горел дальше, я его уже не видел, а если погас – не заметил. До затухающего сознания донеслась только одна фраза, то ли сказанная кем-то в комнате, то ли прозвучавшая в голове.
- Но кто сказал, что этим единственным выбравшимся будешь ты?

Другие работы автора:
+1
35
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1