По закону сохранения равновенсия

Автор:
Bowl of Petunias
По закону сохранения равновенсия
Аннотация:
Как чудесно в десять лет бежать летним утром до ближайшего киоска, крепко сжимая в ладошке мелочь на мороженое. Вселенная в этот миг улыбается. Силы природы приходят в движение, земля вертится, и песнь жизни разносится на многие и многие световые годы, словно круги по воде.
Текст:

***

Как чудесно в десять лет бежать летним утром до ближайшего киоска, крепко сжимая в ладошке мелочь на мороженое. Вселенная в этот миг улыбается. Силы природы приходят в движение, земля вертится, и песнь жизни разносится на многие и многие световые годы, словно круги по воде.

Миша Авдеев был везучим мальчиком.Он лично считал, что это именно так и есть, а иначе чем можно было объяснить, что деньги на сладости у него водились все лето? А тут ещё приехала бабушка. Полина Сергеевна хоть и жила далеко, но приезжала к дочке при любой возможности. Она очень любила своего внука Мишку и привозила ему всякие полезные подарки, а иногда пять, или даже десять рублей. Во-первых, чтобы он мог купить себе то, что ему самому по душе, а во-вторых, она считала, что каждый человек в его возрасте просто обязан научиться обращаться с финансами. Мишка был ей за это несказанно благодарен. Он давно ждал, когда выйдет новая книга из его любимой серии. Как только книга поступила в продажу, приехала бабуля, и как всегда с гостинцами. Определенно, он -везучий.

План был прост: позавтракать, вынести мусор, потом сбегать в магазин – мама каждое утро оставляла ему список дел по хозяйству, а потом сразу в книжный! Мишка обожал научную фантастику и приключения, а уж если это всё в одном романе, то, как говорится, большего и не пожелаешь.

Оказалось, что долгожданная книга продается с «прицепом». Кто-то хитроумный придумал продавать книги наборами. Чтобы вместе с популярными книжками продать и то, на что нет спроса. Миша посетовал, продавец пожал плачами. Или так, или никак – его дело маленькое, он просто продавец. Осталось всего три экземпляра. Мише вовсе не хотелось читать «Мир оккультных наук: самопознание и тайна третьего глаза», но большая эпопея космического пирата, в такой манящей обложке  с межпланетником на фоне звезд, была доступна только в паре.

Прозорливая была у Мишки бабушка - денег хватило, да ещё и осталось на две порции мороженого. После недолгих раздумий он купил книги и по пути домой заскочил в киоск за эскимо – себе и бабуле, чтобы отпраздновать свою покупку.

Триумфальное возвращение домой было слегка омрачено. На лестничном пролете Мишка натолкнулся на Эту.

- Мишка-коротышка, зачем тебе книжка? Ты же читать не умеешь!

- Кира-проныра! Не твоё дело! – Он не хотел быть грубым, но с этой девочкой всегда так получалось, хорошо ещё, что они ходили в разные школы. Не хватало, чтобы она задирала его перед друзьями. Мишкины родители в один голос твердили, какая симпатичная соседская Кира, а уж он-то был совсем другого мнения на этот счет. К тому же у него уже была пассия из параллельного класса.

Дома вкусно пахло овощами и мясом. Миша убрал мороженое в морозилку, и пошел на кухню показывать свои приобретения.

Бабуля книги одобрила, даже «мир оккультных наук», и предложила после обеда устроиться вдвоем на балконе и почитать. Мишке про пирата, а ей про третий глаз. Сказала, что такое чтение вполне в её вкусе. Миша обрадовался, раз вторая книжка тоже пригодилась, и пошел мыть руки перед обедом.

Бабуля гостила ещё несколько дней, и каждый раз, пообедав, они вдвоём садились читать. Позже эти дни Миша будет вспоминать, как лучшие моменты детства. Иногда бабушка засыпала за чтением, тогда он старался сидеть как можно тише, чтобы дать ей отдохнуть. Когда бабушка уезжала, Миша предложил ей забрать книжку с собой, но она ответила:

- Да я её уж всю прочла! Необычное издание.Ты, Миша, может, как подрастешь, тоже почитай. Есть там кое-что любопытное. Даже обязательно… годика через три прочитай. Обещаешь?

Миша покивал головой, и бабуля поцеловала его на прощание. И так вышло, что это был последний раз, когда Мишка виделся с бабушкой Полей. Через полгода её не стало.

***

Прошло около трёх лет. Мишка часто вспоминал бабушку. Особенно во время летних каникул, когда друзья разъезжались, а он оставался дома. Тогда он обязательно сидел на балконе с чтением, а когда уставали глаза, закрывал их и представлял, что бабуля дремлет напротив. И ему становилось уютно и спокойно.

Как-то жарким июльским днём он даже задремал. И приснился Мишке необычный сон. Снилось ему, что его заклятая соседка Кирка падает в глубокую яму, а он смотрит, хочет протянуть ей руку, но не спешит. Думает – пусть брякнется, как следует – поделом ей. А потом он, конечно, поможет выбраться, но наказать её немного не помешает. А девчонка плачет, горько так, что Мишке даже стало не по себе… он открыл глаза и прислушался. Снизу, со двора до него донеслись всхлипывания. Потом дверь подъезда хлопнула, и стало тихо.

Он решил глянуть, в чём там дело. Книга была дочитана, и по привычке Миша мимоходом хотел поставить её на полку. Но второпях сделал это так неловко, что столкнул две других, и давно забытая брошюрка упала к его ногам.Это была та самая, про оккультные науки, которую читала бабушка. И что-то такое говорила, что через три года ему тоже надо почитать. Мишка даже не понял, удивился он или нет. А руки уже сами подняли книгу и раскрыли её, на форзаце мелькнула надпись. Вверху карандашом было выведено: «Мишенька, дорогой мой внучек, не отпускай Кирину руку, чтобы не случилось. Люблю тебя очень. Твоя бабушка Поля». Слёзы сами стали наворачиваться на глаза. Сколько бы сейчас Мишку не убеждали в том, что настоящие мужчины не плачут, он бы не поверил. Вот тут было для него письмо, а он и не догадался посмотреть…

А может, всему своё время? Вдруг Миша вспомнил, куда  собирался. Он прижал книгу к себе и решительно вышел в подъезд.

На этаж ниже, на пыльных ступеньках сидела злополучная Кира, и, поскуливая, тёрла руками заплаканное лицо.«И тут она, - закатил Мишка глаза, - да что же это за напасть?»

- Эй… ты… там… чего ревёшь, как корова?

- Сам дурак, - наверное, она была здорово расстроена, раз не смогла придумать приличного оскорбления в ответ.

- Я это, по-честному спрашиваю. Может помочь надо? И - сама дура, - неписанный дворовой этикет требовал соблюдения всех правил.

Кира отвернулась, а её плечи затряслись ещё сильнее. « Этого мне только не хватало. Курам на смех, - подумалось Мишке, - за что мне такое? Хорошо, что никто не видит - задразнят…»

- Да не реви ты, - прикрикнул он, точно, как его отец, когда мама разбивала очередную тарелку, - тоже мне горе… а что случилось то?

- Не твоего ума дело… - она осеклась, -… деньги, которые собирали для фестиваля в лагере, пропали. А сказали на меня. А я, честно, честно, никогда… это не я. Родителей вызвали, а я сбежала. Я трусиха? Да?

Кирка, безусловно, была вреднющей девчонкой. Но, чтобы украсть… тут Мишка сильно сомневался. Он хорошо понимал разницу между «вредная» и «подлая».

Умение утешить горюющего человека не приходит к нам прямо с рождения. Иногда, мы люди, учимся ему просто на ходу.

- Пойди и умой лицо, - строго сказал Миша удивлённой девочке, - а потом иди в беседку за домом. У меня есть план.

Строго говоря, плана у него ещё не было, но кое-какие соображения возникли. Конечно, Миша не разбирался в оккультных науках, а слышал о них весьма поверхностно. Но такое странное стечение обстоятельств явно было неспроста. Бабулино послание, и Кира, и его сон. И ещё хорошие книги научили Мишку, что никого нельзя бросать в беде.

Пока он ждал девочку в беседке, бегло просмотрел брошюрку, и кажется, нашел, то, что вполне подходило под ситуацию. Седьмая глава гласила – «Поиск пропавших предметов».

Пришла Кира. Глаза и даже кончик носа у неё были всё ещё красные, но, похоже,она взяла себя в руки.

-Смотри, - Миша показал ей книгу, - это моей бабушки. Думаю, здесь мы найдём помощь.

Видимо Мишкина безумная идея Кире даже понравилась, она с энтузиазмом уселась напротив и выжидающе уставилась прямо ему в глаза. Такой поворот событий немного смутил нашего героя. Глаза у Киры были тёмно-карие. Внимательные и глубокие. И красивые.

Миша сосредоточенно почесал подбородок и стал объяснять Кире, что надо делать.

Для ритуала пришлось взять друг друга за руки.Вот незадача, но отступать было уже поздно. Девчонку же эта необходимость нисколько не возмутила.Перед этим Мишка кусочком кирпича нарисовал между ними на деревянном столе витиеватый символ. Вокруг была тишина, людей не было, разгар рабочего дня. Им никто не помешает.Потом Миша стал читать текст, а Кира повторяла за ним, как эхо.

Поначалу Мишка не мог сосредоточиться. Его удивлял тот факт, что Кира поверила ему без лишних вопросов. Но понемногу действие захватило его, и он почувствовал, как вокруг начало происходить что-то неуловимое.То ли время замедлилось, то ли воздух сгустился. Стало прохладнее, и даже вроде, темнее. Как в сумерки. И в какой-то миг весь окружающий их мир пропал. Миша видел только испуганные глаза Киры, и на всякий случай покрепче стиснул её пальцы.Вопрос! Надо было задать вопрос.

- Где лежат деньги, которые в лагере «Орлёнок» собрали для фестиваля? - голос у него немного дрожал от волнения. Мишка надеялся, что вопрос достаточно точный. Иначе могло и не получиться. И хорошенько зажмурил глаза, как и следовало по плану проведения ритуала поиска.

Кира тоже закрыла глаза, Миша услышал её удивлённое «о-о-о». Перед его внутренним взором предстала расплывчатая картинка комнаты без окон, захламленной и пыльной. На сваленных в углу поломанных партах, на самом верху этой корявой кучи, виднелся край конверта.

- Этот конверт! – Громко вскрикнула Кира, - Миш, там деньги!

Она резко отпустила Мишкины руки, и его словно бы пинком, вернуло обратно.

- Старые парты в углу? – взволнованно проговорил он, - наверху?

- Да, это кладовка за кухней в лагере! И правда что ли там?

- У нас получилось!? Проверить надо!

Похоже, что им двоим привиделось одно и то же. В силу возраста дети не усмотрели в этом факте ничего удивительного. Для них всё было естественно. Договорились, что Кира немедленно возвращается в лагерь. А когда всё утрясётся, расскажет Мише, что и как произошло.

Но на следующий день она не появилась. Мишка неожиданно загрустил. Да ещё и дни выдались дождливые. Мишина мама даже заметила, что у него пропал аппетит Почти всю неделю он провалялся под одеялом, перечитывая «трёх мушкетёров». В очередной понедельник небо, наконец-то, просветлело. Мише опять попался на глаза «Мир оккультных наук».

«И, правда, необычная и любопытная книжечка, как и сказала бабушка, - подумал он, - посмотрим, что там у нас ещё есть интересного?» С этими мыслями он уселся прямо на полу в квадрате теплого солнечного света.В этот раз он открыл третью главу – «О единении сознаний». Только дошел до середины, как прозвенел дверной звонок. Мишка радостно подпрыгнул, он надеялся, что это будет Кира. И не ошибся.

Она стояла, держа в руках два мороженых.

- Это тебе, - протянула ему шоколадное, - я знаю, что это твоё любимое. Можно войти?

- Ага, - кивнул Миша, - проходи, я сейчас блюдечки принесу.

***

Ещё неделю назад Мишка ни за что на свете не пригласил бы в гости девчонку. А сейчас у него было чувство, что они дружат уже давно. Кира скинула сандалии и прошла в комнату. Когда Миша пришел с блюдечками и ложками, она внимательно читала главу с того места, где Мишка остановился.

- Вот это да! – Восхищенно прицыкнула языком Кира, - получается, что если мы сядем напротив друг друга и возьмёмся за руки, то после заклинания, сможем увидеть тонкий мир. А что это значит? Может там настоящие феи? Или ангелы? Давай попробуем!

- Ты лучше расскажи, как в лагере всё прошло.

- Ой, прости, Миша! Всё хорошо! Спасибо тебе и твоей бабушке! Книжка, правда, помогла. Очень.

Они сидели прямо на полу, ели мороженое и Кира обстоятельно рассказала обо всём случившемся. Как она вернулась в лагерь, и как сильно её ругали родители. А потом она предложила поискать деньги в разных укромных местах. И как её поначалу не хотели слушать. Она не рискнула сказать сразу, где они, боялась, что объяснениям никто не поверит. И как ей пришлось уговаривать директрису проверить закрытую на амбарный замок кладовку. И как все удивились, когда нашли там конверт. А ключи от этой кладовой оказались только у одного человека. И, как сказал её папа, это уже совсем другие пирожки.

- Так что, - резюмировала Кира, облизывая ложечку,- дело передали в милицию, а директор попросила у меня прощения перед всем лагерем. Так папа настоял.

- Во дела… - задумчиво сказал Мишка, - никому бы не поверил, если бы с кем другим приключилось.

- Вот и я говорю, - глаза у девочки заблестели, - настоящее волшебство! А мы только разочек попробовали! Давай ещё что-нибудь… по-ожалуйста…

- Лады. Сейчас мел поищу, а ты пока слова перепиши. Будем говорить вместе.

Приготовления заняли не более десяти минут. Кира даже подпрыгивала от восторга. Мишка тоже поддался азарту. Пока они рисовали пентаграмму на паркетном полу, солнце сменило положение, и комната сразу же погрузилась в полутень. Сели напротив друг друга, взялись за руки. И стали медленно, в два голоса, произносить слова, немного нараспев – как и было положено. Им было любопытно и ничто не вызывало опасений. Всегда интересно стать разведчиками в неизведанном мире. Приключение сулило новые переживания и открытия. Как можно было от такого отказаться двум юным, неопытным и очень оптимистичным существам?

Можно конечно сказать, что что-то пошло не так. Но всё пошло именно так, как надо. В этом то и была проблема.

Как и в первый раз, стало чуть холодней, темней, и детей окружили серые тени. Когда они почти дочитали заклинание, температура ещё больше понизилась, а тени сгустились и обрели очертания. Между Мишей и Кирой образовалась вибрирующая воронка из воздуха, она ширилась и углублялась. Стало казаться, что её хвост уходит прямо в пол, как в глубокий колодец. Тени подступали ближе. Провалы глаз уставились на ребят в немом упрёке. Миша почувствовал, что руки у Киры дрожат. А он сам боялся даже пошевелиться. Где то близко была очень важная мысль, но Мишка никак не мог за неё уцепиться.

- Что отроки юные ищут, - вопрос впился в мозг, как колючка, - знаний или богатства, силы или почёта?

Тут Миша ощутил,что Кира ускользает от него.И память, как приливная волна, принесла ему бабулины слова: не отпускай Кирину руку, милый. Как будто бабушка погладила его по голове. Ему стало не так страшно, и он увереннее сжал руки девочки в своих.

А тени продолжали вопрошать и закружились, набирая скорость. Теперь они теснили Мишу и Киру в холодную воронку, которая, казалось, просверливала мир насквозь. Девочка сидела с закрытыми глазами, словно была погружена в сон. Мишка не знал, что говорить и как себя вести. Холод усиливался. Одна из теней отделилась от общего хоровода и повисла перед Мишиным лицом:

- Тебе тут не место, - шипела она, но рта на лице не было,в глубоких глазницах будто алели угли, а Мишке казалось, что ему в лицо метёт ледяной снег.

- Незрелым существам запрещено, - к первой присоединилась ещё одна.

- Плати, чтобы уйти или готовься остаться, - химера явно не шутила.

- За него уже попросили в главе о грядущем, - принюхавшись, изрекла вторая тень, - и отдали дань…

Тени испустили жуткий вой и нырнули в воронку. За ними потянулись остальные, всё происходило очень быстро, но за последней тенью в яму угодил и Мишка. Мальчика развернуло, и сначала потащило по спирали, а потом его правая нога оказалась в воронке, чего он сразу даже не почувствовал из-за неразберихи и жуткого холода. А когда заметил, у него наконец-то прорезался голос. Не голос даже, а писк жертвенного петушка. Но даже этот писк всё же вывел Киру из забытья. Она тут же вцепилась в Мишку и упёрлась коленями в пол изо всех сил.

- Пин, пен… пента, - сипел Мишка, дико вращая глазами. От испуга у него все слова улетучились из головы прямо в этот ледяной колодец, который засасывал его медленно, но неумолимо.

- Что?! Что делать, Миш? – Кира беспомощно крутила головой и ехала на коленках по паркету вслед за Мишкой. Она отпустила одну его руку и пыталась за что-нибудь ухватиться.

Тут всё стихло. Как будто ничего и не было. Кира сидела прямо на стёртой почти наполовину пентаграмме, её синие джинсы были все перепачканы мелом. Мишка лежал рядом, правой рукой тёр глаза, а левой всё ещё держался за руку девочки.Они оба тяжело дышали и не могли найти слов, для того, чтобы дать выход эмоциям. Через несколько минут дети не сговариваясь, поднялись, не разжимая рук, обулись, и вышли на улицу.

Там всё так же сияло прекрасное знойное лето. Пережитые ими только что ужасы никак не вязались с ясным днём. Со стройными тополями во дворе, тёплым песком около лавочек и суетой воробьёв. Дело шло к вечеру, скоро закончится рабочий день. Хорошо было бы пойти и убрать весь тот бардак в комнате. Но, они стояли, держась за руки,и просто были благодарны друг другу за эту поддержку.

Первой заговорила Кира:

- Миш, тебе попадёт за беспорядок. А те привидения – они, похоже, не то, чтобы злые, а больше чужие и безразличные. Мы больше не будет их звать. Никогда! Ладно?

- Угу, - вздохнул Мишка, в такой ситуации он не мог позволить девочке быть более мужественной, чем он сам, - ты пойдёшь со мной или домой?

- С тобой… - Кира кивнула и улыбнулась.

Мишка перехватил её ладонь удобнее и понял,что он вообще больше никогда не хочет отпускать эту руку.Понял, что девочка, которой она принадлежит, совсем не вредная. А, как говорит его папа, очень симпатичная, и милая.

Порядок был наведён и урок усвоен.Книжку убрали куда подальше. И, похоже, ребятам даже не надо было договариваться, что рассказывать об этом происшествии никому не следует. Никогда. По разным соображениям.Когда Мишины родители вернулись с работы, они застали образцовый порядок и Мишку с Кирой, занятых увлекательной настольной игрой.Взрослые, улыбаясь, переглянулись, и папа сказал:

- А права ведь оказалась Полина Сергеевна – они подружились ровно через три года. Вот что значит жизненный опыт!

06.12.2019

+2
81
14:54
Интересно. После прочтения осталось ощущение нежности, тепла и светлой грусти (жаль бабушку), thumbsup
15:20
+1
Благодарю за тёплый отзыв!
Загрузка...
Михаил Кузнецов

Другие публикации