X Перекрёсток космонавтов

Автор:
Alex Vikberg
X Перекрёсток космонавтов
Аннотация:
Рассказ
Текст:

Счастьем могут наслаждаться только свободные люди,остальные предпочитают обходиться иллюзиями.


1 Верность Семёна

Поскрипывая блестящими педалями внутри уницикла , Шимоза нёсся, словно заяц, вдоль исполинских шарей регулярного парка поместья Меровингов. У него было всего несколько минут, чтобы передать крайне важное сообщение в совет директоров HELIUS: «Империя готовит ответный удар за поражение при Луне!»

Буквально сейчас прошло совещание в библиотеке, где обсуждалась акция по уничтожению базы Эль-Катиф. Шимоза прекрасно понимал, что получи совет директоров вовремя горячую информацию, можно избежать многих совсем ненужных потерь.

Весь его тщательно продуманный план мог разрушиться благодаря безумным идеям Ленара. И ведь насколько убедителен бывает маэстро, когда увлекается очередной идеей-фикс. Столько усилий, риска, лишений, - всё, всё летит к чёртовой бабушке из-за вздорных прожектов импресарио. Бред! Бред, да и только! Впереди показалась развилка, ведущая к тайному передатчику в чаще диких мангровых деревьев.

***

Лёгкий ветерок приятно охватывал тело вечерней прохладой, раскачивая парусиновый навес балкона. Ленар, граф и Семён расположились в шезлонгах с десертом мороженного под лучами догорающего заката.

- Итак, наш двойной агент, товарищ Шимоза, пребывает в святом неведении относительно своей роли в дьявольском плане меня любимого или же о чём-то догадывается? - подняв фарфоровую ложечку для привлечения внимания, обратился Ленар к Семёну.
- Кэп, Шимоза погнал докладывать. Надо было видеть с каким рвением он жал педали, боясь не успеть на сеанс связи. HELIUS ему целый телеграф оборудовал в зарослях.
- Так, так, замечательно! Граф, вы полностью уверены, что гвардейцы не подведут и транспорт доставят вовремя?
- Ленар, я могу сомневаться в себе, но не в гвардейцах. Каждый офицер гвардии, прежде всего, потомственный арн и патриот империи. Умрут за свои идеалы.
- И вот, граф, кто бы думал, что пламенный эсер и астер может променять бомбы с нитроглицерином на работу в театральном агентстве.
- Кэп, из двух зол выбирают меньшее. Я совершенно уверен, что, как только корпорация расправиться с империей, тут-же возьмётся за промывку мозгов жителям системы, и прощай романтика революции. Эти клоуны всё опошлят и изгадят. Лозунг «В борьбе ты обретёшь право своё!» будет испачкан соплями фликов . Вы только вслушайтесь в само звучание этого слова - «флики». Нет, тогда лучше: «Да здравствует Император!» Нельзя чувствовать себя великим, растаптывая сапогом пролетариата навоз истории! - с этими словами Семён погрозил кулаком неведомому врагу в районе мангровых болот.

Ленар с графом горячо зааплодировали пламенной речи бывшего члена боевой организации эсеров. На пандус вкатил запыхавшийся директор и с трудом выбрался из ажурного экипажа.

- Откуда вы, милейший, и на такой скорости? - свесившись с балкона поинтересовался Ленар.
- Боялся не успеть до заката. У меня, знаете ли, куриная слепота: стоит солнцу нырнуть за горизонт, как я основательно слепну. А в парке можно совсем потеряться - южная ночь наступает мгновенно.
- Это было бы крахом для всей компании. Берегите себя, без вашей энергии будет крайне затруднительно исполнить прожект. Я сейчас прикажу камердинеру Вас морсом напоить. Они у него такие замечательные. Вроде бы механизм, а вот, поди ж ты, с особым умением, свойственным только ему. Инженерная загадка. Почти как у людей.
Не успел Ленар договорить, а Гектор уже подносил спортсмену, подёрнутый влагой, стакан с холодным напитком.
- Уф, вовремя, просто блаженство, - сделав несколько глотков, поблагодарил Шимоза.
- Это вам спасибо, что успели отсалютовать Луне.
- Что, извините?! - поперхнувшись морсом, закашлялся директор.
- А вы на что рассчитывали? Чтобы вам дали запросто раскатывать по поместью на одноколёсном липиседе! Вы меня поражаете космической наивностью. Эх, давненько я никого не травил. Смерть врагам империи! Теперь вы отработанный материал. Как морсик?

Граф сверху с видом знатока посмотрел на директора.

- Да, батенька, что же вы так неосторожно. Маэстро Ленар весьма злобный тип, когда из него пытаются сделать марионетку. Теперь сутки на всё про всё. Не профукайте. У вас ведь, кажется, семья в Эль-Катиф, дети?
- Вы опять?
- Что?
- Блефуете?
- Ничуть. Выбор за вами. Идёмте к нам. Сегодня у Гектора, кроме морса, замечательное фисташковое мороженое. Прекратите волноваться, помнится, в прошлый раз у графа чуть инфаркт не приключился. Но не случилось. - Ленар улыбнулся графу. - Впрочем, примите мои поздравления - великолепная игра!
- Как вы догадались?
- Предупреждён об особенностях вашей гнилой натуры ещё с Ганимеда.
Шимоза облегчённо вздохнул, значит им не всё известно. Значит игру можно продолжать. Шахматная партия ещё не закончена и проклятый Ленар не спасёт прогнившую насквозь империю. Что может один абсолютно безумный человек против диалектики истории. Что значит идеалы? Фигня полная, идиотизм в квадрате. Ещё немного и все эти напыщенные бараны в золотых эполетах, так цепляющееся за своё происхождение, уйдут в небытие, предоставив широкое поле деятельности людям, построенным на иных принципах, стремящимся к настоящим результатам, без оглядки на всякие там замшелые мОрали и правила.
- Меня шантажировали, что я могу против службы безопасности HELIUS. Сначала ваш сын, нападая на транспортные конвои, поставил под сомнение базу на Европе, потом SBH принудила сотрудничать с эсерами.
- Однако, вы фрукт. Ну-с крещением. Здесь нет человека не отведывавшего яда Ленара, за исключением Гектора. Железяка, что с ним сделаешь! - заметил граф.
- Итак, вам надобно убедить совет директоров пойти на сделку с империей Арнов или к семье, дорогой друг, с поцелуем смерти на устах.
- Ах ты гад! - выкрикнул Семён, спрыгнув с балкона, вцепился в горло предателя. -- Ты стучал в корпорацию сразу! Удавлю самолично!

Ленар с графом поспешили сбежать по лестнице и с трудом оттащили возмущённого эсера.

- Ленар, умеете окружить себя личностями! - поправляя одежду, упрекнул граф.
- Только благодаря великосветскому чистоплюйству графьёв вовлечён в эти страсти. Здесь на болотах, под корнями мангровых деревьев разлито настоящее, стопроцентное счастье, и что вы сделали с моим уникальным раем? Молчите уже, иначе, обижусь навсегда! Звоните агентам, пусть уничтожат осиное гнездо, Эль- Катиф. Сказали - сделали, что тянуть?
- Надо вывести гражданских.
- А корпорация разбомбила бы в миг, без сантиментов. Вот вам и церемонии аристократов. В этом Ваша слабость.

Ленар обернулся к директору:

- Дорогой, а ведь там ваша семья.
- Да, действительно. Спасибо, граф. Я уже совсем отчаялся их спасти.
- А вы мне гуманизм, гуманизм! Не путайте с порядочностью, пожалуйста! Не могут арны из приличных семей убийством младенцев заниматься из-за графенов. Вот за идею - это, да! Но банальное сребролюбие - фу, какая гадость! Ну так-с: противоядие получите, когда вернётесь с задания. Не доверяю вам, испорченный вы стяжательством человек. Кстати, хоть раз задумывались о результатах? Ага, вот оно святое недоумение в глазах. Поздравляю с озарением.
- А вы знаете, что Семён зачипован? - с подленькой улыбкой спросил директор.
- Семён? - Ленар повернулся к переменившемуся в лице эсеру. После драматической паузы, во время которой эсер чесал затылок, ёжился и пыхтел, боевик ответил:
- Так это затея Антона, Кэп. Мы все одна общая семья, нам нечего скрывать друг от друга, - произнёс заученную фразу, словно мантру.
- Дела, - Ленар присел. - никому верить нельзя! Кругом одни враги! И чё, давай вытащим дрянь, и дело с концом. Или предпочитаешь дзен буддизм?
- Сказали, дураком стану. Нельзя вынимать.
- Тебе можно за это уже не беспокоиться, всё случилось гораздо раньше. Граф, а если его алюминиевой краской обработать, чтобы не фонил? Жалко пассионария. Железного дровосека сотворим, товарища Гектору: им будет о чём поговорить.
- Вы серьёзно? - насупился Семён.
- Вполне, молодой человек. Мне, например, вовсе не доставляет удовольствия знать, что кто-то рассматривает, как я ем или, извините, пошёл в ватерклозет.

Граф достал ультразвуковой свисток.

- Немедленно попрошу гвардейцев посадить вас в свинцовый ящик.

Семён вскочил на брошенный уницикл и с невероятной скоростью устремился прочь от безжалостной компании в сторону кованных ворот.

- Гектор, каковы шанса у объекта сбежать? - спросил Ленар камердинера, разглядывая в морской бинокль велосипедиста.
- Ноль, маэстро, полный ноль без дробей.
- Ага, пусть тогда покатается. Потом верни товарища Семёна к нам на медицинское обследование. Хирургом работал?
- Нет, но могу вставить перфокарту с инструкциями и быстро освою.
- Гектор, ты неподражаем! Но постарайся не пугать меня скрытыми талантами, иначе, продам графу, а у него ты быстро деградируешь до халдея в блестящей ливрее.
- Маэстро, с вами лучше на запчасти, чем к графу в услужение. У вас можно хирургом стать.
Гектор благодарно прослезился каплей машинного масла.
- Растрогал до невозможности, догоняй буревестника. Дело к ночи, а я ещё не принял обязательной мадеры. Граф?
- Да, да, конечно, присоединяюсь, - согласился вельможа.

Гектор бережно доставил, стянутого ремнём AstroProfi, беглеца в поместье. Робот, раскачиваясь на универсальном колесе под тяжестью узника, въехал по парадной лестнице в столовую. Операцию решили провести на обеденном столе, чтобы в привычной обстановке не дрогнула рука у начинающего эскулапа.

- Семён, у нас только один вопрос перед возможным блаженством. Последние желание?
- Если выживу, в глаз директору можно зарядить?
- Даже и не обсуждается - обязательно! Я его самолично подержу: чтобы мстил изящней, хотел расколоть ряды тимуровцев , шпана уличная!
- Не надо, - раздалось из-за спины. - Пусть уже, вдруг взаправду повезёт. Потерплю! - вытянув шею от любопытства, разрешил Шимоза.

Гектор, облачившись в накрахмаленный поварской фартук и колпак, воткнул в отверстие на груди перфокарту и сосредоточенно замигал лампочками.

- Не томи, Авиценна, - зло потребовал Семён. - Да, ты поустойчивей встань, опустись с колеса на опоры.
- Не учите, товарищ эсер, в программе всё есть. Правда, она не совсем подходит для людей, но у млекопитающих, на мой взгляд, всё одинаковое.
- Подождите, садисты! А что он там читает? - запротестовал Семён.
На корешке перфокарты мелким шрифтом было написано: «Чипирование крупного рогатого скота».
- Не беспокойся, Семён, всё будет как надо. Граф? - Ленар показал название, - Думаю, подойдёт. Вы как считаете?
- Абсолютно, экселенс.

Граф с серьёзным видом достал из нагрудного кармана монокль, чтобы не упустить мельчайших подробностей операции. Он легонько постучал тростью по гулкой спине робота.

- Голубчик, только наоборот, надо вынуть, вы меня понимаете?
- Маэстро, вы меня ещё не продали? - бесцветным механическим голосом спросил камердинер.
- Всё, режь, пили уже, обижаться надумал.
Семён ещё продолжал стонать, когда на стол легла мигающая капсула с нейроволокнами.
- Раздавить?

Электрический хирург занёс металлическую руку.

- Ни в коем случае! Гектор, скормим тапирам. Пусть сынок познакомиться с нравами диких хрюшек. Думаю, их стадная жизнь весьма любопытна для изучения.


После слов Ленара в столовой повисла тишина. Всем стало неловко: совсем живому астеру лоб расковыряли из-за страха перед неизвестными наблюдателями. Могли, действительно, отпустить навсегда, вместо этого захотели посмотреть, что будет, если извлечь вживлённый чип.

У Семёна неглубокое дыхание медленно поднимало грудь, указывая на ещё теплящуюся жизнь в мятежном теле эсера. Череп с круглым отверстием на лбу казался навсегда обезображенным, если не знать, что умные нанобактерии уже приступили к регенерации костных тканей и через несколько часов на повреждённом участке невозможно будет найти следов операции.

- Доктор, какие прогнозы?
- Выживет, в справочнике указано, что на производительности быков эта процедура никак не отражается.
- Вот металлическая башка! А что с душой?
- Вы меня об этом спрашиваете?
- Извини, переволновался. Подождём до завтра. Мадеры принеси.

Ночью проснулись от жуткого грохота. По второму этажу ломился во все двери перебинтованный Семён с криком: «Где директор!» Ленару пришлось успокоить больного:

- Семён, горишь жаждой мщения! Поздравляю, значит мозги в порядке! А директора мы отправили на Луну с боевым заданием: убедить корпорацию снять блокаду в обмен на Эль-Катиф. Прилетит и, ради ярости Космоса, соглашение в силе, бей по мордасам.
- Кэп, а вдруг сбежит? Я не переживу.

Семён потрогал забинтованную голову и скривился от боли.

- Даже и не думай! Вернётся обязательно за противоядием. Сейчас ложись. У тебя постельный режим. Гектор, принеси ему горячего молока с мёдом.

2 Неожиданная встреча

Дни в огромном и мрачном замке Рема Великолепного походили один на другой, словно, время растянулось вдвое и забыло, напрочь, для чего оно это сделало. Принцесса Ти устала выслушивать советы ворчливого Рема по поводу её здоровья. Старому дожу было неловко за свои манеры во время похищения, и теперь он пытался исправить невыгодное впечатление.

Взяв из гаража интроцикл, принцесса поехала в Музей Колонизаторов. Прогулки за город давали ей ощущение свободы и принцесса невероятно дорожила этими вояжами. В отличии от земных арнов она вовсе не страдала от всяких там трагических воспоминаний.

Может быть, это было связано с воспитанием во дворце Нибиру, где будущей жрице, с детства внушали, что интересы всей расы, гораздо выше собственных. Инков постоянно приучали к мысли без сожалений пожертвовать свою жизнь для благополучия расы. Если кто-то начинал жалеть себя, то такого инка немедленно отдавали на завтрак драконам, чтобы не создавал прецедента.

Ти всегда удивлялась, когда арны начинали переживать о своих неудачах или вспоминать умерших родственников. В культуре инков не было героев, но не было и великих неудачников. Вообще, ничего такого не было! Да и не могла быть. Поэтому она с удовольствием каталась мимо стоянки, где когда-то стояла яхта Ленара, и где она придумала сценарий своего первого выступления перед большой аудиторией. Её, наоборот, переполняла гордость, что смогла ввести в транс сотни тысяч марсиан. Да, тысячи умерли! Но теперь она знает, что может гораздо больше молодых инков, которые ещё недавно смеялись над ней и прочили незавидное будущее на посту верховной жрицы.

Принцесса издалека увидела знакомый силуэт космической яхты с характерными колонными роторов на верхней палубе. Ей сразу подумалось, что Ферапонт наконец-то прощён, и маэстро вернулся, чтобы забрать их на вершину снежной Пальмиры из пыльного и унылого Арагона.

- Маэстро Ленар! - вбежав по аппарели на палубу, позвала принцесса.
- Милочка, вы кого-то ищите?

Из кают-компании спустилась пружинящим шагом стройная арна неопределённого возраста. По прямой спине и грациозной походке, можно было сразу догадаться, что это профессиональная танцовщица.

- А где хозяин яхты? - на всякий случай спросила инка, начавшая подозревать, что с Ленаром что-то случилось раз без него на яхте хозяйничает посторонняя женщина.
- Вы собственно кто? - арна приподняла брови, удивлённая необычной внешностью рыжеволосой принцессы с вытянутыми зелёными зрачками.

Из кабины пилота показался молодой человек, с таким же гордым профилем, как у женщины, только выше ростом и с небольшим шрамом на щеке. Принцесса сразу узнала сына Ленара, благодаря фотографии в каюте маэстро. Зная по рассказам Ферапонта о репутации эсера, решила не искушать судьбу и вернуться в замок. Ти повернулась к выходу, но Модлен преградила дорогу.

- Мы знакомы?
- Позвольте. Я ошиблась.

Принцесса попробовала отстранить Модлен, чтобы пройти, но та не двинулась с места, желая узнать, почему эта инопланетянка врёт. Чем это таким она ошиблась?

- Мама, это принцесса Ти. Ученица Ленара, - сообщил Антон.
- Ого, дорогуша. И зачем Вам нужен этот негодяй? - спросила Модлен холодным тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

Не понравился Ти вопрос арны. Ей после бегства с Нибиру, требовалась соблюдать максимальная осторожность с подобного рода дамами. Привыкшая с детства к дворцовым интригам, она прекрасно понимала, что может представлять интерес для разного рода шантажа. Начёт Модлен у неё вовсе не было никаких иллюзий, раз эта арна вырастила террориста.

«Надо немедленно действовать, - подумала Ти, - иначе опять запихнут в какой-нибудь пыльный сарай».

Принцесса внезапно схватилась за уже обозначившийся живот и вскликнула: «Ай- яй!». Потом присела, выбросив вверх руку, ударила в нос Модлен, сломав основанием ладони хрящ вовнутрь черепа. Та отшатнулась от внезапной боли и получила вдогонку ребром подошвы байкеровского сапога в колено, на которое инстинктивно перенесла вес тела после внезапной атаки. Принцесса, перепрыгнув через поверженную Модлен, побежала к жужжащему гироскопом интроциклу.

Отчаянно клаксоня, взволнованная принцесса затормозила у главного входа, торопясь побыстрее сообщить Рему о неприятной встрече. Встревоженные обитатели замка выскочили на крыльцо. Камердинер с Нергом едва успели поймать интроцикл, когда Ти выключила гироскоп.

- В чём дело? - закричал Рем, подбегая.
- Там, там, Модлен с Антоном, хозяйничают на яхте. Они пытались меня схватить. Надо срочно найти Ленара, с ним, наверняка, что-то случилось.

Рем оказался в сложной ситуации, ему давно хотелось избавиться от гостей. Отправить их с Антоном представлялось совершенно удачным решением. Но Ленар никогда не простит ему, если он самолично распорядиться судьбой принцессы.

Как он понял, Антон прибыл за Нергом и столкнулся с принцессой, будь она неладна со своими моционами. Тут ещё этот авантюрный проект с атакой на Луну. Конечно, сейчас для корпорации принцесса бесполезна. Но, Холодный Космос, ещё неизвестно от кого она носит ребёнка под сердцем. Никогда не знаешь какие тайны хранит женское сердце.

- Фараон, интроцикл хорошо стоит?
Камердинер щёлкнул подножкой и отпустил машину, демонстрирую устойчивость аппарата.
- Скрути Нерга, и в подвал.

Камердинер немедленно дал разряд высокого напряжения и потащил обездвиженного молодого человека по блестящим ступеням парадного входа вовнутрь дворца, натужно скрипя резиновыми гусеницами на мраморных плитках.

***

От чашек с какао поднимался приятный аромат, сдобренный запахом жаренных гренок. Гектор после блестяще проведённой операции по извлечению чипа был в ударе. Граф изменил вечно чопорный вид на добродушную улыбку чиновника, встречающего первые лучи солнца за хорошим завтраком.

- Семён, можете уже радоваться - вы свободны!

Ленар сделал глоток бодрящего напитка, и подумал: «Что может испытывать человек, оказавшись заложником столь необычной операции. Это ведь не наркотик или ещё какая вредная привычка, которая деформирует волю разумного существа при помощи химии. Здесь совсем другое - безысходность. А как тогда Семён умудрился сохранить свою бунтующую натуру?

- Ну и что? - Ленар повторил вопрос, видя замешательство бывшего раба электронного устройства.
- Странное ощущение. - Семён осторожно пощупал лоб, на котором не осталось ровным счётом никаких следов после работы нанобактерий. - Нет нужды помнить, что за тобой следят. В тоже время исчезло чувство защищённости.
- Но как же вы на этакое решились? Ведь подобные хирургии полностью противны природе человеческой?

Представив себя на месте Семёна, Ленар скривился, настолько ему был неприятен сам факт существования подобной мерзости. Ему даже захотелось погладить какую-нибудь животину, чтобы успокоиться, например, кошку или собаку. В общем что-то привычное.

- Сначала ничего страшного. Конечно, пугают там ерундой всякой, при этом показывая на товарищей, у которых со здоровьем всё в порядке. Со временем привыкаешь, стараешься забыть, что тебя могут видеть. Самое неприятное, когда узнаёшь, что тобой управляли, когда ты думал, что свободно принимал решение.
- Граф, а почему империя не приняла к действию контроль головы? Это ведь какое счастье - полный контроль!
- Маэстро, вот вы полагаете себя разумным, тогда ответьте на вопрос: Если кому-то сделали подобное, кто может гарантировать, что и тебе не вставят? Увольте от подобных перспектив! У меня в ЦК всё отлично работает и без этих новшеств, на обычных правилах и формулярах.
- Да, посмотришь на этих революционеров, и совсем грустно становиться. Гектор, мои поздравления, гренки восхитительны!
- У меня столько энергии после вчерашней операции. Хочется оперировать и оперировать! - робот мечтательно закрыл глаза диафрагмами. - Можно вставлять и вынимать чипы.
- Эх, жаль, что штурмовики графа лишили тебя на Церере перспектив. Но, думаю, сын новых бойцов сделает, талантлив подлец! Опосредованно, но помог камердинеру изготовить приличный завтрак. Граф, ваше мнение?
- Должен согласиться. Хотя вовсе не понимаю, отчего стандартный рецепт в исполнении счастливой машины меняет вкус. Мистика, да и только!
- Я не счастлив, я удовлетворён, извините, - поправил Гектор
- Однако!

От дерзости электрической прислуги у графа выпало пенсне.

- Граф, это всего лишь головокружение от успехов. Я его по скидке брал с дефектом: «дурость камердинера» называется, - объяснил поведение слуги Ленар.
- И позволили меня оперировать? - упрекнул Семён.
- А другой бы не стал. Первое правило роботехники: «Не навреди человеку» у него слегка глючит. Но только слегка. Не кипятитесь. Чё свобода не нравиться?

Раздался резкий звук латунных колокольчиков телефона Белла. Гектор молнией принёс трубку и замер навытяжку, в ожидании команд.

- Гектор, прекрати паясничать! - забирая телефон, приказал Ленар. - Граф, смотрите, - это ваша работа, напугали Железного дровосека!

И уже в трубку:

- Поместье Ленара.
- Узнал? - раздался голос Рема, - Тогда слушай. Забери, ради Космоса, от меня принцессу. Тут Антон образовался с Модлен. Хотят аннексировать принцессу. Дайте, наконец, старику счастье личной жизни!
- Во как! У нас блокада! Звёздный флот ещё не вернулся. Марс, насколько я знаю, отозвал свои войска после смерти императора. Так что потерпи. Скоро прибудет Ромео верхом на бомбе и заберёт рыжее счастье!

3 Гвардия империи

Последний взломанный контейнер с гелием занял своё место в огромном трюме космического брандера. Дредноуты империи выстроились в боевой порядок, готовые вести конвой к Луне. Солнце отсюда казалось не больше лампочки Эдисона на далёком полустанке в заснеженной степи, гвардейцы Империи Арнов выстроились в парадной форме ровными квадратами на палубах перед главными калибрами, над которыми мерцали факелы плазменных экранов.

Император Платон I обвёл взглядом верные ему войска:

- Итак, сегодня мы идём в последний бой за империю, за всё что нам дорого и без чего мы не хотим, и на можем жить! Будущее наших детей зависит от того, как мы будем сражаться. Для каждого из нас такие понятия, как честь и совесть, не пустой звук, не разменная монета. Я ваш император, ещё не успел жениться, не успел испытать радость семейного счастья, у всех есть родные, которые ждут дома, когда вы придёте, и беспокоятся за вас, и вы знаете об этом.

Сейчас перед возможной смертью, я понимаю, что вы моя истинная семья, и я пойду вместе с вами в бой, чтобы вы смогли увидеть слёзы счастья на глазах близких вам людей, чтобы никто не посмел отнять у них родину и превратить в рабов. Пусть наша жизнь и смерть станет вечным неугасимым пламенем в их сердцах, памяти и гордости за вас мои гвардейцы. Мы идём в бой за право жить по нравственным законам, по совести, а не по бездушным правилам выгоды и расчёта. В бой за Империю. За Императора. За жизнь или смерть. За Правду. За Веру арнов, За Родных и Друзей. За каждого из нас без диктатур и диктата корпораций. По боевым местам, Звёздная Гвардия!

***

Ферапонт как всякий неофит прогресса был глубоко убеждён, что империя изжила себя, что надо дать дорогу новому, молодому и современному. Чтобы он не делал в обществе, где правят династии, у землянина с поверхности нет никакой возможности занять сколь-нибудь значимое место среди аристократов. Этот простой вывод ставил большой жирный крест на честолюбивых мечтах юноши показать, что он не глупее других.

***

Военная армада, вынырнув из подпространства, взяла курс на обратную сторону Луны. От стальной махины танкера-брандера отделилась яркая точка и стремительно понеслась к Марсу.

Серый грузовой бот опустил треугольные лапы на площади перед замком. Из люка выскочил Ферапонт и бросился по базальтовой брусчатке к парадному крыльцу.

- Маэстро, где принцесса? - спросил взволнованный секретарь у Рема.
- Так прячу от революционеров. Тут сынок Ленара форменную осаду построил. Чистый хулиган! Пришлось отправить твою барышню в тюрьму на Полярную Шапку.
- Вы сума сошли! Она ведь беременна. Ей рожать скоро.
- Дорогой мой, там прекрасные условия. Лично проверял. Ничего с ней не станется, родит в тюрьме, словно у мамы в спальне!
- А чего нужно Антону от неё?
- Сам в удивлении. Это же просто профессор Мориарти вперемежку с Че Геварой какой-то. Социалист-уголовник с гранатой!

В это время раздался мощный взрыв и тяжёлый бот со скрежетом повалился на бок.

- Вон сам посмотри! Быстрее в дом, - Рем, схватив секретаря под руку, потащил вовнутрь замка.
- Фараон, щиты. Где грёбанные щиты! - задраивая штурвалом стальную дверь с победитовым напылением, закричал Рем в глубь зала. Немедленно повернулись в гнёздах броневые ставни и зал погрузился в темноту. Но через мгновение вспыхнул свет из кристаллов горного хрусталя, висящих на цепях из молибдена.
- Антон явно к вам не равнодушен, маэстро Рем. Будем лечить, - самонадеянно заявил Ферапонт.
- Сопляк ты ещё против этого засранца.
- А у меня есть средство! И хорошее!
- Это какое же?
- Его блаженство Вениамина!
- Это что за хрень-то такая?
- О, маэстро, это ещё какая хрень! У вас рупор есть?
- Зачем? Если что и говорить, то на большую аудиторию. Идёмте со мной, молодой человек. О чём вещать собираетесь?
- О любви и ненависти!
- О, классика, Пабло Неруда!
- Нет, здесь без романтики: Антон использует эсеров для борьбы с конкурентами HELIUS. А самое замечательное, это торговля проститутками с Венеры. Мне, конечно, всё равно, чем нравятся революционерам гермафродиты, но ведь надо дать товарищу более содержательное занятие, чем терроризм и сутенёрство.
- Всё-таки ты социалист! Не понимаю, что нашла принцесса в твоих оттопыренных ушах. Доказательства есть?
- Точно! Могу обнародовать счета Антона. Суммы просто колоссальны! Всё шло через станцию на Европе.
- Вот что производит природа на детях гениев, когда ими занимаются одинокие дамочки: сплошные неприличия. Ферапонт, разъясни, за что борется этот «Фронт освобождения Че»?
- А вы не знаете? Предлагают развалить империю до основания. Равенство, братство, грабь награбленное и всё такое.
- Ага, значит враг, причём идейный!

Рем оглядел портреты своих грозных предков в позолоченных рамах на стенах замка.

- Ты совершенно прав. Договариваться не будем, идём клеймить негодяя. У меня наверху отличная радиостанция.

***

Модлен совсем отчаялась повлиять на настроения Антона. Сильный удар по носу, сделанный принцессой, необыкновенным образом её отрезвил. Арну иногда нужна острая физическая боль, чтобы он задумался над очевидными вещами. До Модлен вдруг дошло, что она пыталась схватить беременную женщину. Это стало последней каплей, тем единственным случаем, который переменил направление мыслей в её голове.
Материнский инстинкт подсказывал совершенно очевидную вещь, что её единственный ребёнок потерял всякую связь с действительностью, что он готов жертвовать невинными людьми для достижения искусственных идеалов. Хорошо, что не наркоман, со здоровьем всё нормально, хотя совсем нет разницы, оттого что дитя стало совсем невменяемым и находится рядом с ним просто опасно.

Она прошлась по яхте, вспомнила, что вот эту дверь в кубрик Ленар выломал, когда она нечаянно закрыла замок изнутри, потом громко ругал бездушный Космос, вставляя новый.

«Ленар, Ленар, ну почему ты не захотел понять женские интересы, примириться с моими недостатками? Подонок упёртый! Всё должно быть по-твоему или никак! Надо поговорить с Ленором, и с глазу на глаз», - сделала она неожиданный вывод и направилась в рубку.

4 Откровения Шимозы

Директор Шимоза торжествовал. Его план готов к исполнению. Несколько лет подготовки, жизнь на задворках системы и вот близость окончательной победы - крах империи! Всемогущая ЦК не смогла просчитать многоходовую партию одного единственного человека. Большинство министров подкуплены и готовы сделаться владельцами целого материка или даже планеты. Всем надоела безграничная власть императоров.

Молодой Платон I сделал недопустимую ошибку: упустил возможность заручиться поддержкой Нибиру. Блестящая победа на Наомой, обернулась катастрофой, настроив против империи население бывших колонии. И даже многоопытный император Пантелемон IV не почувствовал подвоха, когда решился на возврат Марса под контроль империи. Экономика захваченной планеты требует значительных средств, которых у империи нет из-за войны с HELIUS.

Триумф! Другого определения просто нет. Взволнованный Шимоза летел в поместье Меровингов на паромобиле филиала корпорации по базальтовому шоссе из космодрома Янгона к побережью. Он точно знал, что империя находиться в крайне трудном положении, просто катастрофическом в связи с острой нехваткой топлива. Последние запасы были отданы Звёздному флоту для диверсии против Луны, но у них ничего не получиться. Совершенно ничего, ничегошеньки. Внедрённый агент уже начал свою работу и, собственно, оставалось совсем чуть-чуть, совсем немного до полного краха империи. Сейчас можно торговаться сколько угодно, и обещать что угодно, лишь бы этот злобный Ленар дал противоядие.

- Итак, граф, всё улажено. Блокаду корпорация готова снять в обмен на передачу Марса под своё управление.
- Империя не может на это пойти. ЦК всегда с большой осторожностью работало с кланами Марса. Корпорация с её подростковым прогрессом спровоцирует пропитанную средневековыми интригами колонию на новую войну! - граф выпрямил спину. - Всей системе мало не покажется!
- Давайте уже скорее противоядие. Я сделал всё что просили, - потребовал директор, не отвечая внимания на вздорные, на его взгляд, резоны графа.

«Что за глупость такая: не верить в современные методы управления! В корпорации, например, всё работает: тренинги, программы личного роста, социальные проекты, чипы слежения, наконец! Никто не жалуется. У корпорации огромная сеть филиалов в каждой колонии. Никто и пискнуть не смеет. Кто бы говорил. Сами недавно воевали с Марсом. Ретрограды замшелые!» - возмутился Шимоза, но говорить ничего не стал, чтобы не злить вельможу.

- А зачем? - спросил Ленар с недоумением.
- Ну как же. Мы ведь договорились? - возмутился директор, не ожидавший такого ответа.
- Вот интересная вещь получается. Объясните, граф, как уволенный непонятно кем начальник станции с задрипанной Европы мгновенно убедил совет директоров снять блокаду с Земли? Не понимаю насовсем?
- Ленар, мы отправили парламентёра с вескими аргументами, - ответил вместо директора граф, убеждённый в незыблемости дипломатических этикетов, ну и имперского, естественно.
- Забыл отметить, граф! Думаю, вы со мной согласитесь - такие переговоры за один день нет никакой возможности провести, а вот наш пострел везде поспел! И, знаете, почему? Нет, конечно, критичность ситуации и всё такое, но вот вопрос?! А что, империя прямо щас будет взрывы делать? Или сначала нужно пригнать танкер с орбиты Юпитера? Поразительная скорость переговоров! Просто космическая! А это о чём говорит? Что жизнь господина Шимозы имеет слишком большое значение. И это, по меньшей мере, странно, учитывая менталитет директоров HELIUS!

Граф протёр пенсне и с вниманием посмотрел на полного арна в костюме с чужого плеча, который выглядел более чем невинно, если не знать, что это один из руководителей могущественной корпорации.

- Да-с, неожиданные наблюдение! Вы знаете, а я, пожалуй, с вами соглашусь. Субъект нам попался с начинкой.
- Враг и контра, я сразу почувствовал, - Семён размял шею, - Давить надо прямо щас, - и дал директору в глаз. - Подняв указательный палец, объяснил, - Был уговор! - Осмотрел результат, повертев в крепких пальцах голову директора с начинавшим расти синяком, и предложил, - А теперь, абсолютно бесплатно, предлагаю удавить, как конченную гниду. - Семён достал из кармана свой знаменитый репшнур.
- Подожди, нельзя отправлять без покаяния. Это антигуманно и непрактично. Давай, приготовь субъекта для дознания, - остановил Ленар мстительного эсера.
Семён вместе с Гектором закрепил ремнями AstroProfi брыкающегося директора на дизайнерское кресло из металла на зелёном куске прорезиненной ткани.
- Кэп, а где сейчас злобную гиену брать для пыток? У меня сплошная стерильность в ботинках после водочных протираний, - громко спросил Семён.
- Так и не надо. Гектор ему вчера чип Антона скормил за ужином. Сейчас послушаем откровения нашего делегата.
- Вскрывать будем? - Семён потёр руки и подмигнул директору.

При этих словах Гектор насторожился, не веря своему счастью, и с готовностью мигнул всеми огоньками единовременно.

- Обойдётесь: разговор записан через спутник на проволоку. Гектор, вези магнитофон из радиорубки.

Камердинер притащил аппарат и начал крутить изогнутую ручку динамо для выработки электрической энергии. Над вольфрамовым диском поднялся столбик голубоватого света с алыми прожилками.

В библиотеке из плазменных колонок раздались голоса директоров, обсуждавших действия корпорации HELIUS. Стервятники с воодушевлением рвали систему Солнца на зоны влияния. Шимоза кричал громче всех:

- Я с Платоном абсолютно всё решил, или вы хотите получить Хиросиму? У меня надёжный человек в окружении императора. Земля остаётся за мной! В противном случае уничтожу Луну на раз, на щелчок пальцев!


Дальнейшее, к сожалению, разобрать не удалось за урчанием желудочных соков возбуждённого оратора.

Все уставились на директора, словно увидели нечто очевидное и невероятное. Он сидел на сваренном из пневматических цилиндров кресле с невозмутимым видом, похожий на монгола в буддийском храме.

Насладившись произведённым эффектом, Шимоза поинтересовался:
- Не ожидали?
- Ожидали, но не таких магазинов. Теперь совсем непонятно, что с вами делать? Давно хотел из научного интереса посмотреть вблизи как умирают от яда.


Ленар похлопал себя по карманам в поисках ампулы с ядом, потом вспомнил, что фамильным средством пугать уже бесполезно. Со злостью затянул на пленнике ремень AstroProfi, превратив в неподвижную куклу с вытаращенными глазами.


- Вам это не поможет, императору точно! - прохрипел Шимоза, посиневшими от нехватки воздуха губами.
- Вы что этим хотите сказать, милейший? - спросил Граф, наклонившись к пленнику.
- Если не дадите противоядие, весь «Звёздный флот» вместе с Платоном I исчезнет навсегда, уничтоженный взрывом танкера.
- Но, но, осторожнее. Мы верим в гуманизм во имя общественного блага. Пытать будем до победного конца.
- Не посмеете. Больше не испугаете носками Семёна.
- И не надо. У нас для этого начинающий хирург есть, кстати, подающий большие надежды. Гектор, можешь обнаружить программу проктолога? И прихвати старую, пожалуйста.
- Маэстро, а не проще сделать полостную операцию? - предложил Гектор, мигнув с надеждой лампочками.
- Опять дерзишь, Авиценна! Иди, ищи уже. Будем чип извлекать.
- Может подождать, говорят, через пару дней само выходит?

Граф брезгливо потыкал обездвиженного директора тростью в живот.

- Нет никакой возможности, сейчас вставим в голову чип и запоёт фальцетом. Антон хитро придумал с этими штукенциями. Вот и у меня будет надёжный соратник.

Ленар заботливо расчесал волосы громко сопящего директора, после чего затолкал расчёску в нагрудный карман своего бывшего пиджака.
- Жизнь императора и тысяч гвардейцев вам безразлична? - нагло улыбаясь, спросил Шимоза.
- Вот тварь!

Семён влепил упорному директору хорошую затрещину.

- Извините, маэстро, душа горит. Можно ещё?
- Обязательно! - согласился Ленар с помощником.

Семён повторил с другой руки.

- Продолжайте, что там ещё за уродца родил ваш мозжечок, господин Шимоза.
- В танкере бомба, которую взорвут, когда эскадра построится пред атакой на Луну. Звёздный флот императора превратится в космическую пыль.
- Кто это взорвёт, позвольте узнать?
- Ваш секретарь Ферапонт.

Шимоза хитро стрельнул глазами, надеясь увидеть растерянность или злость. Но Ленар, когда ему угрожали, наоборот собирался, в его организме возникала абсолютная концентрация эндорфина, заставляющая радоваться грозящей опасности.


- Так-с, звоним Рему, причём немедленно! Надо предупредить о диверсанте. Гектор, срочно крути колёса в радиорубку.

5 Удар в спину

Ферапонту удалось прочитать текст несколько раз, прежде чем антенную мачту снесли электромагнитной пушкой, лишив замок связи с внешним миром. Единственным желанием секретаря было увести свою любовь на Европу, он знал одну тайну, с помощью которой хотел кардинально изменить свою судьбу. Ферапонт надеялся, что это знание поможет ему занять равное с принцессой положение.

Антон навербовал из марсиан, бывших ветеранов войны с империей, армию профессиональных бойцов. Вечно враждующие марсианские кланы не собирались помогать Рему, считая, бандитов его личным делом. Торопясь вырваться из осаждённого замка, Ферапонт несколько раз предпринимал безуспешные попытки отремонтировать искалеченный бот, но безуспешно. Рем вёл привычный образ жизни, ничуть не волнуясь за производившуюся осаду.

- Рем, неужели нет никаких тайных ходов, чтобы покинуть замок?
- А зачем? У меня всё есть: бассейн, бильярд, библиотека, хотя, я заметил, ты не любишь читать. Антон, наверняка, уже надоел своим грохотом соседям. И скоро, уверяю тебя, его попросят на выход. Ничего и делать-то не надо.
- А принцесса?
- А что принцесса! Родит здорового малыша, как и предписано природой, или нет, что тоже бывает. Идём, лучше, партийку в шахматы сделаем, я тебя чифир пить научу, время и пробежит. Расскажи, что там у тебя за дела со Вторым отделом, Вениамина какая-то, что за диковинка?
- Будто не знаете, что Венера населена гермафродитами. Так вот капитан Вениамина он и есть? Этот самый, ну вы поняли!

Рем вопросительно посмотрел поверх пенсне, водружённого на переносицу для прочтения свежей газеты, только что доставленной подземной скоростной пневмопочтой прямо из редакции «Хроники Марса».

- Вот, представь себе, не знал. Рассказывали что-то, но мне было не до них. И что за дела у Антона с Вениаминой? Сладкая парочка? – Рем весело подмигнул и постучал костяшками пальцев. – Динь, динь?
- Если бы. Антон держит бордели по всей системе. А работают там… Угадайте сразу, и совсем не добровольно.
- Бедный Ленар, боюсь, его сердце таких радостей не перенесёт. Хорошо, что мой мальчик уже никогда не узнает, кем стал друг детства. Лети спокойно в Вечном Космосе, сынок.

Рем поднял к верху глаза и перекрестился.

- Так вот, правительство Венеры вовсе не в восторге, что похищают его подданных.
Внезапно Рем в негодовании хлопнул рукой по передовице и бросил на стол смятую газету.
- Вот тварь! Что удумал! Не дождётесь! Фараон, Фараон, ты где, железяка полицейская!

В библиотеку стремительно ворвался, треща резиновыми гусеницами по базальтовым плитам, камердинер и замер в ожидании приказов.

- А почему вы его Фараоном назвали?
- Так он раньше в полиции работал. Списанная модель, вот видишь планки для погон и встроенный электроудар. Фараон, выдай разряд товарищу.
- За что! - только и успел крикнуть Ферапонт, рухнувший в кресло от сильного разряда током.
- В подвал поганца! Потом наверх, антенну ремонтировать. Не мигай лампочками, нежить полицейская, надо!

***

Фараону оторвало выстрелом руку, но он продолжал сжимать антенну в другой, закрывая бронированным корпусом от разрывных пуль ажурную рамку из проволоки.

- Ленар, что там у вас? - прокричал Рем в микрофон.
- У нас замечательно! Уже прочитал? Отлично! Последняя надежда была на Роджера.
- Молоток, пусть все знают, кто автор кутерьмы! Вот же змею пригрел на груди, хорошо, что репортёры у нас шустрые. Роджер мигом сенсацию в номер отправил. И что дальше?
- Павел не хочет покидать эскадру, попробует спасти «Звёздный флот». Эскадра с танкером идёт к Луне.
- Ленар, это конец!
- Думаю, да! Но нам чего боятся? Мы никому не интересны. Тут Модлен прилетела с перебитым носом.
- Что?! Отправь на Венеру эту стерву. Пусть чулками торгует!
- Рем, осторожней, хоть и бывшая, но моя бывшая.
- Извиняться не буду, она тут с Антоном мне всю кровь выпила. Как вы только смогли соорудить такое чадо? Верно, не подумав.
- Ну уж, что получилось. Ферапонта убил или пытать собираешься?
- Думаю, где приспособить его таланты!
- Верни на Европу вместе с принцессой, от них одна головная боль.
- Э- э, на принцессу у меня особые виды. Есть подозрение, что молодая мама у нас бо-о-льшим сюрпризом…

6 Счастье принцессы Ти
Принцессу разместили в отдельном блоке под охраной женского батальона. Рослые марсианки презрительно посматривали на великосветскую квартирантку, приходящуюся им ниже плеч. Принцесса отвечала точно рассчитанной холодной вежливостью, отлично понимая, что является привилегированной гостьей. Тюрьма для знатных преступников находилась в древней цитадели, построенной среди вечных льдов Северной шапки Марса.

Колоссальные блоки полигамной кладки уходили глубоко под грунт, превращаясь в бесконечные туннели, полную карту которых так никто и не смог составить. Тогдашние войны оставили ужасные следы на оплавленной кладке: бесконечных переходов, огромных залов, грубых колон из тёмно-фиолетового гранита, - подавлявших воображение исполинскими размерами.

Прочитав экстренный выпуск «Хроник Марса», принцесса пришла в ярость: Ферапонт, глупый землянин, затеял интриги космического масштаба, вовсе не разбираясь в политике. Это ведь надо, что придумал, не много ни мало взорвать «Звёздный флот»! Вот и связывай после этого свою жизнь с землянином, обязательно что-нибудь неприличное сочинит: договорился с проходимцем Шимозой, тем самым начальником станции с Европы, который чуть от страха не обмочился, когда Рем представился инспектором HELIUS.

Ох, уж эти мужчины! Всем не даёт покоя моя беременность, почему никто не верит, что ребёнок от Ферапонта? В любом случае, мальчик должен появиться со дня на день. Сейчас, самое главное, это родить, а потом видно будет. С Ферапонтом обязательно необходимо всё решить: пусть объяснится за свои прожекты, иначе останусь одинокой мамой с грудным ребёнком на руках в марсианской тюрьме под властью агентства «Альт Пальмира».

7 Спасительный код

Надёжно притянутый ремнями AstroProfi к железному креслу в центре библиотеки Шимоза нагло рассматривал мучителей, словно насекомых, вовсе и не собираясь изображать свой обычный страх.

- Граф, этот клоун с помпонами уверен, что обыграл нас. Неужели приличные арны должны терпеть выходки подобных субстанций. Наверняка, из аграрного сектора, раз послали на Европу? Ну проведём ему лоботомию, что с того? Павла надо спасать! А времени решительно нет!
- Не нервничайте, маэстро! Сейчас архиважно разговорить диверсанта.
- Гектор, аккуратно работай. В твоих стальных руках судьба империи.
- Маэстро, как извлёк, так и вставлю.
- Да, лихо ты это придумал нанороботами извлечь чип. Прирождённый хирург.
Ленар обратился к Шимозе:
- Как самочувствие, директор, убеждён, ряд новых ощущений вас взбодрили. Теперь отважной уткой смело можете лететь в отпуск на Венеру.
- Сколько времени?
- Считаете, когда взорвётся танкер? Просто скажите, где бомба и все дела?
- Это невозможно, Ферапонт запрограммировал каждый контейнер отдельно. А их там тысячи.
- Неудачно блефуете. А где страховка от несчастного случая?
- Так кто мог подумать, что вы меня отравите! Бред сплошной!
- Добро пожаловать в сумасшедший дом Меровингов, даже граф может выдерживать моё общество весьма, весьма ограниченное время. Граф, просветите реципиента.
- Милейший, вы слишком высокого мнения о своих способностях. Ваши перспективы печальны, из живота, извините, и в голову разум приходится доставлять. Вот где бред нашёл себе родину. Давайте код отмены и нет лоботомии.
- Маэстро, я готов, чип отмыт и простерилизован, - сообщил Гектор, вставая напротив Шимозы.
- Мог и так в нос затолкать без дезинфекции. Но, как говориться, доктору виднее. Действуй.

Шимоза стал выгибаться и вращать глазами от страха пред надвигающегося манипулятора с капсулой.

- 325102 на волне 104 и 8, код отмены таймера, - закричал, срывая голос диверсант, и упал без чувств, когда металлическое щупальце прокололо костную ткань лобного пазуха.
- Вот, а говорил, что Сфинкс - это загадка древних. А вот и нет - волна 104 и 8! Гектор, ты спас «Звёздный флот». Транслируй императору Платону код победы.

***

На фоне серебристо-серой Луны строй дредноутов разомкнулся, чтобы выпустить танкер-брандер в сторону обогатительного комбината корпорации HELIUS. Необратимый, как бог мщения, космический снаряд устремился внутрь кратера Эйткен. Частые выстрелы из электромагнитных орудий многочисленных батарей уже ничего не могли сделать против растущего сверху гигантского цветка смерти из взбунтовавшейся энергии гелия-3.

8 Побег в недра Марса

Ферапонт очнувшись от болезненного укуса в ногу, с криком отбросил здоровенную марсианскую крысу в дальний угол камеры.

- Кто здесь, - раздалось из темноты.
- Узник совести. А тебя как звать?
- Нергал, можно просто Нерг.
- Ого, к месту! Бог смерти и подземелий. Дом родной?
- Ты за что здесь?
- Не знаю. Удар током и темнота. Ферапонт, будем знакомы.
- Я связан, можешь помочь?

Ферапонт нащупал руки товарища по несчастию и начал грызть пластиковый браслет.

- У тебя тоже?
- Угу, - промычал Ферапонт, выплёвывая куски пластмассы.
- Вот гад полицейский! Даже ноги связал.
- Ну это ты уже сам, - подставляя свои руки, сказал бывший секретарь.
- Постой, мне о тебе Антон рассказывал.
- И что с того?
- Полежи пока так. Антон ещё не решил, что с тобой делать.
- Так мы в одинаковом положении - заперты в сырой камере.
- Не скажи, меня товарищи освободят. А ты отработанный материал.
- Я помогу выбраться.
- Лучше пешком потерплю. Это замок Великолепных. Война для них, что кислород.
Здесь боевой Caterpillar не пройдёт, а ты мне - выбраться!

Раздалась особенно громкая серия взрыв и настала звенящая тишина, которую нарушало лишь частое дыхание узников в кромешной темноте.

- Или, или. Рем убьёт тебя, как только Антон снимет осаду. Вот тогда и узнаем, кто отработанный материал. Давай, ты ничего не теряешь. Развяжи.

Нерг открыл пряжку-нож и срезал пластиковые наручники-стяжки. Освободившись, Ферапонт немедля ни секунды извлёк из каблуков: фонарь, ампулу и крохотную механическую летучую мышь.

- А ты парень не промах! Зачем тебе всё это?
- Отойди, это раствор соляной кислоты с азотом.

Секретарь налил в замочную скважину жидкость, превратившей через несколько минут штифты секрета в ржавую труху. Сломав замок, пленники попали в длинный коридор, уходящий в темноту, перегороженный тяжёлой дверью с банковским штурвалом вместо замка. Когда с трудом повернув, открыли, - лазерный луч фонарика растворился, не найдя отклика в зияющей ране с оплавленными краями из гранитных плит.

- И что дальше? Здесь заблудиться можно. Надо попробовать пройти мимо Фараона.
- Хороший совет. Ты сам в это веришь? Как хочешь, а я ухожу.
- Куда? На Марсе подземелья тянуться на тысячи километров.
- И чё?
- Род Великолепных проклят, Рем своего сына собственноручно зарезал. У них всё семейство с приветом от бешеного стоматолога!
- А мне что за дело. Не ждать же возвращения Фараона. Идёшь?
Ферапонт шагнул в сырую темноту туннеля.
- Подожди, я с тобой, - передумал Нерг.

***

Антон стоял у визора и ничего не понимал: красная точка сигнала от чипа Нерга переместилась в сторону от дворца и начала пропадать. К сожалению, звук и картинка не проходили сквозь базальтовые породы Марса, оставалось надеяться, что Нерга выведут на поверхность и можно будет подключиться к его мозгу.

***

Последним звонком, который успел сделать Рем, перед тем как упал, сбитый выстрелом, Фараон, был вызов ремонтника. Обычные мастера не имели допуска к списанным роботам, поэтому приходилось платить за сервисное обслуживание в арагонское управление полиции.

Мастер прибыл на бронированном 60-тонным Caterpillar. Полицейские без церемоний отогнали от замка шпану Антона с помощью торсионного излучателя.

- Что тут у нас, - офицер повернул изрешечённого пулями камердинера на единственной уцелевшей гусенице.
- Подбили из гранатомёта, - рапортовал с запинкой Фараон и попробовал вытянуться.
- Ты, друг, в отставке. А такое впечатление, что с боевой операции. Рука где?
- Вот, - протянул Рем, с болью в глазах рассматривающий повреждения единственного разумного существа в пустом замке.
- Что им от вас надо? Соседи уже жалобу написали, – полицейский кивнул на улицу.
- А что я могу сделать? Камердинера, посмотрите, и того испортили!
- Говорят, вы кого-то держите у себя?
- Будете смотреть? Идёмте.

Рем сначала пожалел, что вызвал инженера. Но потом подумал, что, в принципе, будет даже лучше, если Антон переключится на полицейский участок, куда обязательным образом заберут узников. Марсианских законов он не нарушил, посадив в подвал своих гостей, а вот мешать спать соседям, это совсем другое дело, это хулиганство. И здесь полиция не может отмахнуться от исполнения прямых обязанностей - охраны правопорядка!

Спустились на маятниковом лифте в длинный сводчатый подвал, в конце которого при тусклом свете лампочек увидели распахнутую дверь. Полный офицер, сняв фуражку, осмотрел старый замок с проржавевшим насквозь секретом.

- Вы здесь их держали? Неосмотрительно: надо было самому смазывать, роботы не любят механизмы, собранные вручную.

Рем взял из рук офицера сломанный замок и заглянул в пустую камеру.

- Сбежали! Вот поганцы, а меня тут распинают соседи. Технику хулиганы портят. Было бы за что! Офицер арестуйте нарушителей: шумят, не имея настоящего повода. Форменное безобразие! Проклятые революционеры, кто им только оружие доверил!
- Да-с, непорядок. Внимательней за казематами надо смотреть. Людей беспокоите, а сами? - Офицер неодобрительно покачал головой и дал протокол. - Подписывайте. После обеда ждите спецов, зачистим территорию. Постарайтесь больше не нарушать.

Проводив наряд, Рем осветил прожектором туннель с распахнутой дверью, куда ему вовсе не хотелось идти без бронированного камердинера. Напрасно он не предупредил узников, что там скрываются настолько ужасные создания, что никто из рода Хольмгренов никогда и в мыслях не помышлял открывать старинную дверь усиленной защиты. Из поколения в поколение передавали легенду о скитальце, проклявшем род Хольмгренов навечно. Вспомнились слова фамильного пророчества:

«Закончится круг сансары и последний из рода Хольмгренов увидит тёмный свет, исходящий из сердца Марса. Последний сын будет находить наслаждение в муках плоти, и пройдут перед ним мертвецы, и каждый кинет камень, боль и страх будет расти бесконечно, пока не оставит жизнь искалеченное тело».

Рем тряхнул головой, отбрасывая неприятные мысли: «Дрянь какая-то, мертвецы, камни, страх. Дел у меня нет больше, чем переживать за ошибки пращуров. Тут со своими бы разобраться», – пробормотал недовольно, задраивая огромным штурвалом тяжёлую дверь, оставленную открытой беглецами.

***

Густая облачность медленно надвигалась на джунгли с севера. Редкие лучи солнца начали скрываться совсем, уступая место косым струям начавшегося ливня.


Модлен, закрыв лицо соломенной шляпой, изволила кушать кофе на летней веранде. Отрезая кусочки горячего кекса, вертела перед собой на серебряной вилке, перед тем как съесть очередной шедевр Гектора.

- Бесконечное счастье, и о чём ты придумать поговорить? - начал Ленар и осёкся, заметив нос с лангетом. «Здорово её принцесса приложила», - отметил про себя.
- Кофе будешь? - спросила жертва материнской любви.
- Вопрос настолько важный, что без кофе не получиться?
- Зачем ты мне сразу портишь настроение?
- У тебя серьёзный вопрос или про хрупкое настроение приехала рассказывать?
- С тобой просто невозможно! Слушай, у твоего сына совсем с головой плохо стало.
- Во-первых, У НАШЕГО! А во-вторых, я в его извилинах не копался вообще никаким образом!
- Вот именно! А мог бы.
- Не тяни. Что хочешь?
- Поговори с ним.
- Это зачем? Вы на Венере совместными усилиями тюрьму мне соорудили. Ты как себе это представляешь? Он большой мальчик, со-о-всем большой.
- Неужели тебе всё-ровно? Других сыновей у тебя нет!
- Сын, дорогая моя, это когда ты его воспитал, а, извини, не любовью побаловался. Это всё?
- С тюрьмой была не права: Антон убедил, что так лучше будет.
- Это извинение? Непохоже. Но, зная тебя, принимается.
- Помоги мне организовать на Венере свой театр?
- Ага, вот она где - правда беспризорная! Про Антона начала, чтобы я расчувствовался?
- Ленар, только ты это сможешь. Деньги на рекламу у меня есть!
- Приятно, конечно, но теперь я, можно сказать, придворный фаворит после недавних побед империи. Помогу только в счёт старой любви и обязательной ненависти. Напиши свои идеи, а мы с Ремом подумаем, что можно сделать.
- С Ремом? Он меня на дух не переносит!
- Я попрошу нижайше, а то захандрит там на Марсе без работы. За Антона больше не вспоминай, самому больно, придурок весь в мать.
- Ты опять?
- Привыкай, если хочешь театр на Венере. Счастье надо выстрадать. Впиши в райдер , мне будет приятно.

9 НИИ «ЯМА»
Пол туннеля, залитый языками оплавленного гранита, постепенно стал выравниваться. Когда беглецы прошли очередную арку в глубине показалось светлое пятно на потолке пещеры.

- Ну вот, а ты сомневался, - проговорил Ферапонт, выпуская маленького крылатого разведчика.
Нерг остановился в нерешительности, напряжённо вглядываясь в мертвенно-зелёный свет впереди.
- Мне совсем не хочется туда. Ходят легенды, что здесь обитали рептилоиды. Это они оплавили гранит своим оружием. Вдруг остались живые.
- Через тысячи лет?
- А свет откуда?
- Смотри, здесь ещё один зал! Но что это...

Внезапно беглецов накрыла волна непередаваемого ужаса. Белый шум погнал вперёд, не давая смотреть под ноги, пока они не упали без сил на полированный до зеркального блеска мрамор. Звенящая пелена уступила место приятному мягкому освещению, в котором над ними склонились два великана в белых халатах.

- Организмы, вы чего здесь забыли? - на вполне понятном интеркоме спросил один из них, по-видимому старший, ткнув в грудь чем-то очень тяжёлым.
- Мы это, случайно, - нашёлся Ферапонт, вставая. - Тут у вас такие страхи, что ноги сами принеси.
- Тант, я сколько раз говорил, что полярность барьера скачет! Надо наказать охрану. Редкая безответственность! - выругался старший. - Видишь, сюда направил. Куда их теперь?
- Убивать не надо. Сразу предупреждаю: у меня хорошие связи. Он, Нерг, местный марсианин. Вы с ним сами разбирайтесь, хорошо. А мне на поверхность надо. Я вообще инопланетянин. Где тут у вас лифт или эскалатор? Могу и по лестнице, – выдал Ферапонт, желая сразу поставить жирные точки над буквой «и».
- Организм, о тебе в новостях рассказывали. Это ты там устроил на Луне взрывы? - спросил Тант, разглядев при помощи увеличительного стекла лицо незнакомца.
Ферапонт счёл за лучшее промолчать, не зная кого поддерживают великаны.
- Да, вот оно последнее произведение рептилоидов. Противно смотреть: мелкие, мозгов нет, первичные рефлексы, - констатировал старший, не дождавшись ответа.
- Меня зовут Ферапонт, рад знакомству. Можете показать дорогу наверх? – снова попробовал наладить контакт расторопный секретарь, изображая бестолкового туриста.
- Тант, бери обоих и тащи на обработку, - наконец приказал старший, придумавший назначение своей находке. И направился к одному из светящихся зелёными огнями туннелей, постукивая железной, судя по звуку, тростью о пол.
- Арест, а может быть сразу в «ЯМУ»? - спросил в спину его спутник.
- Без обработки не примут. Нет у меня желания слушать вопли профессора, - обернувшись, ответил Арест.

Тот которого назвали Тант, взял за шиворот секретаря с Нергом и без видимых усилий потащил по скользкому полу, не обращая внимания на попытки задержанных освободиться.

- Нерг, подскажи, как местный, убьют? - вися над дорогой, словно нашкодивший щенок, спросил Ферапонт товарища по несчастию.
- Не факт, но могут, - повертев головой констатировал Нерг.
- Вы о себе, организмы, много беспокоитесь. Сейчас пройдёте обработку и решим, что с вами делать: салат или рагу. Ха, ха. У нас давненько не было людей с поверхности, - криво улыбаясь, успокоил Тант.
- То есть, вам наплевать, что я тот самый Ферапонт!
- Чу, мошка! – цыкнул Тант и бросил пленников себе под ноги.
- Таможня принимай нелегалов! - ударяя кулаком в бронзовую тарелку, торчащую из стены, потребовал он.

Из окна высунулась голова в фуражке, на которой блестела кокарда с надписью НИИ «ЯМА».

- А зачем мне эти недомерки?
- Арест приказал. Я предлагал сразу отправить на кафедру. Кстати, на периметре опять излучатель барахлит.
- Мы против «ЯМЫ», - подал голос Ферапонт на всякий случай и поднял руку. Нерг энергично закивал головой, всем своим видом показывая, что полностью поддерживает мнение товарища.
- Смотри, разговаривать умеют! Тащи сюда, будем обрабатывать. Передай Аресу, что излучатель надо менять, пусть перестанет экономить, или здесь Вавилон из организмов начнётся! - сдвинув фуражку на затылок ответил охранник.
- Стакс, определи их на вскрытие, там такой бардак устроили лаборанты в прошлый раз. Надо хоть какую-то пользу извлечь с организмов.
- Согласен. Заберёшь после обеда.
Стакс заставил беглецов раздеться и удалить пастой с резким запахом все волосы насовсем и принять душ.
- Вот точно теперь сварят и съедят, - констатировал Ферапонт, гладя себя по лысому черепу. – Хорошо, что я пульт от мыши, вживил себе под кожу ещё на Европе. Держись, Нерг, выберемся.
- Ты, ушастый, иди сюда! - позвал таможенник из-за экрана.
Нерг нехотя поднялся с мраморной скамейки.
- Нет, тот, другой, который Павла хотел взорвать.

Ферапонт приблизился.

- Давай руку.

Стакс ловко разрезал скальпелем кожу и достал портативное устройство. - Всё то вы играетесь, обезьяны! – сполоснув пульт под струёй воды, поймал трепыхавшуюся за окном мышь и бросил всё в матовую кювету из нержавейки.

- Ничего, Нерг, ещё не вечер! - попробовал обнадёжить товарища Ферапонт, разглядывая рану, залепленную нанопластырем, на глазах регенерирующим клетки кожи.
- Здесь искусственное освещение, ты разве не заметил?
- Ну это я фигурально!
- Так, фигуры, идём за мной, - охранник распахнул дверь в светлое помещение с длинными столами из нержавейки, но которых валялись в лужах крови обрезки хрящей и зелёной кожи.
- Амба, - только и смог произнести Нерг, хватаясь за высокую с него ростом табуретку.
- Держите, - Стакс бросил памперсы, тряпки и ведро.
- Чтобы здесь всё блестело, а то Тант будет крайне недоволен. Вот я тогда на вас посмотрю, мелочь карапузая. Хе-хе, - усмехнулся собственной шутке охранник, разглядывая высокого Нерга и землянина в памперсах.
- Держись, Нерг, нас ещё не съели и это уже хорошо, - двигая усердно тряпкой успокаивал Ферапонт друга.
- Ага, вон сколько крови везде. Сто пудово вегетарианцы! - жалобно отвечал Нерг.
Под окном прогнали стадо рептилоидов, очень похожих на ящеров с Нибиру, только без одежды.
- Сансара, - выдал Нерг.
- А при чём здесь круг страданий?
- Сансара, Ферапонт, это сансара. То мы их кушаем, то они нас? Я теряю веру в диетологию, наблюдая меню здешнего ресторана.
- Ты, худой, подойди сюда! У тебя тоже железка в мозгах, вас утыкали датчиками, как белых крысок, - позвал от экрана охранник. - Глубоко засадили, умельцы. - разглядывая в монитор череп, констатировал он, - И как это вы сами с собой такое творите?

Стакс зажал в огромной руке голову Нерга и стал крутить кончиком хирургического экстрактора дырку повыше переносицы, не обращая внимания на крик и беспомощное махание руками пациента.

- Вот держи.

Он протянул невольнику прозрачную капсулу с чипом в безжизненную руку.
- Так, дохлый попался. Сейчас поправим.

Охранник растянул на полированном металле голое тело и ткнул в область сердца электроударом. Отчего Нерг дёрнулся всем телом и открыл глаза.

- Стакс, ты что делаешь? - раздался голос подошедшего Ареса.
- Ремонтирую организм, - залив нанобактериями отверстие во лбу Нерга, доложил безжалостный хирург.
- Зачем? Я уже всё сказал, их надо отправить в институт на кафедру. Ты им, что памперсы для обезьян со склада выдал? Вот это напрасно. Ты начальник охраны, а не сестра хозяйка. Зачем тебе эти устройства? В коллекцию? - он перевернул в кювете пинцетом мокрые от воды приборы. - Смотрю, бактерии без спроса взял, из зарплаты удержу.
- Так и так зажимаете финансирование, у меня целые сектора не закрыты. Старое оборудование ремонтировать не на что, вон излучатель фазировку поменял. Я что волшебник?

Ферапонт совсем отчаялся разобраться к кому они попали, но одно понял точно, надо драпать в ближайшем переулке.

- Извините, вы можете нам наконец объяснить, где мы? - закричал Ферапонт, хлопая по щекам Нерга, у которого перестала идти кровь из затянувшейся раны.
- В институте ЯМА (Ящероподобные Межвидовые Атавизмы), - нехотя ответил Арест, с академическим прищуром разглядывая невысокого землянина.
- Во как! А что это?
- На кафедре всё поймёте. С памперсами придётся расстаться, они у нас для шимпанзе используются! Сегодня как раз урок анатомии у первокурсников, им будет крайне познавательно исследовать анатомию ваших организмов. Как изобретательно рептилоиды решили проблемку межвидового скрещивания. Да-с, а мне обедать пора.
Постукивая тростью, академик удалился в сторону площади, по которой сновали бесшумные экипажи, выпускавшие на остановках блестящие ступеньки, левитирующие в воздухе независимо друг от друга.
- Вам сколько таких штук надо? В комплекте идут летучие мыши с антивеществом внутри и ультразвуковым сонаром. Могу принести, - предложил Ферапонт, указывая на приборы.
- А ты шустрый. Жить хочешь?
- Зачем такие слова? Могу предложить должность начальника службы безопасности HELIUS на Европе. Что вы здесь забыли в подземном НИИ? Только представьте себе, вся система будет в ваших руках. Я, конечно, не знаю ваших резонов, но ознакомьтесь с фактами, вдруг станет интересно? Или нас голых к студентам на опыты или совсем другое дело! С чистой совестью и на свободу в межзвёздное пространство! Что вы думаете, я зря там на орбите Луны смерть искал? Решайтесь быстрее. Надо ещё принцессу Ти забрать с Северной шапки!
- Принцессу Нибиру? Она здесь на Марсе?


Начальник охраны в раздумье потёр крупный небритый подбородок, соображая, что делась с внезапно ставшим значимым организмом.


- Пожалуй, это аргумент. Забирай игрушки. Посмотрим на твою принцессу. Идём! - внезапно решившись приказал он. - Памперсы оставьте здесь, они на балансе. Одежда в баке с мусором.

Упираясь ионным облаком плазмы в оплавленные стены, транспорт рвал километры в клочья, оставляя позади бесконечное множество: туннелей, колодцев, громадных залов, пока не остановился у массивной стены из базальтовых блоков.

- Всё, дальше цитадель древних, - сказал Стакс, разглядывая карту на приборной доске.

Ферапонт выпустил летучую мышь настроил экран паролёта на её частоту.

***

Может быть, когда-то Антон и был увлечён идеями Кампанеллы о равенстве и братстве, но жизнь, как это часто бывает, внесла свои кардинальные изменения в его мировоззрение. Юношеские мечтания переменились в сторону настоящей пользы, ощутимой сейчас и непосредственно.

Первоначальные идеалы об общественном благе деформировались. Антону понравилось быть вожаком, подчинять своей воле окружающих, и теперь всякий инакомыслящий становился его личным врагом навсегда.

Антон услышал зуммер из прибора слежения за чипом Нерга. Он подозвал руководителя марсианской группы «Фронта освобождения Че»:

- Смотри, маячок быстро движется к Полярной шапке. Грузи бойцов на корабли. Надо успеть освободить товарища, - распорядился Антон, заметив колонну тяжёлой полицейской бронетехники, которая двигалась к замку.

10 Великолепие Рема

Фамильная яхта дожей Хольмгренов, сверкая чёрными полированными бортами, хромом и золотым, величественно опустилась перед особняком, недовольно выбросив телескопические опоры в клубах белого пара. Из днища вышла платформа, на которой красовался Рем Великолепный с Фараоном в новой броне.

Ленар сбежал по парадной лестнице, чтобы поприветствовать компаньона, с которым предпочитал реже встречаться из-за неуживчивого характера марсианина. Гектор придумал с помощью садовой воздуходувки расчищать и без того идеальную лужайку перед гостями.

- Это за что он так старается? - Рем с насмешкой указал на камердинера.
- Весь в восторге за ваше прибытие. Не любит полицейских, хоть и бывших.
- А вот я наоборот помогаю с работой. Ведь так, Фараон?
- Пусть крутит колёсами, мои траки будут чище, - ответил Фараон, поднимая поочерёдно блестящие девственной резиной траки. На что Гектор немедленно выключил вентилятор и поехал открывать двери гостям.
- Рем, с Модлен будешь пикироваться или в обычной манере - скандал?
- Устал я от этих баталий, ты прав, надо, действительно, заняться делом, своим непосредственным делом! Как там твои стерхи, всё летают?
- А куда они денутся, единственная радость - полёт этих красавцев над манграми.
- Всё-таки ты эстет. Стерхи, мангры, болота. Сплошная бодрость духа. Ах, да, забыл свинюшек, тапиров. Идиллия!
- Это ты к чему, гадость хочешь сказать?
- А куда без этого. Сбежал твой секретарь с товарищем Антона. Теперь жди благодарностей. Вот ты не в пример добрее: ветродуйку устраиваешь перед учителем. Веди, удивляй новинками.

Ленару так понравилось распитие абсента в атмосфере Венеры, что он устроил летнюю веранду с антигравитационным двигателем на твёрдом водороде на берегу озера. Отсюда за чайкой утреннего кофе можно было наблюдать за жизнью просыпающихся манговых зарослей с высоты птичьего полёта. Виднелась синяя кромка океана. Остро чувствовалась иллюзорность бытия на высоте тридцати метров влажного воздуха.
Гектор организовал замечательный завтрак под развевающимися полотнищами тонкой парусины, наброшенными поверх перголы для защиты от солнечных лучей.

- Ваши идеи, Модлен, насчёт театра. Что вы, собственно, хотите от нас? - отставив чашку с ароматным тайским чаем спросил Рем.
- Регулярные спектакли, пусть раз в неделю, но обязательно с новой историей. Историей о взаимоотношениях мужчины и женщины.
- Так, а вы понимаете, что зрители на Венере слегка особенные? И взаимоотношения тоже.
- Не вижу препятствий! Для них это всего лишь театр, окно в другой мир. Отчего нет, задача любого драматурга показать действительность с нового ракурса, рассказать о банальных вещах образным языком. А здесь и придумывать ничего не надо, для них всё будет необычным. Этакий небольшой экскурс в культуру Земли с её вечной борьбой полов.
- Терра инкогнито! А знаете, в этом что- то есть.
- Так, непременно, нужен скандал! - вмешался Ленар в фантазии Модлен.
- Опять ты всё портишь! - воскликнула гнусавым голосом Модлен, придерживая одной рукой травмированный нос.
- Милая, для хорошего зрелища нужно топливо - сплетни! Скандал, просто обязательно, скандал! Вот только о чём? Ага, например, землянин домогается венерианца в извращённой форме или наоборот, а тот ему отказывает по причине расовой неприязни.
- Ерунда полная, пошлятина редкая. Вот этим ты их точно не удивишь, у них вон какие праздники. А вот ежели рассказать, что их правитель подарил Модлен целую фабрику чулок из чувств. Вот это да! Пойдут из любопытства, посмотреть на инопланетную пассию, - возразил Рем.
- Так, пускаем карикатуры с порванными чулками и скандальные фото влюблённой парочки в жёлтую прессу, - подхватил Ленар в творческом порыве.
- Ленар, и как ты себе это представляешь!
- А вот это, милая, твои заботы. Придётся сделать над собой усилие и ещё раз порвать чулки. Мы обязуемся организовать, так сказать, интим.
- А вдруг это, он совсем другой? - Модлен сделала вопрошающее лицо и покрутила в воздухе пальчиком.
- А де твоё обаяние?! Делай, что хочешь, но фото нужно обязательно в неглиже. Да, и страстный поцелуй. От тебя он не сможет отвертеться при всём желании.
Мы с Ремом перемигнулись.
- Ленар, а вы меня не подведёте? - жалобно спросила Модлен, сцепив в мольбе руки. - Я ведь стольким рискую.
- Что ты, конечно, да! - в один голос воскликнули компаньоны.
- Невинностью? - добавил Ленар.
- Вот это я тебе точно припомню! - сверкнув глазами, пообещала Модлен.
- Райдер! Всё включено. Извини, не могу отказать себе в удовольствии. Но, вынужден признать, героическая ты женщина! Перестань! Всё сделаем в лучшем виде. Скажи, Рем?
- Модлен, репутация это всё, что есть у агентства «Альт Пальмира». Фараон, перестань нервировать Гектора, ещё ваших разборок не хватало, - осадил Рем робота, мешавшего обслуживать гостей камердинеру.

Гектор в отместку успел испачкать малиновым джемом золотистую надпись ФАРАОН на спине чужака так, что остались только буквы Ф###ОН.

- Да-с, райдер прилагается! Хочешь свой театр - верти штанами, дорогая. А что поделаешь, это самая востребованная зона культуры!

- С тобой, Ленар, вместо культуры сплошные нервы! Вот я ещё пожалею, что к тебе обратилась за помощью.

11 Освобождение принцессы

Принцесса с нежность рассматривала первенца, мальчика с беленькими кудряшками и вытянутыми, как у всех инков зрачками. За исключением этого - Платон номер два, даже гу-гукал похоже. Ей вдруг захотелось чихнуть и как-то неприятно зачесались ладони. «Когда это я успела?» - засел в голове вопрос. Ведь ничего такого и не было с Платоном, а тут, вот такой каприз природы! Правда, имелось у неё одно подозрение, но девушка решила сейчас об этом не думать.

С Ферапонтом точно будут проблемы! Этот землянин опять ревновать начнёт, как тогда к Блюм Тору. Еле удалось убедить болвана, что ничего особенного не случилось, только чуть-чуть и без любви. Что после встречи с Ферапонтом всё изменилось навсегда.

«Так, - принцесса постучала кончиками ногтей по столу, - а тут ещё и няньки не сыскать». – Ей стало грустно от вида толстых пуленепробиваемых стёкол на окнах тюремного лазарета, где для неё с малышом организовали комнату.

***
Наконец, летучая мышь нашла дверь из зернистого металла без единого пятнышка ржавчины с мощными крестообразными запорами, которые распирали проём изнутри. Глядя на это инженерное сооружение, было ощущение, что жители подземелья сделали всё возможное, чтобы отгородиться от неизвестного и грозного врага с поверхности. Пришлось пожертвовать маленьким разведчиком. Массивная преграда исчезла в пламени аннигиляции.

В крепости шло сражение между гарнизоном дисциплинированных марсианок и пёстрой командой Антона. Представители разных рас могли противопоставить хорошо обученным защитницам только бесстрашие революционеров, посвятивших свои жизни грядущим переменам. Нерг хотел броситься на помощь, но был остановлен огромным Стаксом.

- Ты куда организм? За новой железкой в мозги? Так ещё старая в порядке, на отдай хозяину.

Он протянул чип. Нерг инстинктивно потёр место операции на лбу и гневно сверкнул глазами.

- Я помогу с принцессой.
- Вот другое дело - мужчина! Надо её найти. Ферапонт у тебя есть идеи?
- Была одна, но мы её только что аннигилировали. Предлагаю Нерга отправить в стан врага, как отважного беглеца из лап коварного Рема. Нерг, ты самое главное, помоги найти, где её держат, а дальше мы сами.

Услышав грохот взрывов, принцесса кинулась с ребёнком наружу, но была остановлена марсианками, которые окружили её плотным кольцом и начали отходить к главной цитадели крепости, стреляя в нападавших ионными гранатами. Яркие вспышки закрыли небольшую группу оборонявшихся световым куполом, за которым невозможно было никого различить.

Выбравшись на поверхность Нерг побежал к атакующим, размахивая руками.

- Антон, я здесь!
- Ага, а что не отвечаешь? Сигнал отслеживается, я тебя вызываю, а в ответ сплошное молчание?
- Так, вот, - Нерг разжал кулак и показал капсулу с чипом.
- С головой порядок? – Антон внимательно вгляделся в лицо боевого товарища.
- В полном. У Рема туннель в подземелье великанов. Выковырнули сразу, но я сбежал. Ты за мной прилетел?
- Конечно, - соврал Антон. - Здесь держат принцессу, надо освободить. Держи пистолет и вперёд, раздавим этих марсианских гиен.
- А зачем нам принцесса?
- Я же сказал - освободить!
- Здесь Ферапонт, хочет её спасти.
- Увидишь этого поганца, убей немедленно - Враг! Вперёд, на смерть, без тени сомнений! - забыв, что у Нерга вынут чип, приказал Антон.

Нерг оказался в трудном положении: привычка подчиняться сыграла с ним злую шутку, от него узнали о Ферапонте, который помог спастись и теперь получалось, что он его подло предал.

«Если создавать будущее из маленьких гадостей, то что получиться в итоге?» - подумал он. Однако сейчас прямое неподчинение могло стоить жизни.

- Тогда давай вакуумные гранаты.
- Смотри, вон там бот корпорации с оружием. Поспеши! Смотри, как эти чёртовы марсианки защищают чужую принцессу, - с этими словами Антон выстрелил из снайперской винтовки в сторону оранжевых вспышек.

Нерг забрался в кресло пилота и на секунду замер, собираясь с мыслями, потом решительным движением щёлкнул тумблером «старт». Культура Марса, в которой он вырос, поставила перед ним нравственный тупик - когда нельзя предавать товарищей и нельзя убивать своего спасителя. Нерг принял единственно верное в данной ситуации решение. Взлетев над цитаделью, он стремительно опустил бот рядом со входом в подземелье, где ждали Ферапонт с огромным Стаксом.

- Залезайте. Принцесса в центральной башне, - он кивнул на ящик с гранатами. - Этого хватит, чтобы пробиться.
- Зачем? Обойдёмся более гуманными средствами, - Стакс извлёк из кармана комбинезона металлический предмет из двух полусфер с множеством непонятной формы углублений. - Давай, подберись к организмам.

Юркий квадратный бот завис над центральной башней, где держал оборону женский гарнизон. Стакс повернул со щелчком половинки устройства относительно друг друга и бросил в гущу боя. Раздался неприятный скрипящий звук, от которого сражающиеся побежали без оглядки в разные стороны, зажав уши.

- Это что? – встревожено спросил Ферапонт.
- Излучатель. Сейчас у них перепонки полопаются от страха.
- Ты что творишь! Там же принцесса! – закричал Ферапонт, выхватывая управление ботом из рук Нерга.

Стальная птица, потеряв управление, упала на гранитные плиты, раздавив металлическим дном садистское устройство. Ферапонт с Нергом кинулись вовнутрь башни, перескакивая через тела бьющихся в судорогах бойцов Антона и отважных марсианок.

Несколько пуль легли рядом с головой Ферапонта. Стрелял не попавший под действие излучателя Антон. Принцесса лежала без чувств, свернувшись калачиком, прикрывая своим телом младенца от непонятно откуда взявшегося ужаса. Ферапонт подхватил на руки молодую маму, крепко держащую в беспамятстве своего ребёнка и побежал к боту под градом выстрелов из снайперской винтовки. Высокий марсианин встал между возможной смертью и только что родившейся жизнью, чтобы сохранить честь мужчины и оплатить долг недавнему спасителю. Антон, выругавшись, навёл оптический прицел на бывшего товарища, увидел выражение глаз и нажал на курок, мстя за предательство интересов «Фронта освобождения Че».

Ферапонт не видел, как на лбу Нерга, в месте, где ещё недавно находился чип слежения, образовалось аккуратное отверстие от крупнокалиберной пули, которая обезобразила затылок огромной рваной раной. Но внезапная боль не стёрла с лица молодого марсианина улыбку счастья. В конечном счёте, его жизнь послужила защите маленького и совсем беззащитного сердца. Его небольшая жизнь оказалась очень нужной в короткое, но такое важное мгновение.

12 Плюшки Ленара

Обговорив с Модлен все детали по созданию нового театра на Венере, Рем решил, поинтересоваться:

- Ленар, а что у тебя с Ферапонтом за дела?
- Так предал, поганец, аки Иуда, предал. Решил, что уже всему научился. Беда всех учеников - погоня за собственным я.
- Да, учителей никто не любит.
- Да, - согласился Ленар, и они замолчали, думая о неповторимом своём.
Рем прервал паузу:
- Помнишь рассказывал, что Антон оставил у меня своего товарища. Так вот, есть вероятность, что ты не потеряешь ученика.
- Это отчего такие щедрости? Утешаешь.
- Нет у меня времени смену растить, придётся исправлять кривые побеги.
- Это про меня?
- Эге, про тебя, дорогой, про тебя.
- Вот спасибо навсегда. И где я промахнулся?
- Читай «Головокружение от успехов» Сталина. Вывод - отсутствие самокритики!
- Это у меня? Да я, собственно, и вовсе был равнодушен за его достижения.
- Так вот они - орехи грецкие! Осаживать надо молодёжь, примером. А что ты хотел? Придётся отпустить молодого человека, на время! Пусть придёт в себя от твоих идеалов.
- О как! Это за битого, двух небитых, что ли? И куда его? Я, например, совсем за него решил забыть.
- У них с принцессой ребёнок намечается, пусть получит семейное счастье, иначе жизнь мимо пронесётся без последствий.
- А что, за это время он перемениться навсегда? Собственно, что мне в нём?
- Вот ты, непременно, негодяй! Поэтому и получаешь сплошное беспокойство! Сына упустил, ученика забросил, с женой баталии, - кругом одно непотребство.
- Стоп, стоп, стоп. Это что сейчас было? Разнос? Тогда всё, никуда ни на какие Венеры не полечу. С Модлен сам радуйся. Будет ей театр с марсианским перцем, смотри не рассыпься от стараний, мухомор с багульником.
- Шантаж, ничего, щас посмотрим. А посвящу-ка я молодого императора в твои путешествия на Нибиру.
- И чего там замечательного? Все всё знают.
- А то, что Ферапонт от ревности подлость с подрывом танкера затеял? Думаю, что будет открытие сверхновой! И что ребёнок у принцессы от тебя!
- Ты сам-то в эти бредни веришь?
- А ты не изобретай правды. Платон, Ея Величество Платон I, что решит? Вот где твоя забота. С высокой ступеньки падать, ой как больно.

«Вот с Ремом всегда так, обязательно создаст новые страсти, а ещё ругает. С кем поведёшься, от того и наберёшься. Опять придётся решать кроссворды! Нет, вот зачем ему сдался секретарь?» - подумал Ленар. Он и знать не думал, что Ферапонт у него учениках числится. А вот тебе случилось! М-н-да-с, случай прескверный. Лучше бы придумал, как Антона на путь истинный направить. Впрочем, здесь никто не поможет. Надо самому стараться…

Продолжение следует...

+1
68
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Литературная беседка

Другие публикации