Матушка-соседушка

Автор:
Павел Осташов
Матушка-соседушка
Аннотация:
— Матушка-соседушка, пой, корми, ухаживай... — именно такую фразу говорят в нашем роду для того, чтобы скотинка пришлась ко двору. Этот наговор произносят в тот момент, в тот миг, когда животное впускают в дом или в конюшню.
Текст:

Я долго ждал, замерзая, перед закрытой дверью. А когда она отворилась, прошмыгнул мимо ноги большого в мягкое обволакивающее тепло.

— Шивелись, холоду напустишь! — раздался хрипловатый говорок.

Когда клубы морозного пара опали, я увидел его — Хозяина.

— Доброго вам здоровья!

— Здоровей видали, — неприветливо отозвался тот, поглаживая свою окладистую бороду и разглядывая меня, а затем видимо, немного поразмыслив, добавил, — проходь, раз прише! Вон к печи, где потеплее.

— Благодарствую! — пробормотал я смущённо и, проходя вперёд, уселся на широкую лавку. — Погодка нынче самый, что ни на есть сечень! Так вьюжит и пуржит, того и гляди заметёт!

— Верна, оно конешна! — заметил Хозяин, всё ещё не сводя с меня настороженного взгляда. — Ты к нам надолга ли как?

— Не ведаю, — покачал я головой. — Ежели не погоните, можа и станусь.

Он посмотрел на спящих домочадцев:

— Пакостить не буде, тагда и ко двору и придёшьси! — заключил он, между разговором поправляя опоясок.

— Да не, Хозяюшка! Что ты, ты, я смирный, — замахал я на него.

— Ну, паглядим-пасмотрим, — ответил он с улыбкой, — здорово не рассусоливай. На-ка поешь! — и он выдвинул из-за спины глиняную чашку наполненную чем-то умопомрачительно вкусным. — А я покамест по делам, — и он загремел сковородками.

Когда же содержимое плошки благополучно перекочевало в меня. Я вытер усы и поблагодарил Хозяина за угощение.

— Благодарствую! Толька што это было?!

— Как што?! — изумился он, вытирая руки. — Молоко! Ты, што молока никогда не ел?

— Не-а, — смущенно высказал я, — может быть давно когда-то!

— Мда-а, одначе, — он, задумчиво потёр свою переносицу, — залазий на печь, почивать буде.

— Ладушки! — согласился я.

И вскоре мы устроились в самом дальнем, в самом тёплом закуте русской печи.

— А как паскудники, не побеспокоят? — уточнил я, засыпая.

— Не бось, теперича, когда ты здеся ихнего духа за версту не прочуешь, — ответил он, позёвывая, — спи, зарится. Сечас большие поднимутся, скотину править.

— Ладушки! — согласился я.

— Апосле, в овин тибя своже, — пробормотал он сквозь сон, — познакомлю с соседушкой. Там энтого добра валом. Спи…

— Ладушки…

***

— Тятя, тятя, мотри катейка в избе! Как он здесь оказися? — закричала маленькая девочка, шлёпая босыми ногами по деревянному полу и, пыхтя от усердия, тащила перед собой худющего кота.

Мужик, сидящий подле маленького окошка с дратвой в руках, посмотрел на дочку:

— Ага, хорош котеич! Буде кому теперича мышей гонять, а то совсем одолели ироды!

Девочка опустила кота на дубовую лавку, рядом с отцом и ласково поглаживая его чёрной спинке пропела:

— Вася, Вася, Васиёк!

Мур-р-р, хор-рош-шо! ответил я ей, хор-рош-шо! Ещ-щё бр-рюбш-шко почеш-ши…

Во и ко двору скотинка пришлась, умилился домовой, выглядывая из под печи, обернувшись старым валенком. А то савсем спасу не стало от поганцев. Прими мою Благодарность Свет Ярило-солнышко, за друже вернова! — он широко улыбнулся и шмыгнул в самый дальний, в самый тёплый закут русской печи…

+5
110
14:24
+1
Кот, домовой и печь) три слагаемых успеха, хорошечно!)
19:51
+1
Благодарю, с ув))
Загрузка...
SoloQ