"Цепь"

Автор:
Инримор
"Цепь"
Аннотация:
Задумывалось, как рассказ, но хочет жить дальше) Так что пока по главам.
Критика всячески приветствуется.
Текст:

Глава 1: Служу трехзубой короне 

Утро начинается с крика. Всегда в одно и то же время, дикий вопль разрывает рассветную тишину. Кричит Ивар - небольшая бронзовая горгулья, сидящая на изголовье огромной резной кровати с балдахином. Это единственное, за что есть уцепиться глазу в моей квартире. Всё остальное - стандартный безликий интерьер, что-то похожее на лофт.

Я настолько привык к этому крику, что иногда мне начинает казаться, что я просто не проснусь если Ивар не завопит. Так и буду спать до конца времен. Уж очень удобной и мягкой была эта кровать, а балдахин надёжно отсекал меня от суровой реальности.
Предаваясь этим праздным размышлениям, я привычно провел все утренние ритуалы: умыться, почистить зубы и рога, одеться. Последнее было нетривиальной задачей, учитывая мои кожистые крылья.
Дальше кофе и лёгкий завтрак - сегодня это капрезе.
Ровно в восемь я покинул монолитный шпиль на окраине города - в таких живут только госслужащие. Десять минут ходу - и я у ближайшего портала.
Привычно называю нужный код и все вокруг распадается на части, чтобы через мгновение собраться вновь, но уже в совершенно другое место.
Точнее, это я распадаюсь. А потом собираюсь где-то ещё.
Но вот оригинал, или совершенная копия?

Передо мной - длинный коридор, вымощенный гранитными плитами. Он вырублен в скале, и через каждые пару метров в стену вбиты металлические факела, горящие ровным синим пламенем.
В конце - массивная стальная плита с вполне себе современным сканером сетчатки глаза.
После короткой процедуры проверки, плита бесшумно уехала вверх, пропуская меня в приемную нашего офиса.

- Утро - мрачно поприветствовала меня суккуб Хелия, копаясь в огромном ящике с бумагами. Хелия - эффектная женщина, и одевается соответствующе. В этот раз на ней было шелковое багровое платье в пол с вырезом на спине под ее изящные крылья. Образ и копну иссиня-черных волос венчала резная костяная диадема с огромным аметистом.
- Привет, Хел. Красивое платье - я вежливо кивнул и пошел уже было к своему кабинету, как Хелия подняла голову.
- Тебя ожидает Хозяин - холодно обронила она, поджав губы. - И он не в духе.
Улыбнувшись, я поблагодарил суккубу и направился к начальству.
По дороге я отвечал на приветствия коллег вежливыми кивками, стараясь не выказывать волнения, но их взгляды и интонации начали порядком смущать меня. Как будто мне выпал какой-то крайне неприятный жребий, и теперь все с облегчением и лёгким чувством стыда прощаются со мной.

Кабинет, а точней будет сказать покои Хозяина располагались в глубине офиса, за тяжёлыми двустворчатыми дверьми из обсидиана.
Перед ними привычно высились истуканами Сион и Эреб - две здоровых ониксовых горгульи под два метра ростом, косая сажень в плечах. Исполнительные и преданные до гроба, они служили Хозяину уже несколько сотен лет. Везде, где был он, были и они.
При моем приближении Сион распахнул глаза и уставился на меня не мигая.
- Ратма, - проскрежетал он. - Проходи. Хозяин ждёт.
Эреб же не удостоил меня и взглядом.
Справившись с тяжёлыми створками, я зашёл внутрь и оказался в большом зале, погруженном в полумрак - его освещала лишь пара факелов своим призрачным светом. По бокам в темноте можно было различить очертания каких-то стеллажей и колонн, возносящихся к куполообразному витражному потолку. В глубине возвышался массивный стол из мрамора, за которым, в подобном трону кресле, восседал Хозяин. Его пухлое, раздутое тело едва умещалось в деловой костюм грязно-бледного цвета, с зеленоватым гнилостным оттенком. Одутловатое лицо, увенчанное двумя рожками, было все покрыто бисеринками пота, а жирные пальцы, увешанные уродливыми перстнями, безостановочно барабанили по столешнице.
Я подошел ближе, стараясь не дышать. ибо смрад от Хозяина шёл чудовищный.
Легкое жужжание, которое я слышал еще у входа, усилилось, и в синеватом свете я разглядел, как вокруг вьются мухи.
- Ратма, мой мальчик, - облизнулся Хозяин. - Как хорошо, что ты пришёл.
Из уголка его рваного рта - будто дыра в тесте - выполз червь и шлепнулся на лацкан пиджака, судорожно извиваясь. Словно ничего не заметив,
Хозяин продолжил:
- Я вызвал тебя по срочному делу. Твой отдел, безусловно, отлично справляется с работой, да. Пытки, наказания, вот это вот всё. Страдание... - Он влажно пошлепал губами, словно смакуя это слово. - Но вот в чём дело, мой мальчик, времена меняются, меняемся и мы. Это становится нецелесообразным, понимаешь? Мучить этих грешников, пытать их... Зачем? Пора двигаться дальше, к сотрудничеству. Война Небес и Преисподней давно закончилась, и нет смысла биться за людские души, когда ими можно торговать. Ты мне, я тебе, так и установленный порядок сохранится, и все в выигрыше, не находишь? - Он внимательно уставился на меня своими пустыми, блеклыми глазами.
Я стоял, не зная, что ответить. Еще вчера у меня было четкое понимание того, чем я занимаюсь и кто я: руководитель локального отдела Пыток и Наказаний. Работы - через край: в последние столетия смертные разошлись не на шутку, и оригинальному отделу пришлось срочно множиться, чтобы покрыть растущий поток. Мучения тоже стали разнообразнее, да, но символом отдела все равно оставались классические вилы. Наша деятельность была одним из столпов, держащих Ад, ведь так было установлено испокон веков - проклятые должны страдать за грехи свои, тем самым отдавая Преисподней свои души, главную валюту. Это было всегда, есть и должно быть. О чем он вообще говорит?
А Хозяин тем временем продолжал:
- Отдел мы расформируем и отправим вас на землю. Торговыми представителями. Работать с товаром, так сказать, напрямую.
- При всём моём уважении, владыка, я не уверен, что понимаю вас - сдержанно ответил я.
В зале как будто потемнело. Хозяин нахмурился.
- Не понимаешь меня, Ратма? Ты уверен? А может, подумаешь получше?
Всё, о чем я сейчас подумал - как меня выбешивает этот гниющий ублюдок, отбирающий у меня прямо сейчас не только свежий воздух, но и надежды на спокойную жизнь на окраине города в моей уютной квартире с резной кроватью с балдахином и кричащим по утрам Иваром.
- То, о чём вы говорите, противоречит основам.
Лицо Хозяина побелело еще больше, а рот растянулся, обнажая гнилые обломки зубов. Темнота сгустилась еще больше, я видел только поверхность стола и его лицо. Его голос зазвучал низко и гортанно:
- Ты что же, червь, вздумал меня учить, что противоречит основам, а что нет? Я хотел по-хорошему...
Я услышал треск кожи и ткани. Жужжание и тошнотворный запах резко усилились и вокруг повис уже целый рой мух. Обрывки костюма и кожи полетели во все стороны, и передо мной предстал Хозяин в своей истинной форме - огромная гниющая туша на мощных когтистых лапах, метра три высотой, с шестью руками, оканчивающимися клешнями, способными перекусить меня вмиг. Уродливую голову со жвалами усеивали десятки фасеточных глаз. Всё его тело, непонятно как умещавшееся в той оболочке, сочилось ядовитой слизью.
"Вот дерьмо" - промелькнула мысль и тут же исчезла, уступив место страху.
- Я могу сожрать тебя прямо сейчас, маленький глупый демон. Но мне нужны рабы. И потому я дам тебе последний шанс доказать свою ценность и право на жизнь. Иди и подготовь остальных к бессрочной командировке. А чтобы им было понятнее...
Хозяин неуловимым движением нанес мне удар по лицу, рассекая клешней кожу и опрокинув на колени. А затем схватил меня, и, удерживая четырьмя клешнями, оставшимися двумя оторвал мне крылья. Волна боли - как физической, так и моральной - захлестнула меня.
- Крылья не отрастут никогда, несмотря на регенерацию. Это твоё клеймо, Ратма. Не подчинишься - умрёшь. Помни об этом. А теперь - вон отсюда!
Он схватил меня и вышвырнул из зала, приложив спиной о тяжелые двери. От удара они распахнулись, и я тряпичной куклой отлетел вглубь коридора под утробный скрежещущий смех Эреба, и застыл в неестественной позе. Двери с грохотом сомкнулись. Кажется, Хозяин сломал мне позвоночник. Придется просто лежать и ждать около суток, пока срастется.
Вокруг потихоньку собирались остальные сотрудники. На их лицах читалось смятение. Не каждый день такое увидишь, это правда. Но настоящий шок еще впереди.
Ко мне протолкалась Хелия и склонилась, осматривая повреждения. Две
рваные раны на моей спине вызвали всплеск ругани на стигийском.
- Сейчас, сейчас, подожди. Ну что же это такое! За что так-то?
Я вяло улыбнулся.
- Знаешь, мне стоило серьезнее отнестись к твоим словам про "не в духе".
- Да если бы я знала! Не дергайся!
Она содрала с меня пиджак и рубашку и положила руки прямо на место перелома. Затем меня пронзила сильная боль, через миг сменившаяся приятным теплом. Через пару минут я был уже в норме. Хелия же немного побелела, но смогла встать самостоятельно.
- Что там случилось, Ратма? - растерянно спросила она. - За что с тобой так и что с крыльями? Почему их оторвали?
Я оглядел собравшихся. Были почти все, лишь пара ребят отсутствовала - отпуск. Вот уж пренеприятнейшая будет новость. Собравшись с духом, я начал говорить, чувствуя, как дрожит голос:
- Коллеги! Вынужден сообщить вам, что с сегодняшнего дня мы работаем в другом месте и в другом режиме. Указание вышестоящего руководства.
Мой вид красноречиво свидетельствовал о том, что лучше не спорить. Мне было противно, но выбора особого не было.
- Всем предписано завершить текущую работу и проследовать в Транспортный Департамент для получения Печати Депортации и последующей отсылки в мир смертных сроком на... - я запнулся. - Бессрочно.
На несколько мгновений повисла тишина, а затем на меня посыпались вопросы и требования обьяснить.
Я с трудом представлял, как буду на них отвечать, но меня вновь выручила Хелия.
- Нечего тут обсуждать, выполняйте указание! Или кто-то еще хочет аудиенции у Хозяина?
Слова возымели должный эффект, и демоны разошлись, перешептываясь между собой и украдкой косясь на меня.
Суккуб схватила меня и оттащила в сторонку, за угол.
- Ратма, черт побери! Это ещё что за дерьмо? Какая ещё депортация? Почему?
Я с грустью смотрел на неё, совершенно не представляя, как объяснить ей что-либо, так как сам ничего не понимал.
- Хозяин задумал переделать вековой порядок работы нашего отдела, а когда я возразил ему, пришёл в ярость и заставил подчиниться. Я ничего не понимаю, Хел, кроме одного - не спорь. Просто делай. Пожалуйста.
Она открыла было рот, чтобы возразить, но увидев мой взгляд, осеклась.
- Я организую остальных, - пробормотала она и оставила меня одного. В голове роились мысли, но я не мог на них сосредоточиться, мне казалось, что я слышу жужжание вокруг себя и удущающий запах гнили.
Вздохнув, я двинулся в сторону выхода. Хотелось прийти домой, рухнуть в кровать и заснуть. И чтобы Ивар не кричал.


Мне снилась бескрайняя пустыня. Под бледным, водянистым солнцем высились барханы зеленоватого песка и поблескивали белым кости. В воздухе висело какое-то темное марево, оказавшееся бесчисленными роями жирных трупных мух. Издаваемый ими гул оглушал, а от вони разлагающегося мяса невыносимо мутило. Я не мог шевельнуть даже пальцем, или хотя бы закрыть глаза. Мухи вились вокруг и ползали по мне, залезая в ноздри и открытый в беззвучном крике рот. Так продолжалось какое-то время, а затем на горизонте появлялась тень, накрывающая собой всё и достигала меня. Из тьмы на меня смотрели сотни и тысячи фасеточных глаз и тянулись омерзительные клешни, терзающие мою плоть. А затем из неё появлялся Хозяин и с хохотом разрывал меня на куски. С криком я просыпался, но не наяву, а лишь оказываясь в том же самом сне, переживая это снова и снова. Так длилось всё ночь, пока утром меня не вырвал из оков кошмара вопль Ивара. 

Я был абсолютно разбит и с трудом соображал. Все валилось из рук, а в голове царил хаос. Кое-как приведя себя в порядок и даже не поев, я покинул дом.
Короткая дорога до портала немного привела меня в чувство. Набрав нужный код, я перенесся к Транспортному Департаменту.
Передо мной была широкая площадь, мощеная обычным камнем. С неё во все стороны уходили извилистые улочки, а посреди высилась почти что стометровая гранитная статуя Архидьявола Валира - известного новатора, сделавшего огромный вклад в развитие Преисподней. Благодаря ему в Аду широко распространились достижения науки смертных и даже появились свои учёные. Позади памятника высилась громада Департамента - огромное здание из базальта в стиле ампира с элементами готики. Мощные и богато украшенные стены возносились к серому небу, увенчанные готическими шпилями. Верхушки щетинились железными шипами. Картину дополняли высокие стрельчатые окна и массивный портал с трехметровыми широкими дверьми. Над ними были высечены слова: "Служить и Направлять". Финальным штрихом был неиссякаемый поток всевозможных служащих и посетителей.
Вздохнув, я быстро зашагал вперед. Просочившись через толпу и пройдя КПП, я оказался в гигантском холле, в оформлении которого царил минимализм. Ничего лишнего - голые стены, тяжелые скамьи для ожидающих, да лифты. В центре стоял стенд с указанием всех отделов и их расположения. Мне был нужен двадцатый этаж - там находился отдел Депортации и Репатриации. Я поймал себя на том, что зачем-то выискиваю в толпе знакомые лица и устыдился своего малодушия. Выбрав самый крайний лифт, возле которого никого не было, я торопливо нажал на кнопку. По счастью, двери сразу же разъехались и я скользнул в кабину, уже долбя по кнопке нужного этажа. И лишь когда двери захлопнулись и я в одиночестве понесся ввысь, я облегченно вздохнул. Мне крайне не хотелось, чтобы хоть кто-то видел, куда я еду. 
Спустя пару минут двери лифта мягко открылись, выпуская меня в непримечательный серый коридор. Минуя кабинет за кабинетом, я наконец остановился возле таблички "Отдел ДиР". Вздохнув, я собрался с силами и нажал на кнопку звонка. Спустя несколько режущих ухо трелей замок щелкнул и дверь открылась, пропуская меня внутрь.
Внутри не было ничего примечательного. Широкая комната, у стен выстроились в ряды стеллажи, и пара диванчиков, а посередине - стандартный офисный стол с массивным креслом перед ним.  Я не сразу заметил, как стеллажа отделилась фигура. 
- Приветствую, - передо мной предстал высокий и абсолютно лысый демон с бледной кожей, тонкими витыми рожками и ярко-красными глазами, изучающими меня сквозь стекла-половинки очков. Он был облачен в черную мантию, подобную судейской и туфли с загнутыми носами. На мантии был вышит символ Департамента. Что-то в его лице показалось мне неуловимо знакомым.
Он сверился с планшетом, который держал в руках и продолжил:
- Меня зовут Ульдиссиан. Я старший логист и руководитель отдела Депортации и Репатриации. А вы, должно быть, Ратма из Стигии, сотрудник отдела Пыток и Наказаний третьего ранга, верно? 
Проверив мои документы и удовлетворенно кивнув, он указал на кресло:
- Прошу, присаживайтесь. Сначала вам предстоит заполнить необходимые формы, после чего наш специалист проведет сеанс нанесения печати. Процесс длительный и займет несколько часов, так что устраивайтесь поудобнее.
Пока я усаживался, Ульдиссиан извлек из недр стеллажа кипу бумаг и положил передо мной. Предоставив мне так же планшетку с авторучкой, он сухо произнёс:
- Внимательно ознакомьтесь и заполните. Если у вас будут какие-то вопросы - обращайтесь.
После чего он вновь принялся копаться в один из стеллажей.
Я постарался вникнуть в содержимое листов. Вначале шла информация обо мне. Абсолютно всё: личные данные, места проживания, работа, медицинские показатели, содержимое моего дома и даже личное. Это неприятно удивило, но сейчас уже все равно. Дальше шли юридические и технические части, перегруженные бюрократическим языком. Я пролистывал их, читая по диагонали, как вдруг меня зацепила фраза: "...вынесено предписание провести бессрочную депортацию без права возвращения."
Теоретически, шанс вернуться у меня есть. Практически - нет. Не с такой формулировкой. Хозяин постарался как следует. 
На то, что бы все просмотреть и заполнить, у меня ушло около часа. Стоило мне  поставить последнюю подпись, как  Ульдиссиан очутился за моим плечом и забрал бумаги.
- Отлично. А теперь я попрошу вас снять верхнюю одежду и постараться расслабиться. Как я уже говорил, процедура будет долгой. И довольно болезненной, - усмехнулся он. 
Стоило мне раздеться и сесть, как он достал из кармана небольшой пульт и набрал какую-то комбинацию. Из кресла с шелестом выскочили ремни и стянули мои руки и ноги, а прежде чем я успел хоть что-то понять, еще один ремень перетянул мне рот, прижав голову к спинке.
- Сожалею, что приходится поступать таким образом, но боюсь, это необходимо. Вас нужно зафиксировать, чтобы наложение Печати прошло без эксцессов, - виновато развел руками логист. Затем одна из стен разъехалась в стороны, выпуская из ниши голема. Эти создания были известны и использовались с незапамятных времен, и ценились за безотказность, исполнительность и отсутствие каких-либо потребностей. Долговечность и возможности голема определялись лишь материалом и мастерством создателя. Этот был сделан из металла, кажется, сталь. Его мощный торс покоился на удобном шасси, рук было четыре, и все заканчивались раструбами. Головы и вовсе не было. 
В моей голове промелькнула мысль, что было бы крайне обидно погибнуть от рук бездушного куска металла.
Голем подъехал ближе и раструбы на его руках выпустили из себя его инструментарий: два остро заточенных скальпеля, странное устройство, похожее на камеру и что-то, похожее на газовую горелку. 
"...И довольно болезненной" - эхом отдались в голове слова Ульдиссиана.
Голем подобрался еще ближе и приступил к работе. Скальпели вгрызлись в мою плоть, медленно и беспощадно выводя сложнейшие узоры, и вызывая взрывы боли - голему было плевать на нервные окончания. Следом за скальпелями следовала странная камера, пощёлкивая и излучая золотистый мягкий свет. Она покрывала каждый миллиметр разрезов. Замыкала их горелка, которой голем тут же прижигал мне раны.

Боль была ужасной. Несколько раз я просто вырубался от болевого шока, но Ульдиссиан не давал мне остаться в блаженном забытье, а тут же вкалывал какой-то стимулятор в шею, из-за чего я тут же приходил в себя. Спустя несколько часов мне стало казаться, что время остановилось и эта пытка будет длиться вечность. Я плохо соображал и даже не понял, когда голем наконец-то закончил и скрылся обратно в нише. 
- Поздравляю, нанесение Печати завершено. А вы молодец, держались хорошо. Да, несколько раз пытались потерять сознание, но это не страшно.
Он нажал пару кнопок на пульте, и ремни скрылись в кресле. Выругавшись, я попытался было встать, но стоило ногам сделать пару шагов, как я чуть не упал - так плохо меня слушалось тело. Мягко подхватив, Ульдиссиан усадил меня обратно в кресло.
- Сидите и отдыхайте. Выпить хотите? - спросил он, доставая из ящика коньяк и стаканы.
- Почему нельзя было дать хоть какое-то обезболивающее? - вяло ворочая языком выдавил я из себя.
Ульдиссиан пожал плечами, разливая коньяк.
- Боль - необходимая часть процесса, - загадочно отозвался он и протянул мне стакан.
Я залпом опрокинул выпивку и почувствовал, как тепло разлилось внутри, а сознание немного прояснилось. Я посмотрел вниз и увидел, как на моей груди вьется множество маленьких узоров, складываясь в один большой. Линии и завитки переливались мягким золотым светом.
- Что это такое? - хрипло спросил я.
Ульдиссиан с энтузиазмом отозвался:
- Это Печать Депортации. Строго говоря, Печать - это лишь термин, удобное слово. Технически - это данные, сформированные в магическую схему. Синтез науки и колдовства. - Пригубив коньяк, он продолжил: - Печать содержит всю информацию о вас, и доступна к считыванию любому обитателю Ада или Рая, либо их представителям на Земле. Печать невозможно скрыть или уничтожить, так что не советую пытаться её убрать. Даже если вы раздерете себя до костей, она все равно будет видна и будет работать. Необходимая мера безопасности, - виновато развёл он руками.
- И что теперь?
- Теперь? - Логист задумчиво уставился в стену. - Теперь вас отправят на Землю, и вы останетесь там, навсегда. И будете работать на благо Преисподней. 
"И весь отдел ждет такая участь?" - заворочалась мысль в голове.
- Вот так вот просто? Туда-сюда, клеймо на грудь и в изгнание?  - язвительно заметил я.
- О, ну нет, это не так просто. Процесс нанесения Печати и депортации требует полного рассмотрения и согласования. Прежде чем наносить Печать, нужно учесть все нюансы, получить документы и согласовать подтверждение.
Меня начало терзать смутное подозрение.
- А как долго занимает этот процесс?
Ульдиссиан пожал плечами.
- Вы должны понимать, что всё индивидуально. Но в среднем - от недели до двух. А иногда и дольше.
"Недели? Двух? Что за дерьмо?"
- Но погодите, еще пару дней назад вопроса о депортации вообще не стояло! - Я растерянно посмотрел на него.
Логист посмотрел на меня и поправил очки.
- Не хотелось бы вас расстраивать, но документы и официальное подтверждение по вашим сотрудникам пришли еще два с лишним месяца назад.  
- Два месяца? Бред какой-то! А на скольких сотрудников прислали подтверждение депортации?
Ульдиссиан сверился с планшетом:
- Всего два сотрудника. Один из которых, очевидно, - вы.
"Всего двое? Значит почти все прогнулись под Хозяина. Иначе он прислал бы сюда всех, кто посмел ему возразить".
Я пытался уложить эту информацию в голове, но вместо нее настойчиво лезла другая мысль.
- А кто был вторым сотрудником?
Ульдиссиан внимательно посмотрел на меня.
- Ну, это не запрещенная информация, так что я могу сказать вам. Этим сотрудником была Хелия фон Штейнгольц, рядовой служащий второго ранга в отделе Пыток и Наказаний.
Меня словно оглушили.
"Хел, какого дьявола?"
Ну конечно, все встало на свои места. Но почему? Я не мог себе объяснить. Да, она была принципиальной в том, что касалось работы. И да, между нами было что-то такое, что с натяжкой можно было назвать дружбой, хотя в Аду это понятие - редкость, и скорей исключение из правил. Обычно все ограничивается дежурной вежливостью. Но почему она пошла против Хозяина?
"И что он с ней сделал? Неужели тоже оторвал крылья?"
- И она уже прошла эту процедуру?
Ульдиссиан удивлённо посмотрел на меня.
- О да, еще вчера. Я помню эту леди. Решительная, и совершенно не боялась боли. Вытерпела весь процесс, лишь плакала иногда. 
Мне представилась Хел, поджавшая губы и безучастно смотрящая в потолок, пока бездушная машина кромсает ее плоть часами. И как по ее щекам стекают злые слёзы.
- И её уже отправили? - спросил я, стараясь, чтобы голос не сильно дрожал.
Ульдиссиан уставился на меня уже с неподдельным интересом.
- Для руководителя отдела Пыток и Наказаний вы проявляете удивительное внимание к другим коллегам. Да, она уже на Земле.
- Где именно? - вырвалось  у меня.
- А вам какое до этого дело, скажите мне? Думаете, я вас туда же отправлю? - неожиданно резко отозвался логист. - Назовите мне хоть одну причину, по которой я должен сообщить вам, куда ее отправили?
Я вздохнул и долго собирался с мыслями, прежде чем дать ответ.
- Она единственная из моего окружения, кого я мог бы назвать... другом. И хотелось бы найти ее на Земле.
Ульдиссиан неожиданно зло рассмеялся.
- О, какая романтика, сейчас расплачусь.
Я непонимающе уставился на него.
- О, не делай вид невинной овечки! Это же из-за тебя она попала в эту ситуацию, паршивый сын стигийской шлюхи! - вдруг закричал на меня он, а затем подскочил и со всей силы ударил мне в грудь, вызвав новый взрыв боли, от которого у меня помутнело в глазах и я откинулся на спинку кресла, корчась в судорогах и ошалело таращась на Ульдиссиана.
Видимо, заметив это, он немного остыл и со вздохом пояснил:
- Видишь ли, меня зовут Ульдиссиан фон Штейнгольц. Хелия - моя дочь.
В моей голове словно щелкнуло что-то и все стало понятно. Вот почему мне показались знакомыми его черты лица. Хелия никогда не рассказывала об отце, и что он работает в Департаменте. Но, впрочем, и не удивительно. Она и так была достаточно скрытной, а уж такие темы не всегда обсуждают и друзья. А иметь друзей в Аду - непозволительная роскошь.
- И вы... Почему вы не попытались это остановить?
Ульдиссиан с горечью отозвался:
- Конечно я пытался! Все два месяца, с тех пор, как пришел пакет документов на ее имя. Я ворвался к руководству, потрясая этими бумажками и требуя объяснить мне, что происходит. Но меня достаточно резко осадили. Я пытался спорить, торговаться, просить, умолять - все без толку, это невозможно. Я пробовал найти способ взломать систему, может как-то подменить документы или даже подменить саму Хелию, но Департамент слишком хорошо развит и защищен. - он налил себе ещё коньяка.
- И вы всё-таки сдались? - я прищурился, глядя на логиста
Стакан с грохотом полетел в стену, брызнув осколками во все стороны.
- А что мне оставалось?! Если бы я пошел против них, было бы только хуже - меня бы устранили, а её всё равно депортировали. Только на этот раз неизвестно куда и неизвестно кто! А каково мне было проводить эту операцию, а? Видеть ее боль и мучения столько часов, а всё, что я мог - утешить потом, насколько хватит сил. И позволить это делать кому-то ещё? - он тяжело дышал и тряс кулаком в гневе. - Сволочи! Я помню, как разрабатывалась концепция. Я приложил к этому руку, я входил в комиссию, ответственную за принятие решения. И были варианты не хуже, без боли, или хотя бы с минимумом. Но большинством был принят наиболее болезненный вариант. Уроды! Особенно этот гниющий кусок дерьма Хозяин!
Знакомое имя натолкнуло меня на мысль, которую я старался от себя отгонять: как Хозяин отрывает изящные крылья Хелии.
- А крылья? - спросил я его. - Ее крылья целы? Он их не вырвал?
Ульдиссиан секунду непонимающе смотрел на меня, а потом его лицо помрачнело и он мотнул головой.
- Нет, он не сделал ей ничего, хотя выродок тот ещё, и за его спиной много грязных дел даже по меркам Преисподней. Но я помню его, он не был раньше таким... опасным. Так, мелкий местечковый начальник, который мутил воду. А потом что-то произошло. И вот теперь он стал влиятельным. Его слово имеет большой вес в Департаменте. Но кто дал ему такую власть? -  растерянно развел руками Ульдиссиан, посмотрев на часы. - У нас мало времени, нужно идти. Я отправлю тебя туда же, куда отправил Хелию. Найди ее и позаботься о ней, сделай то, чего не смог сделать я.
- Погоди, а ты не можешь нас вернуть, снять Печать? - запоздало родился вопрос.
Старший логист лишь покачал головой и горько усмехнулся.
- О нет, это не в моей власти. Всё, пошли!
Он вытолкал меня в коридор и потащил за собой по коридору. Спустя какое-то время мы уткнулись в тупиковую стену, из которой выдавалась наполовину  шлюзовая дверь. Набрав код на встроенной панели, Ульдиссиан резво выкрутил затворный вентиль и с усилием потянул на себя, пропуская нас внутрь.
За дверью открывался приличных размеров зал, в котором не было ничего, кроме панели управления и здоровой площадки по центру, от основания которой исходило четыре здоровых "лапы", увитых кабелями и с кучей индикаторов.
- Телепортационная площадка. Мощность превышает обычные порталы на порядки, и позволяет телепортироваться на Землю, - пояснил старший логист, вставая за приборную панель. - Давай в круг, - шум начал нарастать, а между "лапами" проскальзывали небольшие разряды молний, в воздухе запахло озоном.
- Куда ты меня отправишь? - закричал я, надеясь, что меня услышат сквозь шум.
Ульдиссиан уже открыл рот, чтобы ответить мне, как вдруг в помещение влетели два боевых голема - трехметровые стальные великаны, похожие на человека, с огромными лезвиями ниже локтя, шириной с человеческий торс.
Их головы напоминали глухие шлемы с темно-красной полоской - визором.
Один из них рванулся ко мне, второй - к Ульдиссиану.
Тот все понял и закричал мне: - Найди её!
После чего вдарил по кнопке запуска, а затем его разрубило огромное лезвие напополам.
Второй голем уже был в нескольких шагах от меня. Я упал на бок, перекатываясь к ступенькам и прыгнул, едва увернувшись от взмаха. Приземлившись в этом круге, я ощутил сильный запах озона, шум оглушил меня, а потом с противным треском мир схлопнулся.

                                                                                              

Другие работы автора:
0
128
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации