Кольцо предательства. Глава 11. Жизнь пирата - не только песни, пляски и турниры

Автор:
Акина Судзуки
Кольцо предательства. Глава 11. Жизнь пирата - не только песни, пляски и турниры
Аннотация:
Как хорошо, когда твой кругозор ограничивается лесом и пернатым другом. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается, и ты узнаёшь, что живёшь в более сложном и опасном мире. И можно считать огромной удачей, что в этом мире у тебя есть опытный проводник. И пусть для него ты не более, чем забавная зверушка, к зверям он относится явно лучше, чем к людям.
Текст:

Рид растолкал Миру на завтрак, и они вместе поднялись наверх. И это было хорошо, ведь так у неё появилась возможность спрятаться за наставником от шумных юнг, которых буквально распирало от желания поделиться впечатлениями ещё со вчерашнего вечера. После завтрака она так же с наёмником спустилась вниз и спряталась в своей каюте. Возможно, подобное избегание было не совсем правильным, но Мире было жутко неловко после последнего боя. Она ведь совсем не контролировала себя, сражаясь со старпомом. То, как пират выворачивал её сознание… ей до сих пор было жутковато от пережитых ощущений. Особенно от той вспышки ярости. Она ведь хотела убить его. По-настоящему. Что было бы, если бы старпом оказался не настолько умелым бойцом? Успел бы он её остановить? А если нет? Как бы она тогда смотрела в глаза Мег?

В мысли мягко вплыл Фин с подбадривающим курлыканьем. Верно, это была бы не её вина. В убийстве виноват не нож, а рука, которая этот нож держит. Так и здесь: её намеренно раскачали, чтобы она не сдерживалась. Впрочем…

Мира торопливо вышла из каюты и постучалась к наставнику. Дверь открылась не сразу, да и Рид выглядел не очень довольным, но ничего не сказал, только со вздохом пропустил Миру в комнату и выразительно на неё посмотрел, явно ожидая объяснений.

– Я насчёт вчерашнего турнира. Я вдруг подумала: а что случилось бы, если бы Кловер не успел меня остановить? Я чётко помню, что... – она осеклась и помрачнела, – я точно хотела его убить.

– Я так думаю, что у тебя бы это получилось, – Мира ощутила укол холода по позвонку, – вряд ли кто-то успел бы тебя остановить.

– И что бы было потом? – она нервно разглядывала узоры деревяшек на полу, цепляя оттуда невнятные очертания зверей и лиц. – Если бы я убила их товарища… а Мег? Он же её правая рука.

– Ты имеешь в виду, осуждали бы тебя или нет?

– Разве здесь будет место осуждению? – Мира вскинула голову, сглатывая ком. Постепенное осознание того, по какой тонкой грани она вчера прошла, вселяло настоящее чувство ужаса. – Разве «осуждение» – не слишком мягко для такой ситуации?

– Менталист заигрался, ситуация вышла у него из-под контроля, – наёмник пожал плечами, – сам виноват, сам дурак. Твоя-то вина в чём?

Мира растерянно моргнула.

– Что не удержала себя под контролем, – она ответила крайне неуверенно.

– Ага, а когда тебе голову отрежут, тебя будут осуждать за то, что не удержала себя в жизни.

– Что, прости?

– В смысле умерла, – мужчина чуть закатил глаза, – или же если во время сражения кому-нибудь размозжит голову, и он моментально умрёт – ты тоже себя винить будешь? За то, что не спасла.

Мира взглянула на Рида и представила подобную ситуацию.

– Если бы этим «кто-нибудь» был ты – да. Значит, должна была держаться ближе, чтобы прикрыть, – она передёрнула плечами от представленной картины и скрутившегося в узел живота.

– Невозможно уследить за всем. Если ты будешь слишком близко, то, возможно, условное ядро расшибёт и тебя заодно, – он пожал плечами. Снова. – Мы не можем контролировать все события, так что не нужно себя винить, если что-то происходит, а уж тем более если оно не случилось, а лишь могло произойти.

– Тогда как мне избежать вчерашней ситуации? Как сопротивляться кому-то, вроде Кловера? – Мира не понимала и не принимала подобного спокойствия со стороны Рида. Его отношение к собственной смерти, даже предполагаемой, было слишком равнодушным. Впрочем, возможно, дело было в его многолетнем опыте? С возрастом относишься к подобным вещам, как к какой-то мелочи?

– Мы приобретём тебе необходимое снаряжение для защиты: амулеты, о которых я говорил, может быть, какой-нибудь артефакт. Кстати, последствия не замучили? Когда проснулась, не было странных ощущений? Сухости во рту или носу? Головные боли?

– Пить очень хотелось, – она вспомнила своё пробуждение и то, как порадовалась завтраку, который здорово помог облегчить жажду, – у меня такого не было ни разу. С чем это может быть связано?

– Скорее всего, тебе снова снились кошмары, но из-за зелья ты их не помнишь.

– А причём здесь кошмары и сухость после сна?

– Из-за стресса участилось дыхание, отсюда пересохшее горло. Тебе надо разобраться с этим. Я тебе и так обещал медитациям научить, и сейчас, судя по всему, самое время, – Мира наконец-то подняла взгляд, заинтересованная возможностью получить новые знания.

И следующие несколько дней она практически безвылазно сидела в каюте Рида, усиленно погружаясь в себя и очищая собственное сознание. На самом деле, ей очень здорово в этом помогало пение Фина, в которое она изо всех сил вслушивалась, отрешаясь от окружающих шумов. Тихое приятное урчание делало окружавшую Миру тьму мягкой и уютной. Это чем-то напоминало сон или скорее лёгкую дремоту.

Рид из такого состояния выводил её осторожно, поднимая на очередной приём пищи. Гораздо аккуратнее, чем обычно. Ночевала она тоже у наставника, перебравшись медитировать на пол, – это состояние прекрасно заменяло сон.

На второй день по указанию Рида Мира стала погружаться в определённый образ, наиболее близкий для себя. Сперва она пыталась представить лес, его ласковое одобрение и защиту, но в сознании то и дело шуршали листвой и травой хищники, готовые в любой момент наброситься и растерзать тело. Нет, при всей благосклонности лесов, в них не было абсолютной безопасности. И Мире пришлось искать другой образ. Такой же тёплый и добрый, как лес. Такой же надёжный, как Рид. Такой же близкий, как Фин.

Мира шла на обед, держа в голове образ золотых искр и всполохов, которые успела разглядеть перед пробуждением. Ближе к ужину она вглядывалась в пляшущие язычки пламени. Ночью она видела уже не глухую пустую тьму, а что-то, что заполняло эту черноту лёгким тёплым светом.

На третий день было уже гораздо проще погрузиться в себя. Чётко представляя огонь и слушая пение Фина. Под вечер Рид вытолкал Миру из каюты, прогоняя спать уже к себе. Ну, не совсем вытолкал. И не то чтобы прогнал. Просто послал к себе. Но именно спать, а не медитировать. Вернее, немного помедитировать, а там окончательно расслабиться, проваливаясь в сон. Мира не совсем поняла подобное задание, но Фин очень помог выйти из медитативного состояния в обычный сон. Он будто мягко потянул её на себя своим голосом. И никакой сухости во рту на утро не было.

На завтрак она поднялась, дождавшись, пока Рид выйдет из своей каюты. Несмотря на тот их разговор о возможном убийстве, Мира не чувствовала себя легче, и потому старалась избегать членов команды. Но уж чего она не ожидала, так это того, что прямо к ним с наставником подойдёт дружная компания эльфов во главе с дядей Берцем. Они остановились перед ними с учителем, гном топнул ногой, и ребята одновременно поклонились, произнося хором «Прости нас!».

– За что? – Мира едва не запнулась на первом слове от переполнившей её неловкости.

– Как, за что, госпожа целитель? – широко улыбнулся гном. – Стало быть, мы вас чем-то обидели, раз прячетесь от нас? Ну, что поделать, грубияны мы неотёсанные – вот и извиняемся. Нам-то не сложно.

Мира обернулась и с удивлением обнаружила, что наставника след простыл. И когда он только успел?!

– Вы неправильно всё поняли, – она стала осторожно подбирать слова, оставшись в сложной ситуации одна, – мне просто было плохо после последнего боя. Мне нужно было какое-то время, чтобы восстановиться. Никогда не сталкивалась с менталистами.

– Что ж ты молчала! – первой не удержалась Аки, подбегая к Мире и подсаживаясь рядом. – Мы же столько медитаций знаем!

– После того, что делалось с твоим сознанием, неудивительно, что тебе было так плохо, – мягко добавила Лира, оказавшись у другого бока, – ты всегда могла обратиться к нам за помощью.

– Вот-вот! – важно поднял палец дядя Берц. – И не смотрите, что мы юнги, госпожа целитель. Может, на других кораблях это и зелёные сопляки, но чтобы попасть на Костлявую Фортуну даже юнгой, нужно много чего уметь. Отбор у нас жёсткий.

– Точно! – Макс широко улыбнулся. – Мы за тебя очень волновались.

– Особенно ты, наконец-то насобирав на новый рисунок, – хохотнула Лира.

– В долг, – прыснул гном, изо всех сил сдерживая рвущийся наружу смех. Эльф раздражённо закатил глаза, а Мира обратила внимание на Лохара, который за всё это время не проронил ни слова. Только с тревогой смотрел на неё и не решался приблизиться даже на шаг.

– Между прочим, – уже тише начала Лира, – наш старпом тебя ищет.

– Точно! – шепнула Аки. – Наверняка извиниться хочет! Все же видели, как он увлёкся.

– Увлёкся? – девчонки в ответ активно закивали.

– Нашему старпому мало кто может дать такой отпор, вот он и разошёлся не на шутку. Ты вообще такая молодец!

– Точно! – вклинился Макс. – Ты так круто дерёшься! Да и Кловера бы ты ещё немного и скрутила бы!

– Если хочешь, мы можем тебе показать пару медитаций, чтобы привести себя в порядок, – Лира мягко улыбнулась.

– Рид мне уже кое-что показал, я все эти дни как раз медитировала, но буду рада изучить ещё что-то новенькое, – Мира про себя здраво рассудила, что знания лишними не бывают и стоит пользоваться выпавшей возможностью освоить что-то ещё, пока предлагают.

У эльфов главный принцип заключался в сосредоточении на собственном потоке магии и своём теле. Искать прорехи и тёмные пятна, чтобы позволить магии самой восстановить повреждения. Это отличалось от методики Рида. Наставник рассказывал ей, что нужно погружаться в своё подсознание, искать свой страх и его причины, пытаясь разрешить их осознанно. Как он выразился, сделать бессознательное сознательным. Но ей пока не удавалось разглядеть что-то, кроме огня. Рид сказал, что в её случае это нормально, на данный момент ей было нужно просто успокоить потревоженное чужим вмешательством сознание. И регулярно медитировать перед сном. Рано или поздно она сможет опуститься в себя и разобраться с тем, что же с ней, вернее, её головой, сделали.

Потом их дружную компанию разогнал Бернхард, который оказался боцманом. Гном отправил юнг работать, а сам любезно поинтересовался самочувствием Миры и передал, что её к себе на разговор пригласила капитан.

– Здравствуй, – Мег улыбнулась, когда Мира вошла в каюту. Сдержанное приветствие объяснялось присутствием старпома, который сидел в одном из кресел.

– Добрый день, – Мира вежливо кивнула головой.

– Как твоё самочувствие?

– Всё в порядке, спасибо, – на это Мег довольно кивнула и взглянула на старпома. Тот понятливо улыбнулся и вышел из комнаты, оставив их с капитаном наедине.

– Бельчонок! – Мег тут же хлопнула ладонями по столу. – Ты чего пряталась? Знаешь, как я переживала? Садись, рассказывай, как ты?

Было забавно наблюдать за тем, как грозная сдержанная Мурена превращалась в заботливую Мег. Похоже, ей жутко не хватало кого-то, о ком можно было так заботиться. Мег расспрашивала о её самочувствии, и когда Мира рассказала, что всё это время ночевала у Рида, та резко переменилась в лице.

– Бельчонок, – она заговорила вкрадчиво и осторожно, – ты же читала те книги…

– Да, я знаю, но Риду ведь можно доверять. Я же читала, что опытным взрослым мужчинам не интересно с «зелёными» девицами, вроде меня. Да и Рид ни разу не обращался со мной… ну, он ведёт себя нейтрально в этом плане. Как-то так. Почему ты так ему не доверяешь?

– Да нет, – Мег явно замялась, – я просто… ну… переживаю.

– Значит, у тебя есть веские причины для подобного переживания? Разве нет?

– Белка! Я просто за тебя волнуюсь! – раздражённо шикнула Мег. Похоже, причинно-следственные связи в диалоге с ней работали не совсем так, как с тем же Ридом. А раз так, то следовало свернуть разговор. Или хотя бы не настаивать на своём.

– Поняла, прости, – Мира улыбнулась, – я ещё не очень привыкла к тому, что за меня так волнуются. Спасибо тебе.

– Не за что, – капитан довольно улыбнулась, – и раз уж мы заговорили об этом, то давай-ка проверим, как ты усвоила материал.

И они говорили о том, как отличать дружеские прикосновения от неких домогательств и приставаний. Мира старательно вспоминала эпизоды из прочитанных книг. Забавно, но здесь было довольно трудно рассуждать логически и объяснять разницу между поведением разных героев. Однако Мира хорошо ощущала разницу между осторожными, «интимными» прикосновениями того же дракона к волосам Рилай и бережному поглаживанию по голове от старшего брата из другой книги. И дело было даже не в том, что один из них был близким родственником, а другой – малознакомым мужчиной. Мира ощущала сам характер прикосновений, их эмоциональный окрас. Причём это ей давалось гораздо легче, чем выстраивание логических цепочек, которые она так любила, но которые её так утомляли время от времени.

– Знаешь, – лицо Мег вдруг переменилось, став крайне задумчивым, – я не ожидала, что ты так здорово дерёшься. Тебе разве не было больно во время боя с Райном?

– Нет, – Мира чуть улыбнулась. Нечто похожее она сегодня уже слышала, – я давно научилась притуплять чувствительность к боли, а после встречи с Ридом научилась это делать прямо во время спарринга.

– Честно говоря, это выглядело жутко, – Мег передёрнула плечами.

– Почему?

– Да ты себя видела?! – девушка вспыхнула самым настоящим негодованием. – Ты же такая маленькая! Куда тебе кулаками меситься с гномом?! Ещё и по лицу…

– Я знаю, что для девушек лицо очень важно, хотя и считаю это странным, – Мег резко успокоилась, вопросительно уставившись на Миру, – ну, в нашем распоряжении ведь есть столько целебных мазей и зелий… да и разве не будет обидно, если кому-то, вроде Макса или Лохара оставить жуткий шрам на лице? Они же тоже очень красивые.

– Ну… видишь ли, – протянула Мег, закинув ноги на стол, – на мужском лице шрамы, ссадины и прочие повреждения выглядят, как свидетельство многолетнего опыта. Это брутально, круто… привлекательно, что ли? Это уже не зелёный мальчишка, а опытный боец, с которым лучше не связываться. С таким будешь уже осторожнее. А вот взять, например, тебя: разве можно ждать от такой милашки… да всё то, что ты вытворяла несколько дней назад?! Это же отличная уловка!

– Но разве мужчины не могут пользоваться подобными уловками?

– Могут, но не всем это к лицу. В смысле, по тому же Риду и без шрамов видно, что ему палец в рот не клади. Девушкам в этом плане попроще прикинуться милой наивной овечкой. Или упасть на дурочку, чтобы польстить парочке гордых мужловатых наёмников, а потом обчистить их карманы, – Мег довольно хмыкнула, – ты бы видела, как у Клова лицо вытянулось, когда ты руку вывернула, – она скривилась, видимо, вспомнив этот момент, – честно, даже мне больно стало. Хотя я больше обрадовалась. Но всё равно жуть. Такого от тебя никто не ожидал.

– А как сам Кловер? – Мира решила поинтересоваться насчёт старпома, всё ещё испытывая неловкость перед тем, что по-настоящему хотела убить его.

– Клов? Да он уже который день неприлично довольный, – Мег хохотнула, – рада за него, если честно. Давненько он так не разминался, нашёл достойного противника… погоди, а ты как? Смотри, я ж ему голову сверну, если с тобой что-то случилось. Тоже мне, идиот, увлёкся…

Мира мысленно усмехнулась подобному вопросу: после такой формулировки вряд ли можно быть искренней… ну, только если нет желания насолить старпому. А он ей ничего плохого не сделал. Подумаешь, кошмарами помучилась. И дала мозги себе вывернуть.

– Всё в порядке. Я, конечно, была не готова к такому поединку, но Рид помог справиться.

– В смысле «помог»? – Мег прищурилась.

– Ну, я же говорила, что у него ночевала, – Мира нарочно напомнила об этом и заметила, как Мег снова помрачнела от этих слов. И всё-таки, почему она так не доверяет её учителю? – меня мучили кошмары, Рид дал зелье, а потом показал мне, как медитировать.

– И как же вы… медитировали? – кажется, Мег снова заподозрила что-то не то.

– Погружение в бессознательное, – коротко ответила Мира, решив особо не распространяться о тех знаниях, которые ей передал Рид. И как ни странно, Мег этим ответом осталась довольна, судя по тому, как она резко успокоилась.

Они ещё немного пообсуждали прочитанные Мирой книги, как раздался звон, оповестивший о начале ужина.

На палубе Миру как-то совсем аккуратно и незаметно перехватили юнги и утащили в свою дружную, но шумную компанию. Впрочем, Мира для себя отметила, что немного соскучилась по этому гудению из ворчания, перепалок и смеха. Что удивительно, никто больше не упоминал минувший турнир, чему Мира была очень рада. Гораздо приятнее было слушать о том, как Аки пыталась пробиться в ряд юнг Костлявой, по ошибке приняла Макса за боцмана, а тот не торопился разубеждать её в этом. Но с Бернхардом всё-таки свёл. После того как она ему зарядила в нос.

Всё плавно перетекло в те самые вечерние посиделки, подтянулись музыканты, кто-то начал отбивать ритм ладонями. Незнакомые Мире девушки вышли танцевать, бодро отстукивая ритм каблуками. Гномы бодро сопровождали их танец громкими хлопками, притоптывая в такт. Макс утащил Аки танцевать в паре, к ним присоединились остальные.

Из каюты вышла Мег. В её руке оказалась пара изогнутых мечей. Девушка прошла к Риду, который оказался тоже на этих посиделках, и бросила ему один из мечей. Танцоры расступились, пропуская в центр Мег и Рида. Мелодичность сопровождения уступила место ритмичному стуку ударов. Зазвучала какая-то гулкая глубокая отбивка по инструменту. Это напоминало стук крови в висках, бьющееся в груди сердце. И поверх глухих тяжёлых ударов зазвенел металл бьющегося оружия со свистящим рассекающимся воздухом.

Интересно, а какими ещё видами оружия владел Рид? Он хорошо смотрелся и с топорами в руках, и с полуторником, и с луком. Впрочем, неудивительно… за сто с лишним лет можно было много чему научиться.

Хотя и было заметно, что Мег это изогнутое оружие было… более привычным, что ли? Рид брал пониманием движений своего оппонента, знал, когда нужно было разорвать дистанцию, а когда сделать выпад. У Мег же лезвие всегда крутилось в воздухе, не замирая. Хотя не исключено, что Рид просто не хотел лишний раз расходовать силы на подобные фокусы. Ведь когда было нужно, и его оружие описывало дуги и восьмёрки. Да и к тому же, Мира прекрасно помнила, что вытворяли кисти наёмника с полуторником. Хотя всё равно рисунок, который высекало это изогнутое лезвие отличалось от прежнего танца меча. Сейчас оно заполняло собой куда больше пространства. Они и мечи время от времени держали по отношению друг к другу под непривычным углом.

– Всё, достаточно, – Рид с ухмылкой опустил оружие после того как разорвал дистанцию к неудовольствию капитана, – меня Мэд ждёт в карты.

– Эй, у нас тут азартные игры запрещены, – услышавшие это гномы, сидевшие рядом с Мирой, тихонько хрюкнули.

– Так мы и не на деньги, – не иначе, как наглой, улыбку наёмника описать было нельзя, – мы для удовольствия.

Мег недовольно закатила глаза и забрала оружие у наставника. Танцы продолжились.

Мира определённо наслаждалась царящим вокруг весельем. Это было удивительно: на палубе было столько народу, а места для такой толпы было не то чтобы много… но она не чувствовала себя, как не в своей тарелке. К ней никто не лез, она не ощущала на себе чужих взглядов… да и Фин мило устроился на руках, так что Мира ощущала себя просто прекрасно и не торопилась по привычке прятаться в каюте. Хотя она уже и не притрагивалась к книгам несколько дней, полностью погрузившись в медитации. Но ничего, у неё ещё вся ночь была впереди.

Незаметно стемнело. Под неторопливую расслабляющую мелодию Мира даже не обратила внимания на то, как уже почти все разошлись по своим делам.

– Мира, – послышался осторожный голос Лохара. Обернувшись, она заметила эльфа стоящим у перил борта. Точно. Часы.

– Прости, – Мира торопливо подорвалась с места, чтобы приблизиться к парню. Руна на портупее еле заметно вспыхнула золотом, и вот уже в ладони оказался тот диск на цепочке, – я всё никак не верну тебе их.

– Всё в порядке, – Лохар улыбнулся, а Мира шокировано замерла. Её руки только что накрыли чужие ладони. Сжали её пальцы. – Оставь их себе.

Ладони Лохара были мозолистыми и грубыми. Его тепло обжигало кожу.

Мира забыла, как дышать. Только молча смотрела на мужские пальцы, касавшиеся её собственных.

Она же читала об этом! Да буквально сегодня с Мег они ещё и обсуждали такие вещи!

И как разорвать этот контакт?

На словах это было гораздо проще…

Оттолкнуть его? Нет, грубо. Попросить отпустить? Почему? Сказать, что ей неприятно? Но это неправда. Да и подобные слова точно обидят Лохара. Она не хотела его обижать. А как его не обидеть?

– Тебе же они понравились? – Мира растеряно моргнула. Она так и не придумала, как освободить свои руки.

– Понравились. Но… – Мира осеклась, ощутив подступивший хрип в горле. Ничего, одним выдохом тихонько прочистить горло и продолжить, – они же тебе нужнее?

– Не переживай, – она боялась посмотреть вверх, встретиться взглядом с глазами парня. Тело обдало волной огня без какой-либо на то воли, – я у Туриза попрошу, он мне ещё одни смастерит, – в голосе Лохара отчётливо сквозило веселье, – видишь? – её руки наконец-то отпустили, но прикосновения не оборвались. Она всё ещё чувствовала его кожей: парень задевал её ладони своими пальцами, пока брал часы.

Крошечный всполох магии на короткое мгновение отвлёк Миру от бушевавшего внутри напряжения.

Узор дракона на крышке часов вдруг сменился какими-то цветами.

– Я специально попросил мне сделать эту часть из дерева. Знаешь, настроение частенько меняется… хочется разнообразия… – он стал чаще заминаться. Тоже нервничал? Или понял, что она сама жутко переживает? – время от времени я меняю рисунки. Какой хочешь узор?

– Перья, – ухватиться за такой невинный вопрос было чудесной идеей.

– Не вопрос, – и вот деревяшка поплыла под чужими пальцами.

– Красиво, – голос сорвался на шёпот.

– Не красивее тебя, – Мира так и не успела проглотить ком в горле. В груди что-то ухнуло. Это был уже не просто комплимент. Вернее, это был комплимент, который ведёт к дальнейшему признанию. Открытому выражению симпатии. И после подобных фраз…

Живот сжался, втягиваясь без вдоха. В груди завязался раскалённый узел.

Лохар отпустил её руки. И коснулся её лица.

Это было совсем опасно!

Но ведь он ей не угрожал. И вообще не хотел ничего плохого. Но это было тем самым жестом, на который нужно было хоть как-то отреагировать!

Нет, Мира была совершенно не готова к чему-то подобному. Но кто же вообще знал, что ей настолько скоро пригодятся полученные от Мег знания. И как можно было бы мягко «отшить», как капитан сегодня выразилась, кого-то доброго и хорошего, вроде Лохара? В случае с Рилай всё было гораздо проще. Но не отвешивать же парню пощёчину?

– Ты такая милая. И сильная. Глупая только.

– Почему?! –Мира неожиданно вскинулась, не ожидая подобных слов.

– Не жалеешь себя. Дерёшься так, будто вот-вот умрёшь. Неужели тебя некому защитить? Зачем ты себя так изводишь? Тебя беречь надо, а не подставлять под гномьи кулаки, – скулу обожгло чужим прикосновением. Мира испуганно закрыла глаза. – Ты как бабочка, – послышался смешок, – только коснёшься, а ты уже вся сжимаешься и пугаешься, – линия жара протянулась ниже, и пальцы замерли у самого подбородка.

Мира открыла глаза и испуганно замерла перед взглядом серых глаз. Он был слишком близко. Щекотал дыханием губы.

Неужели он сейчас…

Вспышка магии над головой не дала закончить мысль. Как и дёрнувшийся Лохар.

– Какого… – он тут же шикнул, поймав маленький кожаный мячик, – Мэд?! Какого…?!

– Упс, – раздалось сверху, – я случайно, малой.

Эльф раздражённо закрыл глаза, втягивая воздух сквозь стиснутые зубы, но затем чуть расслабился и взглянул на Миру. Виновато улыбнулся.

– Оставь эти часы себе. Это мой тебе подарок. Доброй ночи, Мира, – улыбка из виноватой быстро стала широкой и задорной. Но мячик был отброшен в сторону с явной агрессией.

– Доброй, – это было всё, на что хватило Миру. Эльф быстро скрылся за лестницей, ведущей на нижние палубы.

Совсем рядом вспыхнула магия. Из печати вышел Мэд.

– Ты как? – Мира подняла взгляд на спокойное лицо мага. Тот снова курил. – Тебе бы проветриться. Нет желания наверх подняться? Там сейчас хорошо.

– Наверх? – глаза защипало. Похоже, она совсем не моргала после того, как в последний раз открыла глаза. Прямо перед появившимся мячиком.

Маг кивнул, и внизу раздался новый импульс магии. Мира опустила взгляд и испуганно ойкнула, увидев прямо возле ног самую настоящую дыру, ведущую куда-то вниз. Или наверх?

– Нам туда? – и глянула на Мэда, спрятав часы в подсумок. Тот молча кивнул, делая очередную затяжку.

Осторожный шаг вперёд, короткий провал, и вот Мира уже удивлённо смотрела на небо над головой. И на ту самую дыру, из которой выглядывала мачта. На которой, похоже, она как раз стояла. Совсем запутанное зрелище.

Мэд тоже спрыгнул вниз и оказался наверху. Забавно. Они стояли на небольшой площадочке, на которую Мэд тут же сел, свесив ноги. Мира осторожно присела рядом.

– Спасибо, – она выдохнула, наконец-то придя в себя, – я немного растерялась и… в общем, это была сложная ситуация.

– Я заметил, – он чуть посмеялся, стряхивая пепел вниз. Мира от этой фразы жутко смутилась, понимая, что наверняка выглядела чудовищно нелепо в тот момент. – Постарайся так больше не теряться, а то тебя можно было забрать и унести куда-нибудь. И делать с тобой что угодно. Это, конечно, твоё дело, но мне кажется, что лучше, чтобы подобное происходило по твоему согласию, а не из-за твоего ступора. Это он молодой парень, – маг кивнул куда-то в сторону, – сначала сделает, потом ещё сделает, потом ещё пару раз сделает и только через несколько лет подумает. А тебе жить с этим.

– С чем? – ещё немного, и её голос сорвался бы на тихий писк. Почему-то Мира чувствовала себя ужасно глупо и неловко.

– С этой интрижкой, романом, отношениями – как угодно назови, – маг снова затянулся, – ты же явно не отдавала себе отчёта в том, что происходило. Так что обдумай хорошенько, нужно ли тебе это.

– А-а-а-а, – Мира с тихим стоном схватилась за голову, – какая интрижка? Куда я чуть не ввязалась? Почему всё так сложно? Неужели ни с кем нельзя за руку касаться? В книге этого не было написано, – она ощущала, что ещё немного, и совсем вспыхнет от накатившего стыда.

– За руку? Прости, мне показалось, что он тебе лицо чуть не обслюнявил, – Мира поперхнулась, всё-таки тихо пискнув. А потом протяжно выдохнула, пытаясь взять себя в руки. – Сделать звуконепроницаемый барьер? Проорёшься.

– Не знаю. Можно, наверное. Я как-то не привыкла… орать.

Снова магические волнения вокруг, Мира устало подняла взгляд на мага и встретила молчаливый кивок. В этот раз рычащий стон был гораздо громче и беспомощней. Хотя она всё равно спрятала лицо в ладонях, опустившись на колени. Правда, при этом чуть не свалилась вниз, но чужая рука бодро схватила её за ворот, потянув обратно.

– Спасибо, – Мира даже не испугалась.

– Всегда пожалуйста. Я юнг ловлю, которые за борт вываливаются в первые дни, – Мира тихо фыркнула, хотя уже и чуточку веселее, – такая вот у меня вахта. Точнее, одна из обязанностей.

– И часто ловишь?

– Да нет. Обычно, когда идём в ветреную погоду. Костлявая-то быстро идёт. Иногда качает. Бывает, кто-то сонный или просто невнимательный переваливается через борт, но, правда, редко.

– Понятно, – Мира устало вздохнула. Сейчас ей стало чуточку спокойнее. Но та ситуация с Лохаром её очень волновала, – если я спрошу совета у Мег, она же его прибьёт… – она задумчиво пробурчала вслух.

– Да, при этом публично, в назидание всем, – маг выпустил горький дым, из-за чего Мира резко выдохнула, приглушая обоняние.

– А девчонки всё разболтают… и либо сами его прибьют, либо об этом узнает Мег… и всё сведётся к предыдущему варианту.

– Ну, тут уже смотря кто разболтает: та же Аки не должна.

– Они же точно будут шутить. Не надо мной, так над ним. А там гномы подтянутся. И орки. Мне иногда кажется, что вы тут все на одной волне плывёте, – она усмехнулась подобной фразе, прозвучавшей весьма забавно. Вроде нечто подобное Хусейн звал… каламбуром?

– Если ты её отведёшь посекретничать и попросишь никому не говорить, об этом никто и не узнает. Заглушающие чары она поставить сможет, а пользоваться подслушкой у нас не принято. Одно дело, если случайно услышал, другое – намеренно пытаться подслушать.

Мира со вздохом прикрыла глаза.

– Сложно. Мне кажется, я умру на первой же фразе.

– Тогда не стоит с ней секретничать, а то Мег её убьёт за то, что после разговора с ней ты погибла, – услышав серьёзный тон, Мира удивлённо повернулась к мужчине. Пришлось напрягать зрение, чтобы разглядеть на его лице лёгкую-лёгкую улыбку.

– А ты ничего не можешь посоветовать? Та же Аки увидит ситуацию по-своему, как девушка, это я уже поняла, – она вспомнила прочитанные книги, – но я же решаю проблему не с девушкой, а…– она поджала губы, – не с девушкой, – и со вздохом уронила голову в ладони, понимая, что даже слово «парень» её сейчас смущало.

– Ну, прям посоветовать не смогу. Вообще, такие короткие интрижки часто устраивают обоих партнёров, некоторым приятно скрасить долгое и нудное путешествие хорошей компанией и всяким интимом. Но мне почему-то кажется, что это не совсем твой вариант. Этого-то балбеса понять легко, он не особо задумывается о том, что вы сойдёте через несколько недель, да и вообще, парни – они более отходчивые. Поскучают какое-то время и забудут.

Последняя фраза странно кольнула в груди. Одновременно и облегчением... и обидой.

– Хотя, конечно, может и случиться так, что он будет ждать вашей следующей встречи и пронесёт свои нежные чувства сквозь года, – в его голосе слышалось всё что угодно, кроме серьёзности. Ирония – да. Пренебрежение – да. Лёгкая брезгливость – ещё как.

– И чего мне в лесу не сиделось, – Мира обречённо вздохнула и замерла. Не сболтнула ли она только что лишнего…? Оправдаться? Нет, только запутается. Оставалось только ждать ответа собеседника.

– В лесу? Поэтому и Белка? Забавно, – к счастью, маг лишь усмехнулся, делая очередную затяжку. – А что по поводу эльфа: подумай, хочешь ли ты знакомиться со всей этой романтикой и всем вытекающим с ним или будет лучше поискать другой вариант. Или же другое время.

– Время. Точно другое время, – Мира буркнула, не отрывая лица от ладоней. – Мне бы это пережить и успокоиться…

– Вот-вот. Успокойся, поймай его и скажи, что на данный момент не готова к подобному. Я думаю, он поймёт. А если нет, можешь пощёчину отвесить.

– Он хороший, – она помотала головой.

– Тогда должен понять.

– Спасибо, – Мира снова выдохнула, вспомнив, как её называл Лохар. С бабочкой сравнивал. Как бережно касался…

– Всегда по… – Мэд так и не договорил, оборванный пощёчиной, которую Мира отвесила сама себе, – ты осторожнее, ещё немного, и свалилась бы. Я, конечно, подхвачу, но злоупотреблять не стоит.

– Я же Белка, не свалюсь, – Мира торопливо помассировала веки, смутившись возможного злоупотребления чужой добротой, – в смысле, я потому и Белка, потому что по деревьям всегда хорошо перебиралась. В смысле, ты же помнишь, я высоко прыгаю… в общем, даже если и свалюсь, всё будет хорошо, – Мира раздражённо тряхнула волосами, разозлившись на собственную путаницу в словах. – У меня Фин есть. И тросы в наручах, – она постучала пальцем по браслету, – но корабль не поцарапаю.

– Ну, дело твоё. Я просто предупредил, что таким макаром навернуться можешь.

– Кем? А, подожди, это такое выражение? – Мэд молча кивнул и выпустил клуб дыма. Удивительно, насколько легко с ним было говорить. Его равнодушное отношение ко всему происходящему странным образом расслабляло. Рядом с ним очень быстро забывалось какое-то беспокойство о собственном виде со стороны.

Хотя и забавно: вот сперва она стояла с одним мужчиной наедине, теперь сидела с другим. Но какая колоссальная разница в самоощущении во время разговора. Правда, за подобные рассуждения Мег бы её побила. Вернее, за тот факт, что она поменяла… как это? Шило на мыло?

– Спасибо тебе ещё раз. И за совет, и за мячик… – Мира сделала глубокий вдох. Ночной воздух был совсем другим. Более прохладным, приятным. Ради этого вдоха она даже чуть обострила обоняние, – здесь хорошо, – она произнесла после резкого выдоха, – спасибо, что вытащил наверх.

– Да всегда пожалуйста, – и маг выбросил окурок вниз, где уже вспыхнула маленькая печать.

Они ещё какое-то время молча посидели, друг другу не мешая, а потом Мира пожелала доброй ночи, и Мэд переместил её вниз.

Уже в своей каюте Мира устало плюхнулась на кровать, переоделась в прежнюю рубаху, и пустила под одеяло Фина. День выдался крайне насыщенный. И ей стоило огромных усилий не думать о событиях с Лохаром. Ничего, она точно с ним поговорит. Вот прямо днём, то есть утром, после завтрака. Вернее, после обеда. Но точно не позже ужина.

Проснувшись от колокольного звона, Мира приняла волевое решение пропустить завтрак и извиниться уже ближе к обеду: они слишком долго сидели с Мэдом наверху, так что уснула она гораздо позже обычного.

Вспыхнув раздражением, Мира злобно накрылась одеялом с головой, чтобы хоть как-то спрятаться от надрывного перезвона.

Надрывного?

Мира вскочила, как ошпаренная, кидаясь к брюкам и ремням. Рубаху она не стала менять – было слишком мало времени. Фин курлыкнул, напомнив о скимитарах, и Мира побежала наверх, прихватив с собой оружие.

Уже на средней палубе она столкнулась с небывалым оживлением и тревожным бульканьем Бет в клетке. Нужно было подняться наверх и найти Рида. Или Мег. Ей ведь так и не объяснили, что ей делать в таких ситуациях, кроме того, что покинуть каюту.

Снаружи было шумно. Всё было чёрно-серым. Солёные брызги воды взрывались прямо над бортом.

Корабль задрожал. Пришлось схватиться за мачту, чтобы удержать равновесие. Раздавались команды-выкрики, которые Мира просто не могла разобрать из-за собственной растерянности. Бурлила магия.

Что-то гулко ударило. Кажется, били по кораблю. Откуда-то снизу.

Ещё удар.

Ещё один.

Низкий протяжный рёв-скулёж раздался эхом прямо в груди. Это был пронзительный гудящий вопль чего-то огромного и, кажется, ленивого.

Вода стала выше. Брызги ударили прямо в лицо.

Показался иссиня-чёрный хвост прямо за бортом. Стена воды толкнула корабль. Мира ощутила, как её потянуло вправо и вниз. Что-то переворачивало корабль? Мэд говорил, что Костлявую может качать. Ещё юнги вываливались за борт.

– Лови! – Мира крикнула Максу, выстреливая кинжалом возле него. Эльф ухватился за трос и подтянулся к ней.

– Спасибо! – его крик утонул в общем гудении из голосов и грохотов выстрелов. Юнга куда-то убежал.

Корабль пробила крупная дрожь. Вернее, какие-то мелкие удары градом посыпались на корабль откуда-то снизу. В лицо плеснуло мокрым холодом и ударил промозглый ветер.

Корабль потянуло влево и вниз.

Фин нашёл Рида. Он достал что-то чёрное из сумки и что-то рявкнул Мэду. Перед учителем появилась печать, в которую влетел изъятый из сумки предмет. А затем раздался взрыв за бортом. Алый фонтан взмыл в воздух совсем недалеко. Послышались шлепки попадавших на палубу ошмётков.

Мимо пробежал какой-то эльф и перепрыгнул через борт. Отпустив мачту и проскользив к перилам, Мира увидела в волнах ещё нескольких магов. Водники. Они рассекали по волнам, высекая алые искры воды, разметая в разные стороны мелких и крупных существ. Где-то у самого корабля, кажется, промелькнул квартермейстер, но корабль наклонило обратно вправо и вверх, так что Мира не смогла убедиться в своей правоте.

Корабль снова повело.

Послышалось тонкое писклявое бульканье десятка маленьких Бет. Из воды вырвалась тёмная туча, которую тут же накрыли печати Мэда. Корабль качнуло в другую сторону. На фоне посветлевшего серого неба чётко виднелись силуэты выпрыгнувших из воды рыб. Что их потянуло на палубу?

Взрыв вылетевших игл вынудил спрятаться за мачтой. Выстрелившая из-за борта волна воды снесла часть рыб с палубы обратно в море. Оставшиеся твари разразились странным скребущимся копошением.

Урчащий писк не дал Мире возможность придумать, что делать с мелкой рыбёшкой. Пришлось уворачиваться от длинных лап. Как же Мира ненавидела пауков. Особенно таких крупных, размером с обычного ребёнка. Но скимитары легко разрезали жвала, а нога смачно впечаталась в брюшко, откидывая тварь за борт.

Ещё один паук пролетел мимо откуда-то сверху. Задрав голову, Мира чуть не швырнула кинжал с тросом, но вовремя узнала Феса, который отлавливал рыб и пауков, вспарывал их ножами и сбрасывал обратно в воду.

Взрывы и выстрелы оглушали своим мощным рёвом. Тут и там горели печати, вспыхивал фиолетовым Каин, кругом бурлила магия. Журчащие голоса, писки и визги сводили с ума. Хотелось лишить себя слуха, но тогда она могла бы прослушать что-то важное. И это стало бы её ошибкой.

Корабль швыряло из стороны в сторону. Небо вновь потемнело. Вспыхнула молния. Закрокотал гром. Треск и грохот вселяли тревогу.

– Лекаря!

Вот оно. То, ради чего Мира всё это время слышала безумные взрывы. Этот крик о помощи. Фин подсказал, в какую сторону нужно было сорваться.

Это был Винсент. Он держал на руках эльфа.

– Где повреждения? – на лету спросила Мира, чтобы сократить время по максимуму.

– Нога и рёбра, – коротко ответил мужчина.

– Держите его, не кладите на палубу, – быстро проговорила Мира, прикладывая руки к раненому, но тут же пошатнулась из-за качнувшегося корабля. Что-то ухватило её за локоть, помогая удержать равновесие.

– Не отвлекайтесь, я удержу, – сквозь гром раздался голос Винсента, из спины которого торчали какие-то отростки, обхватившие перила борта. Некоторые из них тянулись куда-то по палубе дальше. Один отросток крепко обвил корпус Миры.

Она без лишних слов принялась за лечение эльфа. Бедро бедняги сильно кровоточило, пришлось не только залечить рану, но и наполнить организм силами выработать новую кровь. Несколько рёбер укрывали небольшие трещины. Ещё бы немного, и одно из них рисковало задеть лёгкое.

– Готов! – Мира перекричала очередной пушечный залп. Винс кивнул, встряхнул пришедшего в себя эльфа, а затем голова квартермейстера покрылась чёрной чешуёй, превращаясь в какую-то, видимо, морскую тварь. Отросток на теле Миры ослабил хватку, и мужчина скрылся за бортом вместе с эльфом, который подхватил их двоих потоком воды.

Ещё кому-то понадобилась помощь. Бежать по шатавшемуся кораблю ещё и по мокрым от луж доскам было крайне затруднительно, так что Мира стала передвигаться широкими прыжками, стараясь приземлиться на какой-нибудь выступ или ещё что-то, за что в случае чего можно было бы ухватиться.

Вытащив шипы из вспухших гномьих рук, она вывела из организма яд и отправила канонира обратно к пушкам. Поставила на ноги эльфийку, которая во время падения разбила себе голову. Подлатала Лиру, которая об этом хоть и не просила, но Мира просто была рядом, поэтому и залечила погрызанные рыбами руки.

Очередной окрик, вспышка магии совсем рядом, и вот Мира оказалась возле гнома и незнакомого мага. Тоже корабельник, как и Мэд. И только залечивая пробитую шею, которую коротышка пытался зажать рукой, Мира узнала в раненом дядю Берца.

Ещё один раскат грома. Корабль пошатнуло, и Мира после очередного прыжка поскользнулась, не успев схватиться хоть за что-нибудь. Падение отозвалось неприятной болью в коленях и локтях. На ногу что-то шмякнулось и попыталось вцепиться в сапог, но Мира быстро сбросила с себя тварь. Вот только оглушающий шелест брызг не предвещал ничего хорошего.

Мира ошарашенно наблюдала, как на палубу бескрайним потоком запрыгивали рыбы. Корабль снова качнулся, послышался низкий гул, но прежнее положение не спешило возвращаться. Напротив, их всё сильнее и сильнее клонило вниз. Мира вспомнила весы, у которых одна чаша перевешивала другую. И их сейчас пытались точно так же перевесить и наклонить над водой.

Раздался крик Райнхарда. Что-то случилось внизу с грузом и пушками. Что-то перегрызло крепления?

Рыб снова смело водой, но кажется, с обратной стороны что-то стало толкать корабль. Их точно хотели перевернуть.

Ноги давно уехали вниз, Мира изо всех сил вцепилась в мачту и увидела, как из бушующей воды выглянула тёмная туча. Пришлось отпустить одну руку, чтобы закрыть лицо. Туча оказалась иглами. Кипяток, острая боль – всё это одновременно пронзило ноги, хотя Мира и постаралась сгруппироваться. Пара игл вонзилась и в руку. Послышались чужие яростные крики.

Шумные всплески прозвучали одновременно с тем, как корабль начало клонить в обратную сторону.

– Выравниваем! – послышалось где-то вдалеке. Фин показал, как маги воды дружным скопом стали управлять волнами, восстанавливая нормальное положение Костлявой.

Грузное приземление прошлось дрожью по палубе.

Мира не видела таких созданий. Но они очень напоминали щиты, у которых вдруг выросла небольшая голова и четыре лапы. Две из них были очень близко к ней. А ноги стали неметь из-за игл. Проклятье. Она забыла, что иглы были ядовитыми.

Прогнав исцеление по конечностям, Мира напряжённо следила за животными, от которых даже на расстоянии несло яростью и жаждой убийства. Нужно было избавиться от шипов.

Рёв одной из тварей стал сигналом к рывку в сторону, но вместо звука сломанной мачты раздался стук и треск чего-то тяжёлого. Твари сцепились друг с другом.

– Целы, мисс? – послышался знакомый голос. Мира ухватилась за протянутую ладонь и торопливо встала.

– Почти, – она отдышалась, выдёргивая иглы из тела, – спасибо, сэр, – Мира кивнула старпому и обратила внимание на повисшую плетью руку с окровавленным рукавом, – секунду, – они оба схватились за мачту, когда корабль снова повело в сторону. В спину мерзко плеснуло холодом. В таких условиях было нелегко сращивать руку. Завершить лечение ей не дал сам старпом.

– Моё оружие не в руках, – рыкнул мужчина, дёргая её на себя. За спиной что-то прогремело совсем рядом, – другим вы нужнее, – он говорил коротко, но по делу. Да, он был прав. Она остановила кровотечение – этого достаточно. Менталист не настолько сильно зависел от своих рук, в отличие от какого-нибудь рукопашника или лучника.

Пришлось отпускать мачту и перебираться к какому-то орку, который сидел рядом с уже мёртвым «щитом». Он держался за бедро.

Ноги скользили, норовя уехать куда-то в сторону, опрокидывая тело, но Мира схватилась за перила борта и одним рывком оказалась возле раненого пирата. Этих щитов на корабле было несколько, те двое, которые изначально приземлились возле Миры, уже перегрызли друг другу глотки, с остальными тварями ещё боролись.

Орк был истощён. Потерял много крови. Мира ещё никогда не исцеляла в таких количествах. Рядом что-то взревело, Мира увидела багровые ровные зубы прямо перед собой. В лицо брызнуло чем-то горячим. Что-то бухнуло. Зубов перед глазами больше не было. Мира заторможено смотрела на рукоять знакомого топора, который торчал из головы уже мёртвого «щита».

– Топор, Белка!

Мира послушно выдернула оружие, напитав себя магией, и швырнула его в сторону учителя, пробив другой твари голову. Только не лезвием, а рукоятью.

Творящееся на корабле сумасшествие выбивало из сил. Холод, шум, темнота, крики, команды и приказы, гром, дождь, который то прекращался, то лил с удвоенной силой, огромные волны, накрывавшие корабль…

Очередной поток воды сбил Миру с ног, и она уже не сидела возле орка, а лежала. Послышался тихий хрип. Мира открыла глаза и едва задушила в себе испуганный вскрик: её повалило на палубу опухшее укрытое иглами тело какого-то эльфа, а не просто волна.

– Брось его, – просипел орк, – не жилец. Брось, кому сказал! Помогай тем, кому ещё можно помочь! – он грубо схватил её за руку, оттягивая от тяжело дышавшего эльфа, и толкнул куда-то в сторону.

Из-за сильного толчка со стороны пирата Мира пробежала несколько шагов, но поскользнулась, больно упав на бок. Холод пробирал до самых костей. Ткань прилипла к телу и ощущалась, как лёд баньши.

Тело потянуло к борту. Схватиться было не за что. Мира попробовала подняться, чтобы добраться до мачты, но снова упала, поскользнувшись в луже. Тонкий визг стал сигналом к новой порции шипов. Мачта была далеко. Хотя бы ползком.

Что-то резко оттащило её в сторону, а затем тяжестью придавило почти всё её тело. Тихий стук вбившихся в дерево шипов и сдержанный рык над ухом.

Давление прошло, послышался кашель.

– Вы?! – Мира в ужасе смотрела на седого боцмана, из спины которого сейчас торчали шипы. – Зачем?! – она потянулась выдёргивать иглы.

– Знаешь, что самое важное во время сражения? – он перехватил её руку, бодро задавая вопрос. – Спасти целителя. Не сдохнуть – это уже потом, как получится, – Райнхард помог подняться, подмигнул ей и пошёл куда-то дальше.

– А яд?! – Мира крикнула гному в спину.

– Да у нас, у гномов, пойло забористее, чем этот яд! – и выдернул из шеи шип.

Не успела Мира подумать о том, насколько же крепкими были внутренники, как её швырнуло в сторону. Очередное перемещение к очередному раненому. Потом её телепортировал к себе Мэд, чтобы она залечила его опухавшие руки. И так от одного тела к другому. Она уже не слышала грохота, не понимала, что творится вокруг. Иногда приходилось перебираться ползком. Кто-то её хватал и помогал подняться, кто-то подтягивал к себе или к очередному раненому.

– Ну как, веселишься, Белка? – очередной рывок за рубаху поставил её на ноги.

Послышался протяжный гул, вдали от борта мелькнул огромный тёмный хвост, и небо накрыла чёрная волна. Рид достал из сумки какую-то склянку, швырнул её в водяную стену, тут же выхватывая лук и делая выстрел в пузырёк с зельем. Вода с тихим треском застыла ледяной глыбой. Тут же послышалось чавканье, глухие удары и короткие писклявые вскрики. Прозрачная стена в один миг обагрилась кровью разбившихся об лёд существ, которые пытались выпрыгнуть из воды. Насколько же быстро они летели, раз их так размозжило? Раздался очередной залп пушечных выстрелов, и лёд разнесло на осколки, разрывая тех, кто всё же пережил столкновение с глыбой, вместо льда ударившись о мягкие тела сородичей.

Новый раскат грома, корабль снова повело в сторону. Сколько ещё это будет длиться? Что вообще происходило?

Кто-то снова позвал на помощь. Это была Лира. Она звала. И она плакала.

Аки лежала с распахнутыми глазами и широко раскрытым ртом. Она тяжело дышала. Лира пыталась зажать рану на животе подруги.

– М… Мира, – эльфийка всхлипнула.

Как же было холодно и мокро. Но при виде пустого взгляда в глазах Аки внутри вспыхнул огонь. Страх, волнение. Мире казалось, что она была без сил? Ерунда, сейчас в ней проснулось второе-третье или какое там по счёту дыхание.

Она рухнула на палубу, не заботясь о коленях, и стала вливать всю имеющуюся магию в тело Аки, чтобы удержать тонкую светлую ниточку жизни целой и невредимой. Наполнить её силами, помочь стать крепче. Одной рукой исцелять живот, а другой – напитывать невидимую нить волокнами жизни. Тусклый свет стал чуть ярче, живее.

– Мира, – послышался тихий сип. Аки очнулась. Сколько Мира так просидела над ней? Руки совсем не слушались. Но корабль уже так не шатало. И грохот стал намного тише.

– Белка, ползи сюда, – раздался громкий голос учителя. Или это после непривычной тишины он так громко прозвучал?

Возле Рида сидели Фес и Винсент. Оба раненые, но вроде бы довольные. Неужели всё закончилось?

– Все наверх! Перекличка!

Кажется, это рявкнул Бернхард. Мире было не до этого, она сращивала истерзанную руку квартермейстера, а потом перешла на вспоротый бок. Фесу тоже несладко пришлось, судя по побелевшим пальцам и кистям на нескольких руках. Да и тёмные пятна, напоминавшие обычные синяки, не говорили ни о чём хорошем.

– Мисс, приберегите свои силы для остальных. Синяки и сами пройдут, – её ладони осторожно отвели от ссадин на теле. Мире оставалось лишь устало кивнуть и переползти к Фесу.

– Мне то же самое, мисс, – фей устало улыбнулся одними губами.

– Что? – Мира растеряно моргнула, не поняв просьбу.

– Только самое основное, синяки и ссадины не трогайте.

Мира молча смотрела на Феса, увязывая между собой последнюю фразу с предыдущей, пытаясь уловить между ними какую-то связь.

– Ну всё, ты её сломал, – раздался за спиной знакомый смешок, – с тебя новая. Белка, просто лечи его.

– А, – Мира дёрнулась и поторопилась приложить ладони к холодному мокрому телу.

Мира не заметила, как Феса сменил какой-то гном. А потом орк. Снова орк. Гном. Эльф. Человек. Фин показал, что к ней выстроилась очередь из пиратов.

Когда поток из раненых прекратился, Мира поплелась к себе в каюту, последним всплеском магии высушила одежду и свалилась без сил на кровать. Она была просто не готова к подобному безумию и суете.

Фин свернулся под боком и заурчал баюкающую песню. Да, сон – это то, что ей сейчас было необходимо. Только сперва чуть-чуть помедитировать, а потом провалиться в сновидение.

Стук в дверь осторожно выдернул её из мягкой темноты. Рид забрал её на ужин. Все ели, как ни в чём ни бывало. Учитель снова скрылся в своём направлении, а рядом оказались юнги.

– Как ты? – послышался мягкий голос Лиры.

– Устала, – Мира смотрела на похлёбку в своей миске и чувствовала гнетущую пустоту внутри.

Ребята молчали.

– Что сегодня произошло? – Мира со вздохом принялась за ужин. Живот её поддержал радостным урчанием. Да уж, она за весь день ничего не ела и не пила. Ну, как сказать, не пила… видимо, солёной и дождевой воды ей хватило на весь день.

– Мы наткнулись на гнездо сирены. Заплыли на её территорию, – Лира снова взяла слово, – вот она и стала защищать свой дом, натравив на нас всю местную живность.

– Здесь так много рыб?

– Почти. Сирена же гнездится, ей нужно чем-то питаться, вот она и заманивает к себе всех тварей из округи. Она сильный менталист. Фес и Винс с ней разобрались. Фес её нашёл, Винс – помог заткнуться.

– Это связано с тем, что Фес – морская фея?

– Ага. Только для него пение сирены – самая мерзкая вещь на свете. Никогда не слышал, чтобы Фес так матерился, – подал голос Макс. Только без прежнего азарта и огонька в голосе.

Мира напряглась. Эта давящая тишина… она была связана не с тем, что ей давали отдохнуть. Здесь крылось что-то ещё.

– В чём дело? – Мира взглянула на ребят и увидела, как все они смотрели то в пол, то куда-то в сторону.

– Миреска и Лохар погибли. Это из наших, – голос Аки был таким же безжизненным, как и её взгляд во время дождя, – ещё некоторые юнги погибли. Один маг. И канонир.

– Для бойни такого масштаба это сущие мелочи, а не потери, – вздох Лиры сочился горечью и усмешкой, – это нормально. Юнги здесь всегда под ударом. Канониры, офицеры, абордажники, маги – они гораздо ценнее, и потому погибают гораздо реже. Так решает Костлявая.

– Юнги – самая непостоянная должность. Ты либо гибнешь, либо уходишь на хорошее место на любом другом корабле. Тебя примут с радостью после Костлявой, – Макс фыркнул, – вон, старшим вообще всё равно на потери. Привыкли. Ну, для них это действительно не потери, – он шумно втянул воздух сквозь зубы, – а для нас…

– Подождите, – Мира нахмурилась. Она вспомнила ту тихую эльфийку, которая всё норовила притронуться к Фину. Её звали Миреска? – Лохар… погиб?

Молчание.

– Как… как это произошло?

– Никто не знает. Возможно, его смыло волной, загребла за борт черепаха или утащил паук. Во время переклички его не было. Мы… искали, – Аки сорвалась на всхлип.

Мира насчитала в супе шесть кусочков картофеля. Пять кусочков моркови. Кто-то вдалеке обсуждал размер каких-то синебрюхов и то, что сирене удалось собрать такой косяк плевунов.

– Тебя оставить одну? – ладонь Лиры коснулась руки Миры.

– Да… наверное.

Ей действительно стоило побыть одной. Подумать. Правда, о чём?

Мира сталкивалась со смертью, чего уж там, она и сама убивала… смерть для неё не была чем-то новым и необычным.

Только почему-то сейчас внутри было какое-то странное ощущение пустоты. Нет, это была вовсе не усталость.

Мира доела похлёбку, отнесла миску и вернулась на палубу. Подошла к борту. Ещё утром вода снаружи была чернее чёрного. А сейчас она была просто тёмной, хотя солнце уже и село за горизонт.

Сегодня никто не веселился. Видимо, каждый отдыхал после изнурительного боя.

Мира достала из подсумка часы. Провела пальцами по деревянным перьям. И решительно спустилась вниз, чтобы попросить помочь отыскать Туриза. Один из гномов позвал канонира.

– Чего вам, целитель, – мрачно отозвался орк, поднявшись наверх. Мира молча протянула часы.

– Лохар вчера подарил их мне, – Мира опустила взгляд, испытывая чувство вины, – как я поняла, это вы их ему смастерили? Будет правильнее, если они будут у вас.

В ответ раздался только тихий плеск волн. А потом тяжёлый вздох.

– Оставьте себе. Я их подарил Лохару, а он подарил их вам, – послышались удаляющиеся шаги, – хороший был парень. Толковый. Хотел забрать себе в помощники.

Скрип ступенек был слишком громким после таких слов.

Мира молча прошла к борту и облокотилась на перила. Пальцы водили по деревянным перьям.

Это было странное чувство. Безвозвратная потеря чего-то важного.

Мира рассуждала о ценности чужой жизни, но, кажется, она не понимала весь смысл этих слов.

Ещё вчера она горела от непонятных чувств, замирала от осторожных прикосновений. А сейчас его нет. И больше не будет. Она так и не объяснится ему в своих переживаниях и не попросит прощения. Интересно, как бы он отреагировал? Наверное, весело улыбнулся бы и беспечно почесал затылок.

– Мисс? – Мира обернулась на голос. – Вы позволите присоединиться?

– К чему?

– Просто постоять рядом.

– Для этого нужно разрешение?

– Может, вы хотите побыть одна.

– Вы мне не мешаете, если вы об этом.

Старпом встал рядом, но не слишком близко.

– Я слышал, что погиб один из тех ребят, с которым вы общались. Мои соболезнования, мисс.

– Спасибо… наверное. Не знаю, уместна ли здесь благодарность…

Они стояли и слушали шум волн.

– Как ваше самочувствие, сэр?

– Всё в порядке. Вы неплохо держитесь.

– О чём вы?

– Мне кажется, что девушка вашего склада характера будет горько лить слёзы по ушедшему юноше, который оказывал ей знаки внимания, – Кловер кивнул на часы, которые Мира сжимала в руке.

– Так положено? – Мира горько усмехнулась, пряча свой подарок в подсумок. Да, горько. Именно так можно было описать этот желчный комок, поселившийся внутри. – Не знаю… – она вздохнула, – я ещё никогда никого не теряла. Я просто не знаю, как реагировать. Но плакать, наверное, глупо.

– Слёзы облегчают боль. А сдерживать её внутри не слишком полезно.

– Возможно. Но разве Лохара это вернёт? – Мира открыла часы, как ей показывал парень. Стрелки с одним и тем же ритмом двигались вперёд.

– Вы чудовищно прагматичны, мисс, вам об этом не говорили?

– Я и слова такого не знаю, сэр.

– Вы сухи и рациональны. Делаете только то, что выгодно.

– Вовсе нет, – Мира чуть улыбнулась, – Рид говорит, что я альтруист. Просто… разве мои слёзы принесут какую-то пользу? Мне кажется… он бы не обрадовался, если бы я плакала. Хотя я и чувствую себя неправильно… пусто, – она сглотнула, пытаясь пропустить через себя ком, но горло продолжало сжиматься, – это так странно… потерять кого-то.

– Никогда не сталкивались с потерями? Вы само противоречие, – в голосе Кловера сквозила лёгкая улыбка, – откуда же в вас такая готовность убивать?

– Вы о том поединке? Разве это не вы вызвали во мне это чувство?

– Я. Но я предполагал, что вы испугаетесь, растеряетесь или полностью поддадитесь своим эмоциям. Я не ожидал от вас подобного контроля.

– Я долгое время выживала одна, ни к кому не привязывалась. И сталкивалась с людьми… которые относились ко мне враждебно. Убей или будешь убит.

– Не думал, что меня в этой жизни что-то ещё сможет удивить так сильно, как вы, мисс. Вы уверены, что Рид вас называл именно альтруистом?

– Да, сэр. И не один раз. Ещё в нашу первую встречу он подшутил над моими идеями альтруизма. Да и мародёром-альтруистом тоже называл, – на это Кловер прыснул от лёгкого смеха.

– Мародёр-альтруист? В принципе, верю. Рид у нас мастер находить всякую экзотику.

– Если вы считаете, что идея убивать или быть убитым – слишком жестока для меня… – Мира вздохнула, – сэр, я сталкивалась с людьми, которые намеренно хотели меня убить. А это взвешенное и осознанное решение. И если они его приняли, значит, будут следовать ему до конца. И если я оставлю их в живых, они просто воткнут мне нож в спину.

– Я не удивлён такому подходу, я удивлён вашему характеру при таком отношении к жизни. Обычно после таких размышлений люди черствеют.

– Разве вы меня совсем недавно не обвинили в чёрствости только потому что я не разрыдалась, потеряв кого-то… не могу назвать Лохара дорогим мне человеком, но всё же я к нему привязалась.

– Это тоже то, что меня удивляет. Ваша самоотдача, скромность и многое другое очень интересно переплетаются с такой прагматичностью и готовностью убивать. Кстати, я же не просто так к вам подошёл. Я хотел извиниться.

– Извиниться? За что?

– За наш поединок. Я немного увлёкся, – он усмехнулся, – ну, если это можно назвать «немного».

– Всё в порядке, – Мира слабо улыбнулась и перевела взгляд на волны, – вы мне дали бесценный опыт сражения с менталистом…

– О, я рад. Но и это не всё, – он широко улыбнулся, – я ещё хотел вас от души поблагодарить.

– Поблагодарить? – Мира удивлённо повернулась к старпому, вспомнив, как Мег говорила о его довольном выражении лица в течении последних дней.

– Да, мисс. Далеко не каждый день удаётся встретить столь достойного соперника, – Мира ощутила, как щёки обдало жаром. Вот вроде бы и не говорил ничего такого, но в то же время она ощутила себя жутко неловко. Оставалось надеяться, что где-то сверху уже бдел Мэд, – поэтому позвольте мне немножечко схитрить и подарить вам это и в качестве извинения, и в знак благодарности, – он достал из кармана сложенный кусочек тёмной ткани и протянул его Мире. Материал был приятным на ощупь. Нежным. Ворсистым. Развернув ткань, Мира с удивлением обнаружила какое-то украшение.

– Что это? – она по привычке склонила голову набок, с любопытством глядя на мужчину.

– Серьга, мисс.

– Я вижу. А как она носится?

– Позволите помочь?

Мира поджала губы. Это же совершенно безобидное предложение, верно? Но почему ей казалось, она опять во что-то ввязывалась? Почему общение с мужчинами было настолько сложным?

– Хорошо, – она осторожно кивнула, протягивая подарок мужчине. Как хорошо, что их руки разделяла ткань.

Он сделал шаг в её сторону. Ещё один.

Спокойно, всё хорошо, не нужно себя накручивать.

– Можете, пожалуйста, убрать волосы и освободить одно ухо?

– Да, конечно, – Мира с облегчением выдохнула, послушно выполняя просьбу. Мужчина почти не касался её, пока надевал украшение. Серьга почти сама оплелась вокруг уха.

Мира осторожно коснулась пальцами свисающего кристалла.

– Я чувствую в нём магию, – Кловер улыбнулся в ответ на её удивлённое бормотание.

– Да, мисс, именно поэтому следующий менталист, с которым вам придётся столкнуться, очень пожалеет о том, что решил с вами связаться. Это не только украшение, но и защитный артефакт как раз от ментального воздействия.

– Спасибо большое! – Мира не удержала радостного возгласа, но поспешно зажала рот ладонями. Всё-таки было уже поздно. – Простите, – она произнесла уже намного тише, – я просто… огромное спасибо, – она счастливо улыбнулась.

– Я рад, что угадал с подарком, – Кловер чуть кивнул, явно довольный её реакцией, – позвольте задать вам последний волнующий меня вопрос.

– Да, конечно, – Мира ответила куда живее и смелее.

– А как вы меня, собственно говоря, видели в бою? – старпом чуть посмеялся.

– Так я вас и не видела, – Мира улыбнулась, – но вас видел мой фамильяр, он подсказывал мне, где вы находитесь. Я этого, конечно, не понимала, но мне это здорово помогало.

– Так вот оно что, – мужчина усмехнулся, приглаживая усы, – я всё ломал голову, а ответ был на поверхности.

– Не уверена, что совсем на поверхности. Если честно, это были те ещё ощущения… специфичные. Ну, вы, наверное, в курсе, раз насылали это всё.

– Каждый видит что-то своё, я не задаю конкретные образы. Так что я даже примерно не могу себе представить, что вы там видели.

Мира удивлённо взглянула на мужчину, не торопясь с ответом.

– Так это у меня такое… изощрённое воображение? – она перевела взгляд в сторону и вздохнула. – А я-то думала, это вы решили поиздеваться, заставив ежей ворочаться в животе и половицы под ногами визжать. К счастью, под вами они тоже визжали, так что я опиралась на слух, чтобы оторваться от вас. Или в тумане плыла, а вы были в виде камня, к которому меня толкал поток. Как-то так.

– Ничего себе, – мужчина усмехнулся, – я бы себе ничего подобного даже представить не смог.

– Вы явно льстите, – Мира позволила себе лёгкую ухмылку. Настроение было чудесным, – вы ведь наверняка действуете не только такими прямыми иллюзиями. Это тратит слишком много сил. Да и бред очень легко обнаружить, чтобы потом сбросить влияние. Если бы я обладала подобными способностями, то стремилась бы обмануть противника так, чтобы он этого даже не понял. Чуть отклонить в сторону летящую стрелу. Или заставить увидеть яму там, где её нет. Или наоборот. Это не так изощрённо и красиво, как было в дуэли, но на то это поединок, верно? Чтобы испытать свой предел возможностей. А в бою всё должно быть практичнее. Так что вы наверняка очень внимательны к деталям и обладаете хорошим воображением, чтобы всё было правдоподобно, – Мира вспомнила, что говорила Рилай в подобных случаях, и добавила, – но мне приятно слышать подобные слова, спасибо.

– Вы меня не перестаёте удивлять, – его голос звучал мягко и в то же время весело. И от этих слов Мире стало очень приятно. Хотя и немного неловко.

– Я пойду, сэр? – сейчас говорить с ним было намного легче. Забавно, всего лишь один подарок так её расслабил. Но это был дорогой артефакт, Рид ведь говорил об этом. А тут получить нечто подобное в качестве подарка. Да и стоило отметить само поведение Кловера, которое было очень приятным и аккуратным. Мужчина будто чувствовал, что может напугать её своими прикосновениями, так что вёл себя крайне осторожно. Впрочем, он был явно постарше и опытнее…

Мира была рада, что успела отвернуться, прежде чем её лицо омрачили мысли о Лохаре.

– Конечно, мисс. Спасибо за приятную компанию. Доброй ночи.

– Доброй ночи, – она кивнула и поторопилась уйти к себе в каюту. Кажется, часы жгли прямо через подсумок.

Мира рухнула на кровать, но затем вспомнила про сапоги и ремни, разделась до одной рубахи и уставилась в потолок. Было удивительно паршиво и горько. Но слёзы были бесполезной глупостью. Она и так за сегодня выбилась из сил. И терзать себя мыслями о том, что больше не увидит задорную улыбку парня, не услышит его подколок… это глупо и неправильно. Это ей ничего не даст. Только сделает больнее. Как бы Мира не желала вернуться назад, в это кошмарное утро, пережить его снова, но не выпустить из поля зрения этого балбеса… приглядеть за той девчушкой, имя которой она узнала только после её смерти, не послушать того орка и вылечить эльфа от шипов…

Не всё зависит от неё? Так говорил Рид? И не её вина, что сегодня погибло столько моряков? Может, она бы успела кого-то спасти, будь чуточку более собранной? Может, если бы не побоялась выпустить огонь на волю, она помогла бы избежать таких жертв, уничтожив этих тварей?

Но мёртвых не вернёшь к жизни. К сожалению.

Взгляд зацепило что-то неправильное. На столе что-то лежало.

Рисунок. Тот самый, который она рисовала для Лохара. С драконом и Максом. Видимо, его принёс кто-то из юнг.

Мира откинулась на подушку.

Нет, он ещё не должен спать. Скорее всего, читает очередную книгу.

Мира решительно схватила брюки, оделась и босиком потопала к нужной ей каюте.

Короткий стук в дверь. Хмурое лицо наёмника.

– Входи, – он не вздыхал, не ворчал.

– Ты уже знаешь обо всём, да?

– О чём конкретно?

– О погибших. И о том, что… не знаю, Мэд ведь наверняка тебе рассказал о вчерашнем?

– А, это? Да, в курсе.

– Я помню, что ты говорил мне недавно. О том, что не стоит себя винить во всём… ты ведь терял то, что имел. Как ты с этим справлялся? Я не могу сказать, что он значил для меня что-то… хотя нет, наверное, что-то значил.

– На самом деле, я не самый лучший пример для подражания, – Рид присел у изголовья кровати, Мира же устроилась на уже привычном для себя месте, в ногах, – просто потому что я очень мстительный. И если я кого-то теряю, то обычно тот, по чьей вине это произошло, либо расстаётся с жизнью, либо просто очень сильно жалеет. Правда, если у меня есть такая возможность. Но та сирена уже рассталась с жизнью, так что тут мстить некому. А вообще, мёртвых с того света не вернуть. Так что не стоит себя тревожить.

– Я знаю, я сама себе говорила нечто подобное вот только что… но это так… странно. Я не успела ему сказать, что хотела. И… – она вздохнула, – я и не представляла, что может быть так плохо просто от мысли, что я больше не увижу этого человека. Знаешь. Как будто кто-то отобрал у меня возможность. Ведь того же Гастона я тоже вряд ли увижу. Но я знаю, что он жив и здоров. Я знаю, что те женщины, которые обо мне заботились, тоже живы. По крайней мере, когда я их покидала. И я живу, зная, что у меня всегда есть возможность их увидеть. А тут… я знаю, что бесполезно сожалеть о его будущем, он уже мёртв, ему всё равно. Как с этим справляться? Как или чем можно заглушить это неправильное чувство. Ведь если мне сейчас так плохо от потери кого-то, кого я почти не знала… лучше вообще ни к кому не привязываться, что ли? Но ведь так тоже не бывает. А что если я потеряю Фина? Или тебя?

– Ну, лично мне помогает совершение какого-либо ритуала прощания. Это не что-то магическое, а просто какое-либо действие. Обычно, как я уже говорил, это месть. Иногда бывает что-то другое. Так, например, я одного своего согильдийца, который пропал без вести, искал на протяжение нескольких лет. И только когда я убедился, что мне его не найти, только тогда я смирился и отпустил. Не скажу, что это самое лучшее, что можно делать, но отпустил я его со спокойной душой, ведь я знал, что сделал всё, чтобы спасти его, если он жив. Можешь придумать для себя такой ритуал. В твоём случае, я так понимаю, тебе надо ему что-то сказать? Напиши письмо и пусти его в воду.

Мира молчала. Но ей очень не хватало именно этих слов.

– Как мне убедиться, если вдруг тебя не станет. Где и как тебя искать в случае чего?

– Если ты не нашла мой труп, значит, я, вероятнее всего, жив. И в случае чего, я сам тебя найду.

– Просто сидеть и ждать? – Мира тоскливо усмехнулась. – Нет уж, я так умру от ожидания. Я буду искать тебя. Идти навстречу, чтобы тебе было меньше до меня добираться.

– Только в неприятности не попади, – посмеялся наёмник. Мира улыбнулась в ответ. Стало чуточку легче.

– Спасибо.

– Да не за что.

Письмо она написала быстро и легко. Поднялась палубу. Фин и Каин отвлекли моряков, которые несли ночную вахту, чтобы бумажка из ладоней Миры сорвалась огненным мотыльком и скрылась в тёмных водах золотой искрой.

Так будет правильно

+1
90
18:35
такие длинные тексты на слоне вряд ли будут читать
18:43
Оу, а какие тогда объёмы приняты на слоне? Чтобы знать на будущее и разбивать главы на более мелкие (я лично, наоборот, люблю читать большие главы)
20:07 (отредактировано)
Это вы спросите у Слона, я высказываю свои наблюдения, из которых следует, что объём более 10000 знаков читают гораздо реже чем в 3000-5000. Ну а миниатюры читают практически все. Вы и сами должны это понимать, здесь мы, авторы, читаем друг друга, и что бы хоть как-то быть в курсе новинок, каждый из нас должен в день прочитывать минимум 5-10 рассказов, и как прочитать десять текстов типа вашего? Мы все работаем, обязанности дома, а писать самому когда? А читать большую литературу, не аматорскую, когда? И потому, если у меня стоит выбор: или читать ваш шедевр, или прочитать несколько глав Джона Стейнбека «Гроздья гнева», то я конечно слелаю свой выбор в пользу Джона, и не прогадаю. Это не в укор вам, просто когда вы станете писателем его уровня, я больше буду читать вас. А пока я выделяю не более часа-двух в лень на чтение новинок и турниров на Слоне, иначе деградирую сам.
20:25
Спасибо, что поделились своими наблюдениями, обязательно возьму на заметку))
18:43
в общем, да
вполне можно было разделить на три-четыре кусочка
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации