Таракан, таракан, тараканище

Автор:
denis_may
Таракан, таракан, тараканище
Аннотация:
Как тяжело быть писателем))
Текст:

Разрезая белый лист на ленты буквами, сэр Бекер допивал свой горячий кофе без молока и без сахара. Его голые ноги в очередной раз не нашли белых тапок, чья судьба от большого города до провинциального городка была затерта до дыр на тряпичной подошве. Громкий стук по механической клавиатуре не давал сна его домашнему питомцу – милой кошечке по имени Маргарита. В рыжем халате сэр Бекер больше походил на таракана, нежели на писателя жанров «Ужасы» и «Мистика». Не хватало только длинных антенн – усов, ну и пары, а может быть и двух пар, членораздельных лап.
– Вы сегодня, батенька, очень медленный! – голос раздался эхом по всей большой комнате.
Бекер оглянулся и попытался найти источник звука. Его взгляд остановился на открытом окне.
– Ну, все понятно. – И неспешные постукивания по клавишам снова заполнили утреннюю пустоту.
Окно неожиданно закрылось, хотя ветра на улице не было. Но писатель не обратил в этот раз внимания на посторонний звук и продолжил сосредоточенно писать.
– Старуха прокашлялась и присела прямо на мокрый асфальт. Ее глаза острые, как лезвие бритвы, коснулись моих глаз, и дикая резь заставила их закрыться. Я почувствовал, что во взгляде старухи скрывается океан невидимой силы, способный гипнотизировать и лишать человека воли. – Тот же самый голос невидимки, который явился из окна, висел над макушкой головы писателя и читал его написанный текст.
Сэра Бекера передернуло, он повалился на пол. Испуг схватил его сердце и начал сжимать с такой силой, что захотелось выть. Писатель посмотрел на потолок. Но как можно увидеть невидимку? Это же невозможно.
Тогда Бекер упал на колени и начал читать защитную мантру, между слов делая нелепые жесты руками.
– Я же не дьявол, чтобы так переживать. И не смерть твоя. Не бойся меня! – смех раздался по всем углам комнаты.
– И… кто же ты? – с запинанием на каждом слове спросил рыжий автор.
– Я твой автор.
– Мой автор?
– Совершенно верно, твой автор.
– Но у меня нет автора. – Подползая, как уж к окну, сказал писатель.
Асфальт тем временем за окном молчал на удивление. Обычно, машины, не смотря на столь раннее время, начинают тереться о дорожное покрытие, издавая громкие звуки и испуская вредные запахи. Небо серо-голубое скрывало солнце. Ему было все равно, кто первым проснется в этом маленьком провинциальном городке.
– У каждого из героев есть свой автор. Здесь не о чем говорить. – С уверенностью произнес невидимка.
– Не хочешь ли ты сказать, что я лишь выдуманный персонаж?
– Я тебе больше скажу, что и у меня есть автор. Одна выдуманная реальность в другой, подобие миров, понимаешь?
– Я понимаю лишь одно, из-за нехватки сна, скорее всего, моя реальность поплыла, и сны стали видны на поверхности. Так бывает, я знаю.
– Думаешь это сон?
– Конечно же! О, Боже, это так интересно! Об этом я обязательно напишу когда-нибудь. Говори со мной, не молчи! – неуверенность и страх сэра Бекера на удивление быстро сменились настойчивостью и интересом к невидимому субъекту.
– Ты, сэр Бекер, не прав. Я повторяюсь – я тебя выдумал, и я могу сделать из тебя все что угодно. Ты кусок пластилина в моих руках!
– Браво! Какая игра слов? – и писатель от восторга зааплодировал в ладоши.
– Ну ладно, тогда смотри. – Язвительно проговорил невидимка.
Вдруг руки писателя уронили кружку с кофе на пол. Брызги кофейного напитка фейерверком наполнили комнату. Руки превратились в одну пару хитиновых лап, а из боковых карманов халата показалась еще одна пара растущих мерзких лап. Швы халата начали натягиваться и рваться, и из боков на белый свет появилась третья пара лап. Ноги же вдруг немного срослись у «секретного» места и превратились в раздвоенный хвост.
– Что это? Что это со мной? – сэр Бекер непонимающе смотрел на свои новые органы и дико орал на весь дом. Почем зря.

Но на помощь к своему «любимому» соседу никто не спешил. Дурная слава о писателе расходилась далеко за пределы четырехэтажного дома. Какие только странные выходки не совершал этот человек, как только не издевался над своими соседями. Даже кошечка Маргарита не повела своим лохматым ухом, глядя на безумство, которое наполнило комнату в этот утренний час.

– Не ори так, ты же лишишься голоса. И всю оставшуюся жизнь будешь хрипеть и мычать!
– Ужас, это что за хрень? – сэр Бекер был переполнен эмоциями и шустро бегал на новых шести лапах по комнате.
– Теперь ты можешь смело делать мировые рекорды по бегу на разных дистанциях! И откроешь единственную в мире школу по бегу на потолке! – издевательски произнес невидимка и захохотал.
Рыжее насекомое подбежало к шкафу:
– О, Господи! Это еще кто?
На писателя из зеркала смотрела уховертка в халате с огромными усами. Вид, конечно, до ужаса противный. Таких писателей не то чтобы выпускать за хлебом в магазин нельзя, но и вообще никому показывать не стоит! Количество от инфаркта резко возрастет в городе, и тогда бедное насекомое безоговорочно пойдет под нож. Не спасет насекомого ни писательская деятельность, ни его знакомства в высшем светском обществе.
Писатель махнул хвостом, он сам не ожидал от себя такого действия, и зеркало превратилось в паутину. Теперь из шкафа смотрели десятки маленьких глаз противных существ.
– Этого не может быть! – снова заорала уховертка в халате.
– Ты знаешь, у тебя еще есть крылья? Ты можешь летать! Везунчик! – продолжал издеваться над писателем невидимка.
– Ага! Щас! – больное сознание медленными шагами начало возвращаться к сэру Бекеру.
– Ну же, давай, начинай думать. Сколько можно бегать кругами по бедному ламинату. Смотри, весь исцарапал уже!
Усталое насекомое присело за письменный стол и, глядя в монитор с открытым текстом, задумалось.
– Если и правда, что ты мой автор? Смысл тогда мне писать все вот это? – разводя всеми лапами в разные стороны, произнесло бедное насекомое.
– Ты же живешь этим. Это твоя жизнь. Да какая разница, пусть даже выдуманная! Это тебе приносит удовольствие. Что может быть важнее этого дела?
– Ну, ну.
– Да ты не расстраивайся, – заметил поникший голос писателя невидимка, – все не так уж и плохо!
¬ – Ты издеваешься? Как я буду писать? Этими лапами?
– Ну, немного потренируешься, годик, может два. А потом как начнешь строчить всеми шестью конечностями! Не остановишь!
Рыжая уховертка заплакала, и ее скупая слеза скатилась на пол по хитиновому панцирю.
– Ну, ладно, ладно. Просыпайся.
– Просыпайся, просыпайся же ты, пора на работу. – Милый и родной голос прозвучал совсем рядом.
Губы коснулись левого уха и прошептали:
– Вставай, соня.
Сэр Бекер очнулся от пелены сна, поднял голову, клавиатура оставила след в виде маленьких квадратиков на правой щеке. Как ошпаренный он рванул со своего места и подбежал к зеркалу. Зеркало было целым. Скинув халат, он довольно разглядывал свое голое тело. Красавица в белом халате с кружкой лимонного чая удивленно смотрела на писателя, ее чай тоненькой струйкой убегал от нее.
– Ха-ха, ха-ха! – рассмеялся писатель, – представляешь, моя дорогая, я оказывается выдуманный персонаж!

Другие работы автора:
+3
111
17:47
+1
От обилия витиеватых оборотов у меня отрос монокль и бокал дорогого вина. От пунктуации, грамматики, логических проколов и перлов (халат с огромными усами think) рассосались обратно.
Бегать по потолку удобная опция, между прочим. Но… Проклятая гравитация crazy
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации