Час пик

Автор:
Александр Прялухин
Час пик
Текст:

– Аккуратнее, девушка! – мужчина в летах попытался отодвинуться от Сони, но двигаться было уже некуда: вагон метро забит под завязку.

С лязгом и грохотом состав выскочил из тоннеля, пронесся по мосту над широкой рекой. На набережной – сверху это было отлично видно – стояли тысячи машин, образуя многокилометровую пробку. В городе начинался новый день!

Поезд нырнул в подземное царство, замедлился, мимо стали мелькать огни очередной станции. Двери с шипением разошлись. Пассажиры торопились, толкались локтями. Соня изо всех сил вцепилась в поручень: не ее остановка, надо удержаться на месте, чтобы людским потоком не вынесло на перрон. И тут же обратное течение, уже заходящих, прижало ее к стене. Снова шипение дверей, закрывшихся не с первого раза – где-то кого-то зажало. “Следующая станция…”. Толчок всколыхнул человеческую массу, уши стало закладывать от воя электромоторов, лязга колес и меняющегося давления.

Девушка смотрела на пассажиров, окруживших ее со всех сторон. Молодой парень держал в руках смартфон, что-то перелистывал на экране, посмеивался. Женщина читала электронную книгу. Рядом сидела старушка, тоже читала, но уже бумажную. Смуглый мужчина, очевидно приехавший с юга, внимательно разглядывал схему метро – хмурился, беззвучно шевелил губами.

Соня почувствовала, как кто-то тронул ее за руку. Повернула голову: мальчишка, лет шести. Украдкой сунул ей что-то в ладонь. Посмотрел на мать, которая держала его за другую руку, но та ничего не заметила. Соня подмигнула сорванцу.

Поезд снова замедлился, остановился, с недовольным шипением раскрыл створки дверей. Девушка позволила выходящему потоку вынести себя на перрон, вместе с остальными двинулась к эскалаторам. Глянула – что там зажато между пальцами? Похоже на журавлика, сложенного из обертки жевательной резинки. Улыбнулась, сунула в карман.

Наверху павильон станции плавно переходил в огромный торговый центр. Нужно было пересечь его, попасть к монорельсовой дороге. Людей вокруг не становилось меньше, все такая же спешащая, толкающаяся толпа. На фудкорте Соня выбрала самую короткую очередь, не обращая внимания на бренд. Купила толстый бургер и стакан латте. На ходу впилась зубами в мягкую булочку – сегодня это ее завтрак.

У стеклянной стены, за которой была видна платформа монорельса, остановилась. Вытерла руки салфеткой, выбросила в урну мятую упаковку. Принялась медленно потягивать кофе, бросая иногда взгляд на часы. “Время еще есть. Могу себе позволить несколько минут ожидания”. Пропустила один поезд, другой. Опустевший стаканчик полетел вслед за упаковкой бургера. И в этот момент Соня заметила знакомую фигуру – все в тех же джинсах, в той же куртке с капюшоном. Бросилась через дверь-пропеллер на перрон, в последнюю секунду вскочила за парнем в вагон.

Состав плавно двинулся по маршруту. Соня стояла чуть в стороне, время от времени поворачивая голову, стараясь разглядеть лицо знакомого незнакомца. Она видела его здесь каждый день, и каждый раз проезжала с ним в одном вагоне ровно пять станций. Хотелось подойти, заговорить, но… не могла решиться. “Неужели он меня ни разу не заметил? Почему? Мог бы уже сам подойти!”. Во время очередной остановки вагон заполнился еще больше, она потеряла парня из виду. Стала продвигаться, втискиваться между сгрудившихся тел.

– Девушка, осторожнее! – позади недовольно ворчали, впереди с трудом уступали дорогу.

Она остановилась у парня за спиной, чуть не пройдя мимо. “И что теперь?”. Подвинулась еще ближе, насколько это было возможно. Его волосы пахли мятным шампунем. “Все как обычно – пять станций, из которых проехать осталось три. Выйдем в распахнувшиеся двери, пойдем разными дорогами...”. Сунула руку в карман, нащупала что-то бумажное. Достала. “Хм. Почему бы и нет?”. Вложила журавлика в крепкую мужскую ладонь. Парень обернулся и глаза их встретились.

На левой руке у Сони завибрировали часы. Пассажиры – вместе с вагоном и удивленным незнакомцем – подернулись рябью. Все вокруг потеряло контрастность, осязаемость, а потом и вовсе растворилось в воздухе.

– Имитация отключена, – сообщил холодный, равнодушный голос.

Соня закрыла глаза, пытаясь поймать ту картинку, которая мгновение назад казалась настоящей, живой. Прерывисто вздохнула, пытаясь смириться с реальностью. Сдернула с себя несколько датчиков, поднялась с кресла. Перед ней было огромное обзорное окно, в которое заглядывали искорки звезд. Если бы кто-то мог наблюдать за ней со стороны, он бы подумал, что девушка взволнована встречей с виртуальным юношей. Но рядом никого, она совершенно одна. Соня действительно испытывала сладкое, ноющее чувство, которое заставляло сердце биться быстрее. Но билось оно вовсе не от мятного запаха, не от крепкой мужской ладони, не от близкого взгляда. Соня трепетала, ощущая нечто, похожее на экстаз, вспоминая… толпу. Тесные ряды людей, которые касаются друг друга, бросают недовольные взгляды, ругаются. А кто-то может коснуться твоей ладони и подарить обертку от жевательной резинки, сложенной в журавлика. Она застонала. Как же ей хотелось оказаться в огромной, бесконечной толпе народа, двигающегося по городу в час пик!

– Я Софья Зарницкая. Корабль “Хастигхетен”, бортовой номер двадцать один икс четырнадцать, экипаж один человек. Четыреста пятьдесят два дня назад двигатели вышли из строя. Ремонт невозможен. Нужна помощь. Если кто-нибудь слышит меня, передаю координаты…

+10
171
00:04
+2
Ух ты! Неожиданный поворот! thumbsupЛихо закручено! bravo
00:21
+2
Неожиданная концовка, да. Я, было, подумало, что отсутствие толпы связано с пандемией, а тут вот какое дело… Надеюсь, что девушку спасут.
02:20 (отредактировано)
+3
Да, поворот есть, но нет вполне логичной идеи рассказа.
Понятно, что суть в контрасте реального одиночества и виртуальной толпы. И здесь главное дать читателю возможность почувствовать эмоции. Сильные. Для этого нужна трагическая ситуация, и она есть. Но…
Героиня изначально была одна на корабле (если нет, то об этом не говорится). Понятно, что путь рассчитан на годы. То есть она должна быть готова к одиночеству. И тогда поломка двигателей мало что изменит. Одиночество было и осталось, время не так уж важно, год-другой мало что изменит.
Настоящей трагедии нет. Это проблемы одного отдельно взятого человека, а проблем столько, сколько людей.
Другое дело, если бы людей не осталось. Я так и подумал сначала. Или все умерли от чего-то, или (так как героиня в космосе) Земля погибла, и героиня — последний живой человек, обречённый на пожизненное любование обломками планеты. Это гораздо более трагично, вызывает гораздо более сильные эмоции. Поэтому я несколько разочарован концовкой.
А написано хорошо — плюс.
А мне кажется, что по сюжету должно быть понятно – девушка явно не собиралась летать в космосе годы или даже месяцы. Ну просто по ее реакции на происходящее, по ее психологическому состоянию это должно быть понятно. Скорее всего полет был рассчитан на несколько недель: достаточно далеко, чтобы оказаться в стороне от освоенной части галактики, чтобы сигнал о помощи шел гораздо дольше, чем пролетел бы это расстояние сам корабль, но не настолько далеко, чтобы пилот был готов к многомесячному путешествию. Я даже не буду придумывать – как ей на все это время хватает воды и еды, сами понимаете, что тут может быть множество вариантов, от синтетической пищи, запас которой не занимает много места, но, скажем, по инструкции должен быть рассчитан на несколько лет, до банальной гидропоники. Расписывать это в подробностях – портить рассказ. Он должен быть таким, какой есть, без ненужных объяснялок. Это авторское мнение, конечно, я понимаю, что у читателей может быть иное ))
12:02
+1
Мурашки…
23:25
Очень круто!
Загрузка...
Светлана Ледовская