Холодное свечение Сартарна

Автор:
Гол-горот
Холодное свечение Сартарна
Аннотация:
История о кольце, которое повстречал юноша на таинственном базаре с востока...
Текст:

Ночь вновь пала на хутора и предместья Эзуса, загоравшихся чудным зеленоватым огнем. Прозрачные речушки мирно несли свои воды с вершин Неприступных гор, вырастающих у края долин. Белеющие словно кости великана, лежали всюду разбросанные развалины древних строений, стоявших до первых переселенцев.

А в шумных тавернах Эзуса уже бурлила пирушка и Хмельной мед лился через край оловянных кружек. Старик Тот вновь собрав вокруг себя детвору, рассказывал истории столь древние и пыльные, что и сам не припомнил бы когда они точно произошли и произошли ли вообще.

-Так и было,- запинаясь кряхтел Тот,- вурдалаки попрятались лишь только я начал игру на своей свирели.

Взрыв хохота, сопровождался бульканьем в животах гостей Хмельного меда.

-Ладно дайте старику отдохнуть,- проговорил Тот слазя с высокой лавки на пол. Недовольное гудение мальчишек и девчонок, пришедших в таверну за манящими в путь историями Тота, не остановило хозяина, намеревавшегося выпить с гостями. Пробираясь сквозь толпу охмелевших мужчин и женщин Тот чуть было не был сдавлен чьим-то располневшим пузом.

-Мне кажется раньше ты был поменьше,- похлопав по раздутому животу гостя и даже не узнав кто это, Тот присел у круглого окна, выходившего на Зачарованный лес за Эзусом. Седобородый и ветхий он был свидетелем многих эпох, канувших уже давно в небытие. И вот он сидевший сейчас в такой же как он ветхой таверне, пытался вслушаться в шум листвы на исполинских кедрах. К сожалению сделать это было невозможно из-за нарастающего пьяного гама, грозившего развалить прогнившую основу таверны. Это место было самым старым из заведений Эзуса, поэтому риск всегда присутствовал.

Погрузившись в свои размышления Тот не заметил как к нему подсел человек укутанный в темно-зелёный плащ с капюшоном.

-Я прибыл за твоей мудростью,- тихо произнес незнакомец,- мне рассказывали, что ты хранитель множества тайн о Тот.

Старик отвлекся от раздумий и вернулся обратно в свои ветхие чертоги покрытые серебристой сединой волос.

-Зачем же ты пришел?- прокряхтел хозяин таверны, нагнувшись к страннику.

Человек снял капюшон, обнажив свои золотые локоны ниспадавшие до плеч. Черты его были благородны и красивы, а глаза таили ту незримую силу, что носили в своем взгляде короли древности.

-Ты наверное слышал обо мне,- проговорил незнакомец,- я путешествую по Западу уже не первую зиму.

-Ты что-то ищешь?- проговорил Тот внимательно, осматривая юношу.

- В скитаниях своих я уже запамятовал что ищу, но помню лишь его кольцо мерцающее в холодном взгляде Сартарна…

  • I.

Далеко на Западе сгорало солнце Геотреи, заливая мир алым кровавым оттенком. Высокие могучие гранитные стены огромного города, окрасились в красно-кровавый цвет. Высокие пурпурные башни, вздымали свои шпили к зарождающимся звездам. Их серебряный свет всё ещё скрывал алый саван, умирающего солнца. Под окрашенными в красный стенами города, раскинулась вереница шатров и повозок с товарами. Кочевой народ дарадов, путешествующий по миру, остановился под стенами пурпурной цитадели Востока освещенной, тонущем во мраке западного океана солнцем.

Вереницы повозок и шатров, гудели голосами торговцев и уличных актеров. Смуглые и пестро одетые мужчины и женщины из племени на перебой кричали на ломанном языке, предлагая купить у них безделушки и скот, пригнанный из Зогака. Покупатели, жители города, считали пребывание дарадов у стены праздником. Вместе с кочевниками приходили остроносые уличные артисты, показывающие чудные вещи и смешащие публику. Всюду играли яркие краски, феерического карнавала звуков и цветов. Всё это смешивалось с какофонией музыкальных инструментов: флейт, цимбал, барабанов. Смуглые черноволосые музыканты из числа дарадов, грубо наигрывали сюжеты, услышанные ими в далеких южных тавернах Апотамии.

На самом краю, развернувшегося базара стояла хлипкая гнилая повозка, заставленная безделушками и странными вещами непонятного предназначения. Здесь рядом с хрупкими вазами из глины, стояли черные идолы южных божков, коим и поклонялись дарады. В своих странствиях они пребывали уже шестое столетие. По легенде народ этот когда-то проживал на далеком южном континенте, но был вынужден бежать из-за ужасающей катастрофы, насланной темным колдовством мертвых доисторических божеств. Именно с того далекого континента дарады и принесли с собой эти черные идолы божков.

Напротив одного из таких истуканов, стоял юноша благородного вида и с любопытством, рассматривал базальтовый кусок с неясными формами. Мрачные изгибы идола не давали покоя взгляду чистых как небо глаз юноши. Он всматривался всё глубже будто черное изваяние затягивала его в пучину столетий, пронесенных этим идолом в мире людей.

Увлеченный древностью, расставленной на повозке, юноша не сразу заметил укутанную в балахон из черной шерсти, фигуру хозяйки этой самой лавочки. Она появилась из неоткуда прямо за спиной юнца, когда тот был поглощен идолом. Молча пройдя мимо, она зашла под небольшой навес, находившийся за лавкой. И только тогда светлоликий юноша обратил на неё свой взор.

Пред ним сидела сгорбленная, укутанная в хламиду старуха, чьи седые волосы ниспадали до земли. А зеленый оттенок горящих, на морщинистом будто древний пергамент лице, глаз приводил любого жителя цивилизации в ужас. Было в них что-то такое неуловимое, в них отражалась та великая древняя воля, родившаяся под палящим солнцем пустынных равнин.

Некоторое время юноша стоял неподвижно, заколдованный горящими с сухого лица зелеными очами. Но кряхтящий голос старухи вырвал его из оцепенения: «Чего тебе? »

Юноша шагнул к повозке и произнес: « Мое имя Албен, я пришел в поисках подходящего подарка».

-Сам Шали привел тебя сюда, юнец,- скользко прокряхтела старуха, облизав морщинистые губы языком.

Албен отошел. Старуха из дарадов, внушала ему омерзение и страх. Он впервые видел настолько старую и неухоженную женщину. Видимо, подумал Албен, жизнь в кочевом племени не жалеет человека, превращая его кожу сухой потрескавшийся пергамент. И всё же этот народ был необычен в своих верованиях и образе жизни. С утра до ночи они пировали и творили непотребства. Но когда приходило время, дарады отправлялись в далекое путешествие в другие города и столицы мира. Торговля всем, что ни попадя и даже работорговля -всем этим промышляли дарады. Хитрость и коварство были неотъемлемой частью бытия этого смуглого народа, пришедшего на Восток из степей Зогака. По всему миру о них шла дурная слава лжецов и воришек, но поймать их за этими делами было столь же сложно как и оживить мертвеца из далеких пыльных склепов Хайа.

Костлявая рука старухи, шарила на самом дне повозке. Седые жидкие волосы ниспадали на лицо из-за чего морщинистая ведьма, забирала их на свой горб, ворча при этом что-то несвязное на языке сухих степей Юга. Наконец, нащупав что-то в глубине повозки, она взглянула на Албена широко улыбнувшись, обнажив беззубый сухой рот.

-Вот это подойдет, - пробормотала карга, протягивая потрескавшуюся ладонь в сторону Албена.

Сначала он увидел лишь тусклое мерцание, возникшее среди безделушек, наполнявших повозку. Но вскоре когда рука старухи вытянулась через всю повозку, Албен разглядел, что на потрескавшемся пергаменте кожи старухи, лежало серебристое маленько колечко. Вид его был столь убог, что казалось оно сейчас и вовсе рассыплется, превратившись в серебряную пыль.

-Возьми,- бормотала ведьма, -Оно здесь уже долго лежит, завалялось специально для тебя и твоей суженной.

Последние слова старухи немного напугали Албена. Никому в жизни он не рассказывал про то что сердце его не свободно и в нем поселилось милое ему существо. «Откуда старухе знать об этом»-подумал Албен и тут же вспомнил, что ведьмы живущие в степях способны видеть прошлое и будущее человека.

Мороз пробежал по коже юноши, когда он заметил упрямый взгляд зеленых глаз и всё ещё протянутую к нему руку с серебряным кольцом. Лишь на миг он подумал уйти и никогда не возвращаться к этой прогнившей повозке, уставленной черными идолами дарадских божков. Но в ту же секунду его рука, схватила кольцо с сухой ладони старухи и спрятала его в глубокий карман штанов.

-Один серебряник, юнец,- проскрипела карга, вновь протягивая руку на сей раз с жадным огнем, блестящим в глубине зеленых глаз.

Албен с презрением кинул серебряную монету с царским профилем на одной стороне и драконом с другой. Звонкий серебряник проскочил меж черных истуканов и потерялся в глубине гниющей повозки. Старуха ворча себе под нос начала шарить своей костлявой лапой меж тряпья и других бесполезных вещиц. Албен уже отошел, стараясь быстрее покинуть шумный базар, так как солнце уже не было видно на горизонте, а это значит скоро на небосводе засияет холодный Сартарн и его кольца.

Старая зеленоглазая ведьма, прокричала что-то в след уходящему Албену, что-то на языке сухих степей Зогака. Обернувшись на миг юноша замер, увидев обжигающий взгляд зеленых глаз старухи. Они пылали ещё сильнее, но пылали не жадностью, а некой неуловимой язвительной усмешкой. И пусть её губы были недвижимы глаза её смеялись над Албеном одиноко бредущим тропе ведущей в город. Никогда он не видел больше такого адского горящего зеленым огнем взгляда.

  • II.

Синее свечение Сартарна, покрыло гранитную стену, окружавшую город. Казалось лишь недавно весь мир был покрыт багровым саванном умирающего солнца, но в миг залился холодным светом из глубин космоса. Сартарн и его кольца издревле считались чужими и далекими для жителей этих мест. Безразличное мерцание этой планеты было постоянным спутником, путешествующих по бескрайним равнинам Геотреи странникам и беглецам.

Албен прошел за городские ворота когда далеко в сердце города зазвучал монотонный звон колокола, чей слегка напряг тело и разум юноши. Сей пронзительный и раскатистый звук, возвещал о смерти знатного человека. Обычно так хоронили рыцарей и вельмож, проживавших в городе. Множество мыслей о том кто бы это мог быть вдруг налетели на Албена. Он быстро, отмахнувшись от этих бессмысленных размышлений, побрел в сторону Изумрудных садов, что находились у восточной стены. Именно там ждала его судьба. Его Жизель.

Они знали друг друга уже очень давно, но вечность проведенная за традициями и устоями двора наконец ушла в небытие. Теперь они были вместе. И пусть в тайных встречах им удавалось прожить целую жизнь. С окончанием очередного свидания миг снова, превращался в вечность.

Албен, продвигался вглубь города. Идя мимо белеющих мраморных колон и украшенных разноцветными фресками арок , ведущих в дворы при усадьбах. Длинные и широкие каменные лестницы, уводили юношу всё дальше от его страданий и одиночества. Осталось миновать лишь несколько арок и мраморных мостиков как он окажется у гранитных сфинксов, охраняющих вход в Изумрудные сады. Возвышающиеся над всем городом загадочные башни звездочетов казалось с тревогой взирают на бредущюю в синем свечении фигуру. Но для влюбленного Албена сей тревожный мрачный взгляд с вершин пурпурных башенок был лишь далеким мерцанием чего-то незначительного и маленького. Как Сартарну нет дела до дел людских, так и Албену плевать на холодное свечение замерзшего в бездне титана.

Миновав ещё несколько арок и пролетов Албен предстал перед суровыми ликами гранитных сфинксов. Их сердитые выражения выбитые в твердом горном камне, говорили что путь закрыт. Постояв чуть на месте Албен, прошел мимо недвижимых стражей в широкий арочный проход. Оказавшись внутри затемненного помещения, заполненного ароматами растений со всех концов Геотреи. Душные запахи забивались в ноздри и наполняли тело дурманом. Темнота и запахи, заставили Албена ускорить шаг и покинуть скорее это помещение. И вот в конце арки появилось синее мерцание Сартарна, накрывшее Изумрудные сады. Оказавшись на свету Албен огляделся. Вокруг цвели и разрастались сотни разных видов растений. Тут были и исполинские бутоны роз, и крепкие стволы кедров. На белой мраморной плите будто куча змей лежал дикий вьюн, привезенный из восточных джунглей. Мощенная белой мраморной плитой дорожка по обе стороны была засажена невысокими лиственными деревьями с которых свисали фосфоресцирующие плоды. Идя по ней Албен вышел к густым зарослям высокого тростника за которым находилось, то самое место где они с Жизель, условились встреться.

Пролезай сквозь тростник Албен вспомнил взгляд старухи с дарадского базара. На миг он подумал, что может быть не стоило давать Жизель. Странные мысли заполнили его голову. Албен вспомнил о том что говорили о колдовстве дарадов, а особенно ведьм уединено живущих на равнинах Зогака. Наверное каждый житель цивилизации слышал эти истории, о темном колдовстве принесенном дарадами и араями со своего погибшего континента. Там под холодным и безучастным светом звезд происходили страшные обряды, посвященные темным божкам вырезанным из эбена. Дарадские ведьмы разжигали костры и неистово пели омерзительные по-своему звучанию заклинания. Демоны, приходившие на этот зов, вступали с ведьмами в отвратные соития, порождавшие ужасных существ, населяющих окраины Зогака.

Албен поморщился. Столь ужасные слухи могли быть лишь пустыми домыслами и слухами разносимыми длинными языками. Постояв ещё секунду, Албен двинулся дальше, продираясь сквозь плотные заросли.

Выйдя наконец к пруду и не увидев Жизель юноша удивился.

-Жизель,- произнес Албен.

Позади послышался шелест тростника. Не успев обернуться Албен был зажат в мягкие объятия Жизель.

-Албен ты пришел,- прошептала она, все ещё обнимая его.

-Разве мог я обмануть тебя, моя Жизель,- юноша повернулся и сам заключил девушку в объятия. Простояв так с вечность и наслаждаясь каждым мигом этой встречи, Албен и Жизель наконец отпустили друг друга. Послушав тишину Изумрудного сада, пара присела на мраморную лавочку, стоявшую у пруда. Теперь они говорили. Беспрерывно на разные темы. Вспоминали прошлые встречи у ворот города и на летней террасе дворца. Как радовались и тосковали.

Сартарн вошел в свою последнюю фазу, когда Албен потянулся за своим подарком в карман. Задержав руку на миг, он подумал что серебристый предмет куда-то исчез. Но нет колечко увязло на дне глубокого кармана.

-У меня для тебя есть подарок,- промолвил юноша, вынимая руку с жатым в кулаке серебряным колечком.

Раскрыв ладонь Албен и Жизель ахнули от увиденного. Кольцо светилось, отражая мерцание Сартарна. Серебристый свет, исходил из центра ладони Албена. Материал из которого было создано это кольцо был явно не серебром.

-Магия,- прошептала Жизель и улыбнулась. Албен не знал, что ответить и просто молчал завороженный ярким серебристым свечением. Жизель, ловким движением своей белой ручки, схватила колечко с ладони Албена. Юноша, засмотревшись на кольцо, не успел сжать ладонь и не дать Жизель забрать вещицу.

-Где ты взял её,- спросила Жизель,- на базаре ?

-Да,- ответил Албен, не предпринимая попыток забрать кольцо. В этот момент Жизель легко надела его на средний палец своей правой руки. Увидев это, Албен насторожился, но тут же удивился как хорошо кольцо сидело на тонком пальчике Жизель. Любуясь колечком девушка подняла руку выше к космическим лучам Сартарна. Кольцо засияло ещё ярче, заливая своим светом весь прудик. В этом нереальном свечении Албен перестал замечать всё вокруг. Лишь свет кольца и холодный взгляд Сартарна, имели теперь значение в этом мире. Остальные предметы и вещи покрылись мрачным саваном темноты. И вот он и Жизель сидели уже в кромешной тьме, изгоняемой лишь далеким Сартарном и мерцанием кольца. Последняя в свою очередь стала затухать. Серебристый свет всё слабел, а вот холодные лучи древнего бога, становились всё сильнее.

-Что происходит, Албен,- с испугом в голосе произнесла Жизель. Албен не знал, что ответить. Всё это было за гранью реальности, где-то в глубине его разума горел зеленый огонь кровожадных глаз старой ведьмы.

На краю нарастающей тьмы, возникла едва видная фигура, её смутные очертания сливались с мраков вокруг. Албен сумел, разглядеть её сквозь слепящее свечение кольца и заметил, что темный силуэт имел огромные размеры. Сумрачная громада, плыла во мраке в сторону Албен и Жизель. Бесформенное нагромождение темных сгустков, свисавших на землю, подползало всё ближе. Очертания исполинской фигуры обернутой в бурую хламиду, скрывавшую лицо и туловище существа, становились всё отчетливее.

-Демон,- воскликнула Жизель, увядающем от страха голосом. Словно огромная, вставшая на дыбы гусеница, существо плыло в сторону Жизель. Холодный свет серебристого кольца влёк создание бездны как влечет зажженная в темноте лампа ночных мотыльков.

Албен не отрываясь смотрел в сторону покачивающейся громады, нависшей над влюбленными. Нутро подсказало ему, что именно серебристое мерцание кольца во мраке, притягивает пришельца из бездны. Резко оторвав взгляд от громадины, Албен схватил руку Жизель в желании снять кольцо и изгнать демона обратно в преисподнюю. Но как он не пытался холодное и обжигающее на ощупь украшение крепко, словно питон сжало пальчик Жизель.

Мрачный путник серых долин, навис над Албеном и Жизель. Сквозь прорезь в грудах бурой ткани смотрело горящее изумрудным пламенем око. За спиной у твари вдруг возникли две пары огромных перепончатые крыльев. Бесшумно взмахнув ими, существо вихрем пролетело сквозь Албена. Бурая хламида, прятавшая истинный облик пришельца спала обнажив бесформенное обрюзгшее туловище. Кривые словно сухие ветки деревьев конечности, вытянулись в сторону Жизель, обхватив её за талию и притянув к себе.

-Албен,- лишь это успела произнести Жизель, когда её подняло в воздух бесформенное чудовище из глубин мироздания. Остекленевший взгляд её впился в память Албена, словно стилет. Страх и отчаяние отражались в ясных как небо глазах девушки. Когда же Албен осознал, что произошло крылатый посланник уже исчезал во мраке и лишь холодное мерцание кольца продолжало насмешливо мигать в темноте ночи.

0
67
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации