Кольцо предательства. Глава 12. Кольцо предательства

Автор:
Акина Судзуки
Кольцо предательства. Глава 12. Кольцо предательства
Аннотация:
Как хорошо, когда твой кругозор ограничивается лесом и пернатым другом. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается, и ты узнаёшь, что живёшь в более сложном и опасном мире. И можно считать огромной удачей, что в этом мире у тебя есть опытный проводник. И пусть для него ты не более, чем забавная зверушка, к зверям он относится явно лучше, чем к людям.
Текст:

Мире было хорошо и легко. Ничто не волновало и не тревожило, в голове была приятная пустота. Но вот она осознала себя в каюте. Тут же в мыслях яркими всполохами зажглись значимые события минувшего дня. Нападение, смерти, подарок, разговор с Ридом. Пальцы коснулись кристалла возле уха. Мира вспомнила свой диалог с Кловером и, сонно зевнув, смущённо улыбнулась. Кажется, она рассуждала весьма интересно для своего собеседника. В мыслях тут же прозвучали чужие реплики, произнесённые приятным мужским голосом.

Забавно, что Мира стала обращать на подобные вещи внимание. Но это было действительно приятно. О ней думали хорошо. И понимание этого факта доставляло особое удовольствие.

А ведь в самом деле. Рид ценит её, считает сообразительной, назвал хорошей ученицей… из уст такого человека это действительно наивысшая оценка. Конечно, Мира ещё в таверне это оценила, но сейчас эти слова обрели новый окрас. Грозный Винсент был с ней крайне вежлив и учтив, Кловер тоже. И, конечно, Лохар. Наверное, благодаря ему она так заострила своё внимание и сосредоточилась на отношении окружающих к себе. Это было странно и непонятно, но симпатия Лохара что-то в ней всколыхнула и заставила чаще присматриваться к себе со стороны. Оценивать себя глазами окружающих.

Занимаясь растяжкой и собственной гибкостью, Мира прикидывала в мыслях, изменится ли теперь что-то на корабле? Наверное, не сильно. Да, вчерашнее событие было неожиданным и крупным по своим масштабам… наверняка время от времени будет не хватать ушедших ребят, но пираты ведь уже привыкли к этому. Сами сказали, что это обычное дело.

Звонок на завтрак поднял Миру на палубу. Сегодня она вышла в числе первых, и что удивительно, почти от каждого она услышала пожелания с добрым утром, хотя обычно её практически не замечали на палубе. Это было странно и непривычно. Мира выбрала место поукромнее, пока не собрались остальные члены команды. В скором темпе уничтожая кашу, она вспоминала всех, кто сегодня с ней поздоровался. И так уж вышло, что каждый, с кем она успела столкнуться, так или иначе серьёзно пострадал во время вчерашней бури. Что же, подобное признание-благодарность было крайне приятным явлением.

Покончив с завтраком, Мира тихо спустилась к себе в каюту: читать о приключениях и расследованиях следопыта Руна. Самооценка – это, конечно, хорошо, но книга сама себя не пролистает.

На обед её выволок Рид, отобрав при этом книгу и просветив на тему того, кто настоящий убийца. И Мира впервые возмущённо крикнула на Рида, правда, тут же испугалась, осознав, что подняла голос на наставника. Тот лишь усмехнулся и обронил «У кого-то зубки прорезаются?». Книгу он ей потом вернул и добавил, что про убийцу на самом деле пошутил. И чтобы проверить, правдивы эти слова или нет, Мире оставалось только дочитать книгу до конца. Оказалось, всё-таки соврал насчёт шутки. Но немного подувшись, Мира всё же признала, что пусть и ложью, но интригу учитель сохранил.

После ужина снова были танцы, Мира немного пообщалась с юнгами, которые время от времени замолкали, видимо, вспоминая не хватавшего их шумной компании Лохара. Но, похоже, они тоже уже смирились с его потерей и двигались дальше. Потом Аки заметила новое украшение, оплетавшее ухо Миры, и хитро заулыбалась. Её довольное лицо заметили другие юнги, проследили за её взглядом и тоже повторили ухмылку. Мире отчего-то стало неловко.

– Похоже, кто-то очаровал весь наш офицерский состав, – Аки устроилась рядом с Мирой и заговорщически подмигнула.

– Что, прости? – Мира взволнованно заморгала и поймала себя на мысли о том, что ей действительно интересно узнать, «очаровала» ли она грозных и страшных моряков.

– Ну, наш старпом, как мы уже все заметили, тебя отблагодарил, – эльфийка с хитрым прищуром кивнула на серьгу, – оба боцмана в тебе души не чают после того как ты их отколотила, а ещё дядя Берц, которого наконец-то взяли в канониры, своими ушами сегодня слышал, как квартермей…

– И что же вы услышали от нашего канонира, мисс? – осторожный тихий голос за спинами заставил присутствующих девушек испуганно пискнуть. Мира, к счастью, ограничилась резким оборотом к источнику голоса.

– Н-ничего, сэр! – Аки вытянулась, как тростинка, и звонко отозвалась. – И вообще, сэр, у нас уже вахта!

– Ну так идите, – мужчина хмыкнул, глядя на эльфийку сверху-вниз, и все юнги быстро разошлись. Оставив Миру одну. Точнее, одну с квартермейстером.

– Как ваше самочувствие? – Мира торопливо встала. Возможно, потому что чувствовала себя неловко единственно сидящей… или просто не хотела, чтобы над ней возвышался кто-то настолько высокий и мощный? Хотелось немного сократить дистанцию, чтобы не чувствовать себя настолько слабой, вернее, подавленной. Иначе было слишком неуютно.

– Всё в порядке, сэр, спасибо за беспокойство. В конце концов, я же целитель, – и она улыбнулась, пытаясь приободрить саму себя.

– Очень часто бывает так, что лекарь тратит все силы на спасение других, совершенно не заботясь о себе. И это может повлечь за собой последствия.

– У меня достаточно резерва, чтобы не изнурять себя, – Мира отрицательно покачала головой, – к тому же, если я себя вымотаю – кто тогда позаботится о раненых? Я понимаю, о каких последствиях вы говорите. Наверное.

– Надеюсь, эта фраза вам ещё не надоела, но вы поразительно рассудительны, мисс, – и он едва-едва улыбнулся. Или Мире так показалось?

– У меня всё на лбу написано, да, сэр? Что это слишком умные мысли для кого-то вроде меня? – Мира устало усмехнулась. Наверное, в этом была доля иронии. Похоже, ей действительно было не положено так рассуждать, раз ей все удивлялись, как внезапно заговорившей табуретке.

– Просто я, как и многие, опираюсь на свой предыдущий опыт. И в большинстве своём дамы-целительницы ведут себя очень похоже друг на друга. Вы же в своём поведении отличаетесь от них. Не во всём, конечно. Скромность, пугливость, застенчивость, – Мира прикрыла глаза, чувствуя, как лицо вспыхнуло огнём, – ваш внешний вид делают вас очень похожей на обычную целительницу. Оно и не удивительно: воспитание и обучение у всех одно. Однако при этом ваши мысли и рассуждения кардинально отличаются. Это и вызывает такое удивление, – Мира взглянула на мужчину и едва вздрогнула от внимательного взгляда одного-единственного глаза. Будто насквозь прожигал.

За приятными фразами и похвалой скрывалось подозрение.

Верно, если обучение и воспитание у всех одно, то и образ мыслей будет одинаковым. Или хотя бы схожим. Это формируемое с детства мировоззрение, отношение к жизни. И тут она со своими рассуждениями… да её бы в монастыре за такие рассуждения… а что бы, собственно, сделали? Ну, так просто этого бы точно не оставили и наверняка как-нибудь переубеждали бы. Или она могла бы скрывать свои убеждения? С её-то наивностью и неумением врать… это уже все заметили.

– Похоже, я вас напугал, – Мира затаила дыхание. Проклятье. Похоже, прежде чем научиться размахивать кулаками, было бы неплохо сперва научиться держать свои эмоции под контролем… – не стоит портить себе плавание ненужными догадками и опасениями. Если бы у меня возникли хоть какие-то подозрения на ваш счёт, я бы сразу пошёл к капитану, а не к вам. Что я, собственно, и сделал. И капитан вам доверяет. Вы подозрительны, но имеете право на тайну… по крайней мере, до тех пор, пока это не вредит команде.

– А если эта тайна… – Мира сглотнула, – навредит… вы меня что, повесите? – и тут же отвела взгляд.

– Вам так не терпится испытать нечто подобное? Тогда не обязательно угрожать команде: можете просто меня попросить, обещаю быть осторожным, – вместо синеющих волн Мира увидела лицо квартермейстера. Похоже, она в испуге обернулась и даже не поняла этого.

А мужчина перед ней был однозначно весел. Щёки обдало жаром. Да что же это такое… ей снова мерещилось то книжное «заигрывание», хотя это была всего лишь обычная шутка-подколка, вроде тех, которые обычно отпускал Рид.

– С-спасибо, сэр. Я серьёзно обдумаю ваше предложение, – Мира нашла в себе силы, чтобы спокойно выдохнуть и попытаться поддержать шутку, – действительно, лучше обращаться к человеку с опытом…

Громкий басистый гогот совсем рядом заставил Миру едва подпрыгнуть на месте от испуга и выхватить из портупеи нож.

– Вот умора! Винс, хватит девчушку мучить, – из-за стены показался Бернхард, которому во время армрестлинга Мира порвала руку. Мира торопливо спрятала нож обратно, – а ничего, в шутках сечёшь, – и он легонько стукнул Миру кулаком в плечо. Видимо, в знак одобрения.

– Берн, – квартермейстер осуждающе глянул на боцмана, на что тот поднял ладони.

– Прошу прощения, миледи, где мои манеры, – Мира чуть улыбнулась. Она уже прочла о том, что подобное обращение использовалось по отношению к очень и очень благородным дамам, к которым она не имела никакого отношения. Но, видимо, пираты тонкостями этикета себя не обременяли, и сам Бернхард наверняка выбрал самое вежливое обращение из всех, которое знал. И это было очень… да, пожалуй, это было очень и очень мило.

– Всё в порядке, сэр, – и Мира подарила самую тёплую улыбку, на которую только была способна.

– Вот и славно, – гном дружелюбно обнажил зубы. Белые и ровные, – тогда если вы не будете против, я украду вашего собеседника, миледи. Пойдём, Винс, – на обращении к квартермейстеру голос резко стал серьёзнее и спокойнее, – хорошего вечера, – он с улыбкой кивнул Мире, как и Винсент, и оба удалились.

Мира решила поскорее спуститься вниз, чтобы больше ни с кем не пересечься. Внутри приятно теплилось воспоминание с похвалой от гнома. Хорошее завершение вечера. Да и с Винсентом, как оказалось, можно шутить.

Увидев у себя на столе рисунок, Мира чуть нахмурилась: она так и не придумала, что с ним делать. Наверное, будет лучше, если она отдаст его Максу – он всё равно хотел…

А не он ли положил ей этот рисунок? Тогда ситуация та же, что и с часами от Туриза – это его окончательный выбор, и будет лучше, если…

Мира тряхнула волосами. Нет. Она отдаст рисунок Максу. И точка. У него должна быть память о своём друге.

Задуманное Мира выполнила на следующий же день. А ещё она познакомилась с Беатрис, которую окружающие звали Бес. Та самая сестра боцманов. Что же, она выглядела весьма крупной для женщины-гнома и очень крепкой. Волосы были густые и плотные, судя по мощной и толстой косе до пояса. Она очень напоминала Бернхарда – такой же цвет волос и те же медовые глаза. Только у неё их было два, в отличие от боцмана. И голос был глубокий, сильный.

Они буквально обменялись парой реплик: Бес просто окликнула Миру, представилась, похлопала её по плечу и отпустила на тренировку с Ридом, куда Мира и бежала. Рука у Бес была тяжёлой. Тяжелее, чем у братьев. Но Мире женщина определённо понравилась.

Дальше дни потекли один за другим, и Мира совсем сбилась с их счёта. Хотя справедливости ради стоило отметить, что она и не пыталась хоть как-то следить за временем. Она наслаждалась тренировками, привыкала к общению с окружающими, зачитывалась книгами Рида, чтобы потом обсуждать прочитанное с ним или Мег за чашкой чая, рисовала для всех желающих, а по вечерам болтала с Мэдом. Как-то так незаметно получилось, что она стала рассказывать о тех местах, в которых она бывала, вроде Элиоса. Впрочем, Мира не переживала насчёт своих рассказов: она ведь могла бродить вместе с Ридом по таким местам. Просто Мира не делала акцента на сопровождении или бытовых мелочах, а больше рассказывала о животных, имена которых она успела узнать у Рида и подписала каждый свой рисунок.

В какой-то момент их разговоры стали сопровождаться незатейливой игрой: Мэд создавал порталы в разных местах – естественно, в поле зрения Миры, – из них вылетал мячик, который нужно было поймать. Мира в свою очередь тоже делала броски в поле зрения Мэда, а тот ловил мячик своими порталами. В итоге они неплохо тренировали свою реакцию, внимательность и умение сосредотачиваться на нескольких действиях. Это было весело и совсем не затрудняло разговор, временами они и не замечали летевший из стороны в сторону мячик.

Как-то вечером после очередных шумных посиделок Рид не ушёл к себе в каюту, да и Мира решила подышать свежим воздухом перед сном. И вдруг вспомнила о вопросе, которым она задалась ещё во время проникновения к баньши.

– Рид, – она подошла к наставнику, который стоял у перил борта, – не сильно отвлекаю?

– Вообще не отвлекаешь, – Рид отозвался спокойно, не отрывая взгляда от волн.

– Я ещё давно спросить хотела, но потом забыла, а тут вспомнила: что это за кольцо? – и она кивнула на большой палец. – Я помню, ты им тетиву натягивал.

– Ну так это и есть кольцо для того, чтобы натягивать тетиву, – мужчина едва пожал плечами, – кто-то пользуется специальными перчатками, я – кольцом.

– А в чём разница?

– В самом хвате, – наёмник замолчал, чуть нахмурился, затем посмотрел на Миру, потом снова взглянул на море, – там есть свои тонкости и нюансы – это очень долго объяснять, лучше во время следующей тренировки покажу.

– А, конечно! – Мира встрепенулась и поторопилась согласиться: она нисколько не хотела заставлять объяснять ей тонкости здесь и сейчас. – Доброй ночи! – только выпалила на радостях и побежала к себе в каюту.

– Доброй, – сквозь стук своих сапог она услышала спокойный ответ.

Мира какое-то время ворочалась в кровати, изо всех сил предвкушая грядущий день, но Фин напомнил о медитациях, и она так же быстро успокоилась, проваливаясь в сон. На завтраке она была очень бодрой и приветливой, радостно поздоровалась с Беатрис, помогла подать свесившийся трос Фесу, а тот её научил вязать морские узлы. Правда, увидевшие высоту её прыжка гномы, после того как она забралась на мачту к Фесу, возобновили свои смешки в сторону её беличьего прозвища. Но это не сильно отвлекло Миру от её грядущего занятия с Ридом. Возле снарядов для тренировки она увидела лук и колчан со стрелами.

Удары давались легко, отдельные движения складывались в целые связки, и хотя иногда тело начинало двигаться само, Мира уже больше отдавала себе отчёта в своих действиях. Она лучше понимала то, что делала, и меньше полагалась на рефлексы. То, что это были рефлексы, они с Ридом определили во время последних тренировок и сделали вывод, что с ней всё-таки занимались не только высокими стойками. Вполне возможно, что тренировок было немного и всё это было незадолго до её потери памяти – вот потому тело отзывалось гораздо охотнее именно на высокие стойки.

С каждой передышкой между спаррингами Мира всё чаще и чаще бросала взгляды на лук. Но спрашивать вслух она не решалась: всё же Риду было виднее, когда и к какой части тренировки нужно было приступать.

– Ты гипнотизируешь его? – Мира вздрогнула, испуганно ойкнув, будто её поймали на чём-то постыдном. – Всё ждёшь, что он на тебя прыгнет?

– Нет! – она торопливо завертела головой. – Просто очень не терпится узнать побольше о стрельбе.

– Никуда он от тебя не убежит, но тренировку надо провести полностью.

– Так я потому и молчу всё время.

– Ещё бы ты причитала, – он усмехнулся, – но можешь радоваться, тащи сюда лук.

– А можно, что ли? – Мира удивлённо взглянула на учителя. – В смысле… это же твой лук…

– Он тебе руку не откусит. Наверное, – он чуть ухмыльнулся, а Мира подавила в себе желание слишком широко улыбнуться и подошла к луку с колчаном. Коротко выдохнула и осторожно подняла вещи. Она не боялась, что что-то её укусит. Просто это оружие принадлежало Риду и было чем-то вроде очень и очень личного, может даже родного для него предмета. К таким вещам и относишься с особым трепетом.

Она протянула лук и колчан Риду, он достал стрелу – ту, в которой было знакомое кольцо, - продел леску и протянул её Мире.

– Как я уже говорил, тетиву можно натягивать разными способами, я это делаю при помощи кольца, тебе оно, правда, не подойдёт, поэтому покажу тебе другой способ. Но для начала разберёмся со стойкой.

И он просто стал неторопливо ходить вокруг Миры, не слишком деликатно поправляя её ошибки: то стопу чуть пнёт, чтобы ноги поставила шире, то за лопатки схватит и расправит спину, то по локтю снизу чуть ударит, чтобы рука была выше. Это было не грубо, но и приятными такие манипуляции назвать было сложно. Рид посоветовал укрепить пальцы, которыми она собиралась натягивать тетиву, а именно все, кроме большого и мизинца. А про усиление самих рук внутренней магией он ничего не сказал. Но Мира ведь помнила, как напрягались его руки при выстреле. Впрочем, для интереса она решила попробовать выстрелить без напитки магией. И поперхнулась воздухом при первой же попытке просто натянуть тетиву.

Когда по телу заструилась магия, дело пошло на лад.

– Рид, а когда стрелять? – наконечник стрелы медленно приближался к древку. Наставник молчал. – Рид? – Мира поджала губы, продолжая натягивать невообразимо тугую тетиву. Наставник молчал. – Рид! – наконечник был уже у самого древка, и Мира решила просто выпустить стрелу. И испугалась дёрнувшейся назад руки и вылетевшей стрелы. Прямо в морскую даль. – Ой.

К счастью, шум разматывавшейся лески напомнил о себе, и Мира с облегчением вздохнула: ей не придётся нырять в воду, чтобы тащить обратно стрелу.

– Интересно, ты представляешь, сколько человек можно пробить выстрелом такой силы?

– А тебе не надоело меня подкалывать на тему моей физической силы? – Мира смущённо опустила взгляд вниз, понимая, что над ней снова поиздевались, пытаясь узнать пределы её способностей.

– Ну, как только надоест, я перестану. А пока нет. Как ощущения-то? Не зря так пристально гипнотизировала лук?

– Интересные, – Мира вздохнула полной грудью, – но я не представляю, как ты вообще из этого монстра стреляешь. И ну и что, что я так на лук твой смотрела? Мне просто очень хотелось узнать что-то новенькое…

– Знаешь, во многих сказках эльфы фигурируют как искусные лучники, да и вообще во многих рассказах говорится о том, что они чуть ли не рождаются с луком в руках. И взгляд, который ты бросала на мой лук, при условии того, сколько в тебе эльфийской крови, выглядел весьма забавно со стороны.

– Память предков проснулась, хочешь сказать? – Мира в смущении отвела взгляд.

– Тут сложно сказать, потому что на самом деле у эльфов нет такой страсти к лукам, это лишь в рассказах и сказках. Может быть, заразилась, когда книжки читала, и в тебе проснулась память книжных персонажей? – не выдержав последних слов, Мира и вовсе отвернулась от наставника. Чтобы тот не увидел её заполошный взгляд. Он же совершенно точно намекнул на Реджину из книги про Руна.

– А откуда тогда повелась эта ассоциация эльфов с лучниками? – она поторопилась перевести тему.

– Сложно сказать точно, этому стереотипу не одна сотня лет. Возможно, из-за того, что во время сражений эльфийских лучников очень опасались. Так как эльфы сильнее человека, их поражающая дальность была выше, что затрудняло любые попытки к ним подобраться. Но это не означает, что все эльфы лучники, просто у них тоже есть отряды стрелков, как и у людей.

– Интересно, – Мира взглянула на лук у себя в руках. – Слушай, а можно ещё пару выстрелов сделать?

– Давай, только натягивай не так сильно. Вообще, он не рассчитан для подобной стрельбы, – и Мира испуганно ойкнула, прижав оружие к себе. Не хватало ещё сломать чужую вещь. И не просто чужую, а вещь Рида! Это же долг подскочит на ещё парочку сотен золотых, – две трети стрелы для натяжения будет вполне достаточно.

– Поняла!

– Кстати, как тебе здесь на корабле? Команда там, быт, еда? Нравится вообще здесь находиться?

Мира опустила лук и взглянула на Рида.

– Да, мне здесь нравится, всё хорошо. Команда хорошая, кормят хорошо, с книгами и рисунками мне тут не скучно, так что меня всё устраивает, если что. Условия здесь гораздо приятнее и мягче, чем в лесу, так что мне всё нравится, – а потом задумалась, – а почему ты спрашиваешь об этом только сейчас? На тебя Мег ругалась? Так я никому ни на что не жаловалась, если что.

– Да нет, – наставник усмехнулся, – мне просто предлагают оставить тебя с командой, чтобы ты с ними путешествовала.

– Что? – Мира отпустила тетиву и случайно уронила стрелу на палубу. – Зачем…? Нет, погоди, я понимаю, целитель нужен и… а что ты? – она взволновано посмотрела на Рида, понимая, что её мнение вряд ли будет что-то значить. Но она испугалась.

– А мне вот интересно, как ты считаешь: лучше тебе остаться или со мной путешествовать, – Мира не понимала, почему Рид так ухмылялся. Что в этом было смешного?

– Честно? – она сделала шаг в сторону наёмника и стала говорить намного тише. – Не оставляй меня здесь, пожалуйста. Тут хорошо, команда очень хорошая, ко мне все так здорово относятся, правда-правда, и Мег замечательная, и с Мэдом мы подружились… но мне больше нравится пешком путешествовать. Тут только корабль и вода – я к этому привыкла, но на земле я чувствую себя лучше и увереннее. А ещё… ну… если ты уйдёшь, – она поджала губы. Повеяло «сентиминтальщиной», как об этом с презрением отзывался капитан городской стражи Рикман из книги. Не нужно говорить о личных чувствах, больше практичности и выгоды – другое Рид вряд ли воспримет всерьёз, – у тебя много книг интересных. И знаешь ты много, очень много… мне нравится у тебя учиться. И путешествуешь очень интересно, с тобой всегда нескучно. И к Бет с Каином я привязалась. Не оставляй меня тут, пожалуйста, ладно?

– Знаешь, Мег бы сейчас сказала, что ты милашка, – он чуть усмехнулся, – я и не собирался тебя здесь оставлять, но просто стало интересно, что по поводу этой ситуации думаешь ты.

Мира сделала глубокий вдох и, прикрыв глаза, медленно выдохнула.

– Да, без твоих издевательств мне тоже будет скучно, – она сдержанно ответила, понимая, что… а впрочем, всё как обычно, – погоди, так что случилось-то?

– Мне просто предложили тебя выкупить, – он чуть пожал плечами, а Мира поперхнулась.

– Выкупить? Как вещь? – она тихо и осторожно поинтересовалась. – А впрочем… – она закусила губу, вспоминая свой долг и положение «козыря».

– Скорее, как члена команды. Капитаны, например, выкупают членов других команд, так что тут отношение не как к вещи, даже с учётом того, что эту идею не Мег предлагала.

– Не Мег? А кто?

– Да Винс, – в голосе наставника было полное равнодушие… хотя скорее беспечность, а не равнодушие. Его определённо всё это забавляло.

– Винс? – Мира широко распахнула глаза, вспоминая грозного квартермейстера. Наставник ничего не ответил. Между ними повисла тишина. – А зачем? В смысле, почему он, а не Мег?

– Ну, Мег меня знает немножечко получше, и она сразу понимала, что я тебя не отдам, а Винс решил попробовать. Всё-таки такой боец в абордажную команду точно нужен. И целитель нужен. А тут два в одном.

Мира ничего не ответила, переваривая услышанное.

– Рид…? А сколько он… ну… предлагал?

– Что, интересно, во сколько тебя оценивают? – наставник с ухмылкой взглянул на неё, и Мира в смущении зажмурилась, но всё же кивнула. – Он не деньги предлагал. Он предложил остаться мне должным, чтобы я с него мог в любой момент потребовать что угодно: услугу, вещь, деньги, – она удивлённо открыла глаза, не веря своим ушам. – Белка, спокойней. Ты сейчас либо лопнешь, либо своим свечением начнёшь сжигать паруса.

– А, прости, – она тут же сделала резкий выдох, чтобы успокоиться, – просто… ну… приятно как-то. Знаешь, я совсем недавно стала обращать внимание на важность людей в жизни друг друга. И на свою важность тоже. На отношение к себе. Раньше я просто выживала, помогала другим просто потому что в своё время другие помогали мне… а сейчас я стала обращать внимание на то, как ко мне относятся. Что обо мне думают. И меня считают нужной. И, знаешь, если раньше при сравнении себя с козырем я считала себя просто полезной «вещью», орудием, вроде тех же хороших ножей, и относилась к этому спокойно… то теперь… – она замялась, понимая, что ступает на очень зыбкую почву очередной сентиментальщины, – я понимаю, что я нужна как человек. Даже сейчас я уже испугалась, что меня хотели выкупить, как обычную вещь.

– Это нормально, социализируешься по чуть-чуть, – мужчина по-доброму хмыкнул, и они продолжили занятия.

Стрелять из лука Мире понравилось. Вдвойне приятнее был тот факт, что Рид дал ей самой попробовать, ещё и свой лук доверил. И этот момент особенно сильно грел её сознание.

Уже через несколько дней послеобеденное чтение Миры было прервано стуком в дверь: Рид оповестил её о том, что Фес увидел нужный им остров. Пришла пора собираться.

Костюм из шкуры саламандры был в некоторой степени свободным. Он не прилегал, как вторая кожа, напротив, лежал складками, позволяя свободно делать любые движения. У верхней части костюма была интересная горловина: материала было гораздо больше, чем полагалось на первый взгляд. Когда Мира надела своеобразную кофту, она обнаружила, что излишки кожи можно было как раз удобно натянуть на лицо, как маску. В комплекте к костюму ещё шли большие-большие очки, плотно закрывавшие остальную часть лица, но их Мира решила надеть уже совсем перед выходом на остров.

– Ну что, госпожа целитель, – к Мире с улыбкой подошёл Берц, – почти месяц нас уже терпите, небось, рады сбежать на остров?

– Месяц?

– Две недели и семь дней или тридцать один день, если уж совсем точнее.

– Вот как… – Мира оглянулась: на средней палубе она почти не задерживалась. Так, иногда Бет гладила, не более. После морского сражения, когда дядя Берц стал канониром, они стали видеться гораздо реже, – да уж, ядовитые тварюшки на острове будут и то милее здешней компании…

– О! Глядите-ка, никак шутить научились? – довольно крякнул гном, пригладив бороду.

– У меня и выбора особого не было, – Мира тепло улыбнулась.

– Что верно, то верно. У нас, знаете ли, свой маленький тотализатор был, кто вас шутками до обморока доведёт. Вашей стойкости можно только позавидовать, – гном с ухмылкой развёл руками, – но, как мне кажется, никто недовольным не остался.

– Кошмар какой, – Мира вздохнула.

– Ну, госпожа целитель, мне пора нашу ящерку наверх выводить, – тут же послышалось радостное бульканье и шум металлических прутьев, об которые забился хвост саламандры.

– Не буду мешать, – Мира улыбнулась и направилась к лестнице, – Бет, веди себя прилично, – она добавила со смехом, на что ящерица тут же отозвалась смущённым поскуливанием.

Наверху было оживлённо. Взгляд сразу выцепил нескольких магов, которые были облачены в защитную экипировку – видимо, они должны были выдвигаться на остров. Абордажники тоже «принарядились», некоторых из них она вспомнила по турниру. Винсент наверняка превратит свою кожу в чью-то шкуру или чешую…

– Мег! – Мира радостно подбежала к девушке, которая тоже была облачена в защиту. – Ты тоже на остров?

– Ещё бы, – она усмехнулась, поправляя капюшон за плечами, – сама-то, небось, уже засиделась на корабле?

– Немного, – Мира поправила локон с лентой и взглянула на горизонт. Остров, который таил множество опасностей, со стороны выглядел вполне безобидно. Мира и не заметила, как Мег ушла командовать моряками.

Суета, оживлённость. Это было немного волнительно. Жутко хотелось почувствовать под ногами твёрдую почву.

Прибытие на остров прошло без каких-либо происшествий. Мира настолько утонула в приподнятом и оживлённом настроении окружающих, что не заметила, как ступила на песчаный берег в компании абордажников, магов, среди которых был и Мэд, Винсента, поросшего чешуёй, Мег и Рида.

– Выстраиваемся в колонну по два, Винс со мной впереди, Мег замыкает, – сразу отдал распоряжение Рид, и вот возле Миры уже стоял Мэд, который чуть усмехнулся и кивнул в ответ на её приветственную улыбку.

Они направились к лесу в среднем темпе. Все надели маски и очки, в которых говорить было крайне неудобно, так что шли они молча. Только шёпот песка раздавался под ногами. Они дошли до редких порослей кустов. Прошли мимо деревьев. И всё никак не останавливались для подношения. И это взволновало Миру.

– Мэд? – она тихо обратилась к магу. Голос из-за маски прозвучал более приглушённым.

– Да?

– А мы что, не будем обращаться к лесу за разрешением?

– Я впервые про такое слышу, – он ответил, не сбавляя шагу.

– Но это же важно, – Мира ощутила нараставшую тревогу. Фин с Каином летели сверху, но лес был настолько густым, что уже плотно скрывал их компанию кронами деревьев, хотя они только вошли в него.

– Ты об этом в книгах читала?

– Нет, я так делала. Это помогало мне чувствовать лес. Сейчас я его не чувствую. И если нам будет грозить опасность, предупредить об этом будет трудно.

Мэд вдруг резко вскинул кулак вверх и крикнул «Стой». Их строй остановился, при этом все схватились за оружие, вернее, пока только за рукояти.

– Рид, Винс, Эшли и Мио, подойдите, – добавил Мэд. До этого подскочившее напряжение резко ослабло.

– Чего там у тебя? – начал Рид, приблизившись к ним. Мэд кивнул Мире.

– Рид, ты что-нибудь слышал об обращении к лесу? За одобрением, договорённостью? – Мира немного занервничала от взглядов, которые сосредоточились на ней, едва она заговорила, но постаралась сохранить свой голос ровным. Хотя он всё равно прозвучал несколько робко.

– Да, слышал нечто подобное. Почему ты спрашиваешь?

– Помнишь… я говорила тебе, что могу чувствовать лес? Улавливать его настроение… для этого нужно с ним создать связь. Обратиться к нему. Если это место такое опасное и очень насыщенное магией… это ведь очень важно: получить одобрение такого леса.

– Верно, – наставник кивнул, – что тебе для этого нужно? – он перевёл взгляд на магов. – Вы о таком слышали?

Маги развели руками в неопределённом жесте, мол, вроде бы и слышали, но не точно и не уверены.

– В любом случае подстрахуете, – Рид кивнул и повернулся к Мире, ожидая ответа.

– Лезвие, любое дерево и немного времени. И… чтобы остальные особо не смотрели, – Мира нервно закусила губу, ощущая неловкость, – мне так будет проще сосредоточиться. Мне нельзя сильно волноваться, – она вздохнула, испытывая лёгкий стыд за то, что даже в такой ситуации она стеснялась чужих взглядов, однако, дело было слишком серьёзным, чтобы пытаться себя пересилить, – лес посчитает, что я пытаюсь его обмануть. А ещё мне нужно знать, за чем именно мы пришли. Чтобы я могла просить что-то конкретное.

– Получается, твоя подопечная удивляет даже тебя? – Винсент единственный был не в маске, к тому же чешуя не сказывалась на его мимике, так что лёгкую усмешку на его лице прочитать было нетрудно.

– Получается так, – Рид отстегнул от своего пояса кинжал – тот самый, ритуальный, – и протянул его Мире, – нам нужно собрать несколько видов трав, а именно Каменный всполох, Сонный морок и Камнеягодку – по два пучка каждого. Цветки Ржавого дерева с полдюжины, а также немного коры Молочая, буквально несколько щепок.

Мира кивнула и вдруг поняла, что сболтнула немного лишнего: если они путешествовали вместе, Рид должен был знать о таких ритуалах в её исполнении… или нет? Во всяком случае, думать она будет об этом позже, и потому запретила себе нервничать и думать о посторонних вещах, пока подходила к ближайшему дереву.

Этот узор она помнила и чертила всякий раз, когда теряла связь с лесом. Они ведь всё разные, с каждым нужно устанавливать свою связь. И обновлять тоже нужно время от времени…

Лезвие вывело нужный символ… а впрочем, может, это была руна? Или руническая вязь? Пришлось снять перчатку и сделать надрез на ладони, чтобы напитать узор кровью.

Мира вздрогнула от той силы, с какой откликнулся лес. Раздражение. Злоба. Враждебность. Что-то едкое и шипящее.

Впрочем, шипела, судя по дымку, её собственная ладонь, чувствительность которой она притупила ещё перед тем, как сделать порез. Это был дурной знак.

Мира прикрыла глаза, стараясь унять внутреннюю дрожь. Им были очень не рады. И ей нужно было хорошенько постараться, чтобы попросить прощения у леса, а затем и крошечного благословения.

Магия заструилась по телу, устремляясь к узору на дереве. Сейчас этот рисунок стал своеобразным сердцем леса, куда она сообщала свои силы. Лес очень любил магию. Это ей объяснил Фин, когда подталкивал познакомиться со своим первым лесом. У волшебников магия более плотная, чем та, которая витает в пространстве вокруг, и хотя на этом острове энергетический фон был крайне насыщенным, он всё равно не дотягивал до резерва обычного мага.

Открытая враждебность сменилась глухим раздражением. Цапнула лёгкая заинтересованность. Мира нахмурилась. Обычно такого количества магии было достаточно для налаживания диалога. Но не в этом случае, судя по всему. Мира не стала прерывать поток сил и решила обратиться с мысленным образом просьбы.

Они не враги. Они пришли набрать немного трав, цветов и коры для личных нужд. Совсем немного. Мира перечислила то, что им было нужно, воспроизводя слова наставника.

Руку прострелило болью. Мира рефлекторно попыталась отшатнуться, но с ужасом обнаружила, что её ладонь буквально приросла к дереву. Или дерево проросло в её руку? По жилам потекли чужие корни – пришлось тут же гасить чувствительность всей конечности до возможного предела.

По мыслям ударило чужое злорадство и насмешка.

Мира опустилась на колени, чувствуя, с какой чудовищной силой стала впитываться её магия. И хотя ей было страшно, она не могла отступиться. Она отдаст столько, сколько нужно, если эти растения так важны лесу. Она исцелит раненых или больных животных, если лес приведёт её к ним. Им же нужна безопасность…

В мысли ворвался образ мчавшихся к ним незнакомых зверей. Но лес дал знать, что это были хищники. Разъярённые хищники. Послышался шорох плотоядных растений. Лес издевался и глумился над ней. Он просто вытянет из неё все соки, чтобы бросить на её товарищей как можно больше тварей.

Это было несправедливо.

Вскипевшая внутри злоба ударила по воле леса в ответ. И вместо образа разрываемого пауком Рида, который так услужливо предоставил веселившийся лес, вспыхнуло пламя. Необъятное свирепое пламя. Пусть из неё уже вытянули немало сил, но на славный поджог её хватит сполна. Она сожжёт дотла всё до последней былинки. Не одному ему дозволено по связи прочесть её страхи и слабости. Она тоже кое-что может.

Лес боялся огня, ведь все яды здесь легко воспламенялись… гореть всё будет просто великолепно. Ярко, зрелищно. Огонь будет переливаться всеми красками жёлтого, красного и оранжевого, завораживать своими взрывами. И последней смеяться здесь будет она.

Лес стих. Но злоба Миры продолжала наступать. Она видела перед собой того усача, который довольствовался нечестным заработком без угрызения совести. Этот лес был таким же. Ядовитым, токсичным… жадным и жестоким. Здесь всё пыталось убить друг друга. Что ж, если это так, она будет играть по предложенным правилам. Возьмёт то, что ей нужно, а после себя оставит лишь пепелище. Чтобы больше никого этот поганый лес не посмел обмануть.

Фин привлёк её внимание к собственной руке. На ней лежал цветок. Мира нахмурилась и прислушалась к лесу. И различила в своём страхе чужой. Примирение, значит?

Корни медленно вышли из руки, освобождая укрытую волдырями ладонь. Какие-то из пузырей даже успели лопнуть.

– Как успехи? – послышался голос Рида. Он явно был напряжён.

– Договорились, – Мира хмуро вертела в заживающих пальцах цветок, – мы возьмём ровно столько, сколько нужно, дорогу нам путать не будут, хищники тоже лезть не станут. Но лучше сделать всё как можно скорее, – и подняла взгляд на наставника, – я ещё никогда не сталкивалась с чем-то настолько… злым.

– Я думаю, Мег не обрадуется этим словам. Она явно хотела устроить здесь локальную войну с потерей трёх четвертей растительности в лесу.

– Не стоит. Я его сейчас напитала, так что на нас нападёт усиленная толпа тварей.

– Решила сделать подарок для Мег?

– Надеялась договориться мирно. Не получилось.

– Ладно, двигаем, – и он подал Мире руку. Мира поднялась и рвано выдохнула, ощутив дикую слабость в ногах: если бы не помощь наставника, она бы вряд ли встала с первой попытки.

Мира нацепила перчатку обратно. К счастью, благодаря маске и очкам было сложно определить по её лицу усталость, так что обошлось без беспокойства со стороны Мэда. Хотя волнений с его стороны стоило опасаться меньше всего: он в этом плане был крайне вежливым и ненавязчивым. А вот если бы её убитое состояние увидела Мег… вот тогда бы точно без войны не обошлось. По мыслям тут же ударило предостережение. Да она и так помнила о договорённости!

Но так лес был интересным. Внешне. Деревья были тоньше, но явно не уступали в прочности крепким породам на континенте. Вокруг стволов обвивались лианы, совсем как у баньши, и были укрыты пёстрыми цветами. И вообще, всё вокруг было ярким до рези в глазах, просто ядовитым даже на цвет. Живность в поле зрения почти не попадалась. Мира знала, что всякая мелочь спряталась, а хищники покрупнее обходили их путь стороной.

Сбор прошёл спокойно и без приключений. Некоторых, похоже, это даже разочаровало. Сильнее всех была расстроена Бет, которую Мира всё же успела задобрить крошечным огоньком. И она бы даже пожалела о своём решении договориться с лесом, но видение с Ридом и пауком не давало ей покоя.

Возвращение на палубу принесло облегчение. Окончательно же Мира сумела расслабиться, только когда скинула с себя защитный комплект и плюхнулась на свою кровать. Да уж, неплохо она так лес собой накормила. Она не завидовала путникам, которые придут после их компании…

А ведь как было обидно… Мира ещё никогда не ощущала такой острой связи с другим разумным существом. Видение, эмоции и мысли – всё это ощущалось так ярко и чётко! Конечно, будь она более восприимчивой к лесным чувствам… она бы так ярко чувствовала любой лес. Взаимодействовала бы с ним. Растворялась в нём и перемещалась по одному только желанию – Фин рассказывал о шаманах, которые были способны на такие волшебные вещи. И потому было обидно до слёз, что такой сильный лес, обладал крайне скверным, даже гнилым нутром.

Мира задремала, и увидела со стороны, как она пыталась договориться с лесом. Но она смотрела не на себя. Да, шипение под ладонью звучало жутко, но куда больше Миру волновала реакция магов и Рида. Вот он нахмурился. Поднял взгляд на неё. Нет, не на ту Миру, которая договаривалась с лесом, а на неё сейчас, сидевшую на дереве. Вот с шорохом поползли корни, послышался треск вспарываемой кожи – и как она только его не услышала тогда? – сорвались со своих мест маги, но их остановил Рид. Он доверял Мире, потому что она сейчас спокойно сидела на ветке и не вмешивалась в разговор другой Миры.

Её разбудил колокол. Ужин.

И снова дни потянулись один за другим. Тренировки. Книги. Разговоры с Мег или Мэдом. Иногда она рисовала. Впрочем, в последнее время она зарисовывала тех тварей, которых ей успел показать лес. Она показала рисунки Риду, и тот отметил, что таких созданий не встречал, так что эти рисунки можно будет выгодно продать, что несказанно обрадовало Миру.

– Рид, а что это за остров, куда мы сейчас плывём? – она спросила уже через неделю их плавания, когда они сидели в каюте Рида.

– Он называется остров Предателей. В легенде говорится, что культ магов, обитающий там, предал короля и сбежал с чем-то очень ценным на этот остров. Где-то говорится, что они украли некий артефакт, где-то – какие-то записи, где-то вообще не указывается, что именно. Но легенда такая есть.

– А ты не боишься туда направляться? В смысле… сделка надёжная?

– У них нет абсолютно никакого интереса в том, чтобы нарушать условия нашей сделки. Они не связаны ни с кем, с кем у меня могли бы быть конфликты. Я проверял. Или я похож на неосторожного человека? – он чуть усмехнулся.

– Нет-нет! Просто… просто немного заволновалась. Хотя правильнее будет сказать, что мне просто стало интересно, как ты готовишься ко всему и какие подходы применяешь в своих делах. Это здорово.

– Это довольно сложно объяснять, так что давай ты сама всё увидишь в следующий раз, когда будем проворачивать что-то подобное.

– Нет, – Мира улыбнулась, – я это к тому, что мне было достаточно того, что ты уже рассказал. Хотя твоё предложение мне тоже очень нравится.

– Договорились, – мужчина усмехнулся, откидываясь на подушки. Как-то так вышло, что Мира получила кусочек своего места на его кровати – всё там же у ног, где она в первый раз и спала.

– Слушай… – Мира поджала колени к груди, – а это кольцо, оно же артефакт? – наёмник кивнул. – И как ты его назовёшь?

– Зачем мне его называть?

– Ну, в тех книгах, которые я уже успела прочитать, все сильные артефакты носят имена. А мы столько важных вещей собрали, что слабым такой артефакт просто не может быть.

– Не знаю. В честь острова, наверное, и назову – кольцо Предателя, – наёмник закинул руки за голову.

– А не будут ли тогда думать, что кольцо принадлежит предателю? Вдруг ты начнёшь предавать всех вокруг?

– Ну, тогда кольцо Предательства.

– Всё равно как-то не очень, – Мира шутливо скривилась, чем вызвала лёгкий смешок со стороны учителя.

– Тогда подумаю что-то ещё, когда его получу.

А на следующий день Фес крикнул «Земля!».

– Следи за ними, – с этими словами Рид передал Мире своё оружие: лук, ритуальный кинжал и топоры, – сломаешь или потеряешь – должна будешь.

– П-поняла! –Мира торопливо кивнула, ошарашенная таким доверием. А затем её пробрало от догадки. – Погоди, а ты что… ты без оружия туда?

– Ну да, они просто учёные, исследующие магию. А я – наёмник-головорез. Как ты думаешь, пустят они меня к себе с оружием?

– А сумка?

– За ней Мег присмотрит. А то ты ж в обморок упадёшь от такой ответственности, – на что Мира торопливо кивнула. Рид тихо усмехнулся и потрепал её по волосам.

Внутри всё сжалось от той волны тепла, которая обдала её при этом по-отечески добром жесте.

И Рид спустился на некое подобие помоста, где его уже ждали какие-то люди. Мира провожала Рида взглядом до тех пор, пока он не скрылся в сизой дымке. Плотная пелена окружала весь остров.

Мира спустилась к себе в каюту, чтобы осторожно разложить доверенное ей оружие и принялась за чтение. Вчера она дошла до главы, где у Руна появилась своя ученица, которая изо всех сил старалась быть похожей на своего учителя. А он смеялся и относился к ней, как к дочери. Может, именно из-за этих строк она сегодня так отреагировала на жест Рида? Кто знает. Главное, что ей повезло с учителем. И как бы ей ни было хорошо на корабле, без Рида ей будет очень скучно. Она даже готова терпеть его постоянные издевательства и запугивания деньгами.

Мира отбросила книгу. Тревога обухом ударила по голове. Фин звал её наверх.

На палубе тревожно булькала Бет. Если надрывное рыдание можно было назвать привычным бульканьем.

Мег, Мэд, Винс, Клов, Берн, Райн – все они были крайне напряжены. Фиолетовая вспышка осела на руке Мег Каином.

– Это засада. Сматывайтесь отсюда, – Каин заговорил голосом Рида, – не пытайтесь меня вытащить. Просто сматывайтесь, – тусклая вспышка, и вот уже вместо ворона лежал камень.

Засада.

Сматывайтесь.

А Рид?!

– Все слышали?! По местам! – Мег рявкнула так, что Мира даже сумела разобрать её слова сквозь рой собственных мыслей.

Но как же Рид? Как он выберется отсюда? Это же остров. До ближайшей земли неделя, хотя тот мерзкий лес и за землю считать нельзя. Так что до нормальной суши почти месяц. Месяц. У него есть сильный портал? Он обратится к алхимии? Какой там… сумка ведь у Мег!

Почему он сказал им не вытаскивать его? Хотя бы попытаться? Или он не хотел, чтобы Мира раскрыла свой огонь? Что за чушь…

Кто это. Кто напал на Рида? Он же всё проверял…

Чужие пальцы чуть сжали её плечи.

– Мисс, не стоит вам делать глупостей, – послышалось над головой. Судя по пробежавшим по спине мурашкам от лёгкой жути, это был Винсент. Да и этот спокойный мягкий голос она уже узнавала достаточно легко, – насколько я знаю Рида, он бы не стал геройствовать просто так. Но и отправлять всех нас на заведомо безнадёжную авантюру тоже не станет. И если он говорит, что нам нужно сматываться, то это только потому, что другого выхода действительно нет. Иначе бы он сказал хвататься за оружие.

– Безнадёжно? Даже с Мэдом, вами, Кловером, Мег… всё равно безнадёжно? – Мира рвано выдохнула, чувствуя, как что-то стиснуло её горло.

– Получается, что так, мисс, – нет, он не сжимал её горло. Оно само сдавливалось, – но я очень сомневаюсь, что этот старый лис там помрёт. Значит, нам лучше убраться сейчас и думать, как ему помочь.

– Думаете, он нужен живым?

– Мне хочется в это верить.

– Убивать его глупо. Рид пришёл без сумки, а он сам говорил, что она очень-очень дорогая. А без него они не получат к ней доступ. Слишком глупо вот так сразу его убивать и отрезать себе путь к такой ценной вещи.

– Вы как всегда логичны. Я тоже так считаю, – Винсент, кажется, хотел сказать что-то ещё, но он замолчал. Кто-то всхлипнул. Громко и жалобно.

Грудь жгло изнутри. Совсем как тогда, в бою с Кловером. Будто раскалённые прутья грубо впихнули меж рёбер и разворошили угли в лёгких. Всё тело вздрогнуло.

Кто-то снова всхлипнул.

Её развернули и прижали к чему-то тёплому. Её обняли?

Тело пробил ещё один удар.

Её гладили по голове, но в ней было совершенно пусто. А ещё было очень мокро.

Кажется, тем, кто так всхлипывал, была она сама.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

+1
43
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1