сюрапульки

Автор:
владимир параллельных
сюрапульки
Аннотация:
осенние зарисовки
Текст:

                                              Сюрапулька N1 

Бюджетный психолог доктор Вечер, изучив походку пациента на дистанции в два с небольшим километра, сгустил восточные краски, и, слегка нахмурив, пурпурные брови на западе (над самым светлым местом, обозначенным только что ушедшим Солнцем) выдержал многозначительную паузу. Затем премило улыбнулся и озарил свой вердикт:

- Прогулка, скорее всего, симптом ранней осенней хандры, с ярко выраженными признаками позднего абстинентного синдрома. А боевой макияж, нанесённый неумелой рукой, является лишь косвенной причиной острой тоски в общей клинической картине. Возможно, этот первый опыт, закрашивания невинной чистоты вызван не вульгарным желанием кому-нибудь отдаться, а безотчётным (пока ещё) желанием привлечь внимания больше чем обычно.

                                                Воскресная.

Действительность, как муху в ладонь, поймала, выпавший из её ритма, шаг. Скатала текущий момент в прохладный комок чуть левее центра груди. Чёрной молнией нарисовала в солнечном пятне на дороге блестящую трещину, до боли похожую на мысль о женщине.

- На такой поскользнувшись и падают в мечтательную неосознанность. – предостерегла действительность и, разжав кулачок, отпустила. По-дружески хлопнула по плечу и припомнила старую легенду.

Легенда гласила, что и царь Соломон не избежал подобной участи, где-то раз триста. Ибо знал он многие тайны, что внизу на земле и что вверху на небе, но трёх простых вещей не мог постичь: путь рыбы в воде, путь змеи на камне и путь мужчины к женщине.

Вот и сейчас, наблюдая, как змея испугавшись, бежит из солнечного пятна, казалось вот-вот и всё станет понятно, всё прояснится в изящном изгибе, таком прекрасном и таком же опасном. Но змея уползла и утащила с собой в кусты эту древнюю тайну, оставив на дороге лишь солнечный свет, тёплый и ласковый. И кто-то укрыл её след усохшей листвой. Вероятно - это была осень.

                                                   Осенняя.

Откуда берутся осенние листья? Что это? Перхоть пространства, подобная снегу? Или слёзы времени, подобные уходящим воспоминаниям? До смешного кажется этот вопрос несущественным, не имеющим права быть опутанным сетью нейронов мало-мальски здравомыслящего мозга. Это, конечно, если смотреть с точки зрения смены времён года. Но есть версия, что всё не случайно. Тогда все эти слабо-шуршащие комочки, лежащие на плоскостях путей человечьих, должны бы были неслучайным образом складываться в детализированные картины, знакомые взглядам неслучайных прохожих. Но такое происходит только, если до извращения напрячь фантазию. Да и то не всегда. И эффект слабый.

Этой слабости противостоит единственное предположение - что в определённый момент, после порыва ветра, определённой силы и направления, листья над асфальтом с математической точностью повторят контуры одного из рукавов Млечного Пути, если смотреть со стороны Великого аттрактора. Но разве кто-нибудь, когда-нибудь об этом узнает?

                                                     Побочная.

Петербург утомлял тем, что постоянно прикрывал искусственность хода событий, вкраплениями декоративных нечистот, претендовавших на аутентичность мясного цвета, ярко контрастирующего с обшарпанной серостью стен. С каждым кадром, с каждой сценой возрастала интенсивность регрессии между этим контрастом и верой в искренность помыслов Раскольникова. Единственно подлинным элементом оставалась драма. Пьяная, полусумасшедшая, изорванная, истосковавшаяся по теплу, круглосуточно кружащая по сцене питерских улиц, драма, с распухшим от слёз лицом. И даже сквозь плохо поставленный сериал можно было почувствовать, что слёзы эти пахнут высохшим морем.

+1
24
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская

Другие публикации