Расплавленный алмаз

Автор:
vasiliy.shein
Расплавленный алмаз
Аннотация:
Конечно, цель всего творенья — мы,
Источник знанья и прозренья — мы.
Круг мироздания подобен перстню,
Алмаз в том перстне, без сомненья, — мы!
Омар Хайям.
Текст:

- Это ты, Бесс?

- Я, Господин! Кто же еще! С твоего позволения…

В комнату вошло нечто, отдаленно напоминающее человека. Разве только тем, что оно передвигалось в вертикальном положении, и, имело подобие рук, ног, головы… «Нечто», отозвавшееся на короткое имя, встало напротив камина. Покрытое копотью чрево жадно поглощало уголь. Неподвижный Бесс, выжидающе смотрел на Господина: красные блики огня заслонял контур уродливого туловища, в обрамлении косматого ореола невесомой шерсти. В помещении шевелились тени, делая существо фантастически причудливым и жутким. Господин вздрогнул.

- Ты не меняешься, Бесс! Только облысел. Может тебе создать новую шерстку?

- Было бы неплохо, совсем изменить мое обличье! Признаться, оно мне самому порядком надоело. А шерстка? В таком пекле, меняй – не меняй, никакая шерсть долго не прослужит! Ты вздрогнул… Тебе неприятно смотреть на меня? Так в чем дело, что тебя сдерживает? Сделай меня другим, я не против этого! - крохотные, похожие на тлеющие угольки, глазки, с надеждой смотрели на Господина.

- Ты мое творение, Бесс! Плод моей юной фантазии! Осуждая свое творение, я должен осудить и себя. Ты не думал об этом?


- Думал! – кивнула рожками облезлая голова: - Но я думал и о том, что с возрастом полезно пересматривать свои пристрастия и взгляды. Прошло столько лет, с той поры как ты создал нас, своих слуг, что я давно потерял им счет. Неужели ты такой упрямец, Господин?

- В твоей преисподней мало что меняется, и я не вижу поводов к тому, чтобы вносить изменения в то, к чему я обвык! – сухо ответил Господин: - Принес?

Чудище, переваливаясь на кривых ногах, внесло два помятых ведра из медной жести. Припадая на левую ногу, Бесс проковылял к столу, с заметным усилием водрузил их на столешницу, повернулся к хозяину. Уставился на него, блестел, из-под скошенного лба, крохотными точками глаз.

- Это все? – спросил Господин, задумчиво всматриваясь в тусклую медь помятых посудин.

Хромец закряхтел, недовольно сопел. Полез когтистой лапой куда-то под шкуру, вынул тряпичный сверток. Осторожно положил на стол, опасливо оглядываясь на него, отошел в сторонку.

- Сколько их там?

- В ведрах? – не понял вопроса Бесс.

- Нет! В свертке.

- Три! – лаконично ответил слуга.

- Крупные?

- Попадались и крупнее! Только, когда это было? – прокряхтело чудище: - Но все равно, такие как эти, к нам давно не попадались! Едва переплавили… пришлось повозиться… Видать, там, — хромец указал корявым пальцем в каменный потолок, — что-то изменилось, раз в бездну поступают такие экземпляры. Что там происходит, Господин? Война, мор? Или просто, люди, стали хуже, чем были? Тебя очень долго не было. Ты был наверху?

- Ах, Бесс! – кивнул Господин, и вздохнул: — Ты почти угадал. Война, конечно же, есть. Без неё, люди не представляют своей жизни. И мор есть, но несильный. Там, всегда что-то меняется! Но неизменным остается главное – человек! Добрый, думает что сеет добро, но пожинает зло. Злой – растлевает правду, а она растворяет его в себе. Праведник - стремятся к праведности, но через это, всего лишь совершенствуются в своих пороках. Меня это огорчает. Но зачем тебе знать? Поверь: что бы там не происходило, здесь, нам с тобой, работы хватит на долгое время. Предполагаю, на многие века.

Господин подошел к столу. Бесс снял крышку с одного ведра. Темнота сразу сгустилась, хотя по стенам поплыли мягкие переливы радуги. Мятая посудина была доверху наполнена алмазами: открытые камни ожили, шевелились. Всасывали в себя жар из огня, жадно, ненасытно. Грубо отесанные своды потолка будто опустились, мрачно давили вырвавшийся на волю холодный свет.

Алмазов было много, самого разного размера и формы. Господин зачерпнул ладонью горсть камней. Сквозь пальцы, радужным дождем, просыпалось игривое разноцветье крупинок.

— Так ты недоволен своей внешностью? – Господин задумчиво пересыпал алмазы из руки в руку, внимательно вглядывался в их мерцающую глубину. Во взгляде отразились тихая печаль и грусть.

— Да!

Бесс проковылял к столу. Рассыпал на нем горсть камней, кривым когтем отодвинул несколько штук в сторону. Сложил их в ладонь, поднес к лицу хозяина.

— Посмотри, Господин! Ты видишь, какими прекрасными были тела у этих переплавленных душ? Как они бьются в глубине камней! Испуганные, мечутся, ищут из них выход! Но я отчетливо вижу их прижизненные очертания. Разве они похожи на меня? Они стройны и молоды… А я?

— Да! Пожалуй, ты прав! – Господин пересыпал отобранные алмазы в свою руку, взял один из них и посмотрел через него на огонь камина: — Эта переплавленная душа имела чудесное тело: милая девушка, с белоснежной кожей и трепетным взглядом. Ты хочешь иметь женское тело?

— Нет! – смутился Бесс: — Я привык к тому, что меня зовут — как Он, а не как - Она…

— Прости! Я пошутил! – улыбнулся Господин: — Но ты видишь только то, что можешь видеть! Я же, вижу и знаю про них все! Истраченная жизнь этих тел открыта для меня. Я читаю ее в том, что осталось от них, в душах, заключенных огнем Бездны в красивые, но мертвые камни.

Господин вздохнул, положил алмаз на грубые доски. Его неровные грани всасывали багровые блики света. Они жили, шевелились зловещими сполохами. Медленно и трудно, заполняли свое, ставшее необъятным нутро, темно - вишневым, похожим на густую кровь, цветом.

Хозяин взял другой камень, протянул его к огню. Посмотрел, и снова, потянулся к отложенному в сторону рубину.

- Ишь ты! Затрепыхалась! – сказал Бесс, с интересом вглядываясь в мерцающий в руке своего Господина камень.

Тепло и свет оживили рубин: внутри его что-то трепетно забилось, словно, тщетно пыталось пробить твердые стены своего драгоценного каземата. Бессу показалось, что в его глубине, на неуловимо короткое мгновение, мелькнули наполненные ужасом глаза и черный провал раскрытого в беззвучном крике рта. Бесс попятился, зачем то оглянулся назад.

- Ты видел? – спросил его Господин. Бесс кивнул: - Тебе не показалось. В этом рубине сокрыта душа, которая владела телом, которому ты только что позавидовал. Оно протирало по утрам свою кожу теплой кровью юных, чернокожих рабынь. Из них медленно выцеживалась алая жизнь…долго…много дней! И все для того, что бы их госпожа оставалась как можно дольше молодой и прекрасной! Потом они умирали, на их место приводили других! Девушек было много, очень много! – рубин светился между пальцами хозяина, разгорался ярче и ярче, словно в его глубине, буйными всплесками, бурлила горячая девичья кровь: — Посмотри, мой друг! Эта душа еще не умерла, не насытилась потерянной жизнью: даже заключенная в алмаз, она стремится вырваться наружу…

Господин, небрежным жестом бросил рубин на стол.

— А вот и он! Тот, кто снабжал свою госпожу живой кровью! У него тоже, было прекрасное тело! – Бесс с любопытством всмотрелся в голубой сапфир, который казался ему очень привлекательным, кивнул, соглашаясь с выводами своего хозяина: — Он хладнокровно выполнял капризы госпожи, и…кстати, был ее любовником!

Господин небрежно бросил алмазы на стол, с любопытством глянул на Бееса. Тот переминался, не отрывал алчного взгляда от камней. Сжимал корявые лапы, дышал на них, словно они застыли от холода.

- Зачем тебе, мой верный друг, быть похожим на них? Обладая чудесной внешностью, эти души изнемогали под тяжестью преступлений, которые вершили бренные тела! Поверь мне, Бесс! Когда бы переплавить то, что останется от тебя, то этот алмаз был бы гораздо ярче и чище, чем эти!

— В чем их вина? – упрямо возразил Бесс: — Они поступали так, потому что их никто не осуждал. Так было принято в их жизни!

— Бесс…Бесс! – укоризненно покачал головой Господин: — Увлекшись своей работой, ты многого не замечаешь! Конечно, ты ни разу не был там, на верху Земли. И плохо знаешь сущность человека. Ты видишь только тени направленных к тебе душ, и прекрасные камни, в которые они переплавляются. Но запертые в алмазах души, не умирают! Ты не заметил? Когда камни лежат во мраке твоего ведра – они мертвы! Но, когда снимаешь крышку, увидев свет – оживают! Они тянутся к свету, потому что там, находился привычный для их прошедшей жизни мир… Но не все, сохраняют в себе тепло! Многие из душ-камней, продолжают светиться холодным, ледяным светом, и, вырвавшись на свободу, снова несут людям то, что несли при жизни! Зло!

— Добро, зло! Зачем мне это? Я не понимаю, ни того ни другого…

— Не ворчи, мой друг! Давай, сядем у огня, если он тебе не надоел! Я расскажу тебе, как и почему, души людей стали переплавляться в алмазы…

— Ты, когда то об этом говорил! – проворчал хромой слуга, усаживаясь на скамью напротив своего господина: — К слову, ты мне напомнил про огонь! В недрах, он разгорается все сильнее, и я боюсь, что мы не сумеем его удержать! В двух местах, он уже готов вырваться наверх. Что будем делать?

— Ничего! – равнодушно пожал плечами Господин.

— Наверху могут быть большие разрушения…

— Пусть! В этом случае, все идет своим чередом…и не мне его менять. Когда-то, создалась эта планета, и ее населила жизнь. Всему было свое место и время. Но неизменным было одно: всё подчинялось Закону! Это всё - существовало за счет друг друга, но никто, не испытывал при этом ни радости ни печали от побед или поражений: это было их естественным состоянием! Все боролись за свое существование, не потребляя ничего лишнего, в пределах того, было обозначено Законом Творца. Но Властитель совершил большую ошибку: наделил одно из своих созданий разумом и надолго оставил его без присмотра! Это был человек, и он первым преступил Закон…

- Они отреклись от Самого? – изумленный Бесс, ткнул когтем в камни потолка.

- Не совсем! Хотя, ты, в чем-то прав! Первоначально, юди вжились в природу настолько, что стали ее частью. Более того, они самостоятельно научились пользоваться скрытыми силами планеты, проникнув тем самым в тайны мироздания. И чем больше они их познавали, тем больше приближались к разгадке замысла Творца – к гармонии мира…

- Так они отвергли Создателя? – настойчиво повторил свой вопрос Бесс.

- Получается, что так! – вздохнул Господин: - Не сумев дать пояснения тому, к чему пришли, люди обожествили все, кроме самого Создателя! Они взошли на вершину жизни, поставив во главе ее – самих себя. Сам того не понимая, человек приблизился по разуму к тому, кто сотворил мир. Люди становились – Богами! Это не входило в планы Творца, он пожелал избрать для них иной путь развития. И наслал на землю разрушительный Хаос!

Бесс молчал, слушал. Господин прервал речь, долго смотрел в притягательное пламя. В глубине земных недр тяжко ухало, сотрясалось, словно там лениво ворочалось нечто необъятно огромное, пока еще не сумевшее вырваться на поверхность планеты.

- Ты говоришь, они не ведали что творили? – внезапно встрепенулся хозяин. Стряхнув невидимую паутину оцепенения, кивнул на рассыпанные по столу камни: — Может и так! Хаос должен был разрушить устои сознания человека, и заставить его жить по иному! И тогда, я был направлен на Землю, что бы проследить за тем, как будет развиваться это – «другое!»

- Ты хочешь сказать, что не всегда был тем, кем являешься сейчас? – прервал его изумленный слуга.

Господин кивнул в ответ.

- Это так! Но сейчас не об этом, расскажу в другой раз. Ты, Бесс, знаешь – я не вмешиваюсь в жизнь людей! Каждый из них сам, избирает свой путь! Единственно, что пожелал сделать для них Творец, это - разделить их посмертные сущности. Мертвая плоть нужна земле, а то, что их наполняет, он берет себе. Что посчитает полезным – забирает, и развивает далее, а то, в чем не видит необходимости, обрекает на переплавку, что бы оно не накапливалось, и не перерождалось. Чем мы с тобой и занимаемся! Из отвергнутых душ, под воздействием мега гигантского земного огня – выплавляются сияющие чистотой алмазы! Прекрасная идея, если бы не произошло досадное недоразумение: алмаз чист, но в нем сохраняется энергия зла заключенной в него души! Она оказалась неподвластна огню…

— Я чувствую это! – кивнул Бесс: — Некоторые из камней, даже остыв – жгут мои старые лапы! Особенно те, в свертке…

Господин снова вернулся к столу. Было заметно, что даже он, безграничный повелитель земного огня, вершитель великой воли, не решается раскрыть сверток. Бесс, заметив замешательство хозяина, проковылял к нему.

— Я ко всему привык! Пусть эти холодные камни сожгут меня, и тогда, может быть, мой Господин сжалится, и вернет меня к жизни в другом обличье! – проворчал он, разворачивая тряпицу.

На столе холодно застыли три больших алмаза. Особенно один, почти в четверть кулака взрослого человека. Хромой Бесс, отшатнулся, торопливо отошел в дальний угол комнаты.

— Для меня это – слишком! – пробормотал он, утирая выступившую испарину: — Они, словно – пьют меня!

Господин, справившись с собой, долго смотрел на камни.

— Бесс! – негромко сказал он, с трудом отрывая взгляд от алмазов: — В них нет света! Они должны быть прозрачными как синева небес, и чисты – как слеза невинного младенца! Но такой чистоты, как у этих камней - не бывает: в ней, сокрыта страшная ложь! Эти камни способны впитать в себя все, что излучает свет! Они никогда не насытятся…ничем… даже — кровью…Мне кажется, если их выпустить на землю, они поглотят весь мир!

Господин прошел к камину, принес маленькую шкатулку. Положил в нее камни, и провел над ней рукой. В наступившей тишине зловеще ухнуло, комната вздрогнула. Со стен посыпался песок. И вслед, по глубочайшему подземелью прошла легкая, судорожная волна.

— Представляю, что сейчас творится там, наверху! – сжавшись в комок, пробормотал Бесс: — Что ты с ними будешь делать, Господин? Не лучше ли их уничтожить совсем?

— Мы не сможет это сделать! Эти переплавленные души, не подвластны земному огню! Я передам шкатулку Творцу. Пусть он сам решает, как поступить…

— А что он может с ними сделать?

— Не знаю! Может быть, оставит в неподвижной вечности, а может быть – вернет к людям…

— Зачем? Эти камни убьют их!

— В чем-то ты прав, Бесс! На Земле, есть несколько таких камней! Люди огранили их, превратили в бриллианты: за ними тянется такой кровавый след, который не способны оставлять иные войны!

— Почему люди не избавятся от них?

— Не могут! Алмаз, попав в руки человека, способен преобразить его до неузнаваемости! Если человек жаден – становится алчным! Если тщеславен – будет безумцем, ослепленным своей гордостью, богатством и неутолимым стремлением к власти! Если жесток, то ради обладания сокровищем, станет беспощадным…

— А если он добр и чист?

— Он погибнет! Обладание таким сокровищем неминуемо ведет к гибели! Я знал одного такого! – продолжил свой рассказ Господин: — Он много лет добивался владения одним из величайших бриллиантов! Но в погоне за этим, сам, прошел путь монстра, и его душа попала к нам на переплавку! Понимая что погибает, он пытался избавился от алмаза, бросив его в огромное болото! Наивный! Думал, что этим прервет кровавый путь бриллианта! Алмазы не гибнут, они бессмертны, потому что – бессмертна душа, переплавленная в них. Прошли тысячи лет, болото высохло…и камень вышел в мир людей! И снова, за ним тянется след обмана, обреченности и смерти…

— Тогда, зачем Творец, позволяет нам с тобой, выпускать алмазы -души в мир людей?

— Для испытания! Тот, кто не дрогнет перед сиянием бриллианта, сможет останется самим собой, не способным на предательство. Немало людей могут увидеть в алмазах растревоженное, вернувшееся к свету, тепло. И тогда, души, заключенные в бриллиантах – светятся изнутри, несут радость. Радость перевоплощения! Творец мудр, он каждому дает свой шанс воспринять свет…

— Тяжелая плата, за верность Закону Жизни! – пробормотал Бесс, снимая ведра со стола: — Пойду, выброшу их в синюю глину. Мы нашли новое место для свалки! Думаю, лет через тысячу, земля выдавит их к поверхности. Может люди найдут их, а может — нет! Хотя, ты мне говорил, что случается — находят!

Он занес над столом корявую лапу, чтобы смахнуть лежавшие на нем камни в ведро, но Господин остановил его жестом руки. Бесс заковылял к выходу. Господин притих у камина, задремал. Проснулся он от грохота за дверью: там слышался негодующий голос хромого слуги.

— Опять факелы не заменили! Темно, как в преисподней!

Господин улыбнулся, глядя, на рассерженного слугу.

— Все сделал! Выбросил! – не глядя, сказал хромец.

— Ты чем-то встревожен, Бесс?

— Да! Проходил мимо опасного места! Лава клокочет, рвется вверх…

— Что тебе до этого?

Бесс помолчал. Почесал облезлую спину.

— Вырвавшийся огонь сожжет всех! Я не хочу быть переплавленным…даже в алмаз… Представляю, если найдется умник, и разглядит в нем мое обличие!

— Утешься, Бесс! Наверняка, тебе найдется более достойное место! Не там, где ты выбрасываешь алмазы…

— Разве можно заглянуть в будущее? Господин, ты сам говорил, что это невозможно!

— Ты прав, мой друг! Заглянуть в будущее никому не дано…Но его, можно – предугадать!

— Будем надеяться! – проворчал древний Бесс: — Прости, Господин! Мне нужно идти: сверху поступила новая партия… на переплавку…

- Хорошо, иди! Я немного отдохну!

…Бесс осторожно приоткрыл дверь. Господин шевельнулся в кресле.

- Я думал, ты спишь! – проворчал слуга.

- Уже нет! Мне пора уходить!

Крепкий и сильный, Господин с силой, до хруста в костях, потянулся. Окинул комнату ленивым, не совсем прояснившимся ото сна взором. Подошел к шкатулке, потрогал ее.

- Господин! – отвлек его голос слуги: - Возьми меня с собой!

Хозяин обернулся. Его брови удивленно поднялись к бледному лбу.

- Ты можешь пожалеть об этой просьбе. И поймешь, что тебе было гораздо спокойнее в своем теплом местечке.

- Пусть! – упрямо боднул рожками Бесс: - Я хочу наверх.

- Хорошо! Идем…

Другие работы автора:
+1
56
09:44
А дальше? Что потом было? thumbsupОчень понравилось!
13:06
+1
Спасибо Ева… Застали врасплох… два года назад это был отдельный рассказ… но недавно, решил вывести Бесса на землю… тема — большая… есть примерно 150 страниц «Бездны» скажем твк — в работе… когда закончу — не знаю… Заходите, буду выставлять… сегодня — специально для Вас — опубликую Юльку, завтра НИКТО… и еще…
13:19
Спасибо. Приду :))
Загрузка...
Илона Левина