Цена желаний.

Автор:
Евгений
Цена желаний.
Аннотация:
Один маг потратил уйму времени, чтобы отыскать древний и весьма ценный артефакт. Но когда желаемое казалось уже близким, перед ним встало очередное препятствие. Он задумал отыскать себе помощника в деле, не посвящая того в цели задуманного.
Текст:

Старик неспешно набил длинную трубку ароматным табаком, затем поднёс к ней указательный палец, его губы едва шевельнулись, и на грязном обломанном ногте заалел огонёк. Раскурив трубку, выпустил тонкую струйку дыма. Она зависла в воздухе и через мгновение растворилась без остатка.

- Мда, - проскрипел хриплый голос, - не вышло, в очередной раз, - и уныло вздохнул.

Старик стоял перед входом в каменную палату. Стены, пол, потолок вымощены из серого, переливающегося серебристыми волнами камня. Не просто камень, а редкий минерал из гор Карда. Уникальность его в том, что магия, заключённая в нём, не позволяет другому воспользоваться своей. Старик, будучи прожженным магом, чьи знания и умения не подвергались сомнениям в Гильдии, сейчас абсолютно беспомощен. Ещё раз глубоко затянувшись, выпустил клуб дыма и перевёл взгляд на затейливую надпись над входом в комнату.

- Никто живой не войдёт, ничто неживое не выйдет.

- Ах ты крысокрот проклятый, - в сердцах выругался старик в адрес давно почившего заклинателя и притопнул ногой.

На гулкое эхо раздалось утробное урчание из глубины комнаты. Во мраке вспыхнули красные точки яростных глаз, сверкающих неимоверной злобой и жаждой крови. Старик выпустил струю дыма по направлению к ним, нисколько не опасаясь за свою жизнь. Горгульи, выглядевшие при свете как каменные изваяния, во мраке преобразовывались в страшных чудовищ, обладающих невероятной силой и непробиваемой толстой кожей. Ничто не в состоянии продырявить её, в этом только что убедились паладины короля, ценой своих жизней указавшие магу на его просчёты. Кровавые ошмётки разбросаны по комнате, тёмные растекающиеся пятна крови уже постепенно просачивались среди щелей каменного пола. Зачарованные доспехи не спасли паладинов, да и не могли, комната отделана камнем из гор Карда, теперь маг знал это наверняка.

Та надпись на входе заставила насторожиться, предусмотрительно остановившись перед комнатой, в которую смело шагнули паладины. Маг взмахом руки зажёг факелы и едва успел сделать это, как раздался дикий ор. Горгульи набросились на паладинов, мечи и магия оказались бесполезны перед ними. Лязг разрушаемых доспехов вперемешку с рвущейся плотью и треском костей, за всем этим маг наблюдал с поразительным спокойствием. Ему нисколько не жалко тех несчастных, они сами согласились на поход, едва король попросил их об этом. Да ещё вызвались добровольцами, вот идиоты. Маг давно охотился за древним артефактом, точнее за Книгой Призыва. В Гильдии поговаривали, в ней содержаться заклинания по призыву таких неведомых чудищ, перед которыми големы и горгульи меркнут. Самые жуткие и невообразимо страшные твари из самой преисподней, и будут тебе повиноваться. Разумеется, маг и не собирался отдавать королю артефакт, а просто наплёл тому про неведомые сокровища, прекрасно зная про алчность последнего. Насколько старик ценил знания древних мастеров, настолько король жаждал сокровищ.

Урчание раздалось слишком близко, маг отшагнул назад, полы мантии послушно колыхнулись следом. Из мрака комнаты потянулась чешуйчатая лапа. Семь пальцев с загнутыми подобно рыболовным крючкам когтями, и столь острыми, что под силу разорвать доспех или расколоть камень. Но едва лапа оказалась в свете факелов, тотчас покрылась каменной коркой, отсохнув от тела горгульи, глухо шлёпнулась на пол. Яростные красные глаза скрылись в темноте под громкое урчание.

- Хм, - протянул маг, поднимая увесистую каменную лапу. – Чего и следовало ожидать, - пробормотал он, оглядываясь на огни факелов. – В камень их превращает свет, и не только солнечный, любой.

Отбросив лапу в сторону, сотворил заклинания света. Светящийся шар медленно направился в сторону комнаты, испуская яркие острые лучи. Но едва приблизился к входу, тотчас растворился.

- Проклятье, - скрипнул зубами маг, камень гор Карда разрушает магию.

Но тогда, призадумался маг, выбивая остатки табака из трубки, колотя ей по стене, как существуют горгульи? Поднял глаза на надпись.

- Никто живой не войдёт, ничто неживое не выйдет. Хм, - догадка промелькнула в голове. Стало быть, камни гор Карда не просто разрушают магию, они создают границы, через которые та не может пройти. Но внутри этих границ магия существует. Неплохая задумка, отдал должное смекалке предшественника, создавшего ловушку. Как маг, он бесполезен, а любой смельчак, зайдя в комнату, тотчас расстанется с жизнью. - А что если попробовать вот это.

Взяв один из горящих факелов, швырнул в темноту. Факел, упав на пол, осветил топчущихся на месте горгулий. У некоторых тотчас окаменели ноги, но в ту же секунду огонь затоптали, и оглушительный рёв кинулся к проёму комнаты. Десятки пар искрящихся красных глаз уставились на мага, шипение и урчание клыкастых пастей доносилось до его ушей.

- Ясно, - устало выдохнул тот, - тоже пустая затея.

Необходимо как-то попасть в комнату и там зажечь свет, тогда все горгульи тотчас обратятся в камень. Вот только магия ему не поможет, досадливо поморщился старик. И что же делать?

- Никто живой не войдёт, ничто неживое не выйдет, - в который раз прочёл надпись над входом. Живым-то войти можно, но вот выйти уже не получится. – Проклятье.

Старик развернулся и неспешно зашагал к выходу. Покрытые вековой паутиной стены сменились на грубо прорубленные тоннели. Мрачные, пропитанные сыростью, запахом плесени и мхом, одним своим видом отбивали у желающих соваться внутрь. А ещё разбросанные в беспорядке кости, уже не разобрать где человеческие, где от животных, а какие остались от троллей.

***

Магу потребовалось много времени на изучение манускриптов, чтобы отыскать возможное место хранения артефакта. А сколько сельских жителей пропало без вести, когда по его просьбе, и разумеется за хорошую плату, искали эту пещеру. Тролль вдоволь полакомился человеческим мясом. Затем пришлось отвалить немало золотишка всякого рода авантюристам, чтобы те перебили троллей водившихся поблизости. Правда, сами искатели приключений не пережили встречи с нежитью, охраняющих вход в тоннели. Пришлось прибегнуть к помощи паладинов, и когда уже так близко к цели, в буквальном смысле в шаге от неё…

Густой лес надёжно скрывал вход в пещеру, иначе тролль не выбрал бы её местом своего логова. Стрекот насекомых, щебет птиц, и шелест ветра в ветвях, всё это сливается в единую какофонию звуков.

- Как мне попасть внутрь? – мучительно размышлял старик, не обращая внимания на хруст веток под ногами. – Если бы можно пронести магию и вызвать свет, огонь или…

Остановившись, хлопнул себя по лбу. Элементы, магия вещей. Уникальность её в том, что она заключена в сосуде, хоть в камне, хоть в еловой шишке. Достаточно преломить сосуд и ты обретаешь силу элемента заключённого в нём. И самое главное, пока магия заключена в сосуде, она не действует, то есть камни гор Карда ей безвредны. Так можно пронести магию в комнату! Маг воодушевился, но тотчас помрачнел. Есть одна загвоздка, магия элемента не такая уж безвредная, ты обретаешь силу элемента, но обратно её вернуть не в состоянии. Именно поэтому, подобная магия не пользовалась популярностью, не говоря о широком применении. О ней знали лишь посвящённые.

- Всего-то осталось, найти нужного остолопа, - старик пригладил бороду. Возвращаться в столицу не имеет смысла, хотя паладин вполне сгодился бы, своим рвением служить королю. Но после того, как его с помпой проводили в путь, а король с нетерпением дожидается обещанных сокровищ, мельтешить перед глазами паладинов да и стражников весьма опасно. Благо, тут поблизости есть деревушка, наверняка найдется парочка забулдыг согласных на всё ради золотой монеты.

***

Брани украдкой посматривал на колышущиеся полные груди Мари. Статная, пышнотелая деваха со светлыми волосами. Про таких говорят кровь с молоком, являлась сладострастной мечтой не только молодого охотника, но и всех холостых, и чего греха таить и женатых, мужчин в округе. Мари дочь владельца таверны и весьма уважаемого человека в селении. Её папаша уже неоднократно давал от ворот поворот незадачливым женихам. В конце концов объявив о том, что отдаст дочь замуж тому, кто в доказательство своих серьёзных намерений принесёт сто золотых лурингов. Все сразу смекнули, папаша просто хотел повыгодней продать невинность дочери, но таких денег ни у кого в округе не было. Вот и оставалось Брани понуро и украдкой наблюдать за соблазнительным телом девушки. Которая вдобавок поняв сколь высокую цену стоит, не упускала возможности поддразнить постояльца, то кокетливо улыбнётся, то подмигнёт оторопевшему клиенту.

Брани пережёвывал кашу из проса, это максимум, что мог себе позволить. Дела в последнее время шли плохо, зверь стал глубже уходить в лес, а там водятся всякие опасные твари. Брани уже подумывал перебраться в город и записаться в стражники. Пусть и плата небольшая, уважения нет, зато всегда будет хлеб да возможность потискать девку. Ещё раз жадно посмотрел в сторону Мари.

- Юноша, не позволите присесть подле вас? – раздался вкрадчивый голос.

Брани поднял глаза, перед ним стол старик в сером балахоне подпоясанный чёрным потёртым кожаным ремнём, на котором висели пара мешочков. Через плечо холщовая сума, в руке деревянная палка. По виду обычный старик, что побирается ходя между деревнями. Брани огляделся, в таверне совсем никого, столы свободны. Тогда отчего старик решил обраться к нему?

- Милостыню не дам, - процедил он сквозь зубы.

Старик улыбнулся, показывая отсутствие нескольких зубов – Милостыня мне не нужна, а вот от доброй компании не отказался бы. Милейшая, - обратился к Мари, - самого доброго эля для меня и этого чудесного юноши.

- А есть чем заплатить, хотя бы за пустую кружку? – раздался зычный голос владельца таверны. Здоровый плотный мужчина, в синем заляпанном пятнами фартуке, облокотившись о стойку, выжидающе уставился на старика. Его лысина чуть поблёскивала в свете солнечного луча, пробившегося через верхнее окно, а густые усы придавали солидность.

Тот улыбнулся, и небрежным жестом швырнул монету трактирщику. Он ловко поймал её и от удивления брови поползли наверх. Золото, даже прикусил металл, проверяя, не фальшивка ли.

- И чего-нибудь пожевать, - добавил старик, присаживаясь за стол Брани.

- Жареная перепёлка вас устроит? – тон трактирщика вмиг стал ласковым.

- Вполне, - кивнул старик.

Брани непонимающе уставился на незнакомца, который столь настырно набивается ему в друзья.

- Порой просто охота с кем-нибудь поговорить по душам, под старый забористый эль, - вновь показывая недостаток зубов в улыбке, объяснил свой поступок старик. – Меня зовут Мерлин, я алхимик, ищу в здешних лесах нужные травы.

- Брани, - кивнул в знак знакомства парень. Когда Мари приветливо улыбаясь, принесла поднос с кувшинов эля и миской жареной перепёлки, у него пропал дар речи, и всё что он мог себе позволить, так это проводить взглядом аппетитный зад девушки.

- Красива, - заметил старик, ловко разливая эль в глиняные кружки. – И телом хороша, и видно ещё душой светла. Добрая из неё выйдет жена, - заговорщицки шепнул Мерлин парню. И залпом выпив эль, довольно крякнул, потирая седые усы. – Угощайся мой юный друг, хорошая вещь, - и потряс кружкой, в подтверждение слов.

Брани сделал глоток. И в самом деле, прекрасный эль, крепкий, душистый и при этом совсем не горчит как тот, что сделан из ячменя. Видать, трактирщик продавал его только за золото, а таким бедолагам как Брани доставались дешёвые помои. Опустошив кружку, парень печально вздохнул, понимая насколько недоступно для него Мари. Что не ускользнуло от внимательного взгляда старика.

***

За те пару часов, пока старик и Брани провели вместе, народу в трактире заметно прибавилось. Парень захмелел, но не настолько, чтобы клевать носом в тарелку, вместо этого жаловался на несправедливость судьбы.

- Я люблю её, - чуть заплетающимся языком твердил он, вытряхивая остатки эля из кувшина, - Мари, с самого детства. А её папаша, жадный прохиндей, не подпускает к ней.

- Ну, это понятно, он должен следить за целомудрием дочери, - старик поглаживая бороду, внимательно слушал причитания Брани.

- Да сдалась ему целомудренность, - проводил затуманенным взглядом Мари, которая бегала между столами. – Золото, - прошептал он, склонившись к старику, - золото, вот что его интересует. Заявил, отдаст тому, кто принесёт сто золотых лурингов.

- Огромные деньги, - заметил старик.

- Да мне за всю жизнь столько не заработать, да что заработать, - пьяно икнул Брани, - увидеть не удаться.

- В самом деле? – проскрипел старик. – А хотел бы узреть сто золотых лурингов прямо тут? На этом столе?

Брани оторопело пялился на него пару минут, затем захихикал – Брось, ну есть у тебя одна монетка, повезло с подаянием. Но сто золотых…, - не успел договорить.

Мерлин легким движением руки, швырнул кожаный мешочек на стол, тот звякнул, ударившись о дубовую столешницу. Брани замер, гул голосов посетителей таверны шумел за его спиной, а сбоку раздавался сухой треск горящего факела, дразнящего ноздри приятным смолистым запахом.

- Тут сто золотых лурингов мой юный друг, и они могут быть твоими, - вкрадчиво произнёс Мерлин.

Брани поднял глаза полные удивления – Откуда они у тебя?

- Я, знаешь ли, успешный алхимик, к тому же, занимаюсь кое-какими делами, - многозначительно добавил старик.

Брани вытер ладонью вспотевший лоб – Я не буду никого убивать, - глухо выдавил из себя.

Старик округлил глаза – О боги, у меня и в мыслях подобного не было.

- Такие щедрые платы просто так не бывают, - медленно сказал Брани, не сводя взгляда с мешочка.

- Тут ты прав, - кивнул старик и потянул за верёвочку, мешочек раскрылся, явив миру мягкий блеск золотых монет. – Я ищу себе хорошего и честного помощника в одном деле. У меня в здешних окрестностях есть укрытие, мне надо кое-что оттуда принести. Сам я стар, и кому попало, не могу доверять. Но гляжу на тебя и вижу, ты честный юноша, надёжный, а главное у тебя есть благородная цель, - старик перевёл взгляд на Мари, мило беседующую с постояльцем. – Жениться на такой прекрасной девушке, согласись, так ты спасёшь её, а то неровен час, папаша продаст её какому-нибудь старику вроде меня или богачу за час утех. Или местный барон захочет воспользоваться правом первой ночи, а тебе достанутся лишь объедки.

Покрасневший Брани уставился на Мари. А Мерлин продолжал.

- Молодое упругое тело, бёдра, а эта грудь. Поверь человеку, прожившему много лет на этом свете, такую грудь ещё поискать надо. Наверняка её соски розовые, чувствительные. Только представь то наслаждение, которое она может дарить каждую ночь, - при этих словах Брани шумно сглотнул. – А её стоны, наверняка любому мужчине будут казаться райской песнью. Но раз ты не хочешь…

- Стой, - Брани успел остановить ладонь готовую смахнуть золото. Парень рукавом вытер слюну, проступившую в уголке рта. – Так что нужно делать?

- Помочь мне достать одну вещицу и всего делов.

- В чём подвох?

- В том, что придётся прибегнуть к магии, - лицо старика говорило о том, что он не шутит. – Я уже не могу, в силу возраста, а ты молод и твоё тело выдержит, после чего сможешь наслаждаться своей Мари до конца жизни.

- Точно? – недоверчиво покосился на него парень.

Старик улыбнулся, и сделал жест трактирщику – Уважаемый.

Тот мигом подошёл к ним – Чего изволите?

- Я в курсе желаний этого юноши и вашего условия насчёт своей дочери.

- Сто золотых лурингов, - отчеканил трактирщик.

Старик раскрыв мешочек, высыпал золотые монеты на стол. Трактирщик изумлённо уставился на них, а затем спохватившись, прикрыл ладонями, боязливо оглядываясь по сторонам.

- Тут ровно сто золотых лурингов, - проговорил Мерлин, и запустив пальцы в мешочек, выудил одну монету, - теперь девяносто девять. Вот эту, - покрутил он перед глазами Брани, - отдам после нашего возвращения, и ты жених Мари. Не так ли любезнейший?

Трактирщик согласно закивал, у него глаза расширились от золота, а руки уже сами заграбастали кошель. Брани видя какой оборот приобретает дело, решил не отступать.

- Когда идём? – хрипло выдавил из себя.

- Завтра утром, так что отдыхай.

Трактирщик выделил лучшую комнату для охотника, и тот впервые в жизни спал не на матрасе набитой жёсткой травой, а на мягкой перине.

***

Рано утром, когда лёгкая дымка ещё поднималась над землёй, Мерлин и Брани оседлав лошадей, отправились вглубь леса. Брани боязливо оглядывался по сторонам, хоть и охотник, он предпочитал выбирать себе в качестве добычи зайцев, лис да птиц. Сейчас же они устремились в самую непроходимую чащобу из вековых деревьев старого леса, где по слухам обитали не только медведи, но и тролли.

Возле неприметного входа в пещеру, оставив лошадей, отправились внутрь.

- Что это? – испуганно вздрогнул Брани, разглядев среди пожухлой листвы человеческий череп.

- Он тут давно, - успокоил Мерлин, - да и троллей в округе уже извели. Их нечего опасаться.

Однако когда они прошли в тоннели, Брани порядком перетрусил при виде безмолвно лежащих скелетов, сжимающих ржавые мечи.

Бежать, забила здравая мысль в его голове, бежать без оглядки. Но тогда ему не достанется Мари, кольнула мысль. Всего то надо взять одну штуку и помочь старику принести её. Ведь будь тут опасность, вряд ли этот дряхлый алхимик стремился бы сюда. Всего одна золотая монета и Мари будет моей, всё её тело будет принадлежать только мне. Горячее, обжигающее. После таких приободряющих мыслей, Брани уверенно зашагал за стариком.

Неровно вырубленные стены сменились каменными. Едва они вошли, как разом вспыхнули факелы.

- Пришли, - произнёс Мерлин, - вон там, - указал рукой в тёмную комнату.

- Может, стоит взять факел? – боязливо предложил Брани.

- У меня есть кое-что получше, - Мерлин достал из сумки глиняный шарик. – Когда переступишь порог, раздави его и тотчас станет светло.

- А почему ты сам этого не сделаешь? – подозрительно покосился на глиняный комок парень.

- Слишком стар, сил в руках нет. Давай, пара шагов и ты у заветной цели, - приободряя охотника, улыбнулся Мерлин.

Брани трясущимися руками взял шар и осторожно ступая, вошёл в комнату. В ней невообразимо темно, но слышны какие-то шорохи. Внезапно перед Брани вспыхнули красные огоньки и раздался пронзительный противный скрежет.

- Давай! – заорал Мерлин. – Дави!

Резкое завывание над ухом заставило Брани от ужаса непроизвольно сжать глиняный шар. Вспыхнуло яркое пламя, в мгновение ока осветившее комнату. Брани оторопел, когда увидел, что находиться в окружении монстров. Горгульи уже протянули к нему когтистые лапы, намереваясь разодрать в клочья.

- АА! – завопил бедняга.

Но пламя продолжало расти. Оно полностью охватило Брани, его одежда превратилась в пепел, его кожа стала гореть, но при этом он совершенно не чувствовал боли. Огонь захватил тело, проник в самую сущность души и Брани как человек перестал существовать. Сейчас он представлял из себя разумный огонь. Горгульи, попав под свет огня, превратились в камень.

Сейчас! Мерлин стремительно, пока Брани не понял в чем дело, метнулся в комнату, подбежал к книге стоящей на пьедестале из чёрного мрамора, и схватив её, так же стремительно выбежал из комнаты.

- Вот она! – старик ликовал всей душой, десятки лет поисков не прошли даром. Переплёт выполнен из человеческой кожи и выкрашенный в чёрный цвет. Символы вытеснены серебром, а по углам обита золотом. Жадно листая страницы, Мерлин читал старинные заклятья.

- Помоги мне! – раздалось всхлипывание из комнаты. – Спаси меня!

- А, - развернулся Мерлин к Брани, - извини дружок, не выйдет. Никто живой не войдёт, ничто неживое не выйдет. Теперь ты не человек, а элемент огня. Старая проклятая магия, с ней никто в здравом уме не станет связываться. А знаешь почему? – усмехнулся он, не обращая внимания на всхлипывания. – Магия элемента необратима, вызвав огонь, становишься его частью, навечно. Ну, или до тех пор, пока не пройдёт отмеренный судьбой человеческий срок жизни.

- Ах ты тварь! – заверещал Брани, и заалев малиновым светом, кинулся на мага. Но тотчас его отбросило назад, вглубь комнаты.

- Не выйдет.

- А как же Мари? – рыдал во весь голос Брани.

- Твоя пламенная любовь к ней, не остынет в тебе до самой смерти, - язвительно произнёс Мерлин. – Надеюсь, девице повезёт в жизни куда больше и она не повстречает точно такого же дурня. И да, не хочу чтобы за мной оставался должок перед тобой, - старик, выудив из кармана золотую монету, лёгким движением руки запустил её прямо в горящего парня. – Она твоя, как и было обещано.

Монета попав в комнату, весело прозвенела скача по каменному полу.

- Будь ты проклят! – завывал Брани, переливаясь ярким пламенем.

- Кстати о проклятиях, - вернулся к книге Мерлин, - чтобы мне испробовать? О, весьма интересное заклятье, сам предводитель демонов.

Твёрдым голосом старик прочёл заклинание, образовался вихрь и явился тёмный силуэт.

- Кто посмел потревожить меня? – рокот сотрясал стены.

- Я, твой хозяин, - гордо заявил Мерлин.

- Что? – расхохоталось чудовище. – С какой стати мне слушаться тебя, ничтожный ты человечишко?

- Как? – вмиг стушевался маг. – Я призвал тебя, используя заклятия этой книги и согласно ей, ты обязан мне повиноваться.

Злобный хохот стал сильней – Очередной дурак купился на столь старую уловку. Хотя, давненько не было таких простаков как ты. Никак кто-то раскрыл секрет нашей книги и спрятал её.

- Что за секрет? – упавшим голосом еле произнёс Мерлин.

- Те, кто вызывал нас, становился нашим лакомством, - прорычало чудовище, - твоё тело и душа отныне наши.

- Нет, - это всё что успел сказать Мерлин.

Из тёмного вихря вырвалась рука, схватила его и притянула к себе, довольно хохоча. Маг скрылся во тьме, книга, упав на пол, звякнула уголками переплёта.

- А ты, - повелитель демонов уставился на Брани, - как вижу, уже получил своё. Ну, погори пару столетий, как раз свыкнешься с новым телом и окончательно сойдёшь с ума, и тогда станешь отличным слугой нам, если конечно выживешь. До встречи, раб.

Силуэт растворился в свете факелов, Брани замер. На годы запертый в магической комнате, став элементом огня, окружённый окаменевшими монстрами, с остатками прошлых воспоминаний.

***

Бывалые охотники не суются в непроглядную чащу леса в самом глухом месте. Там нет даже диких зверей, тролли обходят те места стороной. Поговаривают, что иногда в кромешную тихую ночь, можно услышать завывания похожие на человеческий голос. Кто-то кричал или звал на помощь: Мари! Мари!

Конец.

Другие работы автора:
0
45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская