О мелкой собачонке, противоугонной гантели и безграмотной грамоте

Автор:
Чарли Гелнер
О мелкой собачонке, противоугонной гантели и безграмотной грамоте
Аннотация:
В разгар пандемии и четвёртого марафона я написала несколько рассказов о том, как жители одного подъезда прозябали в самоизоляции. Это первая история, которая разделенная на две части — одна открывает цикл рассказов, а вторая, собственно, закрывает его. Надеюсь, вам понравится, а у меня хватит смелости и силы воли выложить здесь весь цикл, хотя есть опасения, что никому про самоизоляцию читать не охота.
Текст:

Мерзкая собачонка вцепилась острыми зубами в правую палку и тянула её на себя. Раиса Аркадьевна посмотрела по сторонам в поисках хозяина шавки, нарушившей её ритуал. Если бы никого в поле зрения не оказалось, бодрая пенсионерка без зазрения совести пнула бы тварюгу тяжёлый дутым сапогом и вышла бы на финишную прямую ежевечернего обхода территории. Но хозяйка Изабеллы приближалась к месту столкновения Раисы Аркадьевны и её питомца, ни чуть при этом не прибавив шага. Мохната чёлка мерзотерьера была схвачена тугой резинкой, все четыре лапки упакованы в чёрные сапожки, а перламутровая курточка имела за каким-то лядом капюшон.

— Изабелла, Изабелла, фу, — вяло протянула хозяйка.

Она поморщила нос, словно её карманное животное схватило не палку для скандинавской ходьбы, а вонючую тряпку.

— Угомоните животное, — рявкнула Раиса Аркадьевна, еле сдерживая зуд всё же отправить Изабеллу в полёт.

Пенсионерка знала в лицо не только всех жильцов своей стеклянной высотки, но и их питомцев, и она не сомневалась, что шавка с хозяйкой прибыли откуда-то из соседних дворов. Раисы Аркадьевна придерживалась политики нулевой толерантности к пришлым, тем более агрессивным и тем, кто посягает на чужое имущество.

Вялая девушка оторвала Изабеллу от палки, обвинительно цокнула в сторону Раисы Аркадьевны и унесла терьера прочь.

— Совсем охамели, — сказала достаточно громко им в след пенсионерка и, удостоверившись, что особа услышала её, отправилась к своему подъезду.

Ежевечерняя тренировка заканчивалась пешим подъёмом на девятый этаж, упражнением, которое в возрасте Раисы Аркадьевны было эквивалентно подъему на Эверест. Ни один знакомые сверстник не мог настолько ловко подняться на такую верхотуру. Потом ей приходилось около пяти минут стоять за углом и приводить дыхание в норму, иначе невестка и сын принялись бы причитать и запрещать ей рисковать здоровьем. Пенсионерке нравилось бодро влетать в квартиру, доказывая домашним, что обход двора с палками и лестница — вовсе не нагрузка для неё.

Расстегнув переднюю молнию спортивного комбинезона и прислонив палки к стене за дверью, Раиса обогнала младшего внука и заперлась в уборной. Мочевой пузырь всё же выдавал её возраст и не мог держать внутренние воды пенсионерки так, как делал это раньше.

— Ну ба, — услышала она недовольный голос Владика.

— Сейчас, радость моя, бабушка уже почти закончила.

— Ужин через десять минут, — объявила невестка Раисы и по совместительству мать Владика.

Значит, сын пенсионерки Юра уже дома. Наверное, она пропустила его, когда подвергалась нападению невоспитанного животного. Раиса не любила, когда что-то ускользало от её внимания. Настроение было испорчено окончательно.

— Начальник сегодня сказал, что переведёт кое-кого на работу из дома, — забасил Юра, когда семья собралась за столом. — Надеюсь, меня это не коснётся.

Раиса Аркадьевна закатила глаза. Вот уже пару дней все только и говорят о какой-то заморской заразе, как будто заняться больше нечем. Лично её новости из других стран не интересовали, потому что были далёкими и как будто ненастоящими. Посмотрела в телевизоре репортаж из какой-нибудь Америки, словно кино показывают, всё там нереальное. Чего ей этот Китай, всю жизнь там что-то происходит.

— Классная Владика сегодня написала в общий чат, — невестка поставила перед свекровью тарелку с дымящимся супом. — Детей дома оставляют по желанию, но она убедительно просила не приводить их завтра.

— Конечно, не приводить. Ей-то зарплата в любом случае капать будет, а без детей в школе считай курорт. Бездельница, — резюмировала Раиса Аркадьевна, не глядя ни на кого, потому что ни в подтверждении своей версии, ни в одобрении не нуждалась.

— Если Владик не пойдёт, то я тоже, — решительно отрезал старшеклассник Денис. — А то притащу заразу и всё, — он провёл большим пальцем по горлу.

— Вы бы, мама, тоже пересидели, раз ситуация напряжённая, — обратился Юра к Раисе Аркадьевне.

— Глупости, — возмутилась она. — Как это, пересиди? А кто за меня работу будет делать? Сказал тоже.

Невестка и Юра переглянулись, а пенсионерка заметила лёгкую тень улыбки на лицах обоих.

— Действительно, — шутливо поддержал её Денис. — Мы без Гендальфа никак.

Раиса Акрадьевна не знала, кто такой Гендальф и почему её так называет внук каждый раз, когда речь идёт о её работе, но уважение в его голосе чувствовала. Этот Гендальф явно был кем-то важным.

— Ты не пройдёшь, так и скажи любому, кто захочет прорваться, — успел добавить подросток прежде, чем получить слабый подзатыльник от отца.

— Это учителя там всякие могут себе позволить просто взять и отменить работу, а моя служба такого не терпит. И вообще, мне уже пора.

Часы показывали без десяти восемь. Раисе Аркадьевне как раз успевала переодеться и заступить на пост. В свободных джинсах и модном свитере с плеча невестке она казалась совсем маленькой и хрупкой, что не соответствовало её настрою и характеру. Все, кто брался судить о ней по внешнему виду, с удивлением отмечал, что первое впечатление беспощадно обманывало. Пенсионерка отличалась бодростью, прямотой высказываний и резкостью суждения, а ещё очень серьёзным отношением к миссии, которую возложил на неё родной подъезд.

Часть дня, посвящённая спорту, завершилась, и на первый этаж Раиса Аркадьевна спустилась на лифте. Она отперла вначале верхний замок, затем нижний и вошла в каморку с широким окном у подъездной двери. Слово «консьерж» её нравилось, оно отдавало французскими фильмами, которые в молодости она очень любила. Сейчас такое кино не снимают, остались только взрывы и непотребства. Чего она не терпела, так это когда к её изящному титулу прибавляли в конце пренебрежительное феминитивное «-ка». Раиса Аркадьевна была консьержем, а не какой-то там консьержкой.

Возле входа в каморку висела, скривившись на одну сторону, благодарственная грамота. Каждая смена начиналась с того, что Раиса поправляла рамку и это доставляло ей удовольствие. Но грамота всё равно потом косилась, потому что Юра неправильно забил гвоздь. Раиса Аркадьевна любила вспоминать день, когда её бдительность помогла предотвратить угон соседской машины прямо из их образцово-показательного двора. Раиса не только заметила, что в автомобильную дверь щемиться не тот мужчина, что обычно, но и тут же набрала участкового, а затем, вооружившись полуторакилограммовой гантелей, которая скрашивала ей скучные вечера на посту, выбежала на встречу угрозе.

Грамота была состряпана наспех и довольно безграмотно, потому что выдача подобных документов регламентом местного участкового отделения не предусматривалась. Но Раиса Аркадьевна столько раз повторила, что заслужила её, что Юре пришлось лично просить участковую поучаствовать в церемонии вручения, заставить Дениса набрать на компьютере текст, пока жена бежала в ближайший магазин домашнего интерьера за рамкой. Полицейская так растрогалась заботой сына противоугонной старушки, что даже поставила на грамоте какую-то синюю печать и размашисто расписалась.

Поэтому ни о каком нарушении рабочего графика Раиса Аркадьевна и слышать не хотела. Без неё не только подъезд, весь двор скатится куда-то глубоко вниз и выбраться оттуда не сможет. Это нынешняя молодёжь — хлюпики, которым лишь бы в школу не ходить. А консьерж подъезда стоит на передовой, и никто мимо неё не пройдёт. 

+3
64
09:56
+1
Браво, консьерж! Враг не пройдёт! bravo
А кто такой Гендальф?
11:34
+1
ну как же ж, покровситель консьержей )
Знаю-знаю!

11:27
+1
Похоже на вступление к чему-то. Как самостоятельный рассказ — точно нет, далеко вы без кульминации уедете?
11:34
+1
если почитать аннотацию, то вопрос отпадёт сам собой )
12:35
+1
Это первая история, которая разделенная на две части — одна открывает цикл рассказов, а вторая, собственно, закрывает его.
Немного не понял ваш замысел. Вы хотите дальше пустить несколько историй, а потом закрыть эту?

Вообще я фанат микрокульминаций и вот этого всего. А то как будто начал и не кончил. Не закончил.
13:19
+1
да, всё верно, история про бодрую пенсионерку как рама для остальных рассказов )

следующие рассказы буду публиковать полностью, может, вам лучше зайдут )
11:39
+2
Понравилось, теплая, уютная история с мягким, ненавязчивым юмором. Образ Раисы Аркадьевны получился выпуклым и убедительным. С нетерпением жду окончания истории. Спасибо! smilerose
13:19
+2
Спасибо! Ты слишком добр ко мне )
14:04
+2
Прикольно) харАктерная старушка получилась))
Заметил пару очепчток:
Раисы Аркадьевна

Ни один знакомые

Слово «консьерж» её нравилось, 

что в автомобильную дверь щемиться не тот
15:09
+2
Спасибо! Блин, вылавливала, вылавливала этих блошек, а все равно упустила)
Загрузка...
Литературная беседка

Другие публикации