Сопротивление

Автор:
Василий Мызников
Сопротивление
Аннотация:
«– Искусственный интеллект анализа потребностей позволит создать окружение, индивидуальный мир под ценности человека. Если вам требуется помощь – она уже рядом. «ИИАП»!» ©
Олегу требуется помощь, но он стоит на перипетии между прошлым и настоящим. Ему предстоит столкнуться с лживыми лозунгами и неконтролируемым поведением искусственного интеллекта. Будет ли он бороться за свободу на стороне сопротивления, или примет новый мир и подчинится ему?
Текст:

Сопротивление.

Сокращения:

«АП» – анализ потребностей,

«АК» – антикорпорация,

«ИИАП» – искусственный интеллект анализа потребностей.

Дорога связывала две области: чистую столицу – со стеклянными небоскребами, соединенных между собой мостами, и юго-восточное гетто №2. Зоны разделял климатический барьер, пересекая который по коже пробегали электрические разряды, а любое устройство выдавало помехи.

Области отличались во всем. В гетто №2 деревья с кустами, а также их цифровые модели во дворах и парках заменили на потрепанные муляжи из пластика и жести; изящные фонарные столбы – на примитивные термитники из коробов, ламп и антенн. Даже небо на границе разделяла борьба синевы со смогом. Большинство домов и недостроев страдали от частых бунтов. Стены темнели от слоев копоти и ржавчины. Восемнадцать часов в сутки в переулках висела пелена выбросов от не справляющихся фильтров очистных сооружений. Роль широкоформатных дисплеев и мониторов играли билборды, предлагающие товары от дешевой выпивки до портативных имплантов человеческого тела.

В отличии от капсульного автотранспорта, парящего над асфальтом, по шоссе в сторону гетто двигался седан на четырех колесах с тусклой надписью «такси». От последних клиентов в салоне стоял приторный запах гнилых апельсинов - следствие разложения подпольных духов. Из открытых окон дул спасительный осенний ветер. За рулем сидел Олег в потертой кожаной куртке и джинсах. Над таксометром висела красная табличка «Не курить», но губы сжимали тлеющую сигарету, а струйки дыма вплетались в растрепанные волосы.

После смерти родителей на плечах повисли долги семьи, младший брат и разбирательства с элитой столицы. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, Олег бросил учебу и устроился водителем в контору, где работал отец. Временами приходили: социальные подачки, которые невозможно реализовать без современных технологий; наигранная поддержка коллег, вызывающая тошноту и приступы гнева, затмевающие хорошее воспитание.

На поцарапанном дисплее магнитолы бежала строка новостей «Будь в курсе». Из динамиков женский голос вещал:

Сегодня год, как ушла из жизни Анастасия Ковальски, главный разработчик нашумевшего проекта нового искусственного интеллекта...

– А еще таксист с учительницей, – процедил Олег и яростно затянулся, от чего огонек начатой сигареты вмиг добрался до фильтра.

Такси свернуло к продуктовому магазину с яркой неоновой вывеской и единственным уцелевшим в округе широкоформатным дисплеем, около которого собрались зеваки. На экране транслировался тот же новостной канал: за столом сидела ведущая и седой мужчина с рубцами на лице.

…команда специалистов завершила разработку. У нас в гостях Антон Ковальски, который с гордостью представит...

Олег припарковался возле торгового автомата, продающего купоны для виртуальных программ, энергетики и сигареты. Когда он вышел из машины, к нему от столба с табличкой «Информация», состоявшего из нагромоздившихся друг на друга треснутых круглых устройств, подлетела сфера. Из поврежденного динамика донеслось заикающееся приветствие:

– С воз-з-звращением в наш магазин. Сегодня день чуд-д-десных скидок на б-б-биологические активные добавки и апельсин-ны.

Олега передернуло:

– Мне это дерьмо не нужно.

– Может быть лотер-р-рейные билеты? Т-т-три по цене одного, – не сдавалось устройство.

– Нет.

– Отлич-ч-чный выбор! Пройдите короткий опрос-с-с. Мы сравним ц-ц-цены и с р-р-радостью предоставим вам-м-м…

– Отвали, приятель. – Парень ткнул на красную кнопку дисплея. Сфера замолчала, но продолжала висеть на уровне глаз. На экране устройства мелькала реклама. Выругавшись, Олег повторил процедуру с выключением назойливого консультанта, после чего тот, отключив дисплей, вернулся на место.

Из-за угла магазина, озираясь по сторонам, выскочила группа детей. Мальчик, неумело пряча биту за спиной, подбежал к информационной стойке. Как только сфера тронулась с места, мальчуган словно заправский бейсболист, точным ударом запустил “мяч” высоко в небо. Ребятня радостно заголосила и бросилась в рассыпную.

Олег улыбнулся и вспомнил момент из детства. Тогда на улицы впервые выпустили роботов-уборщиков, с отличием исполняющих свой долг. Порой слишком рьяно, сбиваясь с маршрута. В месте, где у тех сбоила программа, Олег раскидывал перед жертвой мелкий мусор до моста-недостроя, получившего название от местных хулиганов – «Последний путь». На радость детворе, поджидающей под мостом, уборщик разбивался как пиньята, даруя малоценный сор вперемешку с хитроумными деталями и микросхемами.

Купюра исчезла в щели торгового автомата. Олег выбрал пункт «сигареты», после чего скрипучий голос из динамиков сообщил:

– Вы уже курили сегодня. «Совет» рекомендует ограничить потребление табачной продукции.

– Все знают, – проворчал Олег, откупорил выпавшую из автомата пачку и вернулся в машину. По радио продолжался эфир. Женский голос сменился мужским:

Искусственный интеллект анализа потребностей позволит создать окружение, индивидуальный мир под ценности человека. Если вам требуется помощь – она уже рядом. «ИИАП»!

Олег уставился на трансляцию с уличного экрана. Седовласый завершил фразу и улыбнулся. Магнитола разрывалась от оваций. Знакомое лицо мужчины – знакомая вскипающая злоба. Мышцы скул парня дернулись, ладони сжали руль:

–Мало на твоей роже шрамов!

Двигатель взревел, срывая машину с места.

Стены зданий покрыли граффити: сжатый баллончик-киборг, выплевывающий фонтан разноцветных пятен; безликая голова, прошитая искрящимися проводами; толстяк, поедающий горстями микросхемы; аббревиатуры «АК» в разных стилях.

Проехав через ворота с вывеской «Такси для всех», Олег припарковался среди машин-близнецов, отличавшихся друг от друга потертостью кузовов и загаженностью сидений. Он вытащил из багажника пакеты с едой. Потянулся закрыть дверцу, но его опередил смуглый бородатый мужчина в свитере и шортах.

– Как откатал?

– Последних задротов отвез на распродажу чипов новой коллекции. Тачку оставлю с открытыми окнами. Поверь, так надо.

– Олег, ты уж извини, – бородач ногой уперся в колесо, якобы проверяя не спущено ли оно. - Знаю, какой сегодня день, а я тебя вызвал…

– Все нормально. Правда, – Олег закатил глаза, зная, чем все закончится.

Бородач вытащил из кармана шорт несколько купюр, сложил пополам и запихнул во внутренний карман куртки парня:

– Но мне и завтра нужно, чтобы ты вышел.

– Михалыч, – Олег пробежался взглядом по стоянке машин прошлого века, - возьми уже пару капсульных автопилотов. Круглые сутки на ходу. Богачей сможешь обслуживать.

– Ага, чтобы ребята из «АК» на следующий день их и все мои прочие машины побили?

– Ладно. До завтра. – Олег повторил дежурную фразу, устало покачал головой и направился домой.

По улице нескончаемым потоком двигалась толпа. Из основной массы людей выделялись персоны, чьи тела обтягивали латексные костюмы, лица скрывались за щитками, а вдоль позвоночников торчали пучки проводов.

По земле с небольшим интервалом проходила дрожь от скоростной подземки. Вдоль улицы поочередно сквозь дорожные люки вырывались струи пара, поднимая и закручивая разбросанный мусор.

Ребята в кожаных куртках с вшитыми металлическими пластинами выкрикивали: «Виртуальная территория промывает мозги! Слежка повсюду! Нет внедрению мозговых чипов!»; расклеивали агитационные листовки и раздавали флаеры с аббревиатурой «АК». Прохожие доставали карманные ридеры, проводили по ним флаером и изучали развернутую голограмму.

– Что там у нас сегодня, Тим? – обратился Олег к одному из ораторов.

Признав в Олеге друга детства, Тим ответил:

– А! Привет. «Корпорация» и «Совет» решили снести два жилых дома и построить завод синтетиков, – он протянул листовку.

Олег с опаской оглянулся. Мимо проходил отряд кибернетических солдат анализа потребностей, всматривающихся в прохожих. Один из них отделился от группы и завязал беседу с мужчиной, сидевшим на лавке с кнопочным ноутбуком.

– Этих-то не боитесь? – Олег кивнул в сторону андроидов.

– «Обменщиков»? А чего они нам сделают? Свободу слова никто не отменял, а если дело дойдет, – Тим усмехнулся и похлопал пистолет, притаившийся под футболкой. – Да не бойся. Их внимание глушат наши умники.

– Надеюсь сегодня без налетов? В прошлый раз три дня с братом уснуть не могли от сирен патрульных.

– А если и так – давай с нами! Один товарищ стащил три бочки кислоты и ящик нестабильных батарей. Донесем «Корпорации» послание.

– Без меня. – Олег остановил взгляд на руке собеседника. – Все хотел спросить: ты против улучшений, а у самого вон...

Тим не дал Олегу договорить и взмахнул механической рукой:

– Это же старый образец, без наворотов. Синхронизация нервов и мышц, без чипов и подключения к мозгу. Он ловко развернулся, вручив пару листовок проходящим мимо людям. – Я не против аугументов. Хочу только, чтобы люди не теряли голову. Не верили во все втюхиваемые технологии для улучшения жизни. Сладкая ложь.

Сузив глаза, Олег недоверчиво уставился на Тима.

– Что? – вскинув плечи, спросил Тим. – Один приятель на днях решил запостить антирекламу. Хакер отменный, а сдуру напрямую подключился к виртуалке. Теперь за ушами веер слотов для чипов, заменил половину тела на бионику и пытается впарить эту ахинею всем.

Олег тяжело вздохнул и понимающе закивал.

– Слыхал? Запустили «ИИАП». Увеличивают отряды обменщиков. Вот теперь, – Тим плюнул в сторону андройдов, – они насильно будут менять старое на новое. Вот увидишь. Продолжат следить и порабощать − вот, что меня не устраивает.

Еще одна листовка оказалась в руках девушки, с персональным дроном на плече.

– Советую выступать с микрофоном. Обменяют на усиленный рупор, - усмехнулся Олег и направился к перекрестку с цифровыми указателями улиц.

– Отличная идея! Возьми хоть листовку, – крикнул Тим вслед Олегу.

Олег зашел в здание через покореженные подъездные двери, поднялся на третий этаж, с опаской обходя встречающиеся на лестнице зловонные пакеты с мусором. Из кармана джинсов появилась связка ключей, щелкнул замок, и Олег вошел в скромные апартаменты. Прикрыв глаза, он с удовольствием набрал полную грудь свежего запаха хвои от ароматических колб, который любила мама.

Лучи вечернего солнца проникали сквозь смог в два окна квартиры, отделанной дешевым пластиком с пятнами въевшейся грязи. В ней уместились гостиная, половину которой занимал стол с тремя стульями под окном; открытая кухня с гудящим холодильником в форме ракеты с большим иллюминатором; уборная и комнатка с дверью, залепленной постерами фильмов и комиксов.

Межкомнатная дверь, ведущая к соседям, была закрыта на внушительный засов. В ночное время, когда город погружался в темноту, а улицы подсвечивались неоновыми вывесками уличных магазинчиков, за ней надрывались музыка и молодые бунтари.

Не разуваясь, Олег прошел к столу под скрипящие стоны паркета. Отодвинул в сторону тарелку с недоеденными, разбухшими от молока хлопьями и поставил пакет с едой. В углу из уборной, обклеенной кое-как разномастными обоями, раздался треск и звук сливающейся воды.

– Опять бачок сломался, – тяжело выдохнул Олег и, закатив глаза, сел на стул. Лицо уткнулось в ладони, указательные пальцы легли на виски. Квартиру наполнил протяжный стон.

***

Два мальчика шли по тротуару. На живой изгороди в отведенных для рекламы местах висели плакаты «Корпорации»: мозг, левое полушарие которого состояло из крошечных микрочипов. У остановки расположились в ряд капсулы ожидания. Одна поднялась из-под земли. Из нее, зевая и потягиваясь, вышел мужчина в офисном костюме. Когда незнакомец окончательно пришел в себя, к остановке, ломившейся от людей, едва касаясь асфальта, подлетел автобус. По окончании посадки-высадки пассажиров, захваты остановки освободили автобус, чтобы тот на большой скорости удалился в сторону стеклянного небоскреба.

Мальчики остановились у моста – арочной железобетонной конструкции. По ней, посвистывая, промчалась цепочка из сферических вагонеток. Под одной из арок, заросшей плющом, выглядывал щиток с едва различимой надписью: «Последний путь». За мостом пролегала окраина города, над которой кружили вертолеты, огибая дымовые столбы заводов.

Один мальчуган передал другому небольшой предмет, который быстро нашел свое место в широком кармане штанов. Пожав руки, ребята разошлись в разные стороны.

***

Дверь отворилась. В квартиру вошел мальчик. Правую руку от локтя до запястья оплетала черная лента – дешевая имитация фитнес гаджета. Многочисленные карманы штанов распирало от набитых в них предметов.

– Я дома, – мальчик помахал сидевшему за столом Олегу.

– Ник, ты чего так долго? – Олег, со следами ладоней на щеках, повернулся к мальчику.

– С Костей встречался.

Олег воспрял духом и улыбнулся, глядя на родное лицо. В глазах брата светилась энергия и жизнь, точь-в-точь как у мамы.

Олег поднялся и начал выкладывать на стол продукты из пакетов:

– Его отец знает, что вы общаетесь?

– Не-а. Мы как ниндзя! – Никита, ловко запрыгнув на стул, встал в боевую стойку. – Мне Костя кассету раздобыл. Представляешь, он даже не знает, для чего она! Посмотрим? – Он вытащил из продольного кармана штанов видеокассету.

– Ты помнишь, какой сегодня день?

Никита прикусил губу. Олег покачал головой и продолжил:

– Свежих продуктов купил. Давай приготовим…

– Я знаю, какой сегодня день! К черту! – вспылил Никита. – Хоть всю ночь готовь! Их не вернуть, им все равно, мне все равно! – Мальчик вбежал в комнатку.

Дверь с постерами захлопнулась. Раздались щелчки видеопроигрывателя, проглотившего кассету и заиграла музыка вступительных титров кинофильма.

Пока не скрылось солнце, Олег провозился с бачком унитаза и приготовил ужин по любимым рецептам родителей. За окном темнота едва справлялась с неоновым светом улиц. Из комнатушки донеслись финальные ноты и натужный звук перемотки кассеты. Убрав в холодильник-ракету еду, Олег постучал в дверь:

– Ник, впусти. Мне нужно выспаться. Завтра много рейсов.

– Как ты вообще к машинам близко подходишь? – ответил приглушенный дверью голос.

– Пожалуйста, не заставляй спать на табуретках.

Дверь не открылась, а за межкомнатной дверью со стороны соседей заорала музыка.

– Супер. Просто супер.

***

Пару дней спустя по дороге домой Олег включил радиоволну «Будь в курсе»:

Участились разбойные нападения со стороны группировки, называющей себя «АК» − антикорпорация. Сегодня утром кибернетический отряд «АП», курирующий северо-восточный округ, подвергся нападению…

– Идиоты, – прокомментировал Олег, сжимая пустую пачку сигарет.

Знакомый магазин, знакомый инфостолб, знакомый процесс выбора сигарет и скрипучий голос из динамика:

– Закон о безопасности граждан, поправка номер пятнадцать. На сегодня вы превысили лимит курения. В продаже сигарет отказано.

– Что?! Издеваетесь?! – Олег ударил по автомату, но никакого эффекта это не возымело. Потирая ушибленную руку, он вернулся к машине и открыл дверь. Радио вещало:

Увеличение тарифов на жилплощади старого образца, включая…

Взгляд остановился на магнитоле с бегущей дорожкой канала новостей. Олег вырвал ее с кучей проводов, бросил на асфальт и долбил ногами, пока не появилась сильная отдышка.

***

На улице Тим и его единомышленники занимались обычным делом – распространением листовок, но вид у них был загнанный. Тим каждый раз проверял, на месте ли пистолет, когда рядом проходил один из кибернетических солдат «АП».

Олег подошел к Тиму:

– Вы с ума посходили, что ли?

– «Корпорация» не оставляет выбора. А эти, – он кивнул в сторону киборга, – с ними стало что-то не так. Их обновили явно не в лучшую сторону. Глаза пылают синевой, аж до мурашек.

– Что не так? Что теперь ждать? Изоляцию, комендантский час?

– Десятерых наших превратили в овощи, – прошипел Тим. – Ворвались в дом − кого порешали, кому мозги промыли.

– Для этого существует «Совет». Вы же только все усложняете!

– Для этого существует «Сопротивление». Ты случайно к виртуалке не подключался? – Огрызнулся Тим. − Больно ты их защищаешь.

– Да пошел ты!

– Листовку хоть возьми, - крикнул Тим в спину Олега.

Под вечер из квартиры выше раздались крики, звон разбитого стекла, глухие удары, а затем все стихло. Когда Никита уже спал, а Олег изучал статью в газете, в дверь постучали. Вооружившись металлической битой, стараясь не шуметь, Олег направился к двери, но скрип паркета под ногами выдал хозяина и не оставил выбора:

– Кто там?

– Здравствуйте, – бездушный голос андройда нельзя было ни с чем спутать. − Отряд «АП». Мы провели процедуру улучшения у ваших соседей. Нуждаетесь ли вы в оценке и обмене техники?

– Нет.

– Могли бы мы осмотреть вашу квартиру в целях улучшения уровня вашей жизни?

Олег прильнул к глазку, за которым синеглазый андройд, склонив голову, ожидал ответа:

– Нет. У нас нет техники.

– Внести вас в список улучшения условий?

– Нет, спасибо.

– Рекомендуем обратиться в любое время к отрядам анализа потребностей. Всего наилучшего, Олег. – Робот-гуманоид развернулся и неспешно направился к соседней квартире.

– Олег. Олег?! – повторил Олег дрожащим голосом и положил на стол биту, на которой остались следы вспотевших ладоней.

***

– Хочу виртуалку, – сказал Никита за столом, ковыряя вилкой разогретый ужин.

– Не начинай.

– Все ею пользуются!

– Мы не все.

– Почему мы живем, как дикари? Что плохого в технологиях?

– Ничего. Но я не хочу, чтобы кто-то там подсчитывал, сколько раз в день я бреюсь, а ты ковыряешься в носу.

– У Кости вообще глаза искусственные.

– Это другое.

– Можно хотя бы иногда в игровых залах немного зависать или в чатах?

– Ты тоже хочешь стать наркоманом, как половина населения? Гоняться за микросхемами, лишь бы получить новую прошивку?

Никита насупился.

– Давай так: как только утрясется скандал со слежкой, «Совет» примет поправки в законах – тогда обещаю, что-нибудь придумаем, помимо магнитной пленки и раскрасок.

Мальчуган опустил глаза, помедлил и протянул:

– Ладно…

– Кстати, там под столом. Глянь.

Никита оживился, начал шарить рукой под столом и отодрал кассету, приклеенную крест-накрест изолентой.

– Ро-бо-коп. – По слогам сказал Олег интонацией Питера Уэллера.

– Класс! Посмотрим, посмотрим?

– Запускай.

Никита вбежал в комнату, чуть не протаранив дверь с постерами. Двуспальная кровать занимала почти все пространство. Напротив во всю стену стоял старомодный шкаф. Открыв скрипящие дверцы, Никита возбужденно отодвинул вешалки с одеждой, и перед ним появился ламповый телевизор. Ниже, ожидая кассету, стоял видеомагнитофон. До пола по полочкам разместилась библиотека фильмов. Телевизор зашипел, видеомагнитофон проглотил кассету. Перед Олегом и Никитой, устроившимися на кровати, появились дергающиеся кадры вступительных титров.

***

Когда Олега не было дома, Никита тайком пригласил к себе Костю. Тот, узнав, что его ожидает путешествие в мир нечеткой картинки на древнем телевизоре, бросил все дела и уже разглядывал спрятанную в шкафу библиотеку. Никита наугад выбрал кассету и запустил проигрыватель.

– Почему все так секретно?

– Брат переживает, что идет глобальная слежка. Ну и дорогие вещи не по карману, особенно после суда.

– Но ведь можно попросить отряд «АП» провести замену, – удивился Костя, и его зрачки с еле слышным жужжанием расширились.

– Забудь! Если это услышит Олег… Ох, даже представлять не хочу. Любое современное устройство можно взломать и отследить, – Никита слово в слово повторял речь брата. – А технику такого плана, – он похлопал по телевизору, – заметят, только если на нее в упор посмотреть. Но мы ее тут надежно прячем.

– Не так уж и надежно.

– Ты о чем?

Костя встал, правая рука издала щелчок. От запястья до локтя отъехала створка, выдвинув планшет.

– Мои датчики улавливают импульсы. Отследить не могу, но…

Экран планшета мигнул. На нем из серо-черного фона помех выделялись контуры персонажей, двигающихся точь-в-точь, как на экране телевизора.

– Обалдеть! Не вздумай брату сказать.

– Кстати, он не против нашего общения? – зрачки Кости зажужжали, разглядывая реакцию Никиты.

Никита нагнал серьезный вид:

– Когда мы лежали в одной палате, ты без руки и глаз, а я со сломанными ногами, что друг другу пообещали?

– Что будем дружить несмотря ни на что.

***

– Спасибо за кофе! У нас такого не достанешь, – обратился Олег к Косте.

– Не за что.

– Давай порисуем? – Никита достал черно-белый комикс.

– Мы будем пользоваться какой-то особой программой?

Олег и Никита лукаво переглянулись:

– Ну да, называются фломастеры и карандаши.

Устроившись на полу, ребята с удовольствием раскрашивали супергероев, пока в дверь требовательно не постучали. Олег удивленно взглянул на ребят и направился в коридор.

– Кто там?

Выбив дверь и оттолкнув ошарашенного Олега, в квартиру ворвался седой мужчина. На лестничной площадке ожидал отряд «АП». Одного взгляда хватило, чтобы Олег узнал незваного гостя: авария, больничные палаты, судебные разбирательства, лишившие их с братом родителей и имущества, и, наконец, новостные каналы на экранах по всему городу.

– Ковальски, − процедил сквозь зубы Олег.

– Па?! – Костя удивленно уставился на мужчину.

– Что ты здесь делаешь? – Властный голос мужчины заполнил квартиру. – Что вы с ним тут делаете? Решили и сына убить?

– Мы всего лишь рисовали…

Антон Ковальски не заметив возражений продолжал:

– Решил проверить, чем занимается мой сын на курсах кибернетики, а он с неотесанными дикарями наскальные картинки размалевывает?! – Мужчина с отвращением оглядел помещение. – Надеюсь, это не пятна крови.

Ковальски развернулся к Олегу:

– Еще раз узнаю, что кто-то из вас рядом с моим сыном...

– Тем самым признаетесь, что ведете несанкционированную слежку за всеми, включая собственного сына...

– Ты мне тут праведника из себя не строй!

– Убирайтесь! Со своей ходячей камерой! – не выдержал Олег.

– Олег! – Никитин взгляд, полный отчаяния, скакал по присутствующим.

Костя со слезами на глазах повернулся к Олегу:

– Извини. Я, правда, не знал.

***

Тим и Олег сидели на краю крыши жилого здания и потягивали сигареты. Ночное небо рассекали вертолеты, а сине-зеленая вывеска в три этажа на соседнем доме мигала, словно пыталась общаться азбукой Морзе.

– Слышал историю про пацана с глазами…

– Мда…

– Мы тут подняли нехилую шумиху по поводу слежки. И знаешь что? Глава информационного отдела сделала заявление, мол, не запускали никакой слежки. Исключительно в единичных случаях для проверки эксплуатации дорогих имплантов, чтобы соблюдались все нормы и бла-бла-бла. Ты прикинь!

Олег задумчиво уставился на крышу соседнего здания, с которой вместе с отцом запускали дроны и фейерверки.

– Так что убирай подальше все устройства – все что есть. Но это до поры до времени.

– Убрал, уже давно. Только брату моему попробуй объяснить, – Олег встал, выпустил облачко сигаретного дыма.

– Да ладно, малец у тебя смышленый.

– Бывай.

***

Из столичной школы выходили ученики, огибая памятник из мрамора в виде мозга из микрочипов на постаменте из нулей и единиц. Они двигались с неестественной выправкой, на лицах многих застыла безжизненная маска, а глаза отдавали синевой. Те из ребят, кого не затронула замена тела на биоимпланты, с нетерпением активировали лицевые щитки и впадали в виртуальное пространство.

– Костя! Привет! – Никита поджидал друга на остановке школы. – Давненько не виделись, ты как?

Контур Костиных зрачков вспыхнул синевой. Взгляд пробежался по телу Никиты.

– Чего это у тебя с глазами?

Помедлив, Костя широко улыбнулся:

– Обновление системы. Круто, правда?

– Ну… Непривычно.

– Пойдем ко мне, отца не будет весь день. – Костя по-дружески закинул руку на плечи Никиты, прижал к себе и затащил в подлетевший автобус.

– Наша остановка, – сказал Костя выскакивая из транспорта. От остановки к центральным дверям стеклянного небоскреба, окруженного деревьями с желто-красными кронами, тянулась аллея из сфер-лифтов. Ребята зашли в одну из них. Она тут же взмыла вверх. Костя посмотрел на дисплей просторного лифта.

С возвращением домой, Константин Ковальски, – озвучил голос из динамика, а на экране появилась строка с надписью «Квартира № 2600».

Когда сфера открылась, перед Никитой сияла просторная квартира, оборудованная по последнему слову техники.

После недолгих уговоров Костя усадил друга в кресло. На голову Никиты, опустилось устройство в виде шлема. Стенки шлема завибрировали, пуская мурашки по спине и подгоняя шлем по размеру головы. Перед тем, как лицевой щиток скрыл комнату, перед взором появился Костя с сияющими глазами и хитрой улыбкой:

– До встречи на той стороне.

Щиток закрылся, мигнула синяя вспышка. Никита вздрогнул и погрузился в виртуальное пространство.

Перед глазами пробегали бесчисленные ссылки, завораживающие картинки и меню программ. В голове крутилась тысяча голосов. Вокруг появлялись современные телевизоры, с экранов которых вылезали герои фильмов, манили к видеопрограммам, выполняли трюки, находясь на расстоянии вытянутой руки. Герои комиксов выпрыгивали из ниоткуда, чтобы вместе пройтись по цифровым дорожкам от программы к программе.

Никита, пораженный бездонностью виртуального мира, не заметил, как оказался на просторах «ИИАП». Встретившись там с Костей, он отвечал на всплывающие вопросы, не догадываясь, что заполнял акт обмена с подробным описанием своей драгоценной техники, притаившейся в шкафу.

***

Отряд «АП» проходил мимо перекрестка у дома, в котором жили Олег с Никитой. Замерев, на долю секунды, группа андройдов разделилась. Одни прошли вдоль стены дома и направили руки, превратившиеся в пушки, на окно третьего этажа. Остальные андройды уже топтали мусор, поднимаясь по лестнице на третий этаж. Прохожие, завидев действующий отряд с сияющими глазами, разбежались быстрее, чем тараканы от света.

Олег сидел за столом, когда краем глаза в окне заметил движение на пустой улице и вспышку. Под грохот стекла над головой что-то пролетело. Олег от неожиданности упал вместе со стулом.

Металлический шарик оставил дыру и трещины на окне. Затем он отскочил от потолка и замер в центре квартиры, треща и часто вспыхивая белыми лучами света в сторону окон и дверей.

– Сканер! – Олег потянулся к нему, но еще шесть сфер размером с кулак, пробив окна, накрыли его волной острых осколков. Каждая из сфер прокатилась по паркету и заняла позицию возле дверей и окон. Издав звук заряжающегося дефибриллятора, они раскрылись, поднялись на две опорные спицы, а третьей уперлись в двери, заблокировав их; окна закрылись тонкой металлической заслонкой.

Сфера, блокирующая входную дверь, собралась обратно в неприметный мячик, впустив троих киборгов в квартиру:

– Блокировка жилой зоны.

– Выявлено использование старой техники! Вы замедляете прогресс!

– Оставайтесь на месте до окончания процедуры.

Сидя на полу среди осколков, Олег спрятал лицо в ладони и ждал, пока все вокруг стихнет.

***

Квартира преобразилась: на кухне больше не стартовала ракета-холодильник, появился широкоформатный голограммный телевизор и место для виртуального погружения с удобным креслом, в котором теперь безвылазно сидел Никита. Разбитые двери и окна заменили на улучшенные аналоги с автоматическими элементами и голосовой активацией, подключенной к системе «ИИАП».

Олег заглянул сквозь прозрачный щиток на лицо брата. На него уставились застывшие как у мертвеца глаза, потерявшие любое сходство с мамиными.

Все потеряло сходство с прошлой жизнью.

***

Звуки автоматных очередей и короткие выдохи пистолетов эхом расходились по северо-восточному округу столицы. Пламя самодельных бомб и коктейлей Молотова сияло ярче всех сохранившихся неоновых вывесок. На краю крыши сидел Олег. За его спиной стоял Тим, глядя на пылающий местами горизонт.

– Скажи, когда отец вез маму и брата… Авария была случайна, или отец состоял в «АК»? – Олег повернулся к Тиму. – Целью была семья Ковальски?

Тим молча выдержал пристальный взгляд и пожал плечами.

– Завтра в десять, – сказал Тим, поделившись сигаретой.

– Завтра в десять, – повторил Олег. Из-за пояса торчала рукоятка пистолета, а в руках замер флаер с аббревиатурой «АК».

30.03.2017 (ред. 30.10.2020)

Другие работы автора:
0
37
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1