Люди с причудами

Автор:
Bowl of Petunias
Люди с причудами
Аннотация:
Ах, эти старые магазинчики! Допотопные лавочки, в которых время, относительно окружающего мира, ползёт медленно. Их особый уют, теплота, все эти старинные вещи, в которых сохранился свет человеческой души. Гордость и радость творца. Их хозяева частенько сами уже похожи на экспонаты.Из поколения в поколение лелеют и оберегают своих подопечных, ставших уже музейными редкостями.
Текст:

***

Ах, эти старые магазинчики! Допотопные лавочки, в которых время, относительно окружающего мира, ползёт медленно. Их особый уют, теплота, все эти старинные вещи, в которых сохранился свет человеческой души. Гордость и радость творца. Их хозяева частенько сами уже похожи на экспонаты.Из поколения в поколение лелеют и оберегают своих подопечных, ставших уже музейными редкостями.

В одном из таких магазинчиков в старой части города Вены, после полудня тридцать первого октября, медный колокольчик на тяжелой двери радостно звякнул, и вошла девушка.Сразу и не определить, кого она изображала, но пару веков назад, бесспорно, она была бы одета по последнему слову моды.Хорошенькой женщине всё к лицу. А девушка была премиленькая. Вздернутый носик, ясные глаза удивительного василькового цвета, из-под шляпки выбивались пшенично-золотые кудряшки.А когда она улыбнулась старику продавцу, магазинчик словно осветило солнце. Девушка грациозно кивнула головкой и упорхнула к витрине, в которой стояла миниатюрная мебель для кукольного домика. Пока старый Леопольд Хайнц доковылял до неё, она уже успела оглядеть всю экспозицию. И, кажется, была разочарована. Старик мог поклясться, что в магазин зашла девушка лет семнадцати, а сейчас перед ним стояла женщина за сорок. Уголки губ у неё подрагивали, глаза были печальны.

- Что фрау изволят? – Отечески спросил он, ибо по годам всё равно годился своей посетительнице в отцы.

Удивительная гостья, постучала себя по лбу указательным пальцем и произнесла с необычным акцентом:

- Стул, пожалуйста, - она выговаривала слова так, как будто переводила их на ходу, - венский стул. Мы же в Вене!

И улыбнулась так очаровательно, таким сияющими мелкими зубками, что у старика Хайнца возникло ощущение, будто он разговаривает с большой куклой.

- Да-да, - запинаясь, пробормотал он, - то-то и оно. Ах, да стул! Вы говорите про стульчик для кукольного дома?

Женщина радостно закивала и словно сбросила с себя тяготы последних десяти лет. Теперь ей на вид было не больше тридцати.

- Полосатый, мне очень нужен полосатый. Белая полоска, оливковая полоска. Гнутые ножки, дерево – орех. Один. Всего один. Мой утерян. Гарнитур. Не хватает.

-Фрау… ляйн? – хозяин магазина был сбит с толку возрастными метаморфозами, - Кажется, Вы – знаток.Да орех, с очень изящными ножками, имеется. Редкий экземпляр. Только обивка, обивка – позолоченная лазурь. Кажется, у меня их осталось только два. Я гляну на складе, сейчас.Это тут рядом.

На лице гостьи проступила неподдельная тревога и лишние тридцать лет, теперь Леопольд Хайнц вполне мог пригласить её на свидание и не получить отказа. Не желая думать о том, что за наваждения преследуют его сегодня, он поспешил в кладовку, которая располагалась в задней комнате. Там был и склад и мастерская одновременно.У мастера Хайнца был образцовый порядок.И нужный товар не пришлось искать долго. Вернувшись, он не увидел покупательницу. Странно, колокольчик не звякнул, значит, двери магазина не открывались. Не могла же она ему привидеться, он уверен, что ещё в своём уме.Кто-то положил руку ему на плечо. Боги! Он слишком стар для таких сюрпризов!

- Можно посмотреть ближе, пожалуйста, - в голосе посетительницы слышались слёзы.

Ну, в самом деле! Не плакала же она под прилавком?! Какая чушь! Дрожащими руками она взяла из его рук один из стульчиков.

- Почти такой, как нужно.Только обивка… Что же делать? -женщина трагически закатила глаза, казалось, она старела на глазах. «Как бы не пришлось вызывать катафалк», - мелькнуло в голове у герра Хайнца. С этим срочно надо было что-то делать.

- Фрау… Э-э-э? Не надо слёз! У меня сохранились винтажные ткани. С ними работал ещё мой прапрадед. Если, фрау согласна подождать, я постараюсь подобрать… и сам поменяю обивку на стульчике, или даже на двух. Как захотите.

- Достаточно одного, - слёзы высохли в одну секунду, - Вы, правда, сделаете это для меня? О, спасибо, спасибо!

Она сложила ладони в молитвенном жесте, а её васильковые глаза засветились, словно две звезды. На старого герра Леопольда Хайнца вновь смотрела полная жизни, тридцатилетняя женщина. Герр был не молод, всяких людей с причудами повидал. Сейчас он понимал только одно – надо как-то пережить этот день и помочь  странной незнакомке.

- Вы, присядьте пока что вот сюда, - жестом указал он на кресло около прилавка, - могу я Вас чем ни будь угостить? Кофе или чай?

- Благодарю, разве что капельку тёплого молока.

Молоко нашлось, и, устроив гостью поудобнее, мастер Хайнц удалился в кладовую комнату. Конечно, ему понадобилось гораздо больше времени, чем раньше. Руки уже не те, хотя глаза всё ещё служат ему верой и правдой, особенно если надеть очки. Все-таки он отличный мастер, даже годы не могут отнять у него умение и талант.Работа получилась на отлично. Фрау сидела в кресле неподвижно, молоко рядом на столике осталось нетронутым. Увидев мастера, она подскочила ему на встречу:

- Получилось? Умоляю, скажите! Покажите! – как будто жизнь её от этого зависла.

- Да, и не плохо, - с гордостью протянул ей Хайнц миниатюрный предмет мебели.

- Ах-ах, - она расцветала на глазах, сияли глаза, волосы, улыбка, - невероятно! Это именно то, что нужно. Вы волшебник, настоящий волшебник!

У герра Леопольда трепетало сердце, но не из-за его преклонного возраста, а от счастья. Ему казалось, что он стоит у основания радуги, и вся его долгая жизнь озарилась одним этим моментом.

- Назовите цену, сколько золотых я должна Вам за это чудо?

- Я думаю, - неожиданно для себя сказал старый Хайнц, упуская из виду форму предложенной валюты, - Вашей божественной улыбки мне вполне достаточно.

- И всё же, по правилам, я должна заплатить Вам сполна за такую замечательную работу, - белоснежная ручка ловким движением вытащила из бархатного ридикюля монеты и положила их на прилавок.

Фройляйн кивнула на прощанье, и, прижимая к груди покупку, покинула магазин. Ещё какое-то время Леопольд Хайнц стоял, как околдованный.И не сразу заметил, что на прилавке лежат два полновесных золотых гульдена.

***

Её каблучки радостно стучали по каменной мостовой старого города. Тессиль бережно прижимала к себе ридикюль из зелёного бархата, с такой долгожданной покупкой внутри. Надо торопиться домой, скоро будет темнеть. Да и устала она очень. В её возрасте такие вылазки требуют уже очень много сил. Но это того стоило. Сколько долгих лет пришлось ей ожидать, когда судьба приведёт её именно в этот город. А потом ещё несколько месяцев, пока её часы указали на время, в которое ей можно было выйти. Да, она могла позволить себе такие прогулки всего четыре раза в год.

Прохожие оборачивались её вслед. Ещё бы! Такая красавица, и в таком восхитительном наряде. Наверное, спешит на вечеринку в честь Хеллоуина. Но Тессиль спешила домой.Весь путь пришлось пройти пешком, она побаивалась того, что сейчас называли машинами, а других средств передвижения видно не было. Вот и нужное здание, кажется ей сюда. В основном она ориентировалась по запаху. Те духи, что достались ей  при каком-то французском короле, кажется Людовике, и стояли у неё на туалетном столике, пахли ещё достаточно сильно, чтобы привести её к дому.

Она остановилась у крыльца, нынешние хозяева, к счастью, до сих пор не вернулись. Поэтому дверь открыта, как Тессиль её и оставила.

«Я выпила слишком много молока, не надо было так жадничать, - подумала она, - из-за этого дорога обратно далась мне так тяжело. Ну, у меня будет много времени, чтобы отдохнуть, как следует».

Тессиль проскользнула в двери и закрыла их изнутри на замок, как положено. Потом направилась на второй этаж, в комнату, которую здесь называли кабинетом. Она, конечно, понимала, что это никакой не кабинет, но её мнения никто не спрашивал.

У стенки, противоположной окну, стоял старинный кукольный дом. Раритетная вещица, которой хозяева всем хвастались. Он достался им в наследство от дальней родственницы. И стоил по их подсчетам немало денег. Дом был высотой в пятьдесят дюймов и стоял на специальном столике. Он был полностью меблирован и укомплектован всяческой утварью. Поразительно тонкая работа, поражавшая обилием деталей.Нынешние хозяева не были знатоками таких вещей, иначе, как они могли проглядеть, что в гостиной не хватает одного стула. Вопиющий беспорядок. И Тессиль пришлось терпеть это довольно долго. А ведь её душевное спокойствие  напрямую зависит от порядка и уюта. И ещё - они или жадные, или безграмотные. Из-за них она так долго не пила молока, что сегодня хватила лишнего, поэтому теперь у неё живот болит, и она едва дошла домой.

Тессиль достала из ридикюля маленький стул, поднесла его к глазам – видно, что он очень удобный и отлично подходит в комплект, взамен утерянного. Она подошла к кукольному дому и поставила стул на порог. А затем исчезла. Через мгновенье появилась рядом со стулом, приняв свой естественный размер, и с удовольствием вздохнула.Открыла дверь, подхватила стул и прошла внутрь.

Стул подошел прекрасно, надо будет отослать благодарность сильфидам. Это они надоумили её, где можно найти новую мебель.Теперь Тессиль будет чувствовать себя намного увереннее и спокойнее. Может и её недалёким хозяевам перепадёт чуть больше стабильности. А если не будут экономить на ней молоко, так может и чуть больше счастья.

Тессиль очень хорошо знала о своём предназначении, только рассказать о нём никому не могла.Такая вот шутка Богов. Ведь, когда они были ещё юны, они тоже играли в куклы. Так и появились существа подобные Тессиль. Жаль, что её сородичей становится всё меньше и меньше. Люди перестали о них заботиться. Хотя, конечно, например, тем, кто построил для неё этот удобный дом, Тессиль благодарна и поныне. А вся её сущность состоит в том, что она, почувствовав радость или счастье, возвращает их сторицей, ни мало не скупясь.

Тессиль приготовила себе напиток из пыльцы бархатцев, он должен успокоить желудок, надела тёплые носки и устроилась на новом стуле у себя в гостиной. Попивая горячее снадобье малюсенькими глоточками, она размышляла о том, что люди, всё-таки, с причудами. Куда они спешат, забывая о главном? К чему стремятся? Нет, конечно, когда цивилизация только начала набирать обороты, это пришлось по вкусу ей и её соплеменникам. Гораздо приятнее сидеть вот так в тёплом доме за столом, чем в лесу у костра. По её мнению. Но потом прогресс побежал слишком быстро.Человечество стало забывать о простых радостях общения. Об уюте, о гармонии тишины. О хороших вещах, сделанных с любовью. О том, как делиться радостью. И о таких существах, как она. Всё становится таким быстрым и грохочущим. Таким проходящим, ненадёжным. Очень печально. Старая хозяйка, хоть изредка, и в угоду обычаю, оставляла на её пороге лакомства. А от нынешних Тессиль может так ничего и не дождаться. Вот тогда она и угаснет, просто потому, что в спешке многие стали забывать о том, чем по-настоящему прекрасен этот мир.

Но сегодняшний день внушал надежду на то, что ещё не всё потеряно. Пока встречаются люди, способные поделиться теплом души, у созданий наделённых божественной искрой, таких, как Тессиль, есть, пусть небольшой, но шанс сохранить своё место в этом переменчивом мире.

+5
99
09:24
Прекрасно! thumbsupbravo
14:43
Спасибо! inlove
13:10
очаровательный рассказ! изложение, стиль, образы- всё понравилось!
главное- вдохновляет! а для меня важный показатель)))) angel
14:01
Спасибо Вам! Вот такие комментарии очень вдохновляют!
Загрузка...
Литбес №1