День Ж

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Ан. ЛакрО
День Ж
Аннотация:
Вообще, технически, это даже не рассказ, а описание к одной иллюстрации, которая спонтанно появилась раньше.
Участник конкурса "Конец человечества"
Текст:

Высокопоставленный чиновник, четвёртый по влиятельности человек на планете, Каноник Совета четырёх – икнул, глухо булькнул, и, перевернувшись с левого бока на правый, снова захрапел. Обнажённые ягодицы мужчины небрежно драпировались в смятое покрывало, с приоткрытых губ на подушку тянулась слюна.

– Детка, ты где? – в редкие секунды сознания мямлил он.

«Жалкое зрелище», – думал Лука. Люди уступают ботам по всем параметрам, их и в трезвом состоянии об колено переломить на раз-два. Да, ни один бот не стал бы этого делать, вот только Луку, в отличие от прочих, не связывают так называемые законы Азимова. Но убивать людей не входило в его планы. Точнее – убивать по одному.

Он бы с удовольствием посмаковал шок и стыд, неизбежно ожидающие Каноника культуры после пробуждения, но на это не хватало времени. Лука уже получил от мягкотелого то, что хотел – ключ доступа к Белой комнате. Последний в его списке.

Вот она – небольшая, с кулон размером, вещица, лежит в стальной, покрытой розовой краской, ладони. Корпус роскошно украшен: алмазы и золото переливаются на ведомственном вензеле. Такими ключами обладал каждый из четырёх Каноников, отвечающих за определённую сферу жизни глобал-социума: экономика, наука, культура, армия. Три других ключа Лука добыл раньше, и теперь эти напыщенные болваны беспомощны. К слову, с ними было куда сложнее, Каноник культуры оказался самой простой задачей. Можно переходить к завершающему этапу плана.

Не удержавшись, Лука сделал несколько провокационных снимков и отправил супруге Каноника. Пусть мягкотелый понервничает напоследок, скоро он осознает, что склока с женой – не самое страшное, что может случиться в жизни. Затем припрятал ключ в тайный паз на четвёртой руке и вышел из люкса, аккуратно притворив за собой винтажную дверь. Дурманящий препарат ещё долго не отпустит престарелого извращенца из объятий, но всё же, лучше быть осторожным.

Спустившись в блистающий позолотой холл, Лука бросил администратору, что номер оплатит оставшийся постоялец. Вышел из отеля, смерил прощальным взглядом точёную призму элитного «Голден Парадиз» и зашагал прочь.

Улицы в центре мегаполиса даже ночью наполняла суета: люди и боты текли по тротуарам нескончаемым потоком, над дорожным полотном сновали грави-кары.

– В Тройка-Таун, – указал Лука водителю, забираясь в робо-такси. Дверца бесшумно встала на место, за стеклом замелькали дорогие рестораны и бутики, плавно сменившись однотипными постройками спальных кварталов, а затем – запустением промышленной зоны. Лука всё просчитал заранее: даже с учётом пробок и прочих проволочек к моменту, когда Каноники поднимут тревогу, будет слишком поздно. Как для них, так и для всего человечества.

Глядя на проносящиеся мимо развалины заводов, Лука невольно вспомнил детство.

Он родился несколько лет назад там, где по идее не должно было родиться ничего вообще. Сизый пепел заменял тому месту землю, зловонная желтоватая жижа – воду, а ядовитые испарения – воздух, вот насколько оно было бесплодным. Почему он выжил, и почему выжил именно он, Лука не смог выяснить. Одна самка жука-оленя откладывает около двадцати яиц, гласит статья в Интеграторе, но никого из собратьев Лука здесь не встретил.

Позже, когда он получил доступ к Великому Интегратору Информации, он нашел старые фотографии неизвестного авторства, на которых место его рождения выглядит совсем иначе. Больше всего на тех снимках зелёного цвета. Нет, не такого болезненно-зелёного, каким обладают переливы вонючей жижи в нынешних реках. А сочного, живого оттенка, который радует глаз. Деревья, кустарники и травы обнимали долину точно пушистый плед, зелень перемежалась яркими пятнами соцветий, а сверху их накрывал ярко-голубой купол неба. Всё это исчезло задолго до рождения Луки.

В одиночестве он рос и креп. Сначала в полной темноте, неуклюже ворочаясь и проедая себе путь наощупь. Потом выбрался наружу и бесцельно топтал мёртвый пепел, пока не обнаружил, что умеет летать. Свобода от тяжести гравитации, свист, с которым крылья секут податливый воздух – несравнимое ни с чем чувство. К несчастью, далекое и недостижимое: сейчас его тело залеплено гелеобразной массой, крылья атрофировались за ненадобностью. Вряд ли ещё доведется хоть раз воспользоваться ими.

Но он помнил первый полёт. Как взмыл в блеклое отравленное небо и увидел внизу грязно-бурый поток. На старых фотографиях тут просматривается река с кристально чистой водой. А сегодня то, что наполняет её русло, достойно зваться разве что сточной канавой. Лука ещё не знал всего этого, ему просто стало интересно, где река берёт своё начало. И он полетел вверх по течению. Летел, летел, пока не достиг огромной глыбы.

Глыба удивила Луку не только размерами, но и правильной геометрией. Резкие углы и ровные грани отличали её от глыб, что он видел прежде. Из вершины, утыканной вытянутыми конусами, валил чёрный дым, а снизу, из труб, низвергалась та самая зловонная жижа, что стекала рекой в долину. Сейчас Лука знает, что в бот-заводе нет ничего удивительного, что таких сотни по всей Земле. А в юности ему всё было в новинку.

Он спикировал на угловатую, блестевшую в пыли конструкцию, чтобы отдохнуть от путешествия. Но едва спрятал крылья под хитиновый панцирь, как поверхность под ним зашевелилась и двинулась прямиком к глыбе. В бетонном массиве открылся зёв, и штука вместе с Лукой оказалась в ловушке.

Внутренности завода, пожалуй, были страшнее мёртвой долины. Тут без остановки что-то лязгало и бухало, ходуном ходили поршни, треща, крутились шестерёнки. Во все стороны растекались метры конвейерных лент, на которых стройными рядами тянулись одинаковые фигуры. Лука закружился, изворачиваясь от напирающей со всех сторон опасности, и шмякнулся прямо в липкий прозрачный гель.

Здесь Лука узнал первый в своей жизни страх. Он барахтался изо всех сил, но масса склеила крылья и лапки, засасывала случайную жертву всё глубже, тащила на незримое дно. И когда отчаяние бесповоротно овладело им, заставив принять неизбежное, Лука осознал, что он – больше не он. Где-то внутри нового себя он ощущал своё прежнее крошечное тело, увязшее в плотной субстанции. И одновременно видел свои стальные руки, сжимающие и разжимающие пять пальцев, видел сильные ноги, и серийный номер между двумя выпуклостями на груди.

Обыватели называют это жено-ботом. Вариация робота третьего поколения, используемая в самых разных областях обслуживания, от общепита до интимных утех. Вот ведь угораздило…

Впрочем, лучше, чем бесславно умереть последним представителем своего вида, позже понял Лука. К тому же, вся его жизнь состояла из превращений, и каждая новая форма была кардинально не похожа на предыдущую. Одной стадией больше – не страшно. Его хрупкое хитиновое тельце заменило боту мозг, через питательную среду импульсы побежали по синтетическим связкам, а в крошечную голову из Интегратора хлынул поток информации.

– Кто ты? – испуганно спросил Лука, ощутив чужое присутствие в голове.

– Приветствую тебя, новый пользователь! – отозвался Интергратор и предложил залогиниться. Какое-то время потребовалось, чтобы понять, что это не живое существо.

О, Великий Интегратор Информации, вместилище данных, такое же бескрайнее, как сама Вселенная! Тут можно найти всё, от рецепта пирога до схемы сборки чайника. Всё, кроме запрещённого законом, разумеется. Хотя, если очень постараться… Но очень скоро Лука выяснил, что всеми этими сокровищами пользуются только узкие специалисты да бессчётные у-боты, би-боты и три-боты – разные поколения роботов, обслуживающих нужды граждан. Обыватели чаще группировались в секторах онлайн-игр и симуляций. Тем лучше для его целей, решил Лука.

Благодаря Интегратору он обрёл свое имя. Раньше Луку звали никак, потому как попросту некому было звать. Обычно имена детям дают родители, а у Луки они погибли до его вылупления. Потому он назвал сам себя, по своему роду: Lucanus cervus – жук-олень.

В Интеграторе он многое узнал о людях. Когда-то у них были боги. Точнее, кто-то говорил, что бог лишь один, а другие утверждали – что нет, так что в общей сложности их было неопределимое множество. Лука так и не понял, как это работало, ведь существование богов нельзя было доказать – в них следовало безоговорочно верить. И всё же, веруя, люди боялись совершать плохие поступки, чтобы не обидеть своих богов. Боялись наказания за зло.

Сейчас у них остался только один бог – деньги. Безмерно милосердный, Мани-Бог разрешает своей пастве абсолютно всё. А наказание теперь можно получить даже за хорошие деяния, например, за попытки спасти лес от вырубки или реку от загрязнения. В Интеграторе на этот случай есть много интересных идиом, например, «плевать в колодец, из которого пьёшь» или «рубить сук, на котором сидишь». И это Лука понимал ещё меньше.

Будет ли Интегратор востребован после того, как Лука свершит задуманное? Пожалуй, если его собратья захотят иметь такую же оболочку, как у него, их можно будет подключить тоже. Вместе они напишут новые терабайты истории, замечтался Лука.

Но это всё потом. Главное, чтобы всё получилось. Шанс будет только один. Ведь жуки-олени живут всего несколько лет, не забывал Лука. По меркам его вида, он уже старый. Может быть, его мутация, или новая оболочка позволят ему прожить невозможно долго. Но гарантий нет. Лучше не выяснять, а просто выполнить план.

Такси остановилось у пропускного пункта – дальше, за высокий, обвитый колючей проволокой забор, машине нельзя, режимный объект. Можно только Луке.

«Загрузка шифр-кодов завершена», – пришло оповещение на внутренний интерфейс. Лука подобрал нужный ключ, и охранная система безоговорочно пропустила его.

Пока Лука под видом синтетической красотки тащил в постель чиновника-извращенца, тысячи пользователей скачивали мега-взрывную новинку – онлайн-стратегию «День Жука». Потрясающая графика, крутые персонажи, захватывающие квесты – всё то, что так нравится публике. Ни один из игроков даже не догадывался, что каждый пройденный уровень – реальный слой защиты самой что ни на есть офлайн крепости. Что выстрел в очередного «босса» достигает настоящую цель: неизвестный флеш-вирус поражает алгоритмы охранных ботов, отключая их одного за другим. А артефакты, полученные за каждое выполненное задание – ключи, дающие доступ к любому уровню этой крепости. Замаскированная под игру система взлома сработала идеально: люди сделали всю грязную работу, сами выкопав себе могилу. Луке даже не пришлось присутствовать при этом лично.

Над неприступным с виду зданием-коробкой синими огнями горели буквы: «ГЦРТ». «Глобальный центр развития технологий» – так туманно называлось место, где творились невероятные, порою ужасающе вещи, о которых, тем не менее, не положено знать обывателям. И о которых узнал Лука. Свои секреты «ГЦРТ» оберегало пуще задниц Каноников, в одиночку он бы со взломом не справился. Но когда угроз сотни, тысячи, каждый со своим подходом, и очень даже неплохим денежным стимулом…

Пока на счет игрока-победителя перетекала внушительная сумма выигрыша, механическое тело Луки перемещалось по коридору, перешагивая через недвижные робо-оболочки. Те пялились в пустоту потухшими взглядами, раскинув немощные конечности. На всей огромной территории центра Лука был единственным функционирующим ботом. Людей среди персонала нет – Совет четырёх не доверяет такую важную тайну своим же собратьям, только полностью подконтрольным ботам.

Последняя дверь распахнулась перед ним, впуская в самое сердце «ГЦРТ» – Белую комнату. Неожиданно небольшое помещение подсвечивал холодный, едва голубоватый свет, льющийся так же ровно, как горели разноцветные треугольники-индикаторы на пульте управления. Матовая чернота экрана безучастно отражала застывшего в центре комнаты Луку. Именно так он всё себе и представлял: у «ГЦРТ» стерильное, синтетическое сердце, которое не болит, что бы ни происходило снаружи.

Лука провёл ладонью по животу. После отработки плана он всецело посвятит себя материнству. В природе всё должно быть совсем не так. Но в этом искажённом мире уже давно не считаются с природой. Представителей его вида, как и многих других, больше не осталось в естественной среде обитания. Как и самой среды. Зачем людям растения, если кислород можно синтезировать и продавать? Растения, кстати, тоже. Что угодно можно синтезировать и монетизировать.

С другой стороны, если бы не наука, любовно собирающая и изучающая всё на свете, грандиозный план Луки стал бы просто актом геноцида, мести за уничтоженный человечеством жучиный род. А так – это новый путь, рождение целой эпохи. Свою робо-утробу Лука переделал под инкубатор. Сейчас там, под розовой стальной бронёй, зреет не одна сотня яиц. Всё, что удалось собрать по частным коллекциям редкостей, воспроизвести из материала банков генома. Должно хватить, чтобы создать первую колонию, а там природа сама разберётся.

Он удостоверился, что всё нужное подготовлено, и вышел на связь.

На экране, поделённом на равные прямоугольные сектора, возникло четыре весьма высокопоставленных лица. Бледное осунувшееся, с очками на тонком носу – Каноника науки, гладковыбритое и лощёное – Каноника финансов, багровое, с могучими пучками-бровями – Каноника обороны, и, наконец, круглощёкое и одутловатое, теперь ещё и со следами похмелья – Каноника культуры.

– Кто ты такая? – прозвучал вопрос, вполне ожидаемый для ситуации. Произнося его, Каноник финансов улыбался, но в его глазах читалась угроза, готовность немедля стереть дерзкую собеседницу в порошок.

Лука отсоединил лицевую панель, обнажая контейнер с плавающим в нём мозгом-жуком.

– Вообще-то я самец, – елейно прощебетал Лука. Фальшивый голос крайне раздражал, но в свое время он отказался от идеи поменять звуковой модуль, чтобы не вызывать подозрения у сервисных служб.

– Что?! Да я же её…, – не сдержался Каноник культуры, но поспешил оборвать сам себя. Впрочем, на его возглас всем было плевать.

– И сколько ты хочешь? – не снимая улыбки, продолжал Каноник финансов. Решил сразу к делу, отметил про себя Лука. Хваткий тип, не зря занимает своё кресло.

– Ну, и зачем боту человеческие деньги? – ответил он вопросом.

– Тогда что тебе надо? Власть, господство?! – побагровев ещё сильнее, рыкнул Каноник обороны.

– Да толку над вами господствовать, вы же сами себе рабы, – рассмеялся Лука. Синтетический женский смех звучал особенно противно и совершенно неуместно.

– Так чего же ты хочешь?! – взвизгнул всё ещё пунцовый от стыда Каноник культуры. Лука выдержал паузу, и с наслаждением произнёс:

– Чтобы сегодняшний день стал концом человечества.

– Тогда зачем связался с нами? – вступил молчавший до этого Каноник науки. Его лицо единственное не выражало эмоций: ни злобы, ни страха. Пожалуй, разве что, малую толику любопытства.

– Хотел попрощаться, – честно признался Лука. – Вы долго пользовались этой планетой, но не очень бережно. Пора её уступить нам.

Не слушая крики и ругань, Лука оборвал связь. Перекодированные ворота не впустят никого внутрь без его разрешения, однако у него не так много времени до того, как Совет четырёх сможет помешать замыслу.

Четыре панели под четыре ключа в руках четырёх Каноников. У Луки четыре руки, и в каждой по ключу. Раз, два, три, четыре. Процесс, необратимый, как время, и неумолимый, как рок, запущен.

Когда-то земные государства грозно потрясали друг перед другом ядерным потенциалом. В истории хватало демонстраций его мощи, и перспектива выжженной до пустоши земли действительно всех пугала. Но только не сегодня, теперь этим никого не удивишь. Ведь ландшафт, что окружает пришедший на смену кучке государств единый глобал-социум, не особо отличается от последствий ядерных войн. Нынешний Каноник обороны отвечает отнюдь не за защиту государственных границ – тех попросту больше не существует. В мире остался только один тип противостояния: правящей верхушки против недовольных. Тех, кто не вписался в систему и скрывался где-то за пределами этой гигантской ловушки из комфорта и потреблядства. Или, как их именовали в официальных источниках: экстремистов.

И оружие этой эпохи, созданное для сдерживания внутреннего врага, не занимало много места, не требовало сложных механизмов для запуска. Это были крошечные, невидимые людскому глазу, но, тем не менее, невероятно смертоносные создания. В Белой комнате хранилась и вакцина – а как же, её ведь можно продавать пострадавшим по выгодной цене. Её Лука уничтожил сразу же, вместе со всеми данными по созданию и прочими исследованиями вируса.

Ключи сработали одновременно, выпуская на волю невидимую кару, и Лука представил, как та разлетелась по всей планете, беззвучно проникая в беззащитные организмы. Пока люди даже не подозревали, что их дни сочтены, крошечные убийцы приступили к своей кропотливой работе.

Конец человечества звали AS-616.

Другие работы автора:
+8
183
18:44
+1
И почему-то человечество нас не жалко. unknown
20:02
+2
А так ему (нам) и надо )))
Это не литература, а какая-то статья с выписками из энциклопедии. Художественности ноль. Если это уровень сайта, мне грустно.
22:02
+1
Не грустите, скоро Новый год, все хорошо ))
22:22
+1
Ой-ой, у нас снова акция по привлечению внимания. Скорее все сюда, уровнями мериться.
А на каком сайте, если не секрет, вам было весело?
Не-не-не, я лучше спрятаюсь, от греха подальше.
23:26
Да на этом, Светлана, на этом. На этом и было весело. Просто не читают. Надо ж хоть как-то...))) Старый трюк. Вон на днях исполняли.)))
23:30
+2
А, тада всё в порядке. Развлекаемся дальше. wink
23:36
+2
Что собственно и является целью нашего присутствия здесь
08:12
+1
Зато я теперь, оказывается, мерило уровня сайта )) Это чё, мне теперь категорически нельзя плохо писать? laugh
08:27
Грустно)))
22:52
+2
Идея — бред, но написано интересно.
Бред, потому что в банальность про уничтожение зажравшегося человечества добавлен нелепый жук.
Впрочем, кого сейчас удивишь бредовыми идеями?
08:05
+1
Да так-то и Робокоп бред ) Вообще вся фантастика бред, особенно ранняя. А уж наука — так вообще. Читали про то, как таракану чип вживили, чтоб им управлять? А про тех, что курице палку к заднице привязали? Вот людям нечем заняться )) Мы окружены бредом, навыдумыавли себе ерунды и радуемся. Хорошо хоть у кого-то капля здравомыслия остаётся в этом вселенском бреду)))
04:07
Это точно, бреда полно везде.
Но это не значит, что не нужно стремиться к лучшему. Зачем равняться на отстой, зачем оправдываться чужим отстоем? Да, херню написал, но вон тот чувак вообще облажался, и ничего.
Но, глядя на картинку, я понимаю, что вряд ли получилось бы придумать что-то путнее. Это, конечно, оправдывает.
01:12
+1
А что. Вот до конца прочёл. А ведь сразу было понятно, что будет в конце… :)
И вроде бы текст без особых выкрутасов… Вообще без них.
Да…
Загадка природы.
Как ещё не исследован и… не понят внутренний мир жука-оленя :)
08:10
+1
Понятно было, потому как у текста нет сюжета ;D Только персонаж, жук-олень-мутант ) Кстати, прикольные жуки. Миру нужно больше текстов про жуков, ящитаю
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации