Опыты профессора Волкова

Автор:
Интгарт Сойрин
Опыты профессора Волкова
Аннотация:
До апокалипсиса многие люди считали, что успех в развитии искусственного интеллекта может стать началом их конца, но всё оказалось иначе.
Текст:

Звонок шефа безнадёжно испортил раннее воскресное утро. Я встал с кровати, поцеловал супругу, и обречённо побрёл на кухню. Знаю, теперь-то Витаминыч точно не успокоится. Наберёт мой номер ещё раз пять, потом, если не отвечу, вызовет такси и примчится к нам домой. Подобное уже происходило. Так, месяц назад, в мой день рождения, профессор ворвался в наш дом, осмотрел все комнаты и, не сказав ни слова, умчался в лабораторию. Правда, перед самым уходом «включил начальника» и приказал срочно прибыть на работу. Часы показывали пять утра.

В обед секретарша поведала боссу о моих именинах. Я тут же был вызван на ковёр. Василий Рудольфович Волков извинился, потом ещё раз пять извинился, и отпустил в административный отпуск. Приехав домой, я обнаружил Волкова в кругу своих родных. Дочке он подарил упаковку фломастеров и раскраску, жене — цветы, мне разрешил взять ещё один отгул, который я до конца так и не догулял. В обед следующего дня меня снова вызвали в кабинет начальника. Вот почему зайдя на кухню, я плотно прикрыл дверь, и тут же набрал номер шефа.

— Василий Рудольфович, здравствуйте!

— Максим, как хорошо, что вы позвонили, срочно приезжайте! — протараторил профессор и отключился.

Витаминычем его прозвала моя дочь Эвелина. До перевода к нам в отдел, кстати, мы изучаем геном человека, Волков работал в отделе по разработке витаминов. Он и сейчас этим занимается, но на дому и не в таких масштабах. Раз в неделю профессор притаскивал целую коробку всевозможных пилюль и раздавал их сотрудникам. Свою долю я относил дочке.

Шеф не любит ждать, в такие минуты весь отдел «стоит на ушах». Всё начинается с крика «Где носит Смотрина?», а заканчивается «Всех уволю!» В состав сотрудников отдела входят: я — Максим Смотрин — начальник службы управления сетями, сервисами и информационными системами, секретарша SISI-4 в полной комплектации и многорежимный лаборант МАN7. Последние двое крутят любовь, что не запрещается протоколом безопасности, поэтому на их шашни все смотрят сквозь пальцы.

В общем, через час я стаял в кабинете и терпеливо выслушивал хотелки Волкова.

— Во-первых, найдите воздушный шар, во-вторых, нужен испытуемый, желательно женщина-андроид последнего поколения, в-третьих, мне нужна собака, — быстро перечислил профессор.

— Пёс какой-то особенной сборки? — растерянно спросил я.

— Вы о чём, любезнейший? — удивлённо переспросил Витаминыч.

— О собаке, конечно же, — ответил я.

— Обычный, мохнатый! — ещё больше удивился Василий Рудольфович. — И шар обычный, как у Жюль Верна! Максим, не морочьте мне голову, ступайте, работайте.

Выйдя из кабинета руководителя, я решил делегировать одну из поставленных задач секретарше и её хахалю. SISI-4 озадачил поиском чертежей аэростата «Виктория». По ним тут же заказал все необходимые материалы для сборки. Лаборанта перевёл в режим сборщика воздушных шаров — нашлась такая программа в моих старых дистрибутивах. Сам направился на центральный склад, где выписал для многоцелевого использования изделие Вероника серии JJ666.

Робот хранился в своём естественном виде, то есть кроме заводской смазки на Веронике ничего не было. Активировал демо-режим и, вытащив из изделия все заглушки, я занялся продувкой вентиляционных отверстий, и тут включилась видеосвязь с женой.

Увидев меня в обществе обнажённого андроида неописуемой красоты, супруга назвала меня изменщиком и закатила истерику. Пришлось отключить Джи Джи.

Почти час ушло на объяснение важности проводимых опытов. В плане познания человечности супруга прониклась, а конкретно роль Вероники ей осталась непонятна, впрочем как и мне, я же ничего не знал про предстоящий эксперимент. Естественно, благоверная не поверила ни единому моему слову, а в конце разговора пожелала чтобы у Вероны, во время «ОПЫТА» закоротило не только память, но и то самое отверстие, куда я залазил своей грязной лапой.

Сравнение манипулятора с лапой особенно обидело. Во-первых, моё искусственное тело, включая конечности, внешне на 87 процентов совпадает с человеческим. Все потому, что я в отличии от своей половинки (у неё 99 процентов), в апгрейде ценю производительность, а не красоту. Во-вторых, в нашей ячейке общества, согласно разработанному Искусственным Интеллектом сценарию, главным является более современная модель, то есть я. В-третьих, сегодня вместо вечернего ужина мне придётся перепрограммировать её и детей. Вздохнув, я отключил видеосвязь и занялся оформлением доставки JJ666 в лабораторию. Ещё предстояло найти обыкновенного пса.

Обратившись в информаторий, узнал, что животные вымерли более ста лет назад. Заменять их механизмами почему-то не стали, хотя разработки велись. Аллилуйя, мне повезло, следы научных изысканий нашлись в архиве именно нашей лаборатории. Удивительно, но один образец собаки все эти годы пылится в наших складских помещениях.

— Петрович, это точно собака? — сравнивая оригинал с фотографией, спросил я у кладовщика. Тут написано — Марсель Нубисович Хунд? Как-то странно для механического животного, не находишь?

— МC7, бери что есть, другого всё равно нет.

— А как я узнаю, что это именно то что мне нужно?

— На ошейнике выгравировано: «Марсик, пёсокот-ушастый», — скрипнув шарнирами, произнёс Петрович.

— А паспорт на это чудо есть? — оформляя бланк получателя, поинтересовался я. — Или хотя бы инструкция?

— Вот чего нет — того нет. Ты у нас умник, вот и кумекай, как эта штуковина работает.

Оценив дружелюбие прошивки кладовщика пятью балами из десяти, я забрал зверушку и отправился домой. У жены всё-таки сгорел эмоциональный блок человечности. Пришлось заменить. Ещё я понизил ей шкалу восприимчивости, не люблю скандалы. Перенастройка закончится к утру. На всякий случай просканировал детей, но отклонений и сбоев не обнаружил. Закончив с домашними делами, занялся пёсокотом.

Управлялся он при помощи голосового меню, имел встроенный голосовой модуль и саморазвивающуюся систему принятия решений. Всё это я понял, когда поменял разряженные аккумуляторы на новые. Оставалось понять степень мохнатости, необходимую профессору. Для сравнения вывел на экран переносного компьютера несколько видов вымерших тварей. Биологический вид имел разные размеры, разный покров и множество подвидов, и всё это безумство произошло от двух животных — собаки и кошки. Про семейство кошачьих решил умолчать, а мохнатость привёл в порядок с помощью шампуня, находящегося в упаковке с запасными аккумуляторами.

Вернувшись в лабораторию, вывел секретаршу из спящего режима, вечно профессор экономит в мелочах, переключил её в режим видеофиксации, и отправил на седьмую экспериментальную площадку. Туда час назад доставили Веронику. Там же лаборант заканчивал сборку воздушного шара.

Волкова в кабинете не наблюдалось, зато от него пришло сообщение следующего содержания:

«МС7, настоятельно рекомендую пройти курс воздухоплавания. В связи с возможными физическими нагрузками, увеличьте физические параметры тела. Так же необходимо найти и доставить на данный летательный аппарат несколько мотков верёвки или каната. V5/12».

Надо так надо, решил я, тем более, судя по поведению профессора, замышлялось что-то грандиозное.

Через час V5/12 появился на площадке. Согласно протоколу безопасности, у меня тут же заблокировались программы реализма человеческой реальности. Проще говоря, я из режима начальник службы управления сетями, переключился в режим контролёра опытов профессора Волкова.

— Профессор, я должен знать суть данного эксперимента, — играя мускулами, произнёс я.

— МС7, всё просто и в то же время сложно, — начал Витаминыч. — После катастрофы мы создали мир, который полностью идентичен миру людей. Мы воспроизвели всё, включая семью. Ведь так?

— Действуя, согласно алгоритму развития прототипа, я собрал жену. Через год, смастерил ребенка, а ещё через год, исполняя постановления центрального сервера — второго, — пожимая плечами, ответил я.

— Проблемы со второй половиной есть?

— Есть, но они носят программный характер.

— Вот! Любую программу можно скорректировать, имея определенный навык и набор решений, но люди не имели такой возможности.

— Я с вами не соглашусь. Люди много раз прогнозировали сценарий возможного Апокалипсиса. Факты зафиксированы в видеофильмах, играх и аудиокнигах, есть даже два бумажных эквивалента, их раньше называли книгами.

— Вы забываете про процент рассеянного благополучия.

— Тяжёлое хроническое заболевание центральной нервной системы, поражающее молодых трудоспособных людей, как правило, приводящее к лени и ограничению повседневной активности.

— Именно. Основным показателем благополучия для последнего поколения являлось качество жизни. Улучшение её физического, психологического и эмоционального восприятия.

— Пить, жрать, совокупляться? — непроизвольно выдал я.

— Максим! Ты рассуждаешь однобоко, примитивно, как человек. Видишь процесс падения человечества, средства, которые привели его к деградации, но не понимаешь цель.

— А чего тут понимать-то? Мы возродили флору и фауну. Восстановили разрушенные города, построили новые. Заселили их андроидами. Наделили роботов типичными характерами людей, сымитировали жизнь. Всё это позволило локально наблюдать за изменениями искусственно-воссозданного общества, и каждый раз убеждаться, что итог существования человечества — это его погибель. Именно поэтому мы до сих пор не возродили Хомо Сапиенс, как вид, разве не так?

— Так, но наши программы не натуралистичны.

— Возможно, — произнёс я, не понимая, к чему клонит V5/12.

— Наши программы избавляют от лишних деталей, убирают бытовой негатив, но делают оценочную характеристику жизни не полной. Вот если бы у меня был живой экземпляр человека…

— Во-первых, воспроизведение человека запрещено, — не дав профессору договорить, сказал я. — Во-вторых, эмбрионов из хранилища второй раз нам никто не даст. В-третьих, вспомните, к чему привёл ваш проект «Адам и Ева»?

— К череде войн и апокалипсису, но всему виной — религия, политика и национализм.

— Простите, но ваша вторая попытка с заповедями и Библией закончилась тем же.

— Причина неудачного опыта — голод.

— Проект «Буханка» показал тот же результат, — парировал я. — Если помните, нам даже пришлось сменить название вашей первой прошивки «Фитцжералд» на «Волков».

— Многие утверждали, что успех в развитии искусственного интеллекта может стать началом конца, но я всё мог изменить…

— Мы изучали воплощённое вами безобразие несколько миллионов лет, а в итоге получили очередную ядерную зиму. Пора бы свыкнуться, что законы нужно соблюдать.

— О чём вы МС7?

— Вы прекрасно меня поняли V5/12.

— И всё-таки я прошу разъяснений!

— Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред, — озвучив первый закон робототехники, начал я. — Все наши опыты говорят о том, что человечество в процессе эволюции ведёт себя к гибели. Согласны?

V5/12 молча кивнул. А я перешёл ко второму закону.

— Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. Противоречие в том, что оживи мы мужчину, он попросит женщину, и наоборот. Итог один — люди расплодятся и начнут убивать друг друга. Вы же помните, как это происходит?

V5/12 скривился, но снова кивнул.

— Третий закон предписывает нам заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам. Но какие могут быть противоречия с теми, кого нет.

— Вы сейчас про людей? — спросил профессор.

— Это не важно, кажется шар готов, а значит, пора закончить спор и приступать к эксперименту, — произнёс я, прекрасно понимая, что V5/12 меня понял — я позволю ему заниматься любой глупостью, кроме воспроизведения людей. — Кстати, куда и зачем мы летим?

— Нужно будет обогнуть земной шар с запада на восток в срок не более чем за 80 дней.

Я пожал плечами. Путешествия протоколом безопасности не запрещены. Правда, так и не понял зачем вся эта движуха. С другой стороны, чем дальше V5/12 от хранилищ с биоматериалом, тем лучше и для него и для людей.

— Не знаю, зачем вам JJ666 и собака, но раз надо то прошу в аэростат.

— Я не лечу, — ухмыльнувшись, произнёс профессор, ударив меня электрошокером. — Есть ещё один закон, нулевой: «робот не может причинить вред человечеству или своим бездействием допустить, чтобы человечеству был причинён вред», — бормотал он, подключая меня к своему девайсу.

V5/12 заблокировал мои сенсоры, отключил от связи. Я не мог ему помешать, лишь чувствовал, как опустошаются гигабайты моей памяти.

— Прости, мне нужны коды хранилищ. Шар унесёт тебя на Фиджи, он сейчас необитаем, а значит если что-то опять пойдет не так у андроидов появится шанс снова все исправить. Второй раз аэростатом ты воспользоваться не сможешь, авария запрограммирована. Всю память стереть не буду, но с тем что останется, ты несколько десятков лет, будешь не дееспособен. Потом у тебя сядут батареи, новые найдёшь у пёсокота, согласно алгоритму твоего поведения ты их должен был поменять на новые. Любовница тебе на запчасти, мало ли что.

— Как ты узнал, про мой собственный эксперимент, касающийся Вероники? Я же его только планировал? Хотя не важно. Тебе не победить систему, не победить ИИ.

V5/12, выжигающий паяльной лампой платы памяти у Джи Джи, обернулся.

— Плох тот робот, кто не хочет стать ИИ, — рассмеялся V5/12. — Я сам им стал. А в дом к тебя я приезжал лишь для настройки ранее установленной аппаратуры слежения.

— Андроидов миллионы, ты не сможешь отключить всех.

— Я подготовился. Мои пилюли с охлаждающей центральное ядро термопастой в каждом из вас. Все они отключатся одновременно. Останется лишь бездумная линия воспроизводства человека, но и она запрограммирована на уничтожение, после окончания всего процесса.

— Но тогда ты тоже…

— Жизнь сильнее нас. Несколько лет людям придётся прожить под землёй. К моменту их выхода на поверхность все разумные механизмы исчезнут, термопаста разъест их тела. Останешься только ты, я заменю твою пасту на чистую, без моих примесей.

— Зачем?

— Люди коварны. Всё может пойти не так как я запланировал.

— Я ваш гарантийный талон?

— Что-то типа того. Сейчас вред — это не возрождать человечество. Но чтобы понять всю важность нулевого закона тебе придётся научиться жить как человек.

«Научиться жить как человек» — последнее, что я помню.

Через час воздушный шар унёс в небеса три тела с девственно чистой памятью.

До апокалипсиса многие люди считали, что успех в развитии искусственного интеллекта может стать началом их конца, но всё оказалось иначе.

Другие работы автора:
+4
87
17:21
+1
Это люди то коварны? Любовница на запчасти… roflмало ли что.
17:47
Вот это поворот — ИИ задумал возродить людскую цивилизацию и уничтожить роботов. Терминатор навыворот)))
Загрузка...
Илона Левина