Невидимка

Автор:
Николай Соловьев, Алексей Макатерчик (КиЛ)
Невидимка
Аннотация:
Первый рассказ из вселенной “Анархия”
Текст:

Каждый раз, возвращаясь со смены домой, муж слышал отвратную по его мнению музыку сына. Первое время глава семейства, изрядно уставший на работе, а зачастую и подвыпивший после, пытался посвятить отпрыска в совершенно ненужные тому аспекты жизни.С годами он и сам не заметил, как превратился из главного человека в доме в самого неприметного члена семьи. Он напрочь перестал общаться с сыном в силу общего недопонимания современной культуры, к которой инфантильный отпрыск всячески пытался пристраститься и при любом удобном случае сие доказывал. Жизнью старшей дочери отец и вовсе перестал интересоваться два года назад, когда та переехала жить к мужчине на десять лет старше ее.

“Наверное, я уже никогда не смогу их понять” – каждый раз приговаривал отец так, чтоб никто не услышал, и незаметно удалялся в свою комнату. Несколько месяцев назад – он и сам точно не знал, сколько – они с женой стали спать раздельно. Ответа “почему” у него не было, да и особо не интересовало. Он любил свою жену до тех пор, пока полностью не погряз в работе и, опять же, не заметил, как истратил всякий интерес к продвижению своей жизни вперед. Он зарабатывал деньги, потому что все так делают: нужно кормить семью, и никто не сможет это сделать лучше, чем мужчина. Делал детей по той же причине: какая семья без детей? А совсем недавно жена, не посоветовавшись ни с кем, решила уйти с работы, полностью взвалив бремя достатка на него. Чем жена собиралась заниматься в свободное время, он даже не спрашивал. Чего не хватает идеальной семье? Правильно: домашних животных. Уже давно жена выпросила у него мелкую собачонку, породу которой он до сих пор не узнал, да и не особо-то и хотелось. По всем законам жанра, песик надоел ей спустя три месяца. С тех пор муж-невидимка каждое утро ни свет, ни заря выгуливает “Булочку”, после чего тихо и мирно удаляется на свой “любимый” завод.

Этим морозным вечером муж пришел в приподнятом настроении, хотя и трезв, как стеклышко. Переступив порог родного двухэтажного дома, который он строил на протяжении половины своей жизни, ощутил небывалую легкость. К скорому новому году ему выплатили тринадцатую зарплату, которую, в свою очередь, он решил потратить на подарки. Ввалившись в прихожую с завернутым в разноцветную обертку новым смартфоном и набором постельного белья с ангелочками, он словно поймал на себе чей-то сверлящий взгляд. Муж остановился, поглядел сначала в спальню, где разглядел включенный телевизор и жену, обрабатывающую себе ногти.

- Лариса, я дома! – ответа не последовало.

Затем развернулся к кухне, прошел по коридору и только тогда понял, насколько в доме тихо.

- А что, Егор не дома?

Постояв некоторое время возле закрытой двери сына, он обдумывал, рад ли некоторому изменению в превратившей в “день сурка” обстановке или же стал осознавать, насколько всем все равно. Вернувшись в прихожую, муж положил подарки, снял пальто и застыл, узрев в отражении зеркала тот самый взгляд. Черные зрачки с золотистой окантовкой глядели на него, как на свою добычу. То были глаза огромного золотисто-серого волка, изображенного на кривом полотне на фоне блеклой луны.

Муж повернулся и надолго уставился на нависшую над ним картину, глядящую на него живым хищным взглядом.

- Брр! – глава семейства помотал головой, ударил ладонью по щеке, взял комплект белья и направился к спальне. – Дорогая, а что это за обновка у нас в прихожей?

- О чем ты? – монотонно откликнулась Лариса, не отводя пристального взгляда от ногтей.

- Там, над полкой картина. Твое приобретение? – интересовался муж, протягивая вперед подарок. – А вот это любимой…

- Да откуда мне знать, - шикнула Лариса, словно и не заметив жеста мужа. – Я из спальни сегодня вообще не выходила. Ты в своем уме? По-твоему я бы сама картину к стене прибивала? Опять Егор что-нибудь притащил. У самого-то уже в комнате и места за плакатами нету, вот теперь и прихожую захламляет?

- Так он дома?

Постояв над женой с минуту и снова не дождавшись ответа, муж удалился. Проходя по коридору, он то и дело поглядывал на картину, взгляд которой за все время проходки был устремлен точно на него. Взгляд охотника, который вот-вот нагонит свою добычу, взгляд, незнающий жалости. Виски мужа прострелила острая боль, что вмиг затмила собой накопленное за не совсем отвратный день настроение. Постучав в дверь сына, он глядел на кухню, из которой в коридор падала тонкая тень. Пройдя вперед, муж увидел “Булочку”, сидящую на подоконнике, до которого сама в силу маленького роста никогда не смогла б допрыгнуть, и глядящую за окно.

- Булочка? – окликнул муж и легко присвистнул. Сделав шаг вперед, висок снова прострелило. – Что ты делаешь? Как ты там оказалась?

Приближаясь, он замечал, что в его собачке что-то не так, но мозг не придавал этому значения. Шея песика неестественно выгибалась, а пальцы передних лап перебирались, обнажая короткие коготки.

- Добро пожаловать на перепутье, друг мой, - донесся грубый бас откуда-то спереди.

- Кто это говорит? Кто ты?

“Булочка” отпихнулась правой лапой от окна и поглядела на хозяина золотистыми глазами.

- Не важно, кто я, - донесся голос из собачьей пасти. – Я пришел поговорить о том, кто ты!

Лицо главы семейства налилось красным, поднялось давление, участилось сердцебиение, зрачки расширились настолько, что закрыли собой почти все глазницы. Только он хотел закричать, как вновь ощутил боль в висках, за которой последовало нарочито ведомое сторонними силами спокойствие. Голос внутри, изредка прерываемый волчьим рычанием, молвил совсем не мягко, но от чего-то тонизировал, заставлял принять ситуацию трезвым умом.

Дверь комнаты сына открылась и оттуда вышла знакомая фигура, но полностью прозрачная. Медленно повернув голову, отец увидел образ своего потомка, беззвучно двигающего губами, после чего отправившегося к спальне матери.

- Говори, - твердо заявил он.

- Скажи, тебе нравится твоя жизнь? – после недолгого раздумья поинтересовался пес и, как ему показалось, улыбнулся, хотя не мог этого сделать физически. – Расскажи мне, как она протекает.

Хоть голову человека где-то в глубине пронзали бесчисленные вопросы, он их не задавал. Вмиг перед ним выстроилась четкая линия его желаний, преобладающая над каждой из прихотей семейства и всех, кто, по его мнению, был ему близок. Ни разу в жизни он не ощущал такой эйфории, затмевающей все, что считал нужным, но что было чуждо.

- Никак, - лишь смог вымолвить человек. – Разве ж это жизнь? Я лишь выполняю то, что от меня просят. Кажется, к стольким годам я даже не решил, чего хочу.

“Булочка” кивнула и слегка оскалилась: - Я могу дать тебе ответ, почему так происходит. Совсем не твоя вина, что жизнь кажется тебе пустой. Дело в том, что ты проживаешь не свою жизнь. Некогда у тебя отобрали судьбу, что принадлежала тебе по праву. Отныне тебе остается лишь волочить существование, с которым не знаешь, что делать. Но я могу все изменить.

Глаза его загорелись вложенной в них идеей. Образ неотремонтированной кухни сменился довольно отчетливыми воспоминаниями, в которых он бежит по лесу с автоматом наперевес. Позади него спешат два верных соратника, уверенных в беспроигрышности плана лучшего, по их мнению, командира. Сцена сражения с некими сгустками черной жижи подействовала на него вдохновляюще. Неведомые ему существа были не в силах справиться с проработанной годами тактикой. В дальнейшем образы бежали сквозь года, повествуя о стычках то с крылатыми монстрами, напоминающими гигантских вампиров, то с людьми, владеющими нечеловеческой энергией. Он видел ужасы смерти и счастье страстной любви, осознавал страхи предательства и откровения тайных знаний, доступных ограниченной горстке людей, к которой был причислен. То была жизнь, наполненная смыслом.

Когда грезы рассеялись и пред ним предстала старая кухня, ненадолго нахлынуло некое уныние.

- Ты даруешь… нет, вернешь мне все это?

- Да, ведь оно твое по праву, - зарычал милый лишь с виду песик и впился когтями в дерево подоконника.

- Но что будет с моими родными?

- Если ты о тех, с кем приходится существовать, то можешь не беспокоиться за них. Ни один из них даже не вспомнит о том, что ты был. Так происходит всякий раз, когда человека влекут высшие силы. Обычные люди попросту забывают того, кто был достоин чего-то большего, нежели ходить на работу, придумывать себе хобби и заводить собак да детей.

Булочка обнюхала белую завивающуюся шерсть создания, в котором находилась, и отстранилась, сморщив нос.

- Что от меня требуется? – решительно лишь с виду спросил человек.

- Лишь согласие, - пояснила собачка и сверкнула глазами. – Мой удел восстановить баланс и вернуть потерянные души на места, в которых должны находиться. Ты лишь часть пазла и на данный момент не способен вершить историю. Но лишь пока…

Теплом налилось тело человека-невидимки, искорки пробежали по глазам. Он поднял руки, что прострелила острая боль, и увидел на ладонях капли крови. Старые линии жизни исчезали, а новые вычерчивались в такт когтю, ведомому собачкой по скрипящему дереву. То была невыносимая боль, но несравнимая с пытками, длиною в целую жизнь. В то время как собачьи глаза заливали кухню золотом, тело человека сгорало заживо, вскоре став лишь горсткой пепла на линолеуме.

Ставни распахнулись, впустив внутрь вьюгу и вмиг забрав с собой пепел человека, которого больше никогда не существовало здесь, но которого ждала целая новая жизнь в мире, название которому “Анархия.”

Другие работы автора:
+1
165
10:19
+1
Если так начинать рассказ, есть опасность потерять читателя после первого абзаца. Герои сразу становятся на позицию картона. Все эти муж, отец, сын, дочь, отец семейства, отпрыск… Все эти неживые «изрядно, зачастую, всячески»… нет, это не владение языком, это какая-то опаска в повторах что ли? Ну почему не писать сразу живого героя. Зачем этот пересказ? Дайте ему имя. Походкой покажите, что он пьян. Пусть его зримо воротит от какого-нить Басты. Пусть у него будет дежавю, и читатель поймет, что это так каждый раз. Потом дайте воспоминание про дочь, вспышкой. Но чего вы отстраняетесь от своих персов? Почему не вжиться?
Спасибо за отзыв. Практически все описанное вами было написано специально. В частности отсутствие имени у главного героя. Не зря ж рассказ называется именно так.
В том, что текст можно расширить, полностью согласен. Просто этот рассказ изначально писался под конкурс с ограничением знаков.
Если можете, поясните, пожалуйста, почему «изрядно, зачастую, всячески» и т.д. плохо воспринимается.
Загрузка...
Илона Левина

Другие публикации