Клинок памяти | Глава 3

Автор:
amber_linden
Клинок памяти | Глава 3
Аннотация:
Какие события кроются в прошлом Анны и Мари? Что стало причиной вражды и поединка оборотня и вампира? И всегда ли можно верить собственным глазам?
Текст:

Анна остановилась перед Резиденцией Совета.

“Мало правды во мне и в моих зеркалах,

Одиноких мечтаньях и нечаянных встречах,

Полуискренних песнях, полупьяных стихах,

Пластилиновых днях и восторженных речах…” © Обе-рек, “Мало правды”

Нажала на плеере “stop”.

Бывший купеческий дом был залит светом восходящего солнца, но впечатление все равно производил гнетущее, и девушка дернула уголком губ, словно бы хотела криво усмехнуться, но в последний миг передумала.

За свою недолгую жизнь оборотнем с членом Совета она сталкивалась всего один раз: когда он нашел ее в парке, почти мертвую, и вызвал помощь. Правда, об этом Ане рассказали уже потом, когда она очнулась, поняла, что не дома, не в больнице и даже не в морге…

Тяжко вздохнув, девушка наконец поднялась по ступеням, оттягивать встречу с Дознавателем не стоило. Дежурный маг назвал номер кабинета, куда оборотню требовалось пройти и снова вернулся к газете: к своим обязанностям охранника он явно относился спустя рукава.

“Виталий Крестов. Маг. Дознаватель

Часы приема:

8:30 - 13:00”

Прочитав табличку у кабинета “7”, Аня растерялась, но быстро овладела собой.

– Вот и свиделись, – нахально усмехнувшись, заявила она. Дверь со стуком захлопнулась за ее спиной.

Молодой человек поднял глаза от какой-то бумаги, которую изучал, и чуть улыбнулся, от чего руки Ани покрылись мурашками.

Когда она заметила его темноволосую и лохматую макушку, оборотень и подумать не могла, что у него будет такое… что он будет такой…

...Красивый…

– Прошу прощения? – маг слегка картавил, что немного разбавило романтичный дурман в девчачьей голове, и Анна наконец-то взяла себя в руки.

– Не извиняйся, – фамильярно заявила она, нагло скрипнув ножками стула по паркету.

Дознаватель медленно изогнул темную бровь и скептически скривил губы.

“Господи, да я же веду себя, как идиотка! – пронеслись в светлой голове лихорадочные мысли. – Что же я делаю?!”

Скептическая ухмылка Дознавателя плавно перетекла в удовлетворенную: щеки девушки разрумянились, от чего оборотень стала выглядеть очень… мило.

– Кажется, я тебя вспомнил. – Маг отложил в сторону бумаги. – Когда я видел тебя последний раз, ты больше напоминала поднятого из могилы свежачка. Рад, что ты выжила и даже стала такой боевой, что начала убивать вампиров. Не хочешь поговорить об этом?

– Не особо, – слегка охрипнув, выдавила Аня.

– А о том, зачем ты преследовала человеческую девушку? – молодой человек был само терпение и внимание: он говорил с Аней таким участливым тоном, что оборотню становилось не по себе. – Тоже? Во-от как… Но выбора у тебя нет, волчонок. Или ты отвечаешь на мои вопросы, или…

Аня неожиданно дернулась, зрачки ее расширились, и маг заметил мимолетный порыв девушки вскочить со стула и, наверное, убежать?

– Следить за человеком и охранять ее мне было приказано Вожаком. Приказ исходил от Совета. Это все, что я знаю. Вампир вообще на свою кровь людей подсаживал, так что можете сказать мне спасибо! Это все? – Оборотень выпалила эту тираду на одном дыхании и нетерпеливо закусила губу.

– Вообще-то нет… – маг недоуменно нахмурился, пытливо разглядывая девушку. Та сидела, как на иголках, явно с трудом удерживая себя на стуле. – Да в чем дело?!

Маг и Дознаватель явно не привык к такому поведению нежити у себя в кабинете, он возмущенно смотрел на оборотня, и даже это, вкупе с недоумением, не портило его красивое лицо, но Ане было все равно.

Сквозь магическую защиту Резиденции Cовета пробилось всего одно слово: “Аня!”, но голос Мирослава звенел от тревоги и напряжения, в нем было столько отчаяния, что волчица и без подробностей поняла, что дело плохо – нужно было срочно бежать к Маше. Срочно! А она сидела тут с магом…

– Мне срочно нужно к Марии…

Дознаватель изогнул бровь:

– К той девушке, которую ты преследовала? Зачем?

– Надо! – рявкнула оборотень, сверкнув желтыми глазами.

Стул с грохотом опрокинулся, и секундой позже хлопнула дверь.

Молодой человек откинулся на спинку своего кресла и выдохнул, глядя на свежие царапины на паркете:

– Просто...замечательно.

Аня вихрем пролетела по коридору, в длинном зверином прыжке перемахнула лестницу и выскочила из Резиденции прежде, чем маг успел поднять тревогу. Мирослав больше не кричал, не звал ее и даже на обратный зов не откликался. Из-за этого сердце девушки колотилось все быстрее.

Анна спешила изо всех сил, а когда добежала до парка, то перекинулась и весь остальной путь до дома подопечной проделала уже в волчьей ипостаси, распугивая ранних прохожих.

Когда девушка забежала в подъезд, в груди пекло раскаленными углями, а из носа тонкой струйкой бежала кровь – такие нагрузки с трудом переносило даже нечеловеческое тело. Забег до десятого этажа стал бы форменным самоубийством, к тому же Аня понимала, что если там враги, то запыхавшаяся и полуживая она вряд ли будет представлять для них серьезную опасность. Поэтому оборотень вызвала лифт, и пока он полз до нее с третьего этажа, извлекла из сумки хрустальную бутылочку размером с мизинец. В ней плескалась жидкость болотно-зеленого цвета, девушка залпом выпила ее и страдальчески скривилась. Вкус у “Бодрости” был отвратительный. Анна словно проглотила тухлую капусту с прокисшим молоком и занюхала это носком бомжа… Зато сердечный ритм восстановился, дыхание снова стало глубоким и спокойным, а измученные мышцы перестали ныть, снова наполнились силой.

Уже поднимаясь в лифте наверх, оборотень вытерланос и подбородок тыльной стороной ладони. Девушка не знала, что будет ждать ее в квартире, поэтому готовилась на всякий случай ко всему, копаясь в сумке в поиске универсальных зелий. Но лифт остановился раньше – на девятом, а не десятом этаже. Волчица удивленно вскинула голову, а с лестничной площадки на нее уставились четыре ехидные вампирские рожи. У каждого упыря был арбалет.

Первый болт пробил грудь, второй шею, третий и четвертый вошли в печень и плечо. Анну отбросило на стенку, створки неторопливо схлопнулись, и лифт поехал на десятый этаж, где вплавленный в стену, как раз напротив шахты, с трудом открыл глаза Мирослав…

...Портал открылся бесшумно, только осветилась бледным голубым сиянием лестничная клетка. Виталий аккуратно ступил на холодный бетонный пол, забрызганный кровью, огляделся, прищелкнул языком, заметив темноволосого оборотня в стене. Тот, видимо почувствовав присутствие мага, едва слышно простонал:

– Лифт...квартира…

Виталий пассом одной руки окутал место схватки непроницаемым куполом, а пассом второй отпер лифт.

– Кошмар.

У стенки в луже крови сидела пробитая болтами девчонка.

– В квартире, надо думать, Мария? - маг полуобернулся к Мирославу, тот снова шевельнул губами: “Да”. – Потерпи. Сейчас я твоего щенка высвобожу, и займусь тобой.

Первым, что испытала Анна, придя в себя, была боль. Вторым – ярость. Освобожденная от арбалетных болтов с магической ловушкой, блокирующей регенерацию и возможность двигаться, она рванулась вперед, сверкая желтыми глазами, повалила человека на пол и щелкнула удлинившимися клыками у его горла.

Кровь из ее собственного залила белоснежную рубашку несостоявшейся жертвы.

– Прости, – булькнула она, заваливаясь на бок и сотрясаясь всем телом. Дознаватель рывком поднялся и махнул на нее рукой, не столько имея в виду: “Проехали”, сколько магически помогая экстренному заживлению ран. Времени у девчонки оставалось немного – он снова появился вовремя и снова спас. Если бы могла, Аня даже сказала бы ему спасибо, но говорить, когда тебя принудительно выворачивает из одной ипостаси в другую не мог ни один оборотень.

Три минуты пытки, и девушка с усилием встала на четвереньки, руки дрожали, ноги тряслись, голова кружилась, все внутренности словно бы скрутились в тугой узел и раскручиваться не желали. Поэтому подниматься Анна не спешила и едва ли не ползком двинулась к квартире.

Маг только тяжко вздохнул, переводя взгляд на Мирослава. Высвободить этого волка из “капкана” было намного сложнее.

Дверь не была заперта и легко подалась, когда Анна толкнула ее, оставив на покрытии кровавый след. Далеко ползти не пришлось: подопечная лежала в коридоре, свернувшись калачиком и прижимая к шее обе ладошки.

– Твою мать, – прошептала Аня. – ...ть!

Лицо Марии было классически бледным, губы бескровными, но она дышала. Пока.

Когда Мирослав, держась за стенку и кривясь при каждом движении, приблизился к ним, Аня с рычанием размазывала по щекам слезы.

– Кошмар. – Во второй раз произнес маг.

Мирослав осторожно опустился на колени возле Маши, аккуратно отвел ее тонкие пальчики от шеи, и зарычал.

– Вы можете спасти ее. Дать ей своей крови. Я составлю протокол, в котором опишу, все что здесь произошло, и тогда ее не ликвидируют.

– Она все равно будет вампиром, – прохрипела Анна. – Эти твари…

– Не время! Зато она будет жива! И эти ублюдки не добьются своего…

– Но, Мирослав, ты же не знаешь…

Парень яростно схватил волчицу за руку и прижал ее ладонь к бледным губам Марии. Девушка дрогнула и, не размыкая глаз, не приходя в себя, вцепилась в вымазанную в крови руку Анны зубами…

На площадке перед усадьбой Семьи выстроилась вся стая. Вечер был теплым, душисто пахли полынь и опавшая листва, откуда-то тянуло горьковатым дымком.

Анна стояла напротив связанного Мирослава, но тот, как ни старался не мог поймать ее взгляд. Девушка смотрела только на свои дрожащие руки и иногда оглядывалась по сторонам, словно надеясь, что кто-то ей поможет… Но Мирослав знал, что спасти их не под силу никому и ничему.

– Пора. – Вожак посмотрел на клонящееся к западу солнце, и кивнул Антону – распорядителюказни. Тот продолжил: – Пришло время привести приговор в исполнение.

Аня дернулась и обернулась, ее лицо исказила мука, а глаза бешено сверкнули золотым.

– Не надо, – тихо произнес Мирослав, зная, что девушка услышит.

Она услышала. И наконец-то посмотрела на него. Их взгляды встретились. Лесная зелень и небесная синева.

– Прости меня. – Оборотень неожиданно светло улыбнулся. – Я не слушал тебя, когда нужно было. Но я не жалею. Мы все-таки спасли Валенку… А я спас тебя. – Мирослав говорил так тихо, что Аня скорее читала по губам. – Ты ведь догадалась, да? Ты всегда была умницей.

– Пора! – голос Антона раскатился по двору, снова заставив Анну дернуться. – Приводи приговор в исполнение!

Виталий задумчиво прищурился: “Интересно, мне показалось, или этот хвостатый действительно торжествует?” Маг обязан был присутствовать при казни Мирослава Лесного, и это было последним его заданием в официальном статусе Дознавателя Совета.

– Анька, – Мирослав снова улыбнулся, заставив сердце девушки сжаться. – Забери мой меч. И...живи. Ради меня.

– Я не могу… Мирослав, я не смогу! – последние слова Анна крикнула.

Замершие вокруг волки, все как один с мрачными лицами, зашептались, но тихий голос всеобщего любимца, приговоренного к смерти из-за того, что какая-то пришлая шавка не справилась с заданием, с легкостью перекрыл их ропот:

– Улыбнись, волчонок. Пожалуйста.

– Пора! – в третий раз произнес Антон.

А Анна улыбнулась.

Виталий смотрел на Аню, откровенно любуясь ее красотой, но не упуская ни слова из того, что она говорила.

– ...Антон допрашивал нас отдельно. Очень надеялся доказать, что я самовольно обратила Марию… Договорилась с вампирами… Только твой протокол нас и спасал… – Несмотря на сухой, спокойный голос девушка то и дело прерывалась, с трудом начиная говорить после паузы. – Только его это не остановило… Вожак поверил ему… Антон даже достал письмо от… Совета. И повернул все так...что мы провалили задание… И после этого я...обратила Марию. Чтобы отыграться… За провал… Меня должны были казнить… Меня! - неожиданно крикнула Анна, но взяла себя в руки. – И тогда Мир взял вину на себя. Сказал, что… приказал мне…

– Тогда почему приговор в исполнение привела ты? Палач ведь Антон.

Ана скрипнула зубами.

– Я думаю, что это было его условие. Он принимает версию Мирослава, только если я... Только если я убью Мира! Только тогда я и буду жить… В изгнании…

Виталий откинулся на спину. Некоторое время он молчал. Аня же тяжело дышала, пытаясь взять себя в руки, и распутывала провода наушников.

– Антон добился своего… Лет десять и он, а не Мирослав, станет новым Вожаком. И тогда найдет тебя даже на краю света. За что же он так тебя ненавидит? – Парень горько усмехнулся.

Аня только дернула плечом в ответ и нажала “Play”.

“Окружают опасные тени,

Слуги увядшего прошлого,

По ночам я боюсь привидений,

И чего от них ждать хорошего?

Избегаю назойливых взглядов,

Прячу под веками скверну,

Из самых отравленных ядов

Совесть самый больной наверное...

Это ты делал своими руками,

Это ты думал своей головой…” © Обе-рек. Призраки

...Мария судорожно вдохнула и закашлялась, будто вынырнула после долгого пребывания под водой…

На город уже опустилась ночь. Душная, теплая, пахнущая полынью.

Вампир с усилием выдернула из груди влажно чавкнувший меч.

В тот вечер она видела, как Анна улыбнулась и легко взмахнула мечом.

Как упала на пожухлую траву голова ее Мирослава.

А теперь она видела все. Знала все.

И знала, кому мстить.

+1
21:57
98
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Светлана Ледовская №2