Новый статус

Автор:
Журавель Игорь Александрович
Новый статус
Текст:

На первый взгляд это было привычное понедельничное утро. Подъем, утренний туалет, кофе, облачение в деловой костюм, вывод машины из гаража и поездка на работу. Вот только состояние Артема сегодня было несколько взбудораженным. Его возбуждение было вполне объяснимым – ведь вчерашняя новость была не из тривиальных.

В воскресенье вечером Артем как обычно отдыхал. Он удобно устроился на диване, похмелялся после вчерашней вечеринки легким пивом и смотрел вполглаза какое-то социальное шоу на YouTube. Участники дискутировали о специальных приютах для частично одушевленных людей. В принципе, большинство сходилось на том, что ситуация здесь сходная с домами престарелых. Те же две точки зрения. С одной стороны, родственники вроде бы отказываются от своих ставших обузой близких. С другой – те получают хороший уход и постоянную компанию сверстников. В случае частично одушевленных, естественно, речь шла не о сверстниках, а о людях в таком же положении.

Бросив на экран очередной ленивый взгляд, Артем увидел, что пришло новое сообщение в мессенджере. Сообщение было от его коллеги по работе Константина. «Темыч, слыхал новость? Иван Саввич сменил статус», – гласило оно.

***

Когда Артем прибыл в офис, все коллеги были уже на месте. Костя, Антон, Катя, Лера, Мария. Впрочем, в случае Марии слово «уже» можно было и не применять – она была постоянно на месте уже почти полгода. Отсутствовал пока только Иван Саввич. Но, как известно, начальство не опаздывает, оно задерживается. Артем поздоровался с коллегами и расположился на своем рабочем месте. Все молчали и вяло занимались своими делами.

Наконец привезли Ивана Саввича. Два дюжих охранника вытащили его с заднего сиденья автомобиля и отнесли в кабинет, где усадили в привычное кресло. Когда охранники покинули офис, сотрудники наконец-то оживились.

– Да уж, смена статуса – извечная загадка. Что мы чувствуем при этом? Лишь собственный опыт даст ответ, – произнесла мечтательно Катя.

– Раз уж такое дело, – смущенно улыбаясь, произнес увалень Костя, подходя к бару и доставая оттуда бутылку коньяка, – надо бы за упокой души выпить что ль.

– Костя, поосторожней с формулировками! – возмутилась Катя.

– Ну, части души, я имел в виду, разумеется, – уточнил Константин.

Он разлил коньяк и все выпили. Артем даже произнес витиеватый тост, красочно пожелав глубокоуважаемому шефу счастья в его новом положении.

– Б..дь! – со злостью воскликнул вдруг до этого молчавший Антон и швырнул бокалом в стену, – да вы все е..у дали! Сидим тут в одном офисе с мертвецами! С ума все посходили!

– Антон, нельзя ли быть покорректнее?! – недовольно отреагировала Катя.

– Да ладно, – примирительно сказал Костя, – вы что, не знаете нашего Антоху? Это ж вечный диссидент. Помните, он еще во время пандемии говорил, что маски носить не надо, карантинные меры не оправданы, и вообще все кукухой поехали?

– Вообще-то здесь не совсем вопрос корректности, – вмешалась Лера, – скорее дело в росте научных знаний о мире. Ведь еще столетие-другое назад никто и не подозревал, что наш организм в значительной мере являет собой симбиоз множества микроорганизмов. Когда все об этом узнали, стал логичный вопрос – а есть ли мы сами как таковые, или же наше сознание – продукт совместной нервной деятельности тех, кто нас составляет? И без кого, как оказалось, жизнь как таковая и невозможна. Соответственно, имеем ли мы право считать окончательным покойником человека, чья мозговая деятельность прекратилась? Ведь жизнь-то в нем еще продолжается. Это как если разбомбить столицу, это же не означает, что прекратила существование вся страна.

– Сука, – Антон картинно ударился головой в стеклопакет, – как же мне с вами тяжело. Наш город прямо-таки завалили трупами. И всем ведь пох..й. Все говорят о корректности, о каких-то, б..дь, безумных научных теориях…

– Антон, ну будь же повежливее, – сказала Катя, – ну, хотя бы из уважения к Марии. Если ты не заметил, она здесь присутствует.

– К Марии, блядь? Не заметишь тут ее. Да если бы не услуги бальзамировщиков, мы бы уже рядом находиться не могли.

– Кстати вот бальзамирование собираются запретить, – сообщила Лера, – оно мешает естественному течению жизни частично одушевленных.

– И правильно, – сказала Катя, – давно пора. У них-то поди, бедолаг, и спросить забыли, хотят ли они быть забальзамированными. Все родственники решали. Или вообще коллеги, как с бедной одинокой Марией. Как мы могли так, ребята?

– Да ладно вам, – примирительно сказал Константин, – давайте лучше еще выпьем.

– Нехорошо как-то, – сказал Артем, – мы вот пьем, а виновника-то к столу и не пригласили.

– И верно, – согласилась Катя и решительно отправилась в кабинет начальника.

– Пойдемте к нам, Иван Саввич! Мы там вашу смену статуса отмечаем!

В ответ, разумеется, последовала тишина.

– Ну же, дорогой вы наш! Присоединяйтесь! – не сдавалась Катя.

Не выдержав, Константин подошел к дверному проему, ласково оттеснил Катю в сторону и вывез кресло с частично одушевленным начальником в комнату работников. Затем он разлил коньяк и все еще раз выпили. Правда, Ивану Саввичу и Марии пришлось в этом несколько помочь.

– Ладно, – сказал Артем, – это, конечно, все хорошо, но не пора ли нам работать?

– И верно, – согласился Константин. – Ну, давайте еще по одной, потом перекурим, а потом и трудиться надо бы.

– Точно, – сказала Катя, – вы, Иван Саввич, не волнуйтесь, мы вас не посрамим.

– Работать?! – взвизгнул Антон и ударил кулаком по окну. – Работать, значит. А кто вот мне из вас, умников, скажет, что мы будем делать? Чем, по-вашему, вообще наша фирма занимается?

– Эк ты озадачил, – зачесал затылок Константин.

– Нда, над этим стоит призадуматься, – пробормотал Артем.

– Я считаю, что важно не чем заниматься, а как! – воодушевленно воскликнула Катя.

Лера уткнулась в экран смартфона, что-то быстро набирая в поиске. Частично одушевленная Мария с грохотом упала на пол.  

Другие работы автора:
+2
100
02:38 (отредактировано)
А хорошо!
И грустно, и смешно, но больше второе. Особенно в конце.
Если включить логику (а здесь это не обязательно), то она скажет, что бальзамирование как раз убивает те микроорганизмы, о существовании которых пекутся представители человечного человечества. Но пофиг, это же поржать (и немножко задуматься о пределах всевозможных толерантностей).
Написано хорошо, по-писательски, грамотно (почти все запятые на местах) только многовато «былок», иногда аж по две в предложении.
Белок много не бывает)
Загрузка...
Светлана Ледовская №2