Скажи, а ты еще пишешь книги?

Автор:
Basurek
Скажи, а ты еще пишешь книги?
Текст:

Двое мужчин шли по тюремному коридору. Впереди шел непримечательный охранник в серой форме, но вот тот, кто был за ним, для этого места являлся личностью выделяющейся. 

Не то, чтобы за каменными стенами «Черного мрамора» никогда не прибывали офицеры. Хоть и не часто, но они все же заглядывали. Особенно большое их полонение прибыло в последний год только-только отгремевшего в Пруссаи «Всесословного восстания», когда были захвачены все военные чины, им руководившие. Но сейчас по ее коридору шагал не закованный в кандалы рядовой офицер, а штабс-офицер, в мундире с позолоченными погонами. Такого гостя серые стены еще не видели.

И не должны были увидеть: благородному человеку не подобает находиться средь воров и убийц. А среди предателей, с одним из которых Алфихар просил разрешения на встречу, и подавно. Во всяком случае, так говорил комендант, долго не впускавший его. И лишь когда офицер надавил, рассказав о своих связях с людьми, о которых коменданчишка не мог не знать, он получил, что хотел.

Когда позади остались последние камеры, и начался рад казематов, охранник нервно поправил воротник. Именно в них содержалась некогда гордость страны, а ныне предатели, ожидавшие суда, приговор которого и так все уже знали – смерть.
Алфихар проходил мимо ряда дверей с ледяным спокойствием, не удостоил их и взглядом. Он не испытывал жалости к заключенным ни когда приказывал артиллеристам расстреливать их позиции, ни тем более сейчас. Но все же, стоило надзирателю остановиться у одной из дверей и начать искать ключ, он закрыл глаза, чувствуя, как ускоряется сердцебиение. Когда дверь, завывающе скрипя, открылась, офицер глубоко вдохнул и вошел внутрь.

Каземат представлял собой то, что приходило в голову при словах ʺодиночная камераʺ: серое сырое помещение два на три метра. Единственным источником света было окно, под которым стояла кровать. На ней сидел молодой человек, в некогда белой, порванной рубашке. Он выглядел измученным, но взгляд его сохранялся гордым и твердым, что говорило о знатном происхождении. Когда сзади раздался стук, Алфихар направился к мужчине и сел рядом с ним.

- Здравствуй, Алфонс.

- Здравствуй, брат.

После этого наступила гнетущая тишина. Алфихар не раз прокручивал этот разговор, подбирая наиболее убедительные слова. Но сейчас все забылось, а новое приходить в голову отказывалось, и все, что он делал - бестолково сжимая перчатку.
Спустя какое-то время офицер начал замерзать. В каземате было довольно холодно, и когда он осознал это, то с ужасом вспомнил, что Алфонс сидит в одной лишь рубашке.

- Надень хотя бы это.

Сняв мундир, он накинул его на плечи брата.

- Не нужно, я не замерз.

- Как тогда зимой, когда мы были у бабушки в имении?

Улыбнувшись, мужчина прекратил сопротивляться. Алфихар тоже улыбнулся, вспомнив те дни. И эти воспоминания словно бы вернуло его в калию, напомнив, что делать.

- Через два дня состоится суд. У меня в нем есть друг, граф Джорг. Я спас его пять лет назад, и он все еще считает себя моим должником. Я могу попросить его заменить твою казнь на другое наказание.

Алфонс отрицательно закачал головой.

- Но почему? В случае помилования тебя отправят на каторгу. В таком случае мы с отцом сможем организовать тебе не плохую жизнь. А того гляди, когда на трон взойдет новый Император, он может объявить амнистию.

- Я не могу уехать. Как я смогу жить, когда товарищи мои умрут? Как смогу, зная, что человек, за которым я шел, погиб, а я нет? Скажи мне?

- Открой глаза, брат! Хотя бы сейчас! - Алфихар вскочил и схватил брата за плечи.- Человек, за которым ты шел, был тщеславным выродком.

- Не смей называть так господина Готтолда. – Чуть ли не прорычал Алфонс, сжав запястья схвативших его рук.

Вырвавшись, офицер заходил взад вперед, бормоча ругательства и чувствуя, как начинает закипать.

- Но он проиграл! Ты достойно сражался, уверен, любой из твоих товарищей простит тебя, если ты останешься жить. Черт возьми, подумай об отце с матерью. Не упорствуй, хотя бы ради них.

- Родители всегда учили стоять до конца за то, что считаешь правильным. Ты прекрасно это зна…

- Мятеж против Императора!? По-твоему, это правильно?!

- Да! Я видел, как живет народ, который император поклялся защищать! Я видел, что творят его слуги, пока он тешит себя неведением! И ты тоже. Только я не закрыл на это глаза.

- Закрыл? Я остался верен правителю ,потому что знал, к чему приведет эта война! И был прав: страна залита кровью! Кровью народа, но что изменилось! Ничего!

- Пролилось не больше, чем пролили монаршьи псы за все эти годы! И все, кто погиб с нами, сражались по своей воле. А не были пригнаны на поле, подгоняемые гвардейскими штыками.

Рука Алвихара сжалась в кулак, и он уже замахнулся для удара. Но, развернувшись, ударил по стене, сжав зубы от пронзившей боли.
Вместе с этим ударом его покинули силы, и он, не в силах сопротивляться давившему гнету безысходности, оперся о стену, сползая по ней. Снова наступила тишина. Никто из братьев не знал, как долго это длилось, но в какой-то момент Алфонс встал, и как это бывало в детстве после ссоры, сел рядом с Алвихаром.

- Поверь, я благодарен за ту помощь, что ты мне предлагаешь. Но я не могу. Да и так будет лучше. По крайней мере, в нашей семье не будет предателей, и никто не сможет ее порицать. – Последние слова Алфонс произнес, чуть ли не шепотом. – Да и будь ты на моем месте, скажи, принял бы это предложение?

Как оказалось, силы в Алвихаре еще оставались, и лишь теперь они окончательно покинули его. Не в силах держаться ровно, он согнулся пополам. Потому что знал, что отказался бы.
Почувствовав на плече ладонь, он вздрогнул.

- Скажи…а ты…еще пишешь книги?

- что?

- Ну, ты же писал раньше. Публиковался…

- А. Да. Есть несоколько задумок…

- …расскажешь?

- А?

Алфонс слабо улыбнулся:

- Я уверен, что ты остался верен себе и придумал интересную историю, вновь напортачив с персонажами. Так что давай, будем исправлять.

Услышав эти слова, старший брат невольно улыбнулся, а потом и вовсе засмеялся. Вскоре мужчины сидели, как раньше, в детстве, и младший с придирчивостью критика искал проблемы в том, что рассказывал ему старший.

+3
212
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Литбес №2

Другие публикации