А если все бросят курить?

Автор:
Деймас Рэд
А если все бросят курить?
Аннотация:
Рассказ о том, каким будет завтрашний мир, если мы не избавимся от "вредных привычек": прокрастинации, мракобесия, повальной интеллектуальной деградации и, конечно, курения.
Текст:

    Артур сидел на песке и плёл верёвку из волокнистой коры тряпочного дерева. Солнце давно скрылось за лесом, простиравшемся от границы полей до ломанного горами горизонта. Стало чуть прохладнее, и пот уже не лился ручьями, а выступал отдельными каплями на лбу. Верёвка выходила ровной и крепкой. Её можно будет использовать в хозяйстве долго. Мозолистые пальцы свернули кончики нитей и потянули в стороны - получился плотный узел. Артур провёл ладонью по лицу, размазывая пыль. От кожи воняло слюной, которой смачивались пряди верёвки. Мышцы ломило.

   - Артур! Иди домой! - жена выглянула из тростниковой хижины с озабоченным лицом.

 - Скоро приду! Спи! - мужчина ответил не оборачиваясь. Он знал, почему его Алия беспокоится - если плохо спать, то не удастся выполнить дневную норму в полях, и тогда семья будет голодать целый месяц.

    Артур достал пачку сигарет, вынул одну и нажал на кончик. Поджигатель щёлкнул, и подушечки пальцев обдало жаром. Мужчина поморщился от привычной боли и затянулся. Дым был горьким, едким, вонючим. Вдалеке загорелся огонёк летящего над самым морем флаера. Артур с досадой сплюнул - большие люди не летали просто так в сторону полей, а значит они хотят забрать что-то ещё, что-то больше, чем труд рабочих.

   Флаер сел почти у самой кромки воды. Несколько вооружённых охранников, точно больше пяти. Артур загибал пальцы на руке, как учили в школе в детстве, но пальцы кончились, а бронированные солдаты остались несчитанными. Прятаться было бесполезно, ошейник пискнул и требовательно заморгал жёлтым. Мужчина встал, отряхнул песок со старых штанов и вытянулся по стойке смирно. Из летательного аппарата вышел холёный менеджер. Его изысканный костюм мерцал в темноте множеством электронных огоньков, на груди переливался двигающийся знак с буквами и цифрами. Это означало, что менеджер может указывать любому рабочему, что угодно.

   - На! - человек в костюме протянул блок сигарет. Таких Артур никогда не видел: на ярких боках красовались фотографии счастливых людей и надписи, множество надписей. От букв глаза заслезились. Артур схватил цветастую коробку и прижал к груди - люди в костюмах ещё никогда ничего ему не давали.

    Менеджер улыбнулся:
   - Будем считать, что это задаток. У тебя дочери сколько? - улыбка растянулась ещё шире, и, казалось, что кожа на лице вот-вот лопнет.
   - Лерочке?.. - Артур задумался, зачесал затылок. Он ведь запоминал название этого числа, когда дочери прислали извещение, что она будет теперь работать и получать свой отдельный паёк.
   - Не напрягайся! Ей тринадцать. И она красивая.
   Сердце Артура подпрыгнуло. Его дочь назвал красивой человек, который прилетел по воздуху:
   - Спасибо! Спасибо! - затараторил работяга и принялся кланяться. Он помнил легенду, что красивых девушек иногда забирают и увозят в города для успешных людей. Легенды эти передавались из уст в уста и дарили надежду. Артур спохватился и побежал к своей тростниковой хижине, - Лера! Поднимайся! Лера!
   - Стой, дурак! - человек в костюме взрыкнул, едва сдерживая гнев.
   Артур встал, как вкопанный.
   - Сейчас я тебе скажу, как подготовить дочь к завтрашнему вечеру.
Артур слушал внимательно и очень жалел, что не может записать, потому что боялся забыть. Но приготовления были простыми: тщательно вымыть всё тело и убрать волосы со всех мест, кроме головы, одеться в чистую одежду.
   - А теперь выспись хорошенько! - закончил человек в костюме, - От работы тебя никто не освобождал.
   Артур проводил глазами флаер, так и продолжая прижимать блок сигарет к груди.
Он рассказал новость жене и дочери и все вместе не могли толком заснуть до самого утра.

   Солнце всходило тяжело, нехотя. Жара наваливалась. Артур тащил уже десятую корзину с листьями табака и обливался потом. Несмотря на усталость и бессонную ночь он был счастлив и всё время повторял про себя молитвы единому богу. На работе нельзя было этого делать и не только потому, что охранник накажет, но и другие труженики могли оказаться иной веры, наброситься и задушить, как это случалось порой. До самого заката Артур носил корзины и ни разу не присел отдохнуть и смог перевыполнить норму так, что вечером получил не только паёк с едой, но и три условных единицы денег. Этого должно хватить, чтобы купить бритву, душистое мыло и платье для дочери.

   Домой Артур бежал со всех ног, боясь не успеть. Магазинчик находился недалеко от домов. За прилавком сидел Джон самый успешный житель деревни. Говорили, что он с детства много работал и смог купить себе три года учёбы, где научился считать, писать и много чего ещё. К нему часто приходили за советом, Джонни никому не отказывал и делился мудростью за скромную плату в пять единиц денег.
   - Здорово, Джонни! - Артур улыбался и его сердце колотилось.
   - И тебе здорово! - ответил торговец.
   - Мне бы мыло, бритву и платье! - выпалил трудяга и протянул на ладони три бумажных прямоугольника.
   - А зачем тебе это? Дочку замуж отдаёшь? Так ей ещё рано.
  - Джонни, вчера прилетал человек и сказал, что Лера красивая и её готовить нужно! - Артур от нетерпения притоптывал.
   - А… - протянул продавец и убрал улыбку с лица, - Хорошо. С тебя четыре деньги.
   Артур побледнел от ужаса.
   - Джонни, пожалуйста! Мне нужны эти вещи!
  - Инфляция… - произнёс Джонни непонятное слово, должное объяснить, почему дочь Артура останется работать в полях на всю жизнь, - А есть идея! Палец!
   - Палец? - переспросил Артур.
   - Да, палец, - повторил Джонни и вернул улыбку на место, - Отрежь свой мизинец и отдай мне, а когда накопишь деньгу, то я верну тебе его. Только потом не одну единицу вернёшь, а десять.
   Артур задумался, и было видно, как мысли морщат его лоб, потом молча кивнул.
   - Хорошо! - Джонни потирая руки достал видеокамеру, поставил на прилавок, положил перед Артуром нож и небольшую дощечку, - Весь необязательно, две фаланги хватит.
   Работяга сжал зубы и принялся резать палец на изгибе, получалось плохо, от боли кружилась голова, но он справился и засунул обрубок в рот.
    Джонни смеялся и не мог остановиться.
  - Ну ты и дуралей! Цены все на табличках! А про палец была шутка! Я пошутил! Понимаешь? Ты можешь забрать палец себе, как сувенир!
   Торговец сложил в пакет мыло, бритву и свёрток с платьем, завернул палец в отдельный мешочек и бросил к остальным покупкам.
   - Держи! И больше так не позорься!

   Артур едва не потерял сознание, но доковылял до дома. Алия, увидев окровавленного мужа, испугалась, но взяла себя в руки, оторвала подол своей длинной майки и неумело перевязала рану.
   Лера ждала отца уже вся вымытая обычным мылом, от которого кожа скрипела и воняла, как грязные носки. Теперь нужно было повторить процедуру с вкуснопахнущим кусочком, очень маленьким, как раз для одного раза. Потом мать с отцом помогли ей побрить волосы на лобке - в подмышках ещё ничего не выросло.
   - Пап, я тебя очень люблю! - сказала Лера, - Я обязательно вытащу вас отсюда.
   Артур хотел заплакать, но тут же глубоко задышал и успокоился - не хватало чтобы дочь разнервничалась и предстала перед человеком в костюме с распухшим носом.

   Шелест винтов раздался внезапно и сорвал нервозность ожидания. Трое рабочих - отец, мать и дочь - предстали перед летающей машиной с улыбками и надеждой. Соседи смотрели из своих хижин с завистью.
   На этот раз не было человека в костюме, как и вооружённых охранников. Просто открылась дверь, и пилот громко крикнул:
   - Давай садись! Не тупи!
   Лера поднялась по ступенькам и обернулась. Родители стояли едва сдерживая слёзы радости и махали руками. Девушка села в кресло и дверь закрылась, рассекая жизнь на до и после.
   Когда машина поднялась в воздух и умчалась, Артур и Алия упали на колени и наконец дали волю чувствам. Слёзы текли долго, смачивая песок. Под конец они запели что-то нечленораздельное, даже скорее завыли примитивную мелодию, одну из немногих бывших в ходу среди рабочих. Рука без пальца болела, но уже не кровоточила.
   Артур наконец поднялся сходил в хижину и принёс сигареты. На этих дорогих в красивых, исписанных словами пачках были установлены совсем другие поджигатели: пальцы не обжигались, первые затяжки не были особенно горькими от порохового дыма. Артур наслаждался. Впервые в жизни он курил с удовольствием.

   Лера вышла из флаера и оказалась на крыше большого здания. Пилот подтолкнул её к двери, за которой спускалась лестница, а потом был большой хорошо освещённый зал. Там было много молодых девочек в чистых платьях. Они растерянно озирались по сторонам и держались отдельно друг от друга.
   - Внимание! - громкий, усиленный электроникой голос, многократно отразился от стен, - Сейчас вы должны выстроиться в линию.
   Голос повторил эту фразу на многих языках. Лера их легко понимала, ведь они были все очень похожи. "Это языки чужих деревень", - подумала она и встала за смуглой и рослой девушкой.
   В зал вошло несколько молодых мужчин в дорогой одежде. У каждого на руке был браслет - часть коммуникационной системы, которую могли себе позволить только люди из города. Одно такое устройство стоило сотни тысяч условных единиц - больше, чем любой рабочий мог получить за всю жизнь.
   В животе у Леры защекотало, щёки окрасились алым. Она боялась вдохнуть при этих людях. Между ними была пропасть.
   - Мне эта нравится, - сказал высокий блондин и указал пальцем на Леру, что едва не отправило её в обморок.
   - Хороший выбор! - ответил кто-то сзади, - Берём её. Боссу должно понравится.
   Лера была счастлива и готова была танцевать, петь, кричать. Она победитель! Её выбрали! Она станет жить в городе!
   Девушку подтолкнули вперёд к большим воротам. Она хотела обернуться и попросить прощения у остальных, но не могла себе позволить пропустить хоть одно слово людей, которые направляли её.

   На улице стояла большая машина, в которую усадили избранницу и повезли по городу. Яркие огни сливались перед глазами, голова кружилась, сердце билось быстро и сильно, словно рвалось наружу. Несколько раз Лера увидела непонятных личностей в простой одежде с выцветшими лицами. Они перебегали дорогу, уворачиваясь от машин, или стояли, прислонившись к зданиям, в ожидании чего-то. Она не понимала, как можно быть в городе и не радоваться.

   Наконец поездка закончилась.
   - Выходи! - сказал человек с переднего сидения, - Пройдёшь вперёд к крыльцу особняка, там будет хозяин.
   - Что? - Лера не поняла слово "особняк".
   - Иди вперёд к хозяину! - грубо повторил человек.
   - Спасибо, - Лера вышла из машины и поклонилась.
   До хозяина пришлось идти пару минут по лужайкам с красивейшими цветами, мимо нескольких фонтанов и шикарных скамеечек.
   У широкой лестницы в кресле сидел старик. Ему было далеко за сотню лет. Хотя Лере он показался обычным зрелым мужчиной.
   - Здравствуйте? - девушка поклонилась.
   - На колени… - человек встал бодро и пружинящей походкой подростка обошёл девушку, - Так… Хороший экземпляр...
   Человек коснулся браслета на запястье, и перед ладонью появился голографический дисплей с изображением Леры и столбиками с какими-то записями.
   - Очень хорошо! - человек улыбнулся, - Сегодня привезли годное… Ты хочешь бананчик?
   - Что?
   - Вот, - человек протянул незнакомый предмет, - Ешь.
   Плод оказался душистым и сладким, но только внутри, а снаружи слегка горчил и вязал во рту. Человек громко рассмеялся, - А шестьдесят лет назад, чтобы я мог провести вечер с такой девушкой мне приходилось высылать отряд на охоту… А теперь всё проще. Ты знаешь, кто я?
   Лера помотала головой.
   - Я владелец табачной промышленности. Заводы, поля, все пачки сигарет - всё это моё. Понимаешь?
   Лера кивнула, хотя и не могла себе представить, как можно владеть всем этим. У неё было платье. И всё.
   - Ты можешь не кусать банан, а сосать? Вот так, - человек взял себе один из плодов, снял горькую кожуру и показал, что хотел от девушки.
   Лера повторила, стараясь изо всех сил.
   - А теперь с этим бананчиком, - человек ухмыльнулся и расстегнул ширинку, - А знаешь, что я мог бы вообще ничего не производить? Даже ни одной пачки сигарет не сделать, а просто владеть деньгами и продавать их? Но скучно... А знаешь, что написано на каждой пачке сигарет, даже на тех, что продаются безграмотным рабочим? "Курение может повредить здоровью". Я сам-то не курю…
   Лера уже ничего не слышала. Она старалась. Девушка была уверена, что теперь станет женой этого человека. В груди что-то закипело, затрепетало. Когда человек закатил глаза, вздрогнул и оттолкнул её, Лера запыхавшись проговорила:
   - Я люблю тебя, милый!
   Человек громко рассмеялся и долго не мог успокоиться.
   - Вот это было здорово! - наконец смог произнести хозяин заводов, - Даже искренне…
   - Мы поженимся? - Лера встала и хотела обнять человека.
   - Дура! - воскликнул он и ударил кулаком по лицу, - Иди обратно. Всё испортила… Я тебя ведь даже до утра оставить хотел.
   Лера устояла после удара. Девушка не понимала, что сделала неправильно. Скула слева быстро опухала.
   - Убирайся отсюда! - человек натянул штаны и снова сел в кресло.
   Лера шла обратно и плакала. Ей было обидно, что она упустила свою удачу и не смогла стать успешной горожанкой, а ведь она понравилась самому хозяину всех сигарет в мире!
Обратная дорога уже не казалась сказочной. Всё мешалось со слезами и всхлипами в солёную осклизлую массу.

   Артур проснулся среди ночи от шума лопастей. Он подскочил на циновке и выскочил наружу. Флаер уже улетал прочь, а на песке сидела его дочь и мелко дрожала.
   - Лерочка? - рабочий сел рядом с дочкой.
   - Пап, у меня не получилось! Я неудачница!
  - Ничего, доча, мы все такие, - Артур в тусклом свете фонаря периметра разглядел большой синяк, - За что тебя?
   - Не знаю, пап. Я же ничего не знаю.
   - Мы все такие. Иди спать.
   - Он сказал, что владеет всеми сигаретами в мире…
   Артур поцеловал дочь в здоровую щеку. Девушка поднялась и пошла в хижину - завтра нужно снова работать.
   Артур достал сигарету и закурил. Блок, подаренный человеком в костюме, стремительно кончался - вкус этого табака хотелось чувствовать чаще обычного. Такие не продавались в деревне.
   - Если все сигареты его, значит он забирает себе все деньги за их продажу… - тихим шёпотом сказал сам себе Артур, - Если никто не будет курить, то он станет бедным и не сможет больше так легко избить чью-то дочь… И станет таким же неудачником как я…

Другие работы автора:
+6
251
19:19
+2
Честно? неплохо, очень даже и мысль хорошая, немного длинновато, но это не так важно, оно стоит того drink
00:47
+1
Вроде вымысел, но уж очень реалистично. thumbsup
02:51
+2
Достаточно прямолинейно. Прямо в лоб. Но зайчатки идеи радуют.
07:43
+2
Плохое будущее
Надоело.
Почему так много авторов пишет про плохое будущее.
Однако написано хорошо, разве что изредка попадаются фразы, которые нужно переделать. Например,
и предстала перед человеком в костюме с распухшим носом
где появляется костюм с распухшим носом.
09:38 (отредактировано)
+1
Спасибо за пример ошибок thumbsup— сам я не слишком грамотный. Хорошее будущее описывают, когда есть надежда. А вообще этот текст создан с целью пропаганды против самого института суицидальных привычек, и если хоть кто-то хоть на секундочку задумается, то я буду чуточку счастливее. А если где-то эту историю встречу под чужим именем, то нисколько не огорчусь — главное, чтоб бесплатно.
Мне рассказ категорически не понравился!
Если человек не умеет ни читать ни писать — это ещё не означает что он тупой.
И выбор имен для персонажей наводит на определённые размышления: почему откровенно тупая девочка носит имя Лера, а продвинутый барыга — Джонни.
Возможно моё мнение предвзятое после недавнего просмотра «миссии невыполнимой 4» и последнего «крепкого орешка», но я повторюсь — выбор имен очень странный.
14:53 (отредактировано)
В тексте нет ни одного указания на тупость рабочих, тем более Артур приходит в конце к глобальной правильной мысли, даже гениальной. Лера не тупая. Она не видела ничего, кроме деревни, а когда попадает в город, то легко справляется с задачей поиска противоречий между своими знаниями о счастливой жизни горожан и видом рабочих. Она ещё ребёнок и за всю жизнь знает только легенды о городе и любовь в своей семье. А то, что не понимает слово «особняк», то это нормально так же, как не понимать физику ядерщику чем митоз отличается от мейоза. Она, как ребёнок, повторяет поведение родителей и переносит его на ситуацию с олигархом, не имея никаких сведений о том, как надо себя вести. Вспомните себя в ситуации, когда что-то узнали впервые на практике. А имена все от разных культур. Артур — кельтское, Алия — арабское, Лера — римское, Джон — еврейское (не потому, что он барыга, а потому что так выпали кости — я бросал кубик). А ещё вспомните историю: люди долго не верили, что Земля шарообразная, считая её плоской, но ведь при этом не были тупыми и строили города, одновременно сжигая на кострах ведьм. Однако, спасибо большое за отзыв.
Конечно, о тупости ни слова jokinglyособенно когда весьма продвинутый рабочий сам отрезает себе палец, собираясь его себе спустя какое-то время обратно пристроить rofl
Я согласен с тем, что в деревнях люди ограничены, но не настолько же
16:05
Пристроить? Об этом ни слова. Получить обратно обрубок, да. Не пристроить. Получить назад и всё. Выбирая между дочерью и увечьем, он выбирает дочь. Отдаёт палец, потому что приучили верить грамотным — все ходят к Джонни за советом именно поэтому, как к шаману, попу, пастырю, к гуглу. А ещё он вполне может понимать, зачем процесс ампутации продавец снимает на камеру — чтобы выложить на ютуб и срубить просмотры, а значит получить ещё прибыли. В деревнях люди ограничены отсутствием интернетов, инфраструктуры, но не умственно. Умственно они равны любому горожанину.
16:45
+1
Однако они в рассказе и впрям описаны тупыми.
Где-то что-то ещё можно принять за простодушие, но в совокупности налицо явные признаки умственной деградации.
И мне это показалось естественным. Тупыми проще управлять, их можно купить за бусы.
А палец отрезать — это не так просто. В это совсем не верится. В то, что они настолько тупые — тоже.
17:22 (отредактировано)
+1
Да… Выращивать и собирать табак, а при этом продаваться за блок сигарет…
Как это похоже на людей.
Сцена с бананами… Я не думаю, чтобы он вот так вот просто взял её и отпустил. Подумал — всё.
Убьёт.
Прозвучало там это:… Ещё десять лет назад моим людям приходилось охотиться…
Ан нет. Всё обошлось безобидным синяком.
Я бы (на месте автора) так не смог. Погибнуть она должна была… по-моему…
Ну… Видимо Вы более верите в будущее, чем я. Хотя и в этом варианте всё чудовищно…
Плюсанул.
19:57
Артур не продался. Он верит в легенды и хочет дочери лучшего будущего. Мы работаем на заводах и полях, создаём все блага, а когда хотим крышу над головой, то идём в банк, который не производит ничего, но владеет всем и продаёмся в рабство на десятилетия, даже не получая квартиру в собственность до конца ипотеки.
Убивать девушку бессмысленно. Это его рабочий. Охотиться приходилось, потому что легенды о возможности стать горожанином через ублажение богатых ещё не проникли во все поселения.
Автор не считает это отдалённым будущим, это уже почти настоящее. В 2001 один кандидат в губернаторы публично отрезал себе палец ради популярности. Образование уже просело настолько, что люди снова верят в плоскую землю. Одному человеку уже может принадлежать капитал, сравнимый с бюджетом среднего государства. На канале муз-тв однажды видел как популярная группа выбирала из поклонниц девушек на ночь, и девушки радостно показывали паспорт, доказывая, что есть 18.
Комментарий удален
Загрузка...
Илона Левина