Планета Этуарна. Глава 2, 3

Автор:
Соня Эль
Планета Этуарна. Глава 2, 3
Текст:

Глава 2. Перелёт

— Сумасшедшие сутки, — думал Кай, полулёжа в кресле. — Кто мог знать, что жизнь вот так развернёт их всего за несколько часов?

Космическая калоша под громким названием Драгон Фей была сухогрузом и не отличалась ни дизайном, ни удобством. Транспорт недавно вышел из ремонта и уже три месяца стоял без заказов в кратере Ома на обратной стороне Луны. Капитан сразу согласился на все условия и на невысокую цену. О пункте назначения ему не сообщили.

Боря нашёл его ещё во время побега из офиса и связался прямо из мусоропровода. Оглядываясь, они пробрались среди нескольких сортировочных машин и роботов, среди чёрных резиновых лент, свисающих с потолка, к выходу в метро, оттуда быстро на крышу соседнего здания — и через пару минут уже сидели в межконтинентальном лунном экспресс-такси.

За те четыре часа, которые занял сумасшедший полёт через пол-планеты, команда Драгон Фей успела большей частью собраться на борт, закачала максимум топлива, воды и продовольствия, и они вылетели. Выданный из полиции запрет покидать Луну застал их уже далеко в космосе, и они на него не ответили. Зато послали в Галактический Центр информацию об изменениях в составе концерна и сразу запустили прошение об отсрочке банкротства, которое автоматически одобрялось до рассмотрения комиссией. Комиссия обычно не торопилась.

На борту Драгон Фей было несколько одиночных кают-пеналов, потому каждому достался укромный уголок стального цвета с иллюминатором, минимальными удобствами, спальником и креслом для взлётов-посадок и прыжков через гипер-пространство. Кресло трансформировалось в узкую кровать. Из-за пристяжных ремней эта конструкция несколько напоминала средневековые пыточные станки. К счастью, на корабле также был запас нового белья разного размера, гигиенических принадлежностей и рабочих комбинезонов, поскольку это уже вошло в норму несколько десятилетий назад на случай срочных вылетов.

Скачки через гипер-пространство были тошнотворными, но невероятно ускорили космические путешествия. Однако из-за принципа неопределённости прыжки были неточными, и “прыгать” приходилось в отдалении от объектов, во избежание прямого попадания внутрь какой-нибудь планеты или звезды. Потому основное время терялось на долётах.

Первый такой прыжок за пределы Солнечной Системы они совершили уже за первые сутки, и теперь пару дней надо было готовиться ко второму, большому прыжку, который перенесёт их уже в туманность Омега Центавра.

Кай старался не смотреть в иллюминатор — в бездонный космос, усыпанный звёздами, такой уже незнакомый и всё же везде одинаковый. Та чернота, которая отняла у него Наю и Малюшку, чернота, которая приходила к нему во сне. Амалия, как они назвали дочь по просьбе бабушки. Маля, Малёк, как называли в быту.

Чтобы не думать об этом, он просто закрыл иллюминатор пластиковой перепонкой и переключился в виртуальное пространство.

Сначала он просматривал статьи, документы, новости и блоги на тему Этуарны.

Планета меньше Земли и геологически менее активная. Почти вся покрыта водой. Но цунами там были редким явлением из-за отсутствия землетрясений и лун. Вода была полна водорослей, наполненная густой взвесью крошечных растений и одноклеточных организмов. Кроме того, там были и многоклеточные, а в просторечии, черви.

Картина была катастрофической. Столько карикатур на тему блюющих и испражняющихся червей, грязи и болотных кикимор он не видел в жизни. Были также хэллоуиновские мотивы, убийственные реплики комиков в вечерних передачах, даже комедии на тему. А самое печальное, была официальная статистика психических расстройств и самоубийств, не которой не оттоптали только самые ленивые новости.

Настроение было как те планетарные трясины. И как, позвольте спросить, он мог исправить ситуацию? Изменить биологию целой планеты? Что он затеял?

—Матильда, ты спишь?—спросил он мысленно.

—Нет, конечно,—услышал знакомо-раздражённый ответ.—Это потеря времени.

—Ты достала изображение с камер в кафе?

—Да, вот, лови. И я также прихватила информацию со всех камер Тихо за несколько дней подряд. Прилагаю.

—Спасибо,—пробормотал Кай.

—Но лучше смотри мои выборки.

—Да, это, несомненно, лучше…

В первом эпизоде, он увидел с двух точек себя и Лахти за столиком. Было много проходящих мимо людей. За тот самый столик никто не садился, но мимо прошёл кто-то в сером мешковатом худи на мгновение замер, словно поджидая. Когда человек прошел дальше, на столе остался почти невидимый браслет.

Кай прогнал изображения несколько раз, но так и не увидел лица под капюшоном и респиратором. Одно было ясно, что это скорее всего девушка или юноша среднего роста и худой. Фигура мелькнула ещё на паре камер на выходе и исчезла в метро. Дальше, видимо, человек где-то переоделся и затерялся среди пассажиров.

Съёмки полицейских телекамер с крыши его дома показали в замедленном режиме зависающий над ними чёрный тонированный мобиль. Из окна с пассажирского места высовывалась голова и рука с оружием. Голова была полностью закрыта зеркальной полусферической маской, как шлем скафандра, а рука в чёрном была в перчатке. Одно было заметно, что фигура эта была большой, а руки мощными. В одном фрагменте Каю показалось, что он разглядел водителя, но он тоже был в такой же маске.

—Как насчёт материалов дела?—спросил он снова.—Говорят, сейчас наладили связь даже через гипер-пространство.

—Да, наладили. — ответила Матильда,— но я ещё до выезда влезла в полицейский сервер, когда только Лахти нас вызвал.

—И что? Есть интересное?

—Да, есть. В коридоре и холле камер не было, это запрещено, но несколько человек заснято в лифтах. Вот самые главные кандидаты. Вышли на нужном этаже за час до Лахти. Снова вошли за десять минут до его прибытия. Уехали в метро.

Матильда передала ему изображение из камеры в лифте, на котором были двое. Тонкая фигурка, похоже девушка, рядом с мощным мужчиной, оба в чёрных мешковатых комбинезонах. Оба в респираторах и бейсболках. Биометрические параметры, снятые с их эк-комов, выдавали имена людей, которые при проверке оказались реальными. Тем не менее, люди эти были даже не знакомы и находились в момент совершения преступления в других местах. Ворованные данные, оборванные концы.

Однако самой важной деталью для полиции был тот факт, что дверь была не взломана. Потому полиция считала самого Лахти очень вероятным подозреваемым. Это было смешно, если учесть, что покойный Робинсон был чуть ли не на две головы выше и в два раза шире. Кай вздохнул. Да, конечно, они могли придумать, что он кого-то нанял. Хотя бы тех двоих. Но Кай в это не верил.

—Матильда, здесь похоже денежный вопрос. Можешь раскопать все игры с акциями концерна? Всю динамику.

—Хорошо. Я уже тоже думала об этом. Ещё что-нибудь?

—Пока только список населения Этуарны и… —он посмотрел в потолок,—кто чем занимается.

—Практически населена только одна станция. Триста двадцать человек. Трое с именем или фамилией, которые начинаются на “Va”.

—Давай с них и начнём, — вздохнул Кай.

* * *

Джо Ванилла, Валентино Ортиз и Валерия Одд — были те трое. Ванилла оказался полным барменом, который никак не мог быть крупным качком с видеокамеры. Ортиз был напротив маленьким, но тоже толстым. И был он одним из аспирантов-биологов. И только Валерия весьма подходила на одну из двух ролей. Кай долго смотрел на её миловидное лицо, прогнал видео её лекций на тему атмосферы в коллективе, стрессов и прочих психологических проблем. Стройная миниатюрная с естественно-кудрявыми тёмными волосами, задумчивая и искренняя — она никак не представлялась ему в образе монстра, который избивает человека до смерти. Она была психологом, нанятым концерном Этуарна для выяснения причин плохого психологического климата на станции Тропическая и поиска возможностей улучшить оный.

—Ну и как? Удалось улучшить? — мысленно спросил он Валерию, лёжа на своём топчане и глядя в стальной потолок. Валерия, понятно, не ответила.

Тогда Кай отложил её файлы и занялся остальными. Путешествие заняло целую неделю, и к тому времени, как закончил разбирать информацию, Кай имел уже достаточно хорошее представление о состоянии дел планеты и её населении.

Глава 3. Планета

Взяв шлюпку и оставив Драгон Фей на орбите, они приземлились в начале ночи на Тропической — последней из обитаемых станций планеты. Вернее при-этуарнились, если быть до конца точным. Посадка на крышу прошла спокойно, и теперь они стояли, наблюдая чёрное глянцевое болото в свете прожекторов и стараясь не вдыхать. Болото было безбрежным.

Чернота. Та самая чернота во плоти. Та, которая пришла из сна. Кай даже не ожидал такой агрессивной ассоциации. На Лахти было жалко смотреть, он чуть не плакал.

Встреча прошла без помпы и энтузиазма. Совет директоров приветствовали управляющий станции Клаксон, высокий лохматый толстяк, заместитель начальника охраны Фёдоров, явно бывший офицер, и руководитель научной группы биологов доктор Эмори, пышная высокая седая дама. Лахти сразу представил им Кая в качестве нового директора, а Борю и Матильду в качестве инспекторов.

—Большое собрание населения,—сказал Лахти,—завтра в одиннадцать утра.

—Какая повестка?—спросила Эмори холодно.

—Всё завтра,—ответил Кай.

И только войдя в помещение со “свежего” воздуха они наконец смогли вдохнуть полной грудью.

* * *

Чернота смотрела в каждое окно. Она мрачно плескалась под окнами, и Кай, глядя из новой “каюты”, долго не мог понять свои ощущения, глядя на это море смрада. Как он мог его спасти, если это просто естественная жизнь этого моря, этой планеты. Просто химические и биологические составляющие собрались и образовали вот такое сочетание. Ведь на Земле тоже есть серо-водородные источники, где пахнет тухлыми яйцами, кислотные ущелья, солёные озёра, гейзеры, кратеры и грязи. Ничего неестественного. Есть другие планеты с ещё худшими для человека условиями. И ничего страшного в этом нет — просто специфическая химия и биология планеты, её такая жизнь. Почему здесь вдруг возникло ощущение катастрофы? Потому что вначале было по-другому?

Поскольку у Кая по-прежнему не было никаких вещей, ему и распаковывать было нечего. Он постоял у окна, но не в силах больше это наблюдать, закрыл шторы и отправился гулять по станции. Вымершие коридоры, подсохшие цветы в кадках, закрытые и открытые настежь кабинеты, приоткрытые пустые жилые комнаты. Ощущение мёртвого лайнера в океане. Здесь, как он после выяснил, комнаты даже назывались каютами.

Но вдруг вдали по коридору послышалась музыка и какие-то неясные звуки. Шум этот раздавался из бара, который, к удивлению, был открыт и полон народу. Несколько человек в форме охранников, несколько в одежде лаборантов, несколько вообще одетых в пижамы или кое-как. Одни пили, болтали, играли и наблюдали за игрой. Тут были шашки, карты, Монополия и какое-то подобие Джуманджи. Больше всего Кая поразила пара, где девушка в длинном чёрном платье была погружена в шахматную партию с лысым пожилым толстяком в одних семейных трусах и тапках. Было такое ощущение, что люди договорились не удивляться на внешний вид друг друга. Просто игнорировать. Просто быть, как они есть, и как им вздумалось в данный момент. К счастью обошлось без нудистов, но почему-то показалось, что если бы они здесь были, то это никого бы не возмутило и даже не тронуло.

Около барной стойки стоял Боря в своём традиционном попугайском костюме с бантом и мрачно осматривал пеструю кампанию, которая не обращала на него никакого внимания. Он поприветствовал Кая жестом, покачал головой и заказал джин с тоником.

—Что? Так всё плохо?—спросил Кай.

—Да чёрт его знает, — пожал плечами Боря, и, забрав выпивку, пошёл погулять по залу, внимательно присматриваясь к населению. Никто по-прежнему его не замечал.

Кай долго рассматривал полутёмный зал, пока не увидел знакомое лицо. Впрочем, они все теперь были ему знакомы, но Валерия проходила по особой статье.

Одетая в джинсы и майку и с рюмкой в руке, она наблюдала за играющими в Монополию, переговариваясь с игроками и зрителями. В реале она была ещё приятнее. Есть что-то внутреннее, какой-то датчик, который позволяет почувствовать, хороший человек или плохой. Она была по ощущениям очень хорошей. Простая, искренняя, без кривляний и претензий, исполненная внутренней доброты. Кай вздохнул, невольно вспоминая буквы “Va” написанные кровью.

В какой-то момент она уловила взгляд Кая, улыбнулась и салютовала рюмкой. Хотя её улыбка была грустной. И поскольку он не ответил тем же, она пошла к нему.

—Валерия,—сказала она, протягивая руку,—Только что прибыли?

—Кай,—представился он, пожимая,— Кай Громов. Да, только что приехали. Вы тоже?

Её рука была сухой и горячей, а взгляд, хоть и заинтересованным, но уже чуть расфокусированным. Её речь тоже обозначала наличие алкоголя в крови.

—Да, —ответила она. — Три дня назад вернулась. Вхождение обратно в атмосферу всегда затруднительно, — добавила она, показывая рюмку, — А как вы догадались?

— Просто подумалось.

— Объясните почему. Мне это очень интересно. Я психолог. А вы… новый хозяин планеты?

— Хозяин? — удивился Кай.

Валерия отправила рюмку по полировке стола в сторону бармена, тот наполнил и послал обратно. Она поймала привычным движением и продолжила чуть заплетающимся языком:

—Мы естественно наводили справки о новом директоре концерна. Как только стало известно. Дней пять назад. И конечно обсуждаем. Вы уж простите мою бестактность… —она помолчала и добавила посерьёзнев: —Я очень сожалею, что… я про то, что случилось с вашей семьёй.

—Да, спасибо, —ответил тот нейтральным тоном, хотя горячая волна прошла по внутренностям, а воображение снова показало ему Наю и Малю, улетающих в пустой холодный космос. Валерия не заметив его истинной реакции продолжала:

—Вы тогда здорово провели это расследование. Против всех. Против целой корпорации. Как вы обнаружили настоящую причину гибели звездолёта?

Кай пожал плечами:

—Есть масса вещей, которые остались не замеченными комиссией. Или намеренно скрытыми. Я просто знал, где искать.

—Откуда?—улыбнулась она.

—Назовите это интуицией.

—Интуиция, как я понимаю, это другое название для суммы опыта и хорошего знания предмета.

—Именно так.

—Была большая компенсация?—спросила она довольно бестактно.

—Меня тогда интересовало не это.

—Понимаю. Вы извините меня, мы тут все живём в этой бездушной пустыне на водке и успокоительных. Мы давно разучились общаться с нормальными людьми. Вы скоро это узнаете сами…—она посмотрела куда-то позади Кая с испугом, сразу отвела глаза, потом приподняла свой стакан и молниеносно осушила.— Особенно тяжело, когда возвращаешься. А вам с приездом! И постарайтесь не отчаиваться.

—Спасибо,—ответил он, оглянувшись в ту сторону, куда она смотрела, но не увидел ничего пугающего.

Как вдруг повернувшись к ней обратно, Кай увидел за её спиной ребёнка. Маленький мальчик сидел на полу на корточках и зажимал свой живот. Несколько секунд Кай от удивления не мог ничего сказать, как вдруг мальчик отнял руки от живота, и они оказались все в крови.

Кай бросился к ребёнку, но когда добежал, то его руки встретили пустоту. Он оглянулся направо и налево, даже заглянул под столы, но мальчика нигде не было.

Недоумевая, Кай вернулся, продолжая оглядываться. Валерия смотрела на него заинтересованно, но без удивления:

—Поздравляю с боевым планетарным крещением. Кто у вас был? Раненая собака? Подбитая птица?

—Что вы имеете в виду?—не понял Кай.

—Кого вы увидели? Вы сейчас явно явно ловили галлюцинацию.

—А… Вот оно что… И как часто это бывает?

—Очень часто,—сказала Валерия.—А вы думаете, почему здесь так зашибают…

Она опять “увидела” что-то позади Кая и опять отвела взгляд.

—И что, спиртное помогает?—спросил он.

—Немного и ненадолго,—печально ответила она и снова отправила рюмку в сторону бармена. Тот налил.

Кай оглядел бар и увидел, что это сборище людей, которые боятся остаться наедине и боятся смотреть по сторонам. И стараются занять себя хоть чем-то: игрой, пьянкой и пустой болтовнёй. Лишь бы не видеть…

—Ребёнок,—сказал Кай,—я видел раненого ребёнка.

—Жуть. Вам не повезло,—сказала Валерия мрачно, потрепала его по плечу и залпом выпила.—Вон Стоун, охранник, ему везде видятся экскременты. Оливия, студент-биолог, видит мясные туши, которые на неё смотрят. И они живые. Келвин, лаборант… вон тот парень… видит расчленённых собак и щенят. Я растерзанных птиц, умирающих на земле… У кого фобия, тот обязательно видит её предмет… Они как правило уезжают быстрее всех.

Она явно хотела выпить ещё, но поставила свой стакан и добавила:

—И вы не стесняйтесь, спрашивайте, вижу ли я то, что видите вы. Это помогает. По крайней мере перестанете метаться по бару. И главное, помните, это не только ваша, это общая проблема.

Кай поднял взгляд. Позади Валерии теперь стояла девочка. У неё была рассечена щека, и по её лицу, шее и розовому платью текла широкая струя крови. Она смотрела на него больными измученными глазами.

—Девочка…—прошептал он,—вон там. Вы её видите?

—Нет,—ответила она оборачиваясь.—Это ваше. И кстати, дальше будет хуже.

* * *

К Боре, как показалось, он успел подойти во-время. Кай уже видел чуть напряжённую позу и почувствовал… нет, не движение, а только желание запустить руку в кобуру. Боря стоял и безразлично смотрел на публику, но Кай ему всё же сказал:

—Осторожно, это может быть только галлюцинация. Не начни стрельбу.

—Ты про кого?

—Я тебе просто сообщаю, что здесь есть весьма непростые глюки. Мне уже посоветовали сначала спросить других, видят ли они то, что вижу я.

—Ну хорошо, видишь ли ты вон того амбала с наколкой на затылке?

—М… да, вижу.

—Значит не глюк. И у него явно к нам нехорошее отношение.

—А, понятно.

—Здесь крутой замес. И нас тут не любят.

—Да он на тебя даже не смотрит.

—Он взглянул мельком. И увидел всё, что надо. И у него под жилеткой много всякого… И вон второй в серых трениках. И ещё один позади. Я думаю, нам надо было брать с собой людей. Мы тут можем сгинуть всем составом навсегда, и море тут большое. Ты читал, сколько народу пропало без вести?

—Да, конечно, но…

Кай замолчал и действительно задумался. По спине побежали мурашки. Такого развития сценария он как-то даже не предвидел. Но думать об этом было уже поздно. И он добавил:

—Ну ладно, а галлюцинации какие-нибудь ты видишь?

—Да, вижу, но они безобидные. И я могу их отличить от реала.

—Какие?

—Да фигня. Всякая расчленёнка,—бодро заметил Боря,—Типа как в полевом госпитале. Кишки, головы, руки. Всякий раббиш. Я умею не париться на глюки. На ретрите научили. Там такие были монстры!

—Мда?—задумался Кай,—можешь сказать, как отличать?

—Могу, но понимаешь, без тренировки не покатит. А пока… Давай мы все поселимся в одной каюте? Спокойнее будет. А то улетали в спешке, я весь свой арсенал так и оставил на Луне. Без оружия как без штанов…

* * *

—Матильда, ты можешь посмотреть, какая электроника здесь задействована?—спросил Кай, активизируя эк-ком.

В ответ услышал только жалкие всхлипывания.

—Матильда? Ты где?

Через секунду он уже бежал по длинному коридору в сторону её каюты.

Она плакала, сидя на полу. Матильда плакала! Это он видел впервые за десять лет совместной работы.

—Матильда, это не реальность, это иллюзия! Галлюцинация. Слышишь?

Она не слушала. Она рыдала.

—Матильда, скажи, что случилось? Кого ты увидела?

—Вожиков и гификов,—промычала она.

—Что? Кого?

Она только мотала головой.

—Это иллюзия!—уговаривал Кай,—Я тоже увидел галлюцинацию! Очень неприятную. Но это не повод, чтобы…

—Да, я поняла, иллюзия…—она попыталась справиться со спазмом, но не смогла. Только с третьего раза получилось,—Да, я понимаю… только… Только они и раньше никогда не были реальными!

—Кто такие вожики?

—Тебе не надо…

—Надо.

—Ну я придумывала в детстве. Мои воображаемые друзья. А сейчас они умирают…—она снова разрыдалась.

—Матильда!—Кай сел рядом на пол и обнял её, —слушай, я часто вижу сны, в которых погибает моя дочь. И иногда пытаюсь в воображении её спасти. Может и ты тоже попробуешь доделать свои галлюцинации? Это же воображение. Сделай им операцию, положи в реанимацию. Ну?

—Не получается! В том-то и проблема…—и новый взрыв рыданий.

—Хорошо. Есть вопрос. Ты сможешь залезть в мозги местного сервера из космоса?

—Да,—всхлипнула она.—Не проблема. Здесь есть спутники коммуникации.

—Давай сделаем так. Мне нужен твой кристально работающий мозг, а здесь он у тебя работать не будет. Собирайся, бери челнок и вылетай на нашу Фею. Срочно положи своих вожиков и гификов в реанимацию, там ты их спасёшь!

Матильда наконец очнулась, и в её глазах засветилась надежда. Кай продолжил:

—А потом залезай в сеть и ищи, что может вызвать такой эффект. Лахти сказал, что проверяли и химию, и биологию, и ничего не нашли. Проверь ещё раз! У них в системе должны быть результаты исследования. Узнай, не поставил ли кто какой-нибудь гипно-излучатель, который активизирует, например, участки мозга, дающие галлюцинации. Такое ощущение, что кто-то пытается выгнать людей с этой планеты.

Она решительно встала, вытерла нос рукавом и вызвала пилота на челнок.

* * *

Среди ночи его эк-ком ожил сообщением от Матильды, что она на орбите и начинает работать.

—Как себя чувствуешь?—спросил Кай.

—Хорошо!—ответила она обычным своим слегка механическим голосом. Это было странно, что виртуальные голоса были так похожи на реальные.

—Как твои гифики? Выжили?

—Да. Всё в порядке. Вожики тоже,—впервые за годы Кай услышал в её интонации улыбку.

—Ну я очень рад за них.

Но Матильда уже отключилась.

Рано утром она появилась на связи снова.

—Я нашла.

—Что? — спросил Кай садясь на постели и наблюдая девочку, скорчившуюся от боли на полу. Он отвёл глаза, но она появилась в другом углу.

—Много интересного,—ответила Матильда.—Во-первых, я залезла в исследования биологов, медиков и химиков. Проработка причин появления галлюцинаций была серьёзная, и на этом поле ничего не обнаружено. А зато нашла ряд интересных закупок, сделанных три года назад. Действительно излучатели, настроенные на волну… э… ну чтобы для неграмотных попроще… На ту частоту, которая в мозгу человека может наводить галлюцинации.

—Ты говоришь, три года назад?

—Да.

—Но расстройства были зарегистрированы…

—Да, намного раньше.

—Кто покупал?

—Неизвестно. За наличку. Они не совсем легальны.

—Понятно. Где они установлены?

—Во многих коридорах. Управляются с центрального пульта.

—Можно ли их отключить?

—Да, конечно!

—Делай!

Кай опустил глаза в пол. А когда он их поднял, то дёрнулся в ужасе.

—Включи! Включи обратно! — сказал он судорожным полушёпотом.

Потому что раненая девочка по-прежнему лежала скорчившись в углу в луже крови и протягивала к нему руку. И это была его дочь.

* * *

+1
253
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Литбес №2

Другие публикации