Планета Этуарна. Глава 4

Автор:
Соня Эль
Планета Этуарна. Глава 4
Текст:

Глава 4

—Итак, дорогие друзья, коллеги и просто гости планеты,—начал Кай, осматривая зал.

Перед ним сидело почти всё население станции. Зал, расположенный амфитеатром вокруг сцены, мог вместить тысячу, но сейчас здесь было всего человек триста с небольшим. Некоторых Кай уже видел ночью в баре, только теперь они были чуть приличнее одеты. Впрочем, ненамного приличнее. Уже чувствовалось, что люди махнули на себя рукой. Картина была депрессивная. На него смотрели мрачно и явно не ожидали ничего хорошего.

—Перед вами совет директоров концерна Этуарна в полном составе,— Кай указал на себя и на Лахти, который был явно не в своей тарелке.— Насколько я знаю, у многих присутствующих контракты почти закончились… И мы пока не планируем их перезаключать в связи с финансовым… э… состоянием… Планета временно закрывается…

Зал нервно загудел.

—Это что? Банкротство?—спросили несколько человек сразу.

—Не совсем…—промямлил Лахти,— мы изыскиваем средства…

Зал зашумел ещё более нервно.

—Вы не можете прямо так…—возмутилась какая-то дама,—взять и выбросить людей! У нас есть профсоюз!

—Мы и не выбрасываем, — ответил Кай, но его перебили.

—Нам не платят зарплату уже два месяца!—заявили сразу несколько человек. — И не дают надбавок. Как мы уедем?!

—Какие надбавки?

—За вредные условия.

Кай удивлённо посмотрел на Лахти. Тот уныло опустил голову.

—Надбавок не будет.

—Да как же так?! — начали кричать из разных концов зала.

—А зарплату?!— выкрикнули несколько других.

—Зарплату выплатим,—сказал Кай.—Мы готовы помогать с перелётом и возможно даже трудоустройством. Мы можем, например, посодействовать в получении работы здесь же, в туманности Омега Центавра…

И Кай начал расписывать содержимое недавно виденного рекламного ролика, заманивающего работников на одну из планет “неподалёку”. Лица большинства присутствующих вдруг просветлели. Отовсюду посыпались вопросы:

— А когда можно вылетать? Куда обращаться? А можно ли прервать контракт, а то мне совсем немного осталось?

— Доктор Громов, — вдруг проснулся Лахти и яростно зашептал, — неужели вы хотите разогнать всё население планеты?

— В общем да, — ответил Кай тихо. — Нам будет куда проще решить проблему при минимальном количестве людей.

— Как?! Почему?! — Лахти кипел возмущением.

— Главным образом потому, — прошептал Кай, — что здесь действует преступная группировка, и нам желательно вывести из-под удара как можно больше народа. Потому лучше не мешайте.

Лахти перепугался и замолчал.

— Итак, — подытожил Кай, поворачиваясь к залу, — все желающие покинуть планету, даже у кого контракт ещё не кончился, составьте, пожалуйста, список у начальника станции. Мистер Клаксон, возьмите это на себя.

Добродушный толстяк Клаксон, сидящий на первом ряду, поёжился и мрачно кивнул.

— И мы начинаем эвакуацию в течение… э… нескольких дней. Но может и завтра-послезавтра. Будьте готовы. Те, кто хочет остаться, могут подать заявления, мы проведём собеседование и рассмотрим… Большое спасибо и все свободны, — и Кай спустился со сцены вместе с Лахти.

Зал вздохнул, зашумел, и люди начали разбредаться горячо обсуждая ситуацию. Некоторые потянулись к начальнику станции, а тот повёл их из зала.

— Мистер Громов, — доктор Эмори встала и подошла поближе к кафедре, — то, что вы делаете это просто безобразие и полный произвол! Вы не представляете ценности нашей работы!

Её седая голова была величественно запрокинута назад, чтобы она могла смотреть на всех сверху вниз. А полное тело в сером лабораторном халате колыхалось от возмущения,

— Почему не представляем? — сказал Кай примирительно, — И не мистер, а доктор Громов.

— И в каких же, простите, науках? Астрология? Метемпсихоз? — её интонация была полна ядовитого сарказма.

— Вообще-то физика и космотехника, но не будем о банальном. Я не понимаю, чем вы так возмущены. У вас есть средства, и вы вполне можете здесь продолжать работать.

— Вы выгоняете персонал, который здесь мог бы…

— Только излишний. И не выгоняем, а…

— Пф-ф-ф! — фыркнула она. — Это лекарство уже даёт замечательные результаты! Это такой прорыв, которого вы не способны даже понять! Оно может корректировать повреждения мозга! Оно способно выправить некоторые формы аутизма. Восстанавливает и даже выращивает новые нейроны!

— Доктор Эмори, я потрясён! Что вы конкретно хотите? — спросил Кай примирительно. — За кого просите? Кого я могу оставить специально для вас?

— Мои лаборанты, конечно! Это мои студенты! Я не могу всех содержать на моём гранте! Они проходили, как технический персонал, который…

— Дайте мне список и расскажите их функции.

— Да почему же я должна это делать?!

— Потому что вы хотите, чтобы я взял их на работу. Это резонно, что я должен знать, кого нанимаю и зачем. И я уверен, что кто-то нужнее, а кто-то…

— Нужнее все! — перебила она.

— Так не бывает. Кто-то лучше, кто-то хуже…

— Это будущие научные светила!

— Ну хорошо, — Кай постарался быть сговорчивым. — Вы хотя бы можете пригласить меня в вашу лабораторию, показать свою работу и познакомить с вашими такими нужными студентами.

Она сначала ещё сопротивлялась и возмущалась, потом долго молча сверлила его глазами.

— Пойдемте, — наконец сказала она.

— Боря, ты где? — мысленно спросил Кай, двигаясь в фарватере за величественной Эмори.

— Ты пока нас не трогай, мы заняты, — пробормотал Боря в его эк-коме.

— “Вы” это кто?

— Я и Матильда, конечно. Кто ещё?

Кай вздохнул и снова неохотно окунулся в поток упрёков, изливаемый профессором.

* * *

Большая лаборатория биологов и химиков располагалась в корме “лайнера” станции и сверкала чистотой. Огромные окна её показывали всё тот же серо-чёрный пейзаж. По периметру комнаты стояли столы, где работали студенты, а посреди несколько контейнеров, похожих на мелкие ванные. Они были наполнены мутной чёрной водой, и в них ползали серые черви, которые были размером от одной до нескольких сарделек. Зрелище было довольно неприятное.

— Они совершенно безобидны! — Эмори взяла одного в руку, уже одетую в перчатку, и повертела так и этак. Червяк на воздухе безвольно провис и еле шевелился. Под брюхом его были отростки, похожие на лапки гусениц, а на спине и боках зачатки плавников. Кроме того их спины были покрыты пупырышками, из-за чего они напоминали серые огурцы.

— Вот смотрите, — сказала доктор Эмори. — Я сейчас покажу вам, откуда мы выделяем тот фантастический протеин, который делает просто чудеса!

— Вы что, собираетесь его резать?

— Да, конечно!

— Нет, нет, пожалуйста не надо, — поспешил Кай, — у меня чувствительная натура, я не выдерживаю вивисекций.

— Доктор Громов, — чуть насмешливо сказала профессор, — Это черви! Или назовите их гусеницами. Или прото-рыбой. Разве в детстве вы не экспериментировали с насекомыми?

— Нет, я прошу. Ни гусениц, ни лягушек тоже не надо.

— Здесь нет лягушек.

— Не важно. Мне достаточно вашего слова. Вы просто расскажите. И покажите таких умных студентов, которых я должен взять на работу.

Кая провели по комнате и представили всех присутствующих. Как и ожидалось — серые мышки-девочки, толстые очкарики-мальчики. Впрочем, нет, конечно, были и симпатичные образцы среди обеих групп, но за внешностью они не следили и явно показывали, что выше этого.

Наконец доктор Эмори спросила:

— А где Олеандра? Я её не вижу уже несколько дней, — и извиняясь она повернулась к Каю, добавив, — это моя самая лучшая аспирантка! Ужасно талантливая!

Все переглянулись озадаченно, а два мальчика скорее заговорщицки. Потому Кай спросил напрямую именно их:

— Да, где же ваша звезда?

Оба замялись, но наконец один выдавил из себя: “Она приболела…”, но врать он не умел.

— Как!? И вы мне не сказали?! Я немедленно иду к ней…

— В какой она каюте? — спросил Кай.

— S-205, — сказала Эмори, решительно направляясь к выходу.

— Подождите! — воскликнул лаборант, — э… я не… в общем…

— Её тут просто нет, — сказал Кай утвердительно, — она улетела, но не хотела, чтобы…

— Она вернётся! Вот-вот! Она просто… Ну вы же знаете, что… это… быстро не получается… Всё-таки другая галактика! Иногда возникают задержки!

— Она улетела на несколько дней всего-то! — подхватил второй лаборант.

Эмори остановилась, ещё не зная, что сказать, наконец вымолвила с некоторым возмущением:

— Почему же она не сказала мне? Я бы конечно отпустила. Зачем эти тайны мадридского двора?

— Вот именно, — пробормотал Кай. — Хороший вопрос.

* * *

Несколько часов ему пришлось провести в обширном кабинете начальника станции, составляя вместе с Клаксоном и Лахти список уезжающих, выслушивая упрёки и восторги по поводу отбытия, переводя зарплаты и подъёмные на их счета. Люди покидали кабинет умиротворёнными и обнадёженными.

Время от времени пытаясь связаться с Борей или Матильдой. Это не удавалось. Наконец Боря сам вышел на связь.

— Новость номер один, — радостно провозгласил он, — мы нашли их арсенал!

— Чей?

— Банды, конечно. Я уже составил примерный список людей.

— Много народу?

— Не знаю точно, но про пятерых могу гарантировать. Ещё десять-двенадцать под вопросом.

— Надо придумать, как выбросить их со станции в первую очередь…

— Нет, нет, не надо. Вызови всех работников безопасности на совещание в комнату N-340 и представь меня как нового начальника охраны.

— Что ты задумал?

— Доверься мне. И сделай это быстро.

Кай попросил Клаксона включить громкую связь и персональные средства коммуникации и выдать сообщение.

* * *

Через полчаса Кай вошёл в комнату с длинным столом. На столе стояли баночки с популярными напитками и лежали упаковки с орешками. Вокруг стола сидели три десятка бритых накачанных мужиков в чёрных униформах. Было ощущение, что место им скорее в каких-нибудь окраинных конфликтных зонах, а не на научной станции.

При появлении Кая все затихли. Ещё в полёте, разбирая личные дела, он заметил несоразмерное количество охраны на такую маленькую станцию. И теперь он думал, что же такое затеял Боря? Но когда тот появился в своём вечном потёртом комбинезоне, сияя дебильной улыбкой и розовым бантом, стало сильно не по себе. Однако он представил Борю новым начальником охраны и заметил, как присутствующие оскалились злобными насмешками.

Боря насмешек “не заметил” и начал распинаться насчёт того, как хорошо здесь поставлена служба, какая отличная команда, и как он будет счастлив работать с ними и дальше. Он очень надеется, что команда не захочет покидать станцию и готова перезаключить контракт. И “команда” явно повеселела. Потом Боря начал что-то говорить об обеспечении безопасности и порядка, и делал это довольно долго и скучно, при этом заикаясь, запинаясь и повторяясь, и присутствующие расслабились, стали хрустеть орешками и прикладываться к напиткам.

Кай давно уже заподозрил какую-то игру и просто не мешал. Как вдруг заметил, что сначала один, потом другой, начали клевать носом. Через несколько минут все присутствующие крепко спали.

— Быстро, роботы-уборщики! — скомандовал Боря, сорвал с себя идиотский бант и швырнул его на стол.

В комнату въехали несколько транспортёров, куда Боря начал грузить одного охранника за другим.

— Что ты наделал? — спросил Кай потрясённо.

— Это временно, — ответил Боря, — в открытом противостоянии у нас шансов нет. Тем более, что у нас и оружия-то нет. Быстро, помогай, а то действие скоро закончится.

Они загружали спящих на транспортёры по несколько человек, а потом отгоняли их к грузовому лифту, который находился прямо рядом с аудиторией.

— Куда мы из везём?

— В тюрьму, — ответил Боря. — подземный этаж. Здесь есть комнаты, которые запираются снаружи.

Этих комнат было около сорока, так что заполнив часть из них, они поехали за следующей партией. Конечно, попутно Боря всех разоружал, и в коридоре на полу теперь громоздилась большая куча оружия и средств связи.

Когда наконец вся команда была “расселена”, Боря скомандовал:

— Матильда, запирай.

Раздался коллективный щелчок.

— Всё. Одна проблема временно решена, — сказал Боря. — Теперь можно заняться расследованием.

— Ты уверен, что они все были замешаны? — спросил Кай.

— Нет, конечно. Но там разберёмся.

— Кошмар, — покачал головой Кай, — просто будущий судебный кошмар, которого мы не разгребём.

— Не боись! Разгребём, — весело заметил Боря, — если учесть, что предположительно невиновные прошляпили или покрывали действия предположительно виновных.

— Ты узнал, кто отсутствует кроме Брасса? Кто выехал хоть ненадолго?

— Да, — радостно ответил Боря. — Ещё двое аспирантов, потом пара из обслуги уехали как раз за три недели до нападения на Робинсона, но среди них ни одного, у которого имя или фамилия начинается на “Va”. Зато Валерия Одд уезжала на два месяца и только недавно вернулась. С каким-то оборудованием. Это значит, что она могла быть там.

— Хорошо. Обыщи комнаты отсутствующих. С моего разрешения, конечно. Особенно ужасно талантливой аспирантки Олеандры.

— Почему её?

— Потому что… — Кай пожал плечами, — потому что ужасно талантливая и отсутствует.

* * *

Валерия стояла у окна своего кабинета, глядя на тусклый горизонт. Сквозь сизые тучи слегка просматривалась чуть коричневая подсветка заката у линии воды, но общая картина была депрессивная.

Её кабинет был аккуратным и элегантным. Фотографии птиц на стенах, африканские маски, полки с цветами. Дверь была распахнута настежь.

— Вижу, что настроение не очень, — сказал Кай постучав в дверной косяк.

Валерия чуть вздрогнула и прежде, чем обернуться, украдкой вытерла глаз. В белой водолазке и чёрных брюках она выглядела еще лучше, чем позавчера в баре, но большие глаза её были влажные и грустные.

— Да, настроение не очень, — сказала она наконец.

— И у вас тоже накрывается дело жизни?

— Что? О! Нет, конечно. Буду только рада отсюда свалить. Дело жизни… — она усмехнулась и покачала головой, — Я совсем о другом.

— О чём, если не секрет? — спросил Кай, подходя и прикидывая, искренне она говорит, или перед ним гениальный мастер-манипулятор.

Она немного помолчала, потом пожала плечами.

— Знаете, так странно… Раньше здесь было не так плохо. Хотя, конечно, плохо. Но лучше, чем сейчас. Сначала не выдержал мой попугай, потом мой муж. Они улетели, но жалею я только о птице. Мне его подарили, когда я была подростком. Мы были вместе пятнадцать лет. Ара. Они долгожители. Мы были так дружны, что муж даже ревновал, —она снова печально улыбнулась, —однажды сказал, что либо я, либо этот пучок перьев.

— Зная, что вы большие друзья? — покачал головой Кай, — Значит он сам вам был не очень большим другом. И что вы на это ответили?

— Конечно, пучок перьев. И муж уехал. А потом пришлось отправить и моего Пьеро, он перестал есть и всё время стонал. Надо было разорвать контракт и ехать отсюда уже тогда.

— Но теперь вы встретитесь?

Валерия всхлипнула, но справилась со спазмом:

— Он умер. И я теперь… Ну какого чёрта я тут делала? — она взорвалась тихим гневом, но он явно был направлен на неё саму, — Как можно исправить ситуацию? Как можно изменить психологический фон, если он просто может быть присущ этой планете? Какие-то излучения, какие-то волны! Испарения! Что? Да ничего! Может быть, просто жизнь этой планеты!

Голос её затих, и Валерия грустно повернулась к стеклу, глядя на тёмную водную равнину под плотными серыми облаками. А Кай удивился, насколько мысли её созвучны тому, что он и сам чувствовал.

— А вы не думаете, что это может быть наведённым чувством? Что кто-то хочет, чтобы здесь было плохо?

— Зачем? — удивилась Валерия, и удивление это выглядело искренним.

— Ну, например, кто-то хочет, чтобы все лишние с этой планеты уехали.

— Я… не понимаю… — озадаченно сказала она.

— Я тоже пока не совсем. Но… Всё это выглядит весьма искусственно.

— Не знаю, — ответила Валерия и покачала головой, — не думаю.

— Но вы ездили куда-то за оборудованием. Гипно-излучатели? Это помогает?

Она испуганно посмотрела на Кая и отвела взгляд. Однако наконец кивнула.

— Да… Мы попробовали… Несколько лет назад. Хоть это и нелегально. Но… Вы видите, какая ситуация. Без них совсем плохо. А сейчас даже с ними плохо. Вот вышла новая модель. Хотели испытать. Клаксон втихую одобрил, народ сбросился наличными… — она печально вздохнула. — Будете сообщать?

— Нет, конечно. Я понимаю необходимость. Не переживайте, — сказал Кай.

Он протянул руку и успокаивающе прикоснулся к плечу Валерии, но вдруг услышал в эк-коме смущённый “голос” Бори:

— Э… шеф, у нас проблемы…

Кай неловко отдёрнул руку и чуть отодвинулся. Затем спросил мысленно:

— Что случилось?

— Она появилась…

— Кто?

Но ответить он не успел, так как в кабинет ворвалась девушка в сером лабораторном комбинезоне. Она была ужасно рассержена. Миловидное капризное лицо искажала гневная гримаса. Светлые волосы растрепались, и даже тонкий обруч эк-кома на голове не исправил ситуацию.

— Что это такое?! — воскликнула она. — Доктор Громов, кто приказал обыскивать мою комнату?!

— А вы кто? — спросил Кай, хотя уже знал ответ.

— Олеандра Арман. Я аспирантка профессора Эмори. Я была нездорова, а вы тут устроили форменный обыск! Какое вы имеете право?!

— Тише, тише! — сказал Кай, — мы просто проверяли, не случилось ли с вами чего-то ужасного…

Он говорил нарочито медленно, чтобы дать себе время общаться с Борей:

— Да, свалилась на голову откуда-то посреди самого шмона.

— Что-нибудь нашёл?

— Ну… э… не очень…

Кай переключился на аспирантку.

— Почему вы отсутствовали на собрании?

— Я была нездорова, я же говорю!

— А почему ваши сотрудники сказали, что вас нет на станции?

— Потому что идиоты!

— Вас не было в вашей комнате.

— Вас тоже! Мы взрослые люди и имеем право спать в других каютах! И не в одиночестве! И не смейте больше лезть в мои вещи, иначе я подам на вас в суд!

Она развернулась и ушла, размахивая руками и продолжая изрыгать ругательства.

— Боря, Матильда, — снова мысленно запросил Кай, — срочно, проверьте, не подходил ли какой корабль к планете? Ведь должно быть какое-то навигационное общение с местными спутниками?

— Делаю, — сказала Матильда. — Да, есть след!

— Можно ли связаться с кораблём? Если недалеко ушли, могут ли вернуться на орбиту и забрать людей? Мы заплатим за проезд.

Матильда исчезла со связи на несколько минут, но вскоре появилась:

— Да, наш капитан связался. Они ещё на орбите. Ждут обратно пассажиров и груз. Им обещали заплатить. Шлюпка ещё на планете. Приземление было пять часов назад.

— Куда они направляются?

— На Мальсангу, планета в системе Галлы, здесь в Омега Центавра.

— Понятно. Спроси, кого высадили на Этуарну?

— Мужчину и женщину. Инкогнито по договорённости.

— Боря, ищи этого мужика, срочно! — только успел подумать Кай, как Боря собственной персоной ворвался в кабинет.

— Здесь шлюпка не садилась! — начал он, — Разве что сели на другой станции и рванули сюда на мобиле. Надо обыскивать вообще всё! Матильда, посмотри со спутников, есть ли шлюпка на какой-нибудь крыше?

— Со спутников? Ты забыл про километровый слой облаков? Запусти дроны!

Кай извинился перед Валерией, и они оба пошли из её кабинета, как вдруг Боря остановился как вкопанный, глядя в угол комнаты.

— Что? — спросил Кай.

Но тот ничего не ответил, только пошёл в этот угол, где стояли несколько рамок с картинами и фотографиями и потянул одну из них.

Это была не рамка. Это был плоский большой и очень знакомый футляр красного дерева. Боря открыл. Перед ними во всей красе лежал диск Саора. Первое издание.

* * * 

+2
191
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Литбес №1