АНИМАТИКИ. ЮЖНЫЕ СТРАНСТВИЯ Глава 3-4

Автор:
paulbo
АНИМАТИКИ. ЮЖНЫЕ СТРАНСТВИЯ Глава 3-4
Аннотация:
Аниматики. Южные странствия - первая книга в цикле Аниматики.

В недалёком будущем всё перевернётся с ног на голову. Люди уничтожат высокие технологии, а животные в джунглях и на севере обретут разум. Прольётся кровь и большая война между видами изменит мир.

В этом мире живут четверо друзей подростков, обладающих супер-способностями. Они прошли обучение в Академии и теперь выполняют задания правительства в самом центре мира животных.
Текст:

ГЛАВА 3 ИГРУШЕЧНЫЙ СЛОНИК.

Синица лежала на своей кровати, пялясь в потолок. Они выполнили задание, подумать только! Чем дальше уезжал их грузовик с пленными страусами внутри, тем больше у Синицы сдавали нервы и тянуло громко орать или смеяться. Страусов пересадили на спец.машину с конвоем и отвезли в МВБ, а Кукушку и Синицу довезли до академии ближе к ночи.

Синица приняла душ, смыла с себя пыль и пот. Она посмотрела в зеркало и улыбнулась:

- Доброй ночи агент Синица - сказала она сама себе.

Она валилась с ног, мышцы и связки ныли, даже кости отдавали неприятной болью. Ещё бы, она догнала мопед несущийся на полную, да ещё и опрокинула его. Ей было за что себя хвалить. Когда они загрузили страусов в грузовик мистер Дарксон похлопал её по плечу и отметил, что он гарантирует им высший балл. Им обоим. Кукушка тоже впечатлил его.

Синице нужно было спать. Необходимо. Но сон никак не давался, в мозгу роились мысли и чувства. Хотелось, то плясать от радости, что долгое семилетнее обучение подходит к концу, то вздрагивать от мысли о распределении.

Она впервые выйдет за границу академии как свободный гражданин. Куда же её определят? Кем она будет служить и где? А куда отправят Кукушку? Неужели они не увидятся больше никогда? Синица с грустной улыбкой посмотрела на свой шрам на ладони. За эти три года он превратился в едва заметную белую полоску не больше трёх сантиметров.

Она снова легла на спину, зарылась под одеяло и попыталась выровнять дыхание, сделать его едва заметным, поверхностным и долгим. Вдох на 6 счётов, выдох на 8, снова вдох на 6. Так она дышала, отгоняя мысли и уснула наконец. Но скоро пожалела об этом.

Спала она неспокойно, вздрагивая, скручивая одеяло между ног и мотая головой. Во сне ей приснился отец. Это был плохой знак.

- Лили! Эй, Лили, моя маленькая девочка! - услышала она голос.

Она стояла посреди кухни с мамой и бабушкой, в пышной розовой юбке, с красивой короной на голове. Она танцевала танец принцессы, в честь своего дня рождения. Мамино лицо озарял свет заката, бабушка хлопала в ладоши в такт музыке на игрушечном синтезаторе.

- Лили смотри кто пришел! - улыбнулась мама. Лили повернула голову и увидела высокого красивого мужчину. Худого с седой чёлкой, как у неё. Отец смотрел на неё, сощурившись, и его серые глаза казались почти чёрными.

- Папочка! Папочка пришёл! - закричала Лили и бросилась его обнимать. Они обнимались, целовались и он гладил её по шелковистым волосам.

- Смотри, я принёс тебе подарок - сказал папа и вытянул из-за спины слона.

Игрушечного синего слона с грустными бровями и коротким пухлым хоботом.

- Слонииик! - завизжала Лили и стала обнимать слоника. Вдруг она почувствовала что-то твёрдое внутри его груди и в следующую секунду слоник вздрогнул и заговорил голосом отца, записанным на плёнку.

- Я тебя люблю, Лили! Я тебя люблю, Лили! - говорил слоник как заведённый и перестал.

- Ещё! Ещё! - радостно закричала Лили и сжала маленькими ручками грудь слону.

Он снова вздрогнул и снова заговорил отцовским голосом. Смешно, точно робот из мультфильмов. Лили уткнулась лицом в мягкого слоника и он пах клубникой.

- Я тоже тебя люблю, папа! - она обвила руками шею отца и поцеловала в щетинистую щёку, все засмеялись вокруг.

Синица перевернулась на другой бок и её сон сменил розовые краски на серые.

- Я тебя люблю, папа! - плакала Лили. Ей было 11 лет, она стояла в комнате родителей и смотрела, как отец, точно испуганный загнанный зверь, собирает чемодан, бросая туда вещи. Он проносится мимо неё, отодвигая в сторону грубо, точно мешающую мебель.

- Папа! Папочка, не уходи! - плачет Лили, сжимая зубы, чтобы они не стучали. Нос и глаза опухли, ей страшно холодно в этой комнате, и сердце выпрыгивает из груди.

В углу комнаты сидит мрачная мать и молча наблюдает за отцом.

- Мама! Скажи ему! - всхлипывает Лили, она бросается к матери и тянет её за руку, но лицо матери такое же испуганное, бледное.

- Объясни ей! - резко бросает отец матери, продолжая собирать вещи.

Он взъерошивает волосы на затылке и снова мечется по комнате и квартире.

- Мамочка. Что происходит - спрашивает Лили, сидя на коленях на полу, рядом с креслом матери. Но мама странно мотает головой, она хватается руками за живот, будто он болит и ничего не может сказать.

-Папа! Не бросай нас! Не бросай меня, папочка! Я же скоро уеду! Останься ещё немного! - Лили хватает отца за руку и тянет на себя.

Ей кажется, что если он уйдёт сейчас, то она просто умрёт от боли и ужаса. Она ничего не понимает, но чувствует свою вину, какой-то тяжёлый груз, придавивший горло и грудь. Тяжело дышать и она задыхается.

- Паническая атака - говорит мать и быстро подходит к Лили.

Лили хватается за горло, пытаясь вдохнуть воздуха, сердце стучит в висках.

- Видишь, что ты наделал! - бросает мать злобно.

Отец на секунду замирает, глядя на неё. Он хватает Лили за плечи и встряхивает её, как куклу.

- Успокойся. Слышишь? Успокойся, Лили! Я ухожу. Я должен уйти. Возникли обстоятельства, которые я не могу сейчас тебе объяснить. Но я думаю, мама, твоя мама сможет тебе рассказать. Не сейчас. Чуть позже, когда ты подрастёшь. Мне нужно уйти, чтобы спастись. Я попал в беду, девочка. Бедная моя, девочка. - он прижал её к себе и погладил по волосам, как тогда на дне рождении. Как всегда гладил её и говорил её "моя маленькая девочка".

Но тогда это был папа большой, высокий и сильный. Папа, который защищал, берёг и помогал.

Сейчас это был худой, бледный мужчина, которого Лили не могла узнать. Его глаза бегали, руки тряслись и, кажется, он сам не понимал, что происходит. Но он продолжал твердить Лили одно и то же "Я люблю тебя, маленькая Лили. Я должен уйти. Чтобы спастись. Чтобы спасти вас с мамой".

Когда он уходил из дома, возле двери, он крепко сжал её ладонь, которую она не отпускала всё это время и сказал ей шепотом " Я вернусь. Я вернусь за тобой" и отцепил её руки, несмотря на крики и слёзы и исчез в ночной темноте.

Лили не помнила, что произошло потом. У неё случился обморок. Она не помнила, как мама бережно уложила её в кровать. Лили очнулась с головной болью, глаза еле открывались. За окном была ночь. И вокруг, она тогда ощутила это впервые в жизни, стало тихо и пусто.

Жуткая холодная пустота стояла в комнате, во всём доме, кажется, во всём мире. Точно внутри кто-то отрезал важный орган или артерию. И кровь перестала идти внутри. Лили прижала к себе своего старого слонёнка, он вздрогнул и медленно зажужжал. Его механизм был давно сломан и теперь говорил странным заикающимся басом, совсем не похожим на папу.

Но в этот раз слонёнок сначала издал помехи, а потом громко и чётко произнёс "Я вернусь Лили...." захрипел и дальше пошли скачущие помехи. Это испугало Лили.

Видимо, отец решил наспех записать своё послание для Лили поверх старого. Лили нажала ещё раз и всё повторилось "Я вернусь, Лили ...хррпыхыАБО...вр....шшш" и снова тишина и пустота. Лили еще несколько раз сжимала слоника, а потом жуткая и страшная мысль пронзила её голову. Если сейчас механизм сломается окончательно, то она больше никогда не услышит голос отца. Никогда.

Она посмотрела сквозь темноту на глаза слоника, который таил в себе это. Голос отца, который ушёл. Который внезапно бросил её, оставил вот так, как котёнка на улице. Не объясняясь, не попытавшись. Лили заплакала, уткнувшись лицом в подушку.

Синица, лёжа в кровати, корчила своё лицо и сквозь её закрытые веки проскользнула прозрачная слезинка, она проехалась поперёк носа и с глухим "кап" упала на подушку.

"Вернись, папа" прошептала Синица сквозь сон.

Утром, как ни в чем не бывало, не помня сна, Синица встала в шесть утра без будильника. Натренированное тело поднялось с кровати само. Синица еще была в полусне, когда обнаружила, что чистит зубы и смотрит в зеркало на своё опухшее лицо.

"Что у меня с глазами? - Синица потрогала веки - Как будто ревела всю ночь" Она усмехнулась.

Одевшись в свою повседневную униформу - чёрное трико, облегающее тело, спортивная серая куртка и такие же серые кроссовки, Синица вдруг замерла возле двери, согнувшись над шнуровкой.

- Гудвин побери! - выкрикнула она. Она побежала к окну и радостно захохотала.

- Как же я забыла! Я вчера сдала экзамен! - она стала прыгать по комнате и орать - Я сдала чертов экзамен! Ахахах-хаха! Слава Гудвину! Больше никаких утренних пробежек, уроков, тетрадей и учебников! А!!! Я сдала..Мы сдали экзамен! Кукушка! - с этим криком Синица бросилась в коридор, пробежала два этажа вниз, ещё одну лестницу наверх и уже спустя пару секунд она молотила в дверь.

- Кукушка! Кукуууушкаааа! - орала она. Из соседней двери выглянула чья-то недовольная сонная морда и цыцнула на Синицу, Синица махнула парню рукой, чтобы он проваливал.

Она стучала и стучала, пока не услышала как за дверью недовольно забурчали. Послышались шаркающие шаги, звук упавшего стула и ругательства. Замок двери щёлкнул и перед ней показалось лицо Кукушки. Кучерявые торчащие в разные стороны вихры и оттопыренные уши. Одно ухо было красное и больше другого, видимо, Кукушка отлежал его во сне.

- Чего ты орёшь, ненормальная? - заворчал Кукушка.

- Э! Заткни свою подружку! - пробасил парень из соседней комнаты, который всё ещё стоял возле своей двери.

- Сам заткнись, Игуана! - огрызнулась на него Синица - Кукушка! - завопила она другу прямо в лицо - Мы сдали экзамен!!! - она кинулась обнимать его.

Надо отметить, что Кукушка, стоял перед ней в одних трусах и его щуплое маленькое тело без одежды выглядело тщедушнее, чем обычно.

Синица подхватила Кукушку под подмышки и буквально занесла его внутрь комнаты, танцуя и распевая песню "Мы сдали экзамен! Мы сдали экзамен!".

Кукушка махал руками, упирался, пытаясь оттолкнуть её, но после нескольких попыток обмяк, как тряпочка и послушно подпел ей пару раз "Мы сдалии экзаамен".

- Всё! Поставь меня на место! Поставь, идиотка! - выругался он. Синица захохотала и посадила его на разобранную кровать.

Кукушка спрятал свои худые ноги и зад под одеяло и повернул свою голову прямо к Синице, уставившись на неё своими бельмами.

- На пробежку проснулась? - улыбнулся он.

- Ага ! - Синица улыбнулась во все зубы - А ты прямо на меня смотришь, да? -

- А что такого? - смутился Кукушка, он почесал затылок и зевнул, причмокивая.

- Вот клянусь, Кукушенция, иногда я могу спорить на что угодно, что ты всё видишь! Просто прикидываешься, дятел! - захохотала она и стала показывать Кукушке неприличные жест руками.

Он недовольно поморщился и махнул на неё рукой.

- Иди в пень, Синиц. Я хочу спать. -

- Ты что с ума сошёл!? Спать! - Синица подскочила на ноги и рывком стянула с него одеяло, вызвав возмущенный вопль. Кто-то из соседей гневно постучал им в стенку.

- Ты с ума сошёл? - зашептала Синица - Какой спать? Я же говорю, мы сдали экзамен.-

- И? Спать никто не отменял. - Кукушка скрестил ноги и руки, сгорбился и стал трястись от холода.

Синица бросила ему одеяло обратно и он, как недовольный кот, фыркнул на неё, покрывшись одеялом с головы до пят. Оставил только лицо и одно ухо снаружи. То самое, которое было расплющено за ночь. Ухо, кстати, стало розоветь и чуть уменьшаться в размере.

Синица ухмыльнулась, хлопнув себя по коленкам.

- И что же это значит? - спросил наконец Кукушка, чувствуя, что у Синицы опять появилась какая-то дурацкая мысль, она их называла "идея на движ".

"Неугомонная девчонка" - думал про себя Кукушка.

- А это значит, что никаких пробежек, никаких уроков, никаких учебников и НИКАКИХ ТЕТРАДЕЙ! - радостно завопила Синица и в стенку постучали уже с двух сторон.

- Никаких тетрадей ? - задумчиво протянул Кукушка и улыбнулся - А! Да! никаких тетрадей! - он заёрзал на кровати задом и щёлкнул пальцами.

- Зови Пилигрима - скомандовал он - Я позову Иглохвостку. Встретимся на полигоне. Не забудь основное - важно распоряжался он, встав с кровати, и принялся одевать штаны.

- Отлично - Синица потёрла ладони и побежала в коридор. Проносясь по коридору и сотрясая стены от стука пяток о деревянный хлипкий пол она продолжала напевать "Никаких уроков! Никаких тетрадей!".

Спустя полчаса их команда была в сборе.

Они стояли на полигоне вчетвером. Пилигрим, Иглохвостка, Кукушка и Синица. Каждый притащил с собой добротный мешок, набитый бумагой, тетрадями, альбомами и прочей учебной макулатурой. Иглохвостка ухмыльнулась и подмигнула Синице. Синица громко хихикнула ей в ответ, обняв за плечо Кукушку, который стоял рядом с ней, засунув руки в карманы и смотря в горизонт.

Синица перевела взгляд на Пилигрима, который стоял за Иглохвосткой и поймала его взгляд. Он улыбнулся ей и кивнул - от этого тёплое щекочущее чувство потекло по её животу и она улыбнулась в ответ.

Они молча прошли вдоль полигона до самого забора, слева стоял пищеблок со столовой, а справа полигон с разными препятствиями и стрельбищем с соломенными чучелами и стенками. В заборе была небольшая брешь, которую скрывал ряд мусорных контейнеров. Пилигрим подошел к одному из контейнеров, огляделся по сторонам, проверяя не смотрит ли кто, и сдвинул контейнер в сторону, тот громко заскрипел.

Ребята по одному пролезли сквозь брешь. Сложнее всего было протиснуть набитые большие мешки. У Синицы был один полутораметровый пластиковый мешок, у Иглохвостки два поменьше. Пилигрим нёс свой мешок и Кукушкин - они складывались вместе.

Ещё летом после первого года обучения в Академии, когда четвёрка сдружилась, они поспорили, что пишут так много лекций и делают столько рисунков, что наверняка, если сжечь всю накопленную макулатуру за все года обучения, то костёр выйдет отменный. Кукушка и Иглохвостка принялись спорить сколько метров будет костёр.

Пилигрим сидел на краю парты, как он всегда делал, по-деловому закинув одну ногу на другую и грыз зубочистку, ухмыляясь уголком рта. Уже тогда Синица знала, что обожает эту его ухмылку и зубочистку, и позу. И его. Но признаться в чувствах она не могла все семь лет. Она всё надеялась, что может быть Пилигрим сделает шаг навстречу. Но он не делал. Хотя Иглохвотска постоянно подначивала его и намекала Синице о его чувствах “Я виижу! Я вижу это, Синиц. Он точно втюхался!” не унималась она. Но каждый раз это выходило так неловко и глупо.

Вот и сейчас Синица посмотрела на Пилигрима, который шёл перед ней с двумя мешками тетрадок наперевес. Она посмотрела на его короткую стрижку и торчащие волосы на затылке, на шею, по которой проползла капелька пота и вздохнула. Она надеялась, что, может быть, на выпускном балу всё изменится. И Пилигрим пригласит её танцевать. Ну или она сама решится.

Иглохвостка, которая поймала её взгляд хихикнула и толкнула её локтём в бок.

- Ау! - Синица посмотрела на неё, нахмурившись.

Они шли по узкой тропинке леса, уже за забором, периодически наступая друг другу на пятки и толкаясь.

Иглохвостка изобразила страстный поцелуй с воздухом, а потом приподняла лукаво брови, показывая глазами на Пилигрима.

- Иди ты! - толкнула её в ответ Синица и обе рассмеялись.

- Пришли! - радостно выдохнул Пилигрим и бросил свои мешки на траву. Остальные последовали его примеру.

Они пришли на небольшой лысый пятачок, в стороне от тропинки. На этом пятачке они часто делали костёр, общались. Вокруг кострища лежало несколько коротких брёвен, чтобы сидеть. А слева росло двойное дерево - его два ствола свивались друг с другом, испещрённые карманными ножиками.

Тут было с десяток проклятий, нелепых словечек и автографы каждого члена четвёрки. На ветвях ребята два лета назад натянули что-то наподобие шатра - удобно укрываться в дождь. В стволы перпендикулярно врезали щит, спёртый со стрельбища и получился стол.

Здесь они коротали маленькие свободные минуты, курили, учили друг друга смачно ругаться, а иногда просто молчали, уставшие после сложного учебного дня. Здесь можно было спрятаться от смотрящих, агентов, правил, запретов, академии и от себя самого. Выходя за забор, ребята договорились об этом в первый же день, как нашли это место, что этот их пятачок свободная зона от сверхспособностей. Здесь они становились просто маленькими детьми, которые боятся, скучают по дому и нуждаются в дружбе.

За шесть лет никто ни разу не нарушил обещания. Пилигрим не смотрел сквозь предметы, Синица не использовала телепатию и силу, Иглохвотска не ускорялась, а Кукушка не считал вероятности. Так было и сегодня.

Ребята вывалили кучу тетрадок и учебников на кострище, подгребая кучу ногами, потому что она постоянно разваливалась и расползалась, точно густая лужа. Тогда Кукушка предложил сложить все бумаги и книги наподобие кирпичей, чтобы получился квадрат. Внутри этого квадрата накидали смятой бумаги и сухой травы с ветками.

Пилигрим достал спички и долго подпаливал разные уголки макулатуры, раздувая пламя. Наконец, спустя минут 10 костёр запылал - яркий и горячий. Подростки радостно гигикали и скакали вокруг. Иглохвостка достала из-за складок своего длинного плаща несколько бутыльков и фляжку. Четвёрка распила питьё и стало совсем легко дышать. Спустя час все были пьяны.

Дым вился высоко в небо, костёр догорал. Он оказался не таким уж и высоким - максимально пламя достигало полтора метра от земли, да и сгорел быстро, как и положено бумаге. Иглохвостка и Синица сидели на одном бревне, упираясь друг в друга спинами и положив голову на плечи. Их щёки соприкасались.

- Я уже пропеклась - пробормотала Синица - Давай переворачиваться. - она действительно чувствовала, что левая половина тела заметно нагрелась рядом с костром.

Они развернулись друг к другу лицом и захихикали. Глаза Иглохвостки сверкали от огня. Она стала накручивать волосы Синицы на своим пальцы и бросила косой взгляд на Пилигрима. Синица замотала головой.

- Так кто куда собрался идти? - громко спросила Иглохвостка и повернулась к мальчикам. Пилигрим растянулся на длинном бревне, свесив ноги и посвистывая. В зубах торчала травинка. Кукушка сидел на краю бревна и ковырял палкой угольки костра.

- М? - Пилигрим лениво приподнялся на локте - А.. куда собрались , в смысле, после академии? -

- Ну да, осёл. Не после обеда же - передразнила его Иглохвостка и громко засмеялась.

Она обладала внушительной фигурой выше 180, широкими плечами и бёдрами. Большая и громогласная девушка, с круглым простым лицом имела удивительную сверхспособность, которая абсолютно не вписывалась в её образ. Она могла быть быстрой. Очень быстрой. Её скорость в максимальном разбеге достигала 100м в секунду. Достигала она такой скорости на прямой траектории за 2,5 секунды. Могла ли она бегать ещё быстрее никто не знал, а сама Иглохвостка помалкивала.

А её особенный плащ был не просто красивым прикидом. Его края были пришиты к униформе на рукавах и штанах так, что если она разбрасывала ноги и руки в стороны, то она могла буквально взлетать метров на пять-шесть от земли. Разгоняясь и взлетая, она могла планировать долгое время, ловя потоки воздуха, прямо как птица.

Они подружились с Синицей сразу. Иглохвостка сама подошла к ней после второго урока в перерыве.

- Э, новенькая? - пробасила она - Тебе как зовут? - она скрестила руки на груди и расставила ноги широко, что стала похожа на гору, которая выросла посреди коридора. Синица сначала смутилась, но потом улыбнулась ей, потому что почувствовала от девочки внутреннюю нежность, усердно скрываемую за большой фигурой и мальчишескими повадками.

- Синица - она протянула девочке руку и та, поколебавшись, крепко её пожала.

Долго и крепко, заглядывая прямо в глаза. Потом Иглохвотска почему-то покраснела и убрала руку. Они обе засмеялись от неловкости. И стали друзьями. Мгновенно. Не договариваясь, не открывая душу долгими разговорами. Это произошло само собой. Внутри у них было что-то общее, неуловимое, понятное без слов. Они любили дурачиться, пихаться локтями и возиться как щенки, за что их часто укоряли преподаватели.

В академии было не принято дружить. Каждого ученика выращивали в ощущении собственной индивидуальности, особенности и высокой конкуренции, от которой каждую весну во время сессии плавились мозги и случались массовые истерики. Но их тайная дружба помогала.

Иглохвостка, кроме больших размеров и мужских повадок обладала удивительной способностью к неловкости. Она часто спотыкалась, налетала на прохожих в коридорах, падала с лестниц. Особенно опасным считалось если Иглохвостка несла что-нибудь жидкое в руках. "С вероятность 85% в перерасчёте", как сказал бы Кукушка, Иглохвостка проливала содержимое стаканов, кружек и бутылок на кого-то из сидящих рядом. Чай, сок, вода, кофе и какао - в двух разах из трёх оказывалось на ком-то, вызывая дикий возмущенный вопль "Твою мать, Игла, опять?! Косорукая дылда!" - кричали со всех сторон, а Иглохвостка неловко улыбалась или начинала кричать в ответ.

Иногда дело доходило до драки, но здесь, конечно, крики унимались, мало кто решался побить Иглохвостку. Но если кто и находился смелый, обычно, спустя минут семь, он уже тормозил лицом по щебню на заднем дворе академии, под общие улюлюкания и свист.

Иглохвостка защищала слабых и обделённых. Имея категорию 1А она принципиально дружила с В, Г и Д категориями, постоянно вписываясь в драки и разборки. Собственно, именно Иглохвотска познакомила Синицу с Кукушкой. Хотя первый год они никак не могли найти общий язык.

Тихий и задумчивый Кукушка откровенно раздражал Синицу, хотя она пыталась относиться к нему нейтрально, чтобы не обижать подругу. Ведь та души в нём не чаяла. Особенно серьёзно она относилась к предсказаниям Кукушки, даже записывая некоторые особенно странные. Она носила эти записи с собой и периодически перечитывала, тщетно пытаясь найти в них логику или совпадения с реальностью.

Они всегда были рядом - Иглохвостка, Синица и Кукушка. Мало по малу Синица раскрывала Кукушку, всячески подкалывая его и выводя на эмоции. Ещё через год они наконец научились общаться без Иглохвостки.

Синицу удивило насколько Кукушка рядом с крупной подругой становился незаметным, прозрачным и тихим, настолько же весёлым и бойким он был без неё. Как будто маменькин сын. А потом случилась та встреча с Гризли, Червяком и Пучеглазом, после которой Синица и Кукушка стали настоящими друзьями.

Сейчас Кукушка как обычно молчал, тыкал палкой в огонь, а когда маленький её кончик загорался он махал палочкой по кругу и тушил её. Повторял процедуру снова.

- Я думаю - проговорил он на вопрос Иглохвостки - Что меня определят в правительство. Буду считать вероятность конца человечества - он скривил губу и помахал палочкой рядом со своим носом, - А ты? - он поднял глаза на Иглохвостку, та радостно заёрзала.

- Ну конечно же за границу - она хлопнула себя по коленкам и кивнула Синице - Мы будем вместе в спец.отряде, да? -

Синица усмехнулась и боднула Иглохвостку лбом в лоб.

- Откуда же я знаю - ответила она - Хотелось бы, конечно. Но кто знает, всё решат результаты экзамена, верно? Пока мы их не знаем. А ты? - голос её едва заметно дрогнул - Пилигрим? Ты куда хочешь? -

Пилигрим посмотрел на Синицу сквозь костёр и лёг обратно на бревно, пожав плечами.

- Всё равно -

- Как всё равно?! - хором удивились девочки.

- Да вот так - Пилигрим снова пожал плечами - Моя категория 3В, ни рыба, ни мясо. Для чиновничьей работы и перекладывания бумажек не дотягиваю мозгами, а до пограничной службы силой - он плюнул через плечо в костёр и нахмурил брови.

Синица увидела в его глазах тоску и смятение.

- Ты что! - сказал она улыбаясь - Ты очень сильный и ловкий - Пилигрим фыркнул с досадой, глядя в огонь.

- Да, у тебя нет силы и скорости, как у нас с Иглой - продолжила Синица, она сердцем ощущала его боль и тоску - Но ты же тренировался все эти годы, помнишь? Ты очень старался повысить категорию. Все это подтвердят. Ты пришёл на финиш в контрольном забеге пятым! Пятым, хотя не обладаешь генетической склонностью, Грим. Кто знает, может по итогам финального экзамена у тебя будет не 3В, а 2Б, как у меня. А этого вполне достаточно... - с каждым своим словом Синица всё надеялась, что он посмотрит на неё, но он даже не собирался.

- Достаточно для чего? - злобно оборвал её Пилигрим и отвернулся к костру и ребятам спиной.

Иглохвостка похлопала Синицу по плечу и подмигнула ей, чтобы та не расстраивалась. Но Синице захотелось убежать и плакать, потерявшись в лесу. Ей было обидно за Пилигрима и за себя, что он не видит её, не понимает её чувств и не принимает поддержки. Да, он был слабее её в категории, но она не встречала никого, кто бы так сильно рвался к лучшему.

Пилигрим всегда соревновался. Во всём и со всеми. Не обладая высокой скоростью он постоянно бегал. Причём делал это даже после основных физических занятий. Синица часто видела в окне своей комнаты, как ночью, на полигоне, он нарезает круги в полном одиночестве, подсвеченный высокими фонарями.

Пилигрим бегал по лестницам и коридорам, тягал железо в спортивном зале, повышая свою выносливость и силу. Год за годом. Но он даже на сантиметр не мог приблизиться к тем детям, кто после трансформации становился сверхсильным или сверхбыстрым. Пока Пилигрим, истекая потом и слезами отжимал от груди 50 кило, его одноклассники поднимали грузовики, гружёные металлом, сворачивали пальцами металлические щиты на полигоне. Пока он забирался на первую стенку, срываясь и падая в грязь, другие аниматики заканчивали всю дистанцию препятствий. Преподаватели смотрели на Пилигрима, сквозь пальцы. Они не препятствовали его рвению, но и никогда не оценивали его, не гладили по голове.

Пилигрим горел спорами различного толка в загадках, расчетах, ловкости и силе. То побеждая, то (что было чаще всего) проигрывая. В нём накопилось столько нерва и злости под конец обучения, что он часто срывался на своих друзей. Кричал или мог встать и уйти, оборвав какой-нибудь безобидный разговор. Друзья молчаливо переглядывались, но боялись надавить на больное.

Всё чем обладал Пилигрим - это зрение. Он был точно антипод Кукушки. Активный, словоохотливый, зоркий. Он мог стрелять на огромные расстояния, быстро и сверхточно. Его оружием была, конечно, снайперская винтовка. Но он постоянно практиковался в бое на одноручном мече. Он видел мельчайшие детали и тексты в километре от себя. В особенные пики он мог видеть сквозь стены и предметы, но это было пределом. Как и у Кукушки нострадамусовы трансы, так и у Пилигрима его сквозь-видение случалось редко и не всегда предсказуемо.

Синица решила перевести тему и, затая дыхание, спросила:

- Вы идёте на бал? - пальцы на её ногах сжались, но никто этого не заметил.

- Конеечно! - пропела Иглохвостка и обняла Синицу, мурлыча и кривляясь - Я приглашу тебя на танец, принцесса! - и захохотала.

Синица передразнила её и тоже засмеялась, отметив, что Иглохвотска снова покраснела.

- Кукушка?-

Кукушка пожал плечами и улыбнулся:

- Я конечно против всех этих человеческих нежностей и танцев, но там точно будут наливать. Поэтому я приду. -

- Отлично! Одень смокинг! Я просто с ума схожу, хочу увидеть тебя в смокинге - захихикала Синица и Кукушка махнул на неё рукой. Он отпил из фляжки последний глоток и икнул. Выпить он был любитель. Это расслабляло его неугомонный мозг и нити вероятностей пропадали. В мозгу становилось тепло, приятно и спокойно.

- А ты? - робко спросила Синица Пилигрима.

Тот повернулся в её сторону и посмотрел ей в глаза, долго и мучительно. У Синицы всё в животе свело судорогой. Она осторожно сглотнула слюну, пытаясь заставить себя дышать. По телу снова побежало тепло, даже от одного его взгляда.

"Какой же он красивый" - подумала она про себя. Пилигрим не особенно высокий, но и не маленький. С накаченным торсом и ногами парень, больше похожий на мужчину. В 17 лет у него уже была тёмная щетина, обрамляющая широкую нижнюю челюсть и доходила до выпирающего кадыка на шее. Эта шея особенно не давала покоя Синице, она часто мечтала поцеловать её. Темные глаза, всегда горели какой-то особенной искоркой. Коротко стриженные волосы и родинка в углу глаза. Даже его запах казался Синице особенным. Он пах хвоей, пОтом и сигаретами, вперемешку с имбирным печеньем, которым он часто любил хрустеть.

- Почему бы нет? - наконец сказал он спокойно и осмотрел Синицу с ног до головы.

Она от этого взгляда покраснела и даже вжала голову в плечи.

- Вот и отлично! Чур займём отдельный столик и будем пить, орать песни! - радостно прервала неловкую паузу Иглохвостка и потрясла Синицу, пытаясь привести её в чувство.

Синица послушно закивала. И они затянули свою любимую песню. Спустя один куплет её подхватили и мальчишки.

"Глаза у страха, как правило, велики

И на подмогу приходит одна смекалка

Надену кеды, которые мне не жалко

А с новых даже не срезаны ярлыки.

Хотя они были куплены год назад

Такую роскошь позволит себе не каждый,

Меня не зря приучили давиться кашей

Прежде, чем пробовать шоколад.

Я выбрал самое лучшее

Среди миллиона вещей

Толкаю камни в гору

И таскаю воду решетом

Я жду особого случая

С морщинами вместо прыщей

Я абсолютно счастлив

Только не сегодня, а потом"(с)

ГЛАВА 4 ГРУППА 57А И ОБЕЩАНИЕ ПИЛИГРИМА.

Синица не могла уснуть. Прошло уже две недели после экзамена и выпускного бала, а их всё никак не могли распределить. Толи заминка с документами, толи они провалили экзамен, Гудвин разберёт. Синица стукнула со злостью кулаком в спинку кровати. Она села и огляделась. Ночь и тишина давили на уши. Глаза хотели спать, тело, точно боксёрский мешок, всё в синяках - мистер Пантер особенно жёстко гонял их по полигону эти дни.

“Взъелся котяра” - как сказала бы Иглохвостка. Синица усмехнулась, вспоминая её перемазанное в грязи лицо, когда они ползли кросс под неприятным ледяным октябрьским дождём.

Их спасали только тайные вылазки в лес на их свободную зону. Встречи стали всё чаще, они курили и молчали, глядя в костёр. С каждым днём гнетущее состояние росло. Многих из их отряда распределили в первые же дни после экзамена в разные отделы министерства, с десяток человек через неделю во внутреннюю службу - нести дозор в мире людей, бороться с преступностью и шпионить.

И только их четвёрка и ещё одна девочка 3В категории из отряда Пилигрима ждали своей участи.

Синица виделась с Пилигримом после выпускного бала только дважды, если не считать их тоскливых посиделок за забором. Один раз в столовой, они разминулись в проходе. И ещё раз в коридоре, она попыталась заговорить с ним, но он помотал головой и быстро ушёл по своим делам. Ей хотелось провалиться сквозь все этажи корпуса и тихонечко свернуться калачиком где-то под бетоном и умереть.

  • Зря я это сделала - в сотый раз говорила она Иглохвостке, стягивая волосы на макушке в плотный хвост.

Они стояли утром посреди туалета на этаже. Здесь почти никто не бывал, ведь у каждого в комнате был свой туалет и душ. Так что лучшего места посплетничать не было.

  • Как же ты меня достала - закатывала глаза Иглохвостка - мы обсуждали это уже не раз. Ты всё сделала правильно. Эй! Хватит киснуть. - она толкнула подругу в плечо, но та еле сдерживала слёзы.
  • Окей. Тогда почему он так поступил? Мы же обсуждали это не раз, верно? -
  • Хочешь обсудить ещё раз? - Иглохвостка опёрлась руками о раковину и взглянула на Синицу через зеркало, та кивнула ей, поджав губы - Окей - выдохнула Иглохвостка и стала говорить, загибая пальцы.
  • Ты была в платье и лёгком макияже, в красивых туфлях и с секси бельём, так? -
  • Ага - кивнула Синица.
  • Ты долго сидела за столом, два раз отказавшись от танца с Панцирем и Рыбой, да? -

Синица поморщилась и кивнула.

- Фу, такие противные. Я даже не думала, что нравлюсь Рыбе. Панцирь, да, бегал за мной в последний год, но Рыба… - она скривила гримасу и они посмеялись.

- Должна признать у них кошмарный вкус - подразнила её Иглохвостка, вызвав возмущенный взгляд и возглас.

- Ха-ха, ладно. Заиграла твоя любимая песня, всё было так романтично - продолжила Иглохвост.

- И его! - Синица подняла вверх палец и затараторила - Он сам давал мне послушать. Его любимая песня, тогда на занятиях по баллистике. Мы сидели рядом и слушали “flying to the moon” и подпевали. Ох - Синица снова скисла, она сжала челюсти и быстро вытерла глаз рукавом, ловя на него ещё не выкатившуюся слезинку.

- Чёрт возьми, я была уверена, что он согласится танцевать, клянусь! Он смотрел на меня весь вечер. -

- Подтверждаю - кивнула Иглохвостка прижав руку к груди.

- Я подошла к нему, сказала “привет, ковбой” - Синица стала вспоминать, а Иглохвостка повторяла её слова, шевеля губами, так как давно уже запомнила наизусть этот диалог.

- Он ответил “ковбой скучает”, тогда я сказала ему “может ковбой хочет повеселиться и станцевать?” - Синица остановилась, делая паузу, а потом продолжила, говоря сама с собой - “Нет, у ковбоя нет настроения”. Тогда я сказала “Может всё-таки я смогу ему его поднять” и стало по-дурацки пританцовывать рядом с ним. Пританцовывать! - Синица побагровела, так повторялось каждый раз, когда они доходили до этого места.

- Подтверждаю - Иглохвостка подняла ладонь вверх - Высшая форма падения достоинства, пританцовывать перед мужиком.

- Пританцовывать перед мужиком! - Синица злилась всё больше, она даже топнула ногой и кафель под ботинком хрустнул - А этот гад! -

- Этот гад - пропела за ней Иглохвостка. Отвернувшись спиной к Синице она стала умывать лицо прохладной водой и фыркать.

- Этот гад ответил мне “если тебе хочется плясать, пойди спляши с Рыбой”! Представляешь? С Рыбой! - Синица ходила по комнате туалета взад вперёд и размахивала руками, в такт шагам.

На словах “С Рыбой” она снова поморщилась, вспоминая низенького круглого парня, чьё тело было в мелкую складку, от большого количества жира. На спине у Рыбы топорщились огромные жуткие жабры с привинченным к ним полукруглым аквариумом. Он носил этот аквариум на спине, как рюкзак, а из его жабр, которые вырастали из лёгких, разорвав грудную клетку и кожу, поднимались наверх мелкие пузырьки. Этот ихтиандр жил в небольшом крытом бассейне на улице и проходил обучение вместе с остальными.

От него у Синицы мурашки бегали по телу. Просто потому что до трансформации Рыба был обычным толстым мальчиком. Школьником, которого обижали за лишний вес, забитым очкариком, которых сотни тысяч по всей земле. Но после трансформации он превратился в жуткого урода, способного полноценно жить только под водой.

Он был точно напоминание всем остальным ученикам академии, что на самом деле, они давно уже не люди. Их способности и преобразованные голубые гены сделали их такими же уродами, как он. Просто Рыбе повезло меньше всех - его уродство бросалось в глаза. А их уродство скрывалось в теле и в мозгу.

  • Всё-таки, что-то я сделала не так - пробормотала Синица.
  • Бо-оже, ты когда-нибудь уймёшься? - вырвалось у Иглохвостки - Ты наматываешь уже десятый круг в женском туалете и не видишь одного, Синица. - Иглохвостка вытерла лицо полотенцем и скрутила его , как жгут.
  • Чего я не вижу? - спросила Синица увернувшись от полотенечного шлепка.
  • Ты не видишь - Иглохвотска цокнула на свой промах и снова, скрутив полотенце, занесла руку для выпада. - Что виновата не ты, не твоё чёртово платье или неверное подобранные слова. Виноват он! -
  • Рыба? - Синица удивлённо моргнула и получила полотенцем по заду громко вскрикнув.
  • Пилигрим! Черт бы его побрал! Он и только он! Он виноват! -
  • Почему? -
  • Потому что трус! - новый шлепок пролетел мимо лица Синицы.

Она ускорилась и обежала Иглохвостку сзади. Но Иглохвостка предвидела это, поэтому, когда Синица сделала петлю, Иглохвотска развернулась, раскинув полотенце и надела его на голову Синице.

Та вскрикнула, размахивая руками, потому что с силой врезалась в него и еле устояла на ногах. Она сорвала с себя полотенце и увидела, что Иглохвостка уже сидит на подоконнике туалетного окна и рассматривает свои ногти.

  • Ах ты… вонючка ! - бросила Синица и прыгнула в сторону Иглохвостки.
  • Не забывай, кто тут самый быстрый - улыбнулась девушка и затормозила Синицу, выставив вперёд длинную ногу в сапоге.
  • С чего он виноват? - вспылила Синица, толкнув её ногу в сторону.

Она плюхнулась рядом и протянула ладонь, когда Иглохвостка достала пачку сигарет. Они закурили. Иглохвостка помолчала немного, сминая фильтр сигареты губами и выпятив вперёд большой подбородок.

  • Тебе надо было родиться мужчиной - усмехнулась Синица, разглядывая её лицо.

- Думаешь? - Иглохвостка прищурила левый глаз от дыма и пожала плечом - Я с детства их ненавижу - она выпустила колечко дыма и размазала его пальцем в воздухе.

- Пилигрим трус. И ты это знаешь - она жестом заставила Синицу замолчать.

- Послушай. Я уверена, что ты ему нравишься. Ты просто не можешь ему не нравиться. Но он трус. Маленький мальчик. У него ничего нет. Ты категории Б, он едва ли дотягивает до В, это вообще большая удача, что ему дали категорию В - она скорчила лицо и развела руками.

- Перестань - злобно выдавила Синица, она бросила сигарету и раздавила каблуком ботинка, а потом вскочила с места - Не смей рассказывать мне о категориях. Я прекрасно знаю, какой категории заслуживает Пилигрим! И тебе-то уж точно нечего его судить! Мисс первая А категория - Синица наигранно раскланялась Иглохвостке.

Та побагровела и тоже потушила свою сигарету, угрожающе поднимаясь на ноги.

  • Знаешь что - тихо сказала она - Я видала ребят, хороших честных ребят с Г и Д категорией, которые в сто раз были лучше твоего зазнавшегося Пилигрима. Подумаешь, мальчик метко стреляет, дайте ему медальку! -
  • Ах так! - Синица взорвалась от ярости и толкнула Иглохвостку в плечо, та упала задом обратно на подоконник.
  • Да как ты смеешь так о нём говорить? Ты ничего не понимаешь! Ничего про него не знаешь! Ты.. - Синица почувствовала как внутри у нее оборвалась какая-то нить. Нить связывающая её и Иглохвосткино сердца.
  • Ты даже не любила никогда - злобно бросила Синица и отметив, как потемнело лицо подруги быстро ушла прочь, громко хлопнув дверью.

Зеркала, висевшие над раковинами затряслись, чуть не разбившись.

Иглохвостка осталась одна в комнате с синим кафелем. Она долго сидела на подоконнике, вцепившись в него побелевшими пальцами. Глаза её покраснели, а сжатые губы наконец выдохнули шёпотом “ Ну да. Никогда не любила”.

В этот же вечер их всех - Кукушку, Пилигрима, Синицу, Иглохвостку и Королёк (так звали девушку из В отряда) - собрали в кабинете ректора академии.

Мистер Пантер был в зале для переговоров, когда ребята гигикая и смеясь, распахнули двери. Он сидел в синем кресле с высокой спинкой, выпрямив свою спину и помахивая хвостом. Рядом с ним сидел мужчина с короткой стрижкой с сухими руками и знакомым взглядом. “Мистер Дарксон” - шепнул Кукушка на ухо Синице, хотя она уже сама узнала экзаменатора.

Рядом с Дарксоном сидела женщина с огненно-рыжими волосами в сером деловом костюме. На носу у неё были надеты чёрные очки в очень широкое оправе, которая придавала лицу очень детский вид. Если бы на ней не было костюма ей легко можно было дать не больше 15-16 лет. Королёк и Пилигрим кивнули ей, видимо, она была экзаменатором у них. Синица слегка кивнула Дарксону, тот важно ответил ей, махнув пальцами руки. Все расселись в кресла, расставленные вокруг полукруглого большого стола.

Очевидно, все ждали ректора. Его кабинет находился слева от зала. Отделяла кабинет от зала толстая дубовая дверь с вензелями и золотистой росписью на ней. На двери был герб академии - непонятное метафорическое животное, крылатое, с головой быка и тремя хвостами. Этот внушительный звериный анфас молчаливо смотрел на Синицу, казалось еще секунда и он оживёт, спрыгнет с двери и откусит ей голову.

Она была уверена, что этот крылатый змеебык плотоядный.

Она даже вздрогнула и привстала с места, когда его изображение дёрнулось. Оказалось, это распахнулась дверь и из кабинета ректора вышел сам ректор, а за ним какой-то седой мужчина в военном кителе без каких-либо обозначений. Только небольшая тёмно-серая медаль в виде опрокинутого рогами вниз полумесяца дала понять, что этот мужчина из пограничной службы.

“Заграница” - прошептала Синица Кукушке на ухо, тот сжал кулаки под столом и будто бы задрожал всем телом. Внутри у Синицы тоже было неспокойно - желудок свело дрожью и она сама еле сдерживалась, чтобы не начать трястись. Остальные ребята, видимо, совершенно не понимали, что происходит. Они просто с интересом пялились по сторонам и переглядывались.

Королёк посмотрела на Пилигрима и подмигнула ему, он слегка улыбнулся ей в ответ. Синица почувствовала как её обожгло ревностью. Уши стали горячими и щёки. Она проглотила слюну и прикрыла глаза, пытаясь успокоиться.

Когда ректор и военный уселись за стол рыжеволосая внезапно заговорила громким высоким фальцетом.

  • Уважаемые учащиеся Института Ассоциации Генетики и Модификаций Генома человека. Во-первых спешу поздравить вас с окончанием обучения, выдать вам ваши аттестаты и пожелать карьерного роста и великих подвигов для человечества. - она лучезарно улыбнулась, положив небольшую папку на стол.

Она открыла папку и быстрыми движениями раздала прямоугольные белые конверты каждому из пятёрки. На конвертах были только имена.

  • Как вы можете заметить, конверты не распечатаны, вы прочтёте их чуть позже. Сейчас я предоставляю слово вашему ректору, а так же генералу первой категории, военнокомандующему людских пехотных войск и вицепрезиденту МВБ мистеру Хью Эдинбергу. - она поклонилась в сторону мужчин, сидящих во главе стола.

Генерал, посмотрел на подростков, откашлялся и произнёс хриплым старческим голосом:

  • Спешу всех присутствующих уверить, что они отлично сдали свой финальный экзамен и все зачислены на работу в МВБ, которым я заведую больше тридцати лет. - подростки радостно вскричали, заёрзали на стуле, вцепившись в свои конверты и переглядываясь.

Генералу пришлось ещё раз предупредительно откашляться, чтобы они замолчали:

  • Когда ваши матери и отцы ещё ходили под себя, я уже стоял во главе этой серьёзной организации, на плечах которой лежит спокойствие межвидовых отношений. Как генерал первой категории и вицепрезидент МВБ я изъявил желание лично присутствовать сегодня здесь. Чтобы объявить вам о той чести, которая оказана вам правительством, МВБ и мной в частности. Кто из вас агент Синица? - он нахмурился и подался чуть вперёд.

Синица, которая всё это время сидела, опустив голову и затая дыхание, вздрогнула. Она рассматривала свой белый конверт, боясь дотронуться до него, будто там находится бомба.

  • Я, сэр - сказала она наконец, облизнув пересохшие губы. Казалось, что она жевала только что песок. Страшно хотелось пить.
  • Вы зачислены на службу МВБ в заграничные войска. Группа особого назначения 57А. Поздравляю вас, агент Синица. - генерал кивнул ей.
  • Буду нести службу с честью, сэр - выдохнула Синица, приложив ладонь к груди. Эта стандартная фраза была заучена ей еще на первом году обучения, когда ей было 12 лет. Она вспомнила, как она лежала ночами в своей комнате после уроков и шептала еле слышно “Буду нести службу с честью, сэр! Буду нести свою службу с честью. Буду нести свою службу..” и засыпала.

Семь долгих лет она ждала этого мгновения. Она выбегала из дома матери и бабушки, радостно размахивая руками. Она рвалась к этому моменту так сильно. Так старательно учась, забывая про своё прошлое, постепенно стирая из своей памяти их лица. Но теперь, когда она услышала эти слова, ей вдруг сильно сдавило грудь и она вспомнила ярко лицо матери. Как она плакала, когда они прощались. Она вспомнила его будто видела её вчера.

Тем временем генерал Эдинберг продолжал.

  • Агент Иглохвостка? - Синица слышала их разговор как в тумане, густом гуле или пелене, которые заполнили сейчас её сознание. В конце концов она пришла в себя только когда Генерал позвал Пилигрима. Синица вернулась в реальность и услышала слова, которых ждала не меньше.
  • Вы зачислены на службу МВБ в заграничные войска. Группа особого назначения 57А. Поздравляю вас, агент Пилигрим. - Синица увидела, как Кукушка похлопал Пилигрима по плечу, а Иглохвостка радостно взъерошила ему волосы.

И тогда Синица всё поняла. Они вместе. Все четверо. Они будут служить в одной и той же группе, за границей. И Игла, и Кукушка, и Синица и Пилигрим. Все вместе. Мечта сбылась. Уже ничто не могло затмить нахлынувшей волны счастья. Ребята, как только генерал закончил говорить, вскочили со своих мест и принялись кричать “ура!” и обниматься, тиская друг друга и толкаясь. Королёк робко улыбалась и хлопала в ладоши. Её взяли в министерство на какую-то секретную должность. Как только встреча завершилась она ушла вместе с рыжеволосой девушкой, которая за ней и приезжала.

Наконец, когда они вдоволь накричались и сели на свои места генерал продолжил:

  • В этих конвертах находится ваше первое боевое задание. От которого зависит вся ваша будущая карьера. Воспринимайте это как ещё один экзамен. Пока вы находитесь на испытательном сроке. Любая провинность, отклонение от задания или неподчинение агенту Дарксону будет считаться изменой. Теперь он ваш брат, отец, учитель и психолог - подростки посмотрели на Дарксона.

“Теперь он тебе точно припомнит винтовку” - шепнул Синице на ухо Кукушка и они тихонько посмеялись. Будто слыша их капитан Дарксон похлопал ладонью по нагрудному карману и загадочно улыбнулся. Из кармана торчал его блокнот.

  • Помните о чести и достоинстве. Будьте послушными и исполнительными бойцами. - громко отчеканил генерал - Я отправляюсь сейчас же обратно в министерство. А завтра вы уже полетите на юг, капитан сопроводит вас до места назначения, после чего вы останетесь один на один с дикими условиями, аборигенами и опасностями. - он окинул их взглядом грустного усталого старика, который будто решал что-то важное. От этого взгляда у Синицы неприятно покалывало в горле.
  • И добро пожаловать в нашу семью, ребята - на этих словах генерал заметно подобрел, разводя руки в жесте объятия. Он, ректор, Дарскон, рыжеволосая и Королёк вышли из зала, где остались сидеть подростки.

Повисла гробовая тишина. Ребята ёрзали, смотрели на свои конверты и украдкой оглядывались по сторонам.

  • На счет три-четыре ! - скомандовала Синица.

Каждый взял свой конверт, рассмотрел, пощупал и попытался посмотреть его на свет.

  • Раз - сказал Пилигрим.
  • Два - тихо продолжил Кукушка.
  • Три - протянула Иглохвотска, она смяла уголок конверта от нервов и теперь пыталась пальцем разгладить его.
  • Четыре! - выкрикнула Синица. Послышался треск бумаги и они развернули конверты, выпотрошили содержимое, внимательно разглядывая каждую бумажку.

У каждого члена группы в конверте лежал бланк с тестовыми вопросами. Карандаш, значок в виде перевёрнутого полумесяца, как у генерала. Буклет с яркими картинками и краткой историей МВБ. Сложенный лист с заданием, а также ламинированная карточка - удостоверение. Голограма на удостоверении блеснула и Синица увидела свою физиономию на нём. Глупую и как будто испуганную. Она вспомнила этот день, когда их всех фотографировали. Ей нездоровилось после затяжного осеннего марш броска по лесу.

  • Вот черт! - выругалась она - У меня рожа тут, как будто меня сейчас стошнит.
  • У меня не лучше - отозвался Пилигрим, смеясь.
  • У меня как? - спросил Кукушка. Иглохвостка и Синица вместе склонились над карточкой. На ней взъерошенный Кукушка как всегда смотрел куда-то в сторону, слегка повернув голову. Они засмеялись.
  • Чего там? Урод? - нахмурился Кукушка. Он провёл пальцем по удостоверению, пытаясь нащупать какую-нибудь неровность. Увы, но чего он не умел, так это “видеть” плоские изображения.
  • Красавчик - улыбнулась Синица, толкнув Кукушку ободряюще в бок.
  • Как и всегда - Иглохвотска ласково чмокнула его в щеку и он поморщился отстраняясь.
  • Так что за задание? - нервно заёрзал Кукушка, пряча своё удостоверение в карман.
  • Сейчас почитаем. - пожала плечами Синица и развернула лист. На нём было очень мало текста. Всего пару абзацев.

Она краем глаза посмотрела на листок Иглохвостки и увидела, что там намного больше текста.

  • Эй! - возмутилась она и протянула руку - Дай-ка мне своё! -
  • Нее - Иглохвотска увернулась от неё и за секунду оказалась на другом конце стола, в кресле. Она показала Синице язык и щёлкнула пальцами по бумаге.
  • У меня написано “секретно” отвали - она усмехнулась и принялась жадно читать свой текст.
  • Черт бы тебя побрал! - Синица схватила буклет с историей МВБ и швырнула в Иглохвостку та поймала его, не поднимая глаз и с силой бросила обратно. Синица вскрикнула, потому что буклет больно шлёпнул её по щеке.
  • Ладно - сказала она, скрещивая руки - Попросишь ещё у меня что-нибудь. Я тебе скажу “отвали” - но Иглохвостка не отреагировала.

“Всё ещё злится на меня из-за разговора в туалете - догадалась Синица и грустно взглянула на Пилигрима. Он тоже читал. Только Кукушка сидел растерянный и мотал головой, прислушиваясь.

  • Синиц - сказал он и протянул лист - Не думаю, что у слепого будет секретное задание. Да? Прочтёшь моё? - он улыбнулся. Кукушка, кажется, был единственным в их четвёрке, кто избегал любого конфликта или ссоры. Казалось, что он физически не переносит ругани.

Синица улыбнулась и кивнула. Взяла его лист и стала тихо читать.

“Агент Кукушка 5Г категории. Сверхинтуит, ауристетик высшего ранга. Задание: обнаружить поселение попугаев Нацу, в Южной широте в области с 59 по 67 квадрант. Найти местонахождение, построить маршрут. Просчитать вероятность завершения перемирия не ниже 65%. Сопровождать группу 57А. Подчиняться распоряжениям агента Иглохвостки 1А категории беспрекословно. В контакт с племенем Нацу не вступать. Ожидать возвращения группы после завершения 2 этапа. После сбора группы в месте осады проложить обратный маршрут через квадрант 68-69 Южной широты. Вернуться живым.”

  • Вернуться живым это обнадёживает - усмехнулся Кукушка и кивнул Синице.
  • Хочешь прочту своё? - сказала Синица ему, с вызовом посмотрев на Иглохвостку. Но та не замечала ничего. Её лицо было очень серьёзным. Синица фыркнула и зачитала свой текст.

“Агент Синица 2Б категории. Средний аниматик, телепат третьего ранга. Дурацкий третий ранг! - на этом моменте она запнулась, но продолжила - Задание: пройти на территорию племени Нацу, сопровождать агента Иглохвостку 1А категории. Провести переговоры с вождём племени, добившись перемирия обоих сторон. Ничего не понятно - глубоко вздохнула Синица, пошлёпав губами.

Она посмотрела на Пилигрима и Иглохвостку, но те молчали. Синица увидела знакомое выражение лица Пилигрима. Он покраснел и челюсть его ходила туда-сюда, плохой знак. Синица кашлянула и вернулась к чтению.

“Подчиняться приказам агента Иглохвостки беспрекословно. Вернуться в место осады полным составом. Пройти по составленному маршруту. По окончанию задания написать подробный отчет, передать агенту Дарксону.”

  • Ну слава богу, мне не надо отчет писать - Кукушка улыбнулся широкой улыбкой. Иглохвостка хохотнула ему в ответ. Она отложила свои бумаги на стол и теперь внимательно смотрела за друзьями. Она перевела взгляд на Пилигрима.
  • Эй, Пилигрим, тебе нездоровится? - спросила она громко. Пилигрим посмотрел на неё. Он положил свой лист на стол и скрестил руки на груди.
  • Черт знает что - пробормотал он.
  • Прости? - Иглохвотска приподняла одну бровь и подалась вперёд - Что-то не так? -

Пилигрим странно посмотрел на неё и криво улыбнулся :

  • Никак нет, товарищ младший капитан агент Иглохвостка 1А категории - и помахал ей рукой. Иглохвостка сощурила глаза, но ничего не сказала.
  • Ого! - Синица подскочила на своём месте - Это правда?! Ты теперь у нас главная! - она была так рада за подругу, что обида сразу же куда-то испарилась.
  • Вроде того - Иглохвостка перестала скрывать свою довольную улыбку. Синица побежала через зал и обняла подругу.
  • Поздравляю Иглу - Кукушка тоже встал и стал притоптывать ногами от нетерпения. Иглохвостка подошла к нему и они обнялись втроём и закричали “ура!ура!”
  • Товарищ младший капита-аан! - пропела Синица и низко поклонилась Иглохвостке, вытянув носок одной ноги вперёд.
  • Ой, заткнись - фыркнула Иглохвостка и покраснела, а потом строго добавила, подняв палец вверх - Это только испытательный срок, верно? И всё ещё может измениться. Да, Пилигрим? - она посмотрела на него сверху вниз.
  • Верно - улыбнулся Пилигрим, он раскачивался на своём кресле, закинув ногу на ногу. Вытащил из нагрудного кармана зубочистку и принялся раскусывать её и вертеть во рту из уголка в другой уголок. Потом он встал и протянул руку Иглохвостке. Они молча пожали руки друг другу и заулыбались.
  • А теперь - радостно объявила Синица - вечеринка, да? -
  • Можно и так - согласно кивнула Иглохвостка.

Прошло еще полдня, пока ребята собирали свои чемоданы, убирали комнаты от мусора и сдавали ключи заведующему хозяйственной частью. Они сложили чемоданы в главном корпусе перед входной большой дверью. Через которую они однажды заходили с этими же чемоданами. Ровно семь лет назад.

Корпуса были пусты, охранники стояли на своих постах. Все ученики академии были выпущены еще месяц назад. А следующий поток ждали только через пару недель. Поэтому ребята решили гудеть всю ночь. Сначала они вдоволь настрелялись на стрельбище. Синица демонстрировала друзьям свои трюки с арбалетом, подкидывая его предплечьем, она раскручивала корпус арбалета в воздухе, а потом он падал вниз прикладом и она ловила его носком ботинка, заставляя балансировать вертикально в воздухе. Потом подкидывала снова, разворачивалась и стреляла метко во все цели по-очереди, опустошая патронник за патронником.

Пилигрим разрубил мечом пару соломенных мешков, перед этим проткнув их раз двадцать с особенной яростью. Синица и Иглохвостка переглядывались, пока он с дикими криками кидался на мешки. Кукушка сидел на низком заборе и пялился в пустоту, покрикивая на Пилигрима “успокойся, сумасшедший! Сейчас срубишь ком-нибудь голову! Эй!”.

Потом они устроили ночную вылазку в столовую. Кукушка стоял на стрёме у двери, а ребята с небольшими рюкзаками ползком пробрались на кухню и стащили содержимое холодильника с остатками пирожных, овощей, соевых сосисок и нескольких буханок хлеба. Затем они совершили дерзкую кражу трёх бутылок коньяка. Одну они вытащили из кабинета ректора, вскрыв замок в его кабинете. А две другие обменяли у охранников на наличку и пачку сигарет. Хихикая и завывая, они бегали по этажам корпуса, и свет от их фонариков прыгал по стенам белыми слепящими пятнами.

Потом они напились. Пото ещё. Иглохвостка и Синица устроили пьяные танцы под кассетную музыку прошлого. Пилигрим и Кукушка валялись на ковре под окнами, опираясь друг на друга. Тогда Синица и Кукушка запели свою любимую песню.

Мы разрисуем все заборы своими стихами

Достань пожалуйста краску из рюкзака

Нам ни к чему учителя - мы придумаем сами

Правила русского языка

Когда экономят силы все остальные

Мы заранее готовимся к ностальгии

Мы решили дорога каждая минута

Мы валяем дурака, и пока

Впечатления - наша валюта

Мы сказочно богаты

Сказочно богаты

Сказочно богаты

Ты и я

Эй, подожди, куда ты?

Подожди, куда ты?

Подожди, куда ты

Молодость моя?

Давай в подземном переходе играть на гитаре

Нотная грамота тоже нам не нужна

На фоне площади луна,

Как огромный фонарик,

И губы бордовые от вина - дополнение к очкам нашим розовым

В этом возрасте легко быть философом

В этом мире даже на приключения поднимается цена, но она

Не имеет значения(с)

Когда Кукушка допел последние две фразы песни, Пилигрим встал и пошёл к выходу. Синица почувствовала, что должна пойти следом.

Она догнала его внизу лестницы и схватила за руку.

  • Эй! Куда это ты? -
  • Хочу пробежаться - он пытался вытянуть свою руку из её, но она крепко сжала ему руку.

Будучи пьяной, она едва справлялась со своим сверхсильным телом. Она притянула его к себе и спросила вопрос, который уже несколько недель мучал её.

  • Почему ты не потанцевал со мной, Грим? - она почувствовала его дыхание на своей щеке и замерла от тепла, которое волной ударило её в живот.
  • А должен был? - он снова дёрнул руку, но Синица сжала сильнее.
  • Отпусти! Ты пьяная - сказал он сквозь зубы.

Но Синица и не думала пускать. В какой-то момент в её голове мелькнула мысль, что если будет надо, она выбьет ответ из его губ силой. Губ, которые ей так хотелось поцеловать. Но Пилигрим отвернул от неё лицо и просто стоял так.

  • Черт возьми! Пилигрим! - она вскипела от ярости - Почему ты мучаешь меня? Ты прекрасно знаешь, что происходит. Между нами. Что происходит со мной! - её голос сорвался.

Она почувствовала как по её щекам полились пьяные и горькие слёзы. В груди у неё сильно заболело. Она отпустила его руку, сжав ладонью кофту чуть ниже шеи. Ей хотелось кричать.

  • Мучаю тебя? - вспылил Пилигрим. Он отскочил в сторону и с силой ударил кулаком в стену и повторил - Мучаю тебя?! Мучаю?! - и снова ударил, и снова.

В стене появилась вмятина и мелкие крошки штукатурки посыпались вниз. В конце концов он остановился, сжав рукой разбитые костяшки.

  • Я не могу - ответил он наконец, - Ты должна понять, Лили. - сказал он тихо. Синица вздрогнула. Никто, кроме Пилигрима не знал её имени.

Она сама рассказала ему. Как-то ночью, когда они были на очередном марш броске в лесу. Они стояли в дозоре и переговаривались между собой. Раскрывая друг другу тайны и секретики, делясь мечтами. Звёзды висели над головой так высоко, и воздух был ледяной, но прозрачный, приятный. Пар отрывался от его рта и он спросил её “как тебя зовут?” наклонившись к ней совсем близко. Ей показалось тогда, что он сейчас её поцелует и она не смогла молчать. Она прошептала в ответ “Лили”. Он посмотрел прямо ей в глаза и шепотом ответил “а меня Джек” и улыбнулся своей очаровательной улыбкой. Мелкая тёмная щетина на его лице отражала лунный синий свет, и губы были так близко. Но он не поцеловал её тогда. И сейчас, вдруг, очевидно он вспомнил этот разговор.

  • Лили, я не могу быть с тобой - повторил он и подошел к ней так же близко как тогда.
  • Но почему? - Синица вытерла очередную слезу рукавом, голова у неё кружилась от опьянения и в глазах вспыхивали искры.
  • Я не достоин тебя. Мы из разных миров, из разных категорий. -
  • Черт возьми, это же какой-то бред! - она толкнула его в плечи, он качнулся, но остался на месте. Вдруг он схватил её за плечи ладонями и они были такие горячие, что у Синицы сжалось сердце. Он притянул её к себе, совсем близко и прошептал на ухо.
  • Я обещаю тебе. Я сделаю всё. Слышишь? Всё, чтобы быть достойным тебя. Я сверну горы, я захвачу власть в министерстве - он рассмеялся собственной шутке и пожав плечами продолжил, касаясь губами её уха - Я стану капитаном, хоть самим генералом. Не сейчас, но скоро. Я обещаю тебе. Ты будешь гордиться мной. И тогда. Только тогда мы будем вместе, Лили. Сейчас между нами бездна, пропасть, но дай время и ты увидишь! -
  • Да какая пропасть, Джек! - зашептала она в ответ, схватив его лицо руками, она потрясла его, пытаясь привести в чувство - Между нами нет никакой пропасти. Прошу тебя, Джек, услышь меня.
  • Ты не понимаешь - он грустно покачал головой, задумавшись о чём-то на мгновение. Потом вдохнул ноздрями воздух, выпрямился и отстранился.
  • Иди, веселись с друзьями. Мне нужно пробежаться и обо всём подумать - он развернулся и сделал несколько шагов в сторону.

Но Синица прыгнула и быстро обогнала его, за каких-то несколько секунд она очутилась рядом с ним, лицом к лицу.

  • Я не могу ждать вечность - твёрдо сказала она - И мне нужны доказательства. - добавила она, сделавшись ещё ближе. Сердце её забилось быстро, очень быстро, точно она пробежала несколько километров за пару секунд, щёки пылали.
  • Доказательства? - прошептал Пилигрим и тоже приблизился.
  • Да…- сказала Лили и почувствовала, как её губы встретились с его. Тёплые, мягкие. Они сомкнулись и Лили поцеловала его, обвив руками шею. Джек прижал её за талию к себе, она почувствовала его торс прямо сквозь одежду и поцелуй стал глубже и горячее. Она не понимала кто кого поцеловал, он её или она его. Ей было не важно. От опьянения ей казалось, что их тела вращаются, и вращается большое звёздное небо над головой.
+1
37
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская