Несчастный

Автор:
JusTsaY
Несчастный
Текст:

Ах, эта тонкая связь между людьми. Красная нить, невидимо протянутая от безымянного пальца человека к человеку. От одного сердца к, казалось бы, чужому. Пульсирующая прядь, переплетающая судьбы. И эта путеводная связь была для Ричарда ещё и проклятьем.

И не могло быть иначе. Иначе - он не был бы жрецом, рупором кровавого бога Дхейш. Иначе - он не взывал к милосердию тёмного Властелина, преподнося ему кровавые жертвы. Но и иначе - их племя не выжило бы на развалинах старого мира, поглощённого ещё более злыми богами.

Ричард повидал немало. Столько лиц было стёрто холодной тканью смерти на жертвенном камне. Но жрец помнил каждого. Когда подходил срок, всегда находились добровольцы, готовые лишиться всего на благо племени. Глашатаи славили их имена, близкие возлагали цветы на жертвенный алтарь, а Ричард рыдал ночи на пролёт. Ведь с каждым из них его связывали прочнейшие узы: они отдавали свою жизнь в его руки.

Пред страшным часом жрец и отречённый от мирского вели длинные беседы. Каждого он узнавал как ближайшего друга. Каждого понимал. К зениту луны Ричард ложился с тяжёлым сердцем и не мог сомкнуть глаз. Чтобы наутро пронзить чужое сердце, становившееся близким, будто своим. И, если бы не Дхейш, являвшийся во снах, дабы отблагодарить за жертву, жрец давно бы потерял рассудок, боясь, что сделанное было напрасным. И в этих снах Ричард молил тёмного бога, чтобы он забрал его, Ричарда. Но Дхейш лишь усмехался, проносясь зловещей тенью над спящей дочерью жреца.

Срок для новой жертвы неумолимо наступал. Совет созвал добровольцев, и они выстроились неровной шеренгой на главной площади. Моложавые лица устремляли взгляд к небу, где сияла вдалеке серебряная россыпь звёзд, куда тянулись их души. А Ричард, узрев процессию, смыкал веки и прислушивался к сердцу. Во тьме перед его взором появлялась тонкая красная нить, по которой он шёл как по тропинке в гуще шумящего леса. И наконец тропа его привела...

- А чё сразу я? - послышался недовольный возглас.

Ричард распахнул глаза. Он стоял, прислонив ладонь к груди несуразного верзилы. Боб! Тридцатилетний неуклюжий оболтус, от деяний которого страдало всё племя.

- Боб Несчастный, - воскликнул Ричард, - ты-то какими судьбами оказался в добровольцах?

- Дык маменька настояла. Говорит, всё равно от тебя проку нет. А так, если выберут, хоть на что-то сгодишься. Только, говорит, не выберут. Никому я, дескать, не сдался.

***

Добровольца принимали с почестями. Последние недели земной жизни его осыпали шелками, словно древних царей.

- Неудобно! - причитал Боб. На ложе, усыпанном перинами, он проворочался всю ночь.

- Недостаточно мягко? - недоумевал Ричард.

- Ещё как! Будто на камень уложили! Маменька мне нормальную кровать умудрялась стелить - и мозолистыми ведь руками! А вы - простейшую вещь устроить не можете!

- Я распоряжусь, - отвечал Ричард, ощупывая ложе избранника. Мягкое как облако. На всякий случай приказал ещё накинуть перины, но Боб был всё равно недоволен.

- Ну разве это курочка? Пропекать нужно до хрустящей корочки! - возмущался Боб за обеденным столом, обставленном деликатесами.

Ричард удивился - мясные блюда нечасто подают даже приближённым вождя, ведь на выжженных землях и птицу-то не откормить. Откуда простолюдину знать, какова она на вкус?

- Ну разве это бабы? - недовольно кривил рот Боб толпе стройных куртизанок. - Вот у нас на пшеничных посевах красавица одна есть. Фигура - во! Личико ясное - во!

Боб выписывал в воздухе непонятные движения, от которых куртизанки стали лукаво перешёптываться.

- Я бы и сам её добился, но это... постеснялся. Может вы лучше её, красавицу мою, как-нибудь уговорите? - закончил Боб.

Пришлось уговорить.

***

Вечером накануне обряда Ричард забирался в темную кабинку, примыкающую к покоям избранного, и заводил беседу. И эта кабинка, и сам разговор были схожи с древним ритуалом покаяния. Избранный скорбел, а жрец, его избравший, слушал. И прощал.

Столько слёз было пролито, что место жреца, казалось, никогда не высыхало. Но и не обойтись без того, чтобы дать уходящему последнюю блажь - выговориться, и затем уж сопроводить в последний путь.

- Как ты, Боб? - трескуче из-за горечи начал Ричард, - есть ли тебе, что сказать?

- Да как-то не особо, - прокряхтел Боб.

- Жалеешь ли о своём уходе? О своём выборе? - продолжал Ричард.

- Было бы о чём жалеть, - бросил Боб с отдышкой.

- Есть ли что-то, что нужно передать родным? – Ричард весь превратился в слух, ведь на обрывке бумаги нужно было отразить каждое слово, не упустить чего.

- Не, не надо, можно как-нибудь без этого.

Громко затрещали доски. Ричард резко встал и открыл ставни кабинки. И нашёл Боба, застрявшего в деревянных ставнях распахнутого окна. Он не мог и пошевелиться - задницей он крепко увяз в раме, что вытаскивать его пришлось отрядом из десяти мужчин.

Не то чтобы и ранее никто не пытался сбежать в последний момент, но вот так...

***

Церемония прошла очень спокойно. Боб, бледный и онемевший от страха, больше не предпринимал попыток к побегу. Зато Ричард, пронзив сердце жертвы, впервые почувствовал облегчение

Ночью Ричарду снова явился Дхейш.

- Кого вы мне тут прислали? - бушевал кровавый бог. - Этого таракана невозможно вразумить! Ни пытками, ни устрашая - ему всё не так!

Утром Ричард впервые проснулся с блаженной улыбкой.

Другие работы автора:
+6
66
21:30
+2
21:18
+2
thumbsuplaughвсё, теперь Дхейшу будет не до жертв, Боб его до печени достанет! bravo
21:31
+2
Ну да, так и задумывалось smile
22:14
+2
Неожиданно! laugh
23:23
+2
Загрузка...
Светлана Ледовская

Другие публикации