Глава 4. Судьбоносная встреча.

Автор:
Эра Ст
Глава 4. Судьбоносная встреча.
Аннотация:
Главный герой истории - Эскет из Рода Сайкурдж, Рода Могучих Глаз, молодой парень, не выделяющийся особыми способностями, откровенное разочарование своих учителей, друзей, Рода... Он начинает свой путь, в попытке изучить другие Роды, в надежде стать сильнее, и найти свое место в мире. Но не все так просто, и его ждут новые открытия, встречи, знакомства, испытания, и вопросы, которые могут привести его к неожиданным, и вдохновляющим результатам...
Текст:

Могучие Калут.

Почитаемые Калут.

Устрашающие Калут.

Великий Род Калут был один из трех Великих Родов, сохранившихся по сей день. Другие два – Архаг, род Невозмутимых, и Тэпад, Род Мастеров Мысли.

С последними Эскета связывали дружеские отношения. Даже более того, ему открылась их Сила. Что им воспринималось не без гордости. Как же, принять силу Великого Рода!

Из трех Великих Родов, Калут находились в нескончаемой вражде с Невозмутимыми. Ее причина крылась в Забытых Временах, а значит, она уже никому не известна. Что было очень странно – Архаг установили почти со всеми родами дружественные отношения, и были очень приветливыми людьми.

Также, почти все Роды относились к Взращивающим Мощь с опаской. И их можно было понять – могущество Калут было неоспоримо. Поговаривали, что они даже способны захватывать миры других родов. Но к счастью, Кристаллиновая Империя выступала гарантией того, что подобных ситуаций не случиться. А вернее, ее легионы Кристаллиновых Рыцарей, до зубов вооруженных кристаллиновым оружием и техникой.

– «Странная ситуация», – думал Эскет, двигаясь сквозь лес. – «У Калут практически нет союзников, но никто не проявляет к ним агрессии.»

Только два Рода открыто лояльны к Взращивающим Мощь.

Это Тсайгир, известные как Род Изливающих Силу, или как Род Наемников. По причинам, смутно понятным Эскету, другие роды испытывали к ним неприязнь.

– «Наверное причина кроется в том, что они готовы работать на всех, кто платит» – размышлял Эскет. И тут же себя поправил:

– «Почти на всех. Заплати цену и докажи, что достоин, и тогда получишь желаемое.» –

Он вспомнил девиз Тсайгир. Среди прочих Родов, что Эскет посетил, Род Наемников был один из первых, чью Силу он смог принять.

Еще один Род, который относился к Калут с настоящим обожанием были Гатрак, Неутомимые Следопыты. Презираемые всеми, не имеющие единой столицы, они жили на мирах, хаотически раскиданных по Всезвзвёздью.

Другие Роды презрительно называли Гатрак «помойными собаками» за их неприхотливость, и способность жить в нечеловеческих условиях. Зачастую роды в своем презрении сознательно упускали потрясающую особенность Гатрак – вечную молодость, и моментальное заживление любых ран.

Сами же Калут относились к Неутомимым скорее со снисходительной покровительностью. Этим и уберегая их от излишней жестокости других родов.

– «Возможно такая связь между этими двумя родами и является причиной презрения к Гатрак. Роды явно затаили какую-то обиду на Калут, но выразить это бояться, Калут бы не позволили к себе так относиться – Великий Род же! А вот у Гатрак такого обстоятельства нет, поэтому, возможно, роды отыгрываются на них, ненавидя вдвойне…»

Сами же Калут были загадкой. Не было известно ни одного инородца, кто владел Силой Калут. Непонятно даже какая у них Сила. В бою Калут могли проявлять силы других Родов, и постоянно становились сильнее. И это все что было о них известно.

Детали этого вопроса и собирался выяснить Эскет.

Вот, спустя некоторое время блужданий по лесу, будто по наитию, он увидел их стоянку.

Дюжину молодых мужчин и женщин, все с длинными волосами, распущенные у одних, забранными в косы у других. На руках их были утяжелители, продолговатые карманы которых были нашпигованы метательным оружием. На ногах – защитные щитки поверх плотных черных тканевых штанов. Туловище наполовину скрыто черными жилетками без рукавов, оставляющими низ живота открытым. На груди и спине каждого красовалось высеченная эмблема их рода. Круг, который симметрично пронзали восемь длинных шипов, в центре которого, находился еще один вертикальный шип, концы которого не касались круга.

Звезда, ощетинившаяся лучами.

Глаз хищного зверя, с суженым от ярости зрачком.

И конечно же на лицах были «Слезы Калут», лицевые метки, которые получал каждый Воин Рода. В группе, встреченной Эскетом, почти у всех кроме одной девушки были метки. Но на удивление, к ней не было какого-то превосходительного отношения. Напротив, по общей картине взаимоотношений внутри группы, Эскет заключил, что она была… лидером! При таком юном возрасте – самая младшая в группе, внешне слегка моложе самого Эскета – все относились к ней с явным уважением. Сама же она себя держала с достоинством настоящего лидера. Сердито изогнутые брови обрамляли миндалевидные глаза на лице с острыми чертами, частично прикрытом ниспадающими длинными, до груди, волосами.

Эскет начал потихоньку перемещаться поближе. Он хотел немного понаблюдать за группой, а потом вежливо поприветствовать, и завязать разговор. Но вдруг все они, как один посмотрели прямо в его сторону. Опешив от такой внезапности, Эскет применил «Дальний Шаг», исчезнув и возникнув с противоположной стороны. Но Калут повернули свои головы, безошибочно определяя его положение.

– «Да как они меня находят!? Ни звука ведь не издал!» – удивился Эскет. Но решил не злить потенциальных собеседников, и медленно вышел из-за деревьев на полянку к воинам.

Они смотрели выжидающе, но за все это время никто не принял боевой стойки.

Эскет приложил руку к груди и почтительно поклонился

– Благословения Предков вам!

Самый старший из них повторил жест, но это выглядело как чистая формальность на автоматизме. Он хотел было что-то сказать, но девушка без меток на лице бесцеремонно перебила его:

– Кто ты? Из какого Рода? И зачем ты здесь?

Все эти воины производили впечатление людей, которые бы никому не позволили их перебить. Однако девушка опять утвердила свой статус в группе, и никто его не оспорил.

– Меня зовут Эскет. И я… рожден в Роду Сайкурдж. – нашелся, как представить свою деликатную ситуацию юноша. – Я здесь для того, чтобы понаблюдать.

– За нами? С какой целью? – молвила девушка.

– Хм, – Эскет скромно улыбнулся и спросил – Я представился тебе. Я бы хотел взаимности.

Эскет прочел на ее лице, что она хотела проявить давление, но передумала.

– Аван. Род ты, думаю, знаешь. – сказала она ткнув большим пальцем в изображение на груди. – А вот насчет тебя я сомневаюсь. Сайкурдж носят белое с синим. И у тебя нет их эмблем. Вообще никаких эмблем. Уж не безродный ли ты? – сощурив глаза, закончила девушка, сделав особое ударение на последних словах, украсив их интонациями отвращения.

Эскет решил быть предельно четным. Не из вежливости перед представителями могущественного Рода, нет. Он ежесекундно чувствовал мощь всех Родов, ответивших Благословением на его восхищение ими. Это давало уверенность. Даже перед несколькими Калут. Даже перед толпой. Честным же Эскет решил быть из уважения и искреннего побуждения узнать собеседников получше.

– Я путешествую по мирам других Родов несколько лет. За это время я многое смог узнать, и мой путь сделал меня сильнее. Но мой Род плохо отнесся к моей инициативе. Меня изгнали, но я не отказался от своего пути, и Благословение моих Предков никуда не исчезло. Я все еще чувствую его.

– Значит, безродный, – бросила с привычным отвращением в последнем слове Аван. Однако она остановилась и замолчала, с интересом посмотрев как глаза Эскета вспыхнули белым светом.

Она резко махнула рукой, и тихо, но отчетливо произнесла:

– Идите. Я догоню позднее.

Другие Калут подчинились беспрекословно, и ушли, скрывшись среди деревьев.

Аван, все это время не сводившая с Эскета глаз, сделала шаг к нему.

– Во мне много Сил множества Родов, – продолжил парень. – И никакое «изгнание» их у меня не отняло.

– И зачем ты хочешь понаблюдать за нами? – спросила девушка.

– Я изучал другие Роды. Но Калут очень закрыты, и мне вы тоже не открылись в начале. Да, я понимаю, вы – Великий Род, но один Великий Род смог меня принять, Тэпад. Еще, Род Калут мне интересен потому что в вас есть что-то… Что-то связанное с нашим общим прошлым, я это чувствую. Поэтому я и хотел сблизиться с вами, чтобы понять вас, и, возможно докопаться до того, что было в Забытых Временах.

– Ты посмел думать, что Великие Калут позволят жалкому безродному влезать в их прошлое, и настоящее!? – лицо девушки исказила злоба уже на середине речи Эскета, когда же он закончил, ее уже трясло от ярости.

– А почему нет? – не нашел ничего лучше, как просто и искренне спросить Эскет.

– Потому что мы – Великий Род Калут, сильнейший и величайший из родов, и скорее звезды начнут поглощать свет, чем мы позволим ничтожествам изучать нас, нашу историю, и тем более делиться с ними нашей Силой!

– Но вы все еще один из Родов Всезвёздья. Вы не «Внешние», вы – люди. Так почему же я не могу сделать то же, что мне позволили другие Роды и их Предки?

– Потому что мы величайший Род. И если ты не рожден среди нас, значит недостоин и знать нас. Или, может, ты считаешь, что силен достаточно, чтобы даже попытаться постичь нашу Силу!?

– Ну, я… это всегда можно проверить. – с легкой улыбкой ответил Эскет.

– Вот и проверим. Сейчас, – резко сказала девушка. И в следующую секунду вскинула руку.

Эскет каким то чудом уловил опасность, и применил «Дальний Шаг», возникнув в нескольких шагах левее. И не зря – с глухим но громким стуком в дерево вонзилась метательная игла напротив того места, где только что было его плечо.

Развернувшись полубоком к Эскету, Аван, заняла знаковую боевую стойку Калут – полуприсев на широко расставленных ногах, полусогнув руки и держа горизонтально одну ладонь над другой у груди.

Эскет решил не доставать ни шест, прилаженный за спиной, ии другое оружие, и просто хотел посмотреть, что будет дальше.

В следующую секунду она начала метать иглы одну за другой и побежала к парню.

Тот отразил несколько, потом применил Силу Балоар, с шагом низко присел на широко расставленных ногах, уперевшись ими в землю, боком к противнице и вытянул руки с кулаками по сторонам, Вокруг него возникло слабое движение воздуха, и словно от скалы, иглы и ножи отскакивали от этого защитного контура.

Вот девушка сблизилась, и ее задняя нога тут же понеслась по дуге к лицу Эскета.

Поняв, что прямой удар он не сможет отразить Силой, он прервал «Малое Основание» Рода Несдвигаемых, и поставил блок двумя руками перед собой, встретив атаку. Аван тут же скинула ногу вниз и метнула рубящую ладонь к его затылку. Эскет пригнул голову, и рука противницы проскочила, та не растерялась и обернула свое движение в подсечку. Парень подпрыгнул, и пока девушка разворачивалась и выпрямлялась, он обратился к Дротак несколькими образами в голове, и метнул свою ладонь ей в грудную клетку. Та успела подняться, сориентироваться, и поставить блок двумя руками, как он мгновениями ранее, но удар вышел настолько чудовищной силы, что ее смело и отшвырнуло назад. Она отлетела на несколько шагов, и упала на землю. Но тут же перекувыркнувшись назад, и вскочила на ноги.

Она очень зло посмотрела на Эскета, готовая испепелить его взглядом за унизительное падение и тот увидел что ее глаза засветились. Приглядевшись, он понял, что это не глаза, а символ ее Рода, проявишийся на ее радужке.

– Ну и как, проверила? – спросил Эскет, не выходя из боевой стойки, которой научился у Кулачников Даркат.

– Еще нет. – процедила Аван сквозь зубы, вставая в стойку.

– Погоди, может просто поговорим, зачем нам драться дальше, в чем вообще «проверка»? – примирительно поднял ладони воин.

– Проверкой будет то, насколько быстро я тебя уложу. – отрезала девушка.

– А если нет? Если это Я тебя уложу? – ответил Эскет, сжав кулаки.

В ответ, бросила громкий смешок и добавила:

– Тогда я свой Род покину, стану «безродной» и… не знаю, может быть, сдохну на одном из окраинных миров, отражая вторжение Внешних.

– Ты зачем такое говоришь, не глупи…

Решив покончить с разговорами, Аван снова метнула несколько игл, но Эскет сложил вместе схемы Дайло и Сайкурдж, и поймал иглы силой схемы «Клинков Следующих Взору». Он вернул атаку, но девушка помчалась в сторону, увиливая от преследующих ее игл.

Внезапно, Эскет заметил, что она начала бежать все быстрее и быстрее.

– «Стремительность Шарукан!» – успел подумать Эскет.

Вот иглы безнадежно отстали от нее, а через секунду, обернувшись, с громким «Ха!» Аван выпалила светом из глаз по клинкам, что развеяло направляющую их силу, и заставило их беспомощно звякнуть в траве.

Она недобро смотрела на Эскета. Символ шипастой восьмиконечной звезды в глазах сиял еще сильнее. Волосы растрепались, частично закрывлицо с острыми чертами, но глаза сверкали сквозь них, неотрывно следя за Эскетом.

– «А вот сейчас-то, всё по настоящему и начнется.», – понял Эскет.

Аван метнулась со сверхчеловеческой скоростью к юноше.

Он обрушил на нее вихрь кулаков. Буквальное название схемы Рода Даркат, известного как род специалистов кулачного боя.

На его «Вихрь Кулаков» Аван ответила блокированием и парированием атак на своей нынешней скорости.

А потом ударила ладонью ему в грудь с титанической силой. Эскет отлетел, и упал на спину, но тут же вскочил на ноги. Боль в груди заставила его откашляться.

Мысленно, Эскет поздравил себя. Вот он и испытал на себе знаменитые ладони Калут. Все знали – Калут никогда не бьют кулаком, атакуя лишь сложенной крепкой ладонью. Этого всегда было достаточно.

Эскет совладал с собой и, помня об опасном противнике, исчез в «Дальнем Шаге».

Когда он появился вновь, он увидел несущуюся ему в лицо ногу, и снова применил схему Алурм.

Так они начали играть в догонялки, и где бы Эскет не появился, через миг Аван настигала его, желая покончить с поединком одним ударом.

Переместившись в очередной раз, он родил схему, которую сам придумал, совместив Силы Могучих Глаз Сайкурдж, и Носителей Ветров Чабрал.

Он поймал Аван в «Воздушную Тюрьму» чтобы лишить ее возможности дышать, и впоследствии, сознания. Но девушка, вися над землей, просто развела руками и развеяла сферу воздуха вокруг нее. Приземлившись на землю, она рубанула ладонью по направлению к Эскету, и того сшибло потоком воздуха.

Пока летел, он успел сгруппироваться, и родил схему «Усыпитель» Кайбаст. Сумев приземлиться на ноги, он ткнул в сторону Аван соединенными указательным и средним пальцами одной руки.

Из них ударила тонкая молния, и девушка издала короткий рык, сжав зубы. Искря молниями, она начала было оседать, запрокинув голову. Но тут же придя в себя, встряхнула плечами, и выпрямилась, сбросив с себя разряды молний.

Защита исчезла, и испепеляя Эскета яростным взглядом, Аван подняла ладонь к своему лицу. Тут же ее ладонь загорелась.

– Вырубить, значит, хочешь, да? – прошипела она, трясясь от негодования. – Засунь свой «Успокоитель» в могилу к Предкам. Сейчас я тебе покажу «вырубание»…

Сказав это, она выкинула пламенную ладонь в сторону Эскета, держа ее горизонтально к земле, большим пальцем вниз.

Огненный поток вырвался из ладони, полетев на Эскета сплошной огненной стеной.

Он хотел было сдуть ее с помощью схемы Чабрал, но внезапно сквозь стену огня выстрелила тень, попав ему прямо в солнечное сплетение, заставив отлететь назад от удара сногсшибательной силы.

Приняв удар в одно и то же место, Эскет получил слишком много чтобы просто вынести, и громко закашлялся. Помня об опасности, он хотел было перегруппироваться в воздухе, соображая над следующим своим ходом, но внезапно, будто из ниоткуда, Аван возникла рядом с ним, оказавшись за его спиной, сверля его убийственным взглядом, с горящей восьмиконечной звездой в глазах.

На одной ее руке не было утяжелителя, и с опозданием юноша осознал, что в него прилетело.

Лишенная отягощения рука, неуловимо дернулась, и Эскет впал в беспамятство…

Аван стояла над бессознательным телом Эскета, и с презрением смотрела на него сверху вниз. Внезапно, ее лицо поменяло выражение, и она подошла ближе, став рассматривать его уже с интересом, о чем-то думая.

Спустя некоторое время, она вздохнула, и бережно подняла юношу на свое плечо, и отнесла под ближайшее широкое дерево. Аккуратно положила, прислонив к стволу и, пошарив в своих карманах, извлекла небольшое металлическое устройство, с маленьким кристаллом. Что-то на нем нажала, и положила рядом с телом побежденного воина. Она быстро отошла, и вокруг приборчика развернулось небольшое прозрачное оранжевое энергетическое поле, отделившее спящего в беспамятстве Эскета от остального мира.

Она еще раз пристально взглянула на его лицо сквозь защитный барьер.

Громко хмыкнула.

Потом не менее громко вздохнула.

И в мгновение ока исчезла, унесясь со сверхчеловеческой скоростью в лес.

0
16:12
63
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Литбес №2