Линия жизни. Глава 60. Дорога к храму

Автор:
Владислав Погадаев
Линия жизни. Глава 60. Дорога к храму
Аннотация:
Далеко не ушёл: сильные и заботливые руки дружинников подхватили меня под локотки и оттащили в темницу, под завязку забитую такими же, как я, алчущими приобщиться к Святому Таинству.
Текст:

Как-то раз по весне  мы с женой возвращались из гостей: от Ольги с Валерой. Я, разумеется, слегка навеселе, Надя же не пила: была беременна.

Вдруг я вспомнил, что завтра - пасха, и в церкви должна состояться всенощная служба. Накануне мужики в депо долго обсуждали предстоящее событие, а я стриг ушами, ну, вот и настриг. Посадив жену на трамвай, велел ей ехать домой, а сам направился на улицу Репина, где находился единственный в городе храм.

На небольшой площади перед входом толпилась молодёжь обоих полов. Большинство – в разной степени подпития. Милицейское оцепление преграждало толпе все проходы в церковь, где уже шла служба. Я пробрался через скопление людей к милицейской цепи и вместе с другими такими же оболтусами попытался её прорвать. После нескольких попыток мне это удалось:   оказался за спинами стражей порядка и резво порысил ко входу.

Далеко не ушёл: сильные и заботливые руки дружинников подхватили меня под локотки и оттащили в  темницу, под завязку забитую такими же, как я, алчущими приобщиться к Святому Таинству.

Не знаю, чего в этом было больше: интереса к религии, простого любопытства или желания поразвлечься - ведь ночных клубов тогда не было - но народ всё прибывал, и скоро в нашей импровизированной кутузке стало не продохнуть.

Неожиданно с противоположной входу стороны отворилась дверь, и дюжие молодцы с красными повязками начали хватать страдальцев за веру и заталкивать в воронок, стоящий вплотную к выходу. Минут за пять набили полный. В арестантской стало свободнее, но ненадолго: новые жертвы антирелигиозной политики партии и правительства продолжали поступать непрерывно.

Я понял, что попал: на работу придёт телега о нарушении общественного порядка, да ещё - в подкрепление к ней – извещение из вытрезвителя. А это повлечёт за собой массу неприятных последствий. Пока лихорадочно перебирал в уме все возможные карательные меры, применяемые в подобных случаях, задняя дверь снова распахнулась, и  уже второй воронок  начал одного за другим принимать следующую партию узников.

Перед дверью освободилось небольшое пространство, и тут меня осенило не иначе как свыше: по-ленински вскинув руку, я растолкал впереди стоящих и со словами: «Сволочи, что ж вам дома-то не сидится?! Нажрётесь водки и лезете, куда вас не приглашают», - прошагал между опричниками к выходу.

Они, воодушевлённые моей пламенной, идеологически выдержанной речью, видимо, приняли меня за своего и беспрепятственно пропустили на улицу. Там я, сохраняя озабоченное выражение лица, прошёл сквозь оцепление и был таков.

Это наитие спасло моё доброе имя и прилагаемую к нему месячную премию. Домой вернулся под утро, пешком, так как трамваи уже не ходили.

Вот так произошла моя первая неудачная попытка приобщиться к вере в Бога.

Надо отметить, бабуля в Бога верила истово, особо почитая Святого Николая Угодника, но мне своих убеждений не навязывала. Позже, когда я многое переосмыслил в жизни, понял: есть НЕЧТО, необъяснимое с точки зрения земной логики.

Но не хочу никого ни в чём убеждать - каждый приходит к пониманию этого своими путями и в своё время.

* * *

Тридцатого июня семьдесят четвёртого года я снова был в гостях у Ольги с Валерой – на дне рождения их дочери Кати. С собой принёс трёхлитровую банку белых грибов, замаринованных мамой. Грибы эти я сам месяц назад собирал в окрестностях Чайковского, куда перевёз Надежду, которая должна была родить со дня на день. Мы с женой решили, что будет лучше, если это событие произойдёт в её родном городе под присмотром близких.

Уже под утро вернулся домой, где меня ждала срочная телеграмма: родился сын. Пришлось обмывать по-новой.

Назвали мы первенца Игорем.

+5
49
23:48
+1
Интересно! Владислав, а почему оцепление было и не пускали?
А потому, что советской власти конкуренты в борьбе за души были не нужны))
12:14
+1
Всё верно написано! Так и было в те времена (отдельный плюсик о сообразительности автора, чтобы выбраться из «плена»:)) jokingly
Дело в том, Ева, что в то время походы в церковь были (официально и неофициально) запрещены (мы ведь должны были быть атеистами и строить коммунизм без всяких там предрассудков прошлого, включая любую религию). Но моя тётя (учительница младших классов, 1907г.р.) была глубоко верующей и тайком посещала ту самую церковь, о которой пишет автор. Но видимо старушек туда пропусками (в силу их возраста), а молодёжь «отлавливали» smile
Точно так: религия — опиум для народа)) Тем не менее, в тяжёлые для страны годы Великой Отечественной на территории СССР начали открываться закрытые ранее храмы, а верующие внесли в фонд обороны 300 миллионов рублей.Танковая колонна «Дмитрий Донской» и авиационная эскадрилья «Александр Невский» тоже были созданы на пожертвования.

Загрузка...
Литбес №1