Письмо к М.К.Л. №1

Автор:
Roderick Desprez
Письмо к М.К.Л. №1
Текст:

Предисловие автора

Меня зовут Родерик Депре. Я писатель.

В две тысячи тринадцатом году во время путешествий по стране я познакомился с одним парнем, которого буду называть С., дабы не разглашать его настоящего имени.

Мы с С. сдружились гораздо быстрее, чем я к тому привык. Он был жаден до знаний и впечатлений, умел видеть красоту во всём, любил жизнь такой, какая она есть, не питая иллюзий и не обманывая себя самого. Вдохновившись моим примером, он отправился путешествовать (хотя правильней будет назвать это бродяжничеством) вместе со мной. Закончилось всё, правда, не очень хорошо. С. умер через три месяца после начала пути.

Я не могу с уверенностью утверждать, что именно с ним случилось. Утром четвёртого ноября мы должны были сдать ключи на ресепшн (мы снимали один номер на двоих в дешёвом придорожном мотеле), сесть на автобус и отправиться в следующий по плану город.

Но когда я проснулся (в восемь часов), С. уже не было в номере. Вещи, однако, остались на том же месте. И даже телефон он не взял с собой.

Я сразу отправился его искать. Опросил администратора мотеля, некоторых жильцов и прохожих.

В результате мне удалось узнать, что С. вышел из номера примерно в пять часов утра и направился в сторону парка. До него пешком примерно час пути. Но ни там, ни где-то по дороге я не встретил С.

Я вышел из парка и решил пройти вперёд пару кварталов. Это тоже не дало никаких результатов. Тогда я вызвал полицию. И они нашли его ближе к вечеру в каком-то гадком переулке. Что он там делал? Не знаю. Для нас с вами важно не то, как он умер, важно, что успел сделать незадолго до смерти, а именно — передать мне некоторые свои личные вещи. В частности, письма, написанные им и адресованные девушке, чьё настоящее имя я также скрою от вас, используя вместо него кодовое — МКЛ (о ней расскажу подробнее в другой раз)

Меня это, конечно, смутило и насторожило. Но С. объяснил, что порой приходит время, когда от своего прошлого нужно избавляться. А у него рука не поднимается.

— Мне их выбросить? — спросил я его.

— Нет, — ответил он. — Только не выбрасывай, пожалуйста. Можешь хранить, можешь передать кому-то другому. Главное, выбери достойного человека, который заслуживает твоего доверия.

Ничего конкретного С. мне так и не сказал. Я решил, что раз он мне их передал, значит, у этого была какая-то цель. Вероятнее всего, он хотел сохранить их, сделать так, чтобы они не сгинули вместе с ним (может предчувствовал наступление скорой смерти). С. по-настоящему дорожил этими письмами. В какой-то момент я сам стал дорожить ими. Словно я и есть С. Письма начали сводить меня с ума, погружая в самую бездну. Оказаться там мне совсем не хочется, потому я публикую первое письмо. Возможно, это именно то, что я должен был сделать сразу. Но в ту пору я вряд ли бы решился. Такой поступок казался неправильным. Может так оно и есть. Я уже ничего не понимаю.

Лишь лелею робкую надежду на благосклонность читателя. Пусть никто меня не осудит и простит, что предисловие вышло длиннее самого письма. Это вынужденная мера, думаю, вы поймёте. Ведь надо же предоставить некоторые пояснения. В дальнейшем они не потребуются. Я буду публиковать лишь письма, сопровождаемые моими краткими комментариями, там, где это необходимо. Если такой необходимости не возникнет, комментариев не будет вовсе.

Приятного чтения!

***

Здравствуй, дорогая моя МКЛ!

Пишу тебе письмо. Как и обещал. Хотя я припозднился. Уж год к концу подходит, а я должен был ещё осенью написать. Прости. Всё дела-заботы, ну, ты понимаешь. Я думаю о тебе порой. Пусть мы теперь во всех смыслах отдалились друг от друга, но ты поселилась в моей… душе (?). Не знаю. В общем, поселилась где-то, и не даёшь мне покоя. Там, в этом самом «где-то» тебе по-прежнему шестнадцать. Ты наивна и по уши влюблена в меня. Когда я вспоминаю те дни, погружаюсь в них с головой, я ужасаюсь тому, насколько сильной была твоя любовь. То была любовь истинная, такая, на какую способен лишь чистый сердцем Человек. Такой любви я больше не встречал никогда за всю свою жизнь. Но если ты считаешь, что это горько, то нет. Самое горькое и печальное то, что ты, способная на истинную, безумную, самозабвенную любовь, из раза в раз дарила её тем, кто этого недостоин. И в первую очередь я говорю, конечно, о себе самом. Я сожалею, что оказался одним из тех недостойных, кто разбивает сердце и уродует сей мир поступками, которые рушат верю наивных, светлых и бесконечно добрых шестнадцатилетних девочек в Истинную, Великую Любовь.

Но это всё прошло. Ничего уже не вернуть. Как бы ни хотелось.

Сейчас же тебе аж целых двадцать три года. У тебя есть дочь. И брак за плечами. Брак, насколько я понял, не слишком удачный. И мне правда жаль, что всё сложилось именно так. Уверен в будущем тебя ждёт только самое хорошее. Надеюсь, это письмо найдёт тебя и твою дочь в добром здравии. Я вам желаю всего самого наилучшего.

I'll send you my love on a wire
Lift you up, everytime.

Твой С.

P.S.

У меня всё нормально. Ни больше, ни меньше. Пять по десятибалльной шкале. Так, пожалуй. Устал, вымотался. Главным образом, морально, духовно. Причину ты знаешь, потому не стану утомлять тебя подробным пересказом одних и тех же событий. Часто нахожусь в унынии. Не знаю, это свойство характера, реальная психологическая проблема или даже болезнь. Никогда не выяснял и пока не планирую. Справляюсь своими силами. Всего себя стараюсь отдавать работе. Через пару месяцев напишу ещё. Береги себя!

P.P.S.

Дай бог чтобы тот голубоглазый курсантик из военной академии, с которым ты недавно закрутила роман, оказался куда лучше всех остальных. Будь счастлива. 

Другие работы автора:
0
9
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Литбес №1