Внучек Ваня

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
  • Жаренные
Автор:
Виктория
Внучек Ваня
Аннотация:
Условия создания: рассказ по картинке в жанре кибер-панк
Текст:

— Вань…

Ань… ань… Эхо отскакивает от стен бункера, как мячик-попрыгунчик.

Классная игрушка. Была. Катюха кидала со всей дури, упругий шарик метался до потолка и обратно, отскакивал от стен, снова об пол… Ваня ловил ловко под самым потолком. Малая заливалась хохотом, хлопала в ладоши. Раз Ваня случайно зацепил бутыль с водой. Бутыль разбилась. Отец разозлился. С тех пор скачет здесь только эхо.

— Вань…

Ань… ань…

Ваня замирает. Он только запустил игру, активировал настройки: оружие, защиту, расставил патрульных, а мелкой опять что-то надо.

Главное, кормил ее, полчаса не прошло. Паек не доела, поковырялась только. Да она и голодной не была. Так, от скуки есть затребовала. Только продукты переводит да с пищевой кабинкой развлекается. Сидит там, как в аквариуме — всё развлечение. Других все равно нет. Маленькая еще, чтобы вот так, на одном месте, в бункере безвылазно, вот и выдумывает всякое. Чай просила. Кипятил, остужал… Воды, кстати, мало. Надо папе сказать… И гречки Катюхе на два раза. Пайков на неделю хватит, но Катька их плохо ест.

— Ну Ва-ня!

Капризно тянет, а что надо, не говорит. Значит, не пить, не есть, а опять какую-нибудь глупость заведет.

— Чего тебе?

— Когда папа придет?

Вот, пожалуйста. Сначала, «когда папа придет», потом про маму…

— Не знаю. Скоро. Отстань!

— Вот папа придет, я скажу, что ты мне сказал: «Отстань!»

— А я скажу, что ты нос высовывала.

Молчит, сопит под маской.

— Вань, я больше не буду. Не говори папе, а то он расстроится.

Ага, конечно, сразу за папу запереживала. Так ей и поверили. Но Ване главное, чтоб его оставили в покое. Скоро спать ее укладывать, а он так и не поиграл сегодня ни разу.

— Хорошо, не скажу, только не приставай.

— Ладно.

Притихла.

Ваня погрузился в игру. Миссия: «Мнимый покой». Действительно, мнимый…

Сколько раз уже принимался, так и не мог пройти: то одно, то другое… Ничего. Сейчас точно пройдет.

Патрульный засек мародера.

Спокойно. Подпустить поближе и передать снайперу, он снимет.

Готово! Мозги по стенке. Кровавые брызги на визоре, ошметки… Фу! Бе!

Команда: очистить.

Вот дерьмо! Пока возился с заляпанным визором, пропустил группу слева.

Патрульный убит. Разрубили мачете. И снайпера взорвали.

Потери. Без шанса на восстановление.

Активировал кибера. Шустро пошел. Красавчик! Не зря потратил бонусы: защитные руны на корпусе — лики Стрибога и Сварога. Среди мародеров колдун-мозгоправ. Он может завербовать кибера.

А это потери похлеще снайпера или патрульного. Полифункциональные опорники на гидравлике — это и скорость, и повышенная проходимость: перемещение по любой поверхности, вплоть до отвесной стены. А при необходимости и оружие. Еще бы, опорников — шесть, а для устойчивости хватит и четырех. А если изловчиться, то и двух, Ваня проверял. Свободные можно использовать для обороны и нападения, для захвата и удержания.

Оружия в башне маловато только. Тут у кого на сколько хватит бонусов. Подкопить реально вполне и можно прокачать вплоть до ракетной установки.

Но это все корпус, мозг-то у кибера обычный. Когда у солдата повреждения, несовместимые с жизнью, а мозг не затронут, можно успеть перенести его в кибера. Этот кибер — младший сержант. В прошлой миссии: «Освобождение заложника» ему гранатой разорвало живот. Но Ваня успел активировать перенос, и наградных бонусов хватило сделать из сержанта кибера. Отчаянный был. Остальные осторожничали, но все равно не убереглись, пришлось их вывести из миссии.

Кибер сейчас Ване очень даже пригодится. Мародеры отступают — бегут крысы, но кибер быстрее.

Оп-па! Сбивает засранца с ног, наступает поперек. Хрустит противно. Фу! Бе… Классные эффекты!

А вот и шаман. Черт! Фиолетовый плащ! Но защита сильнее, лик Стрибога вспыхивает зеленым. Давай, кибер! Давай, сержант! Не сдавайся! Ты наш! Мочи этих сволочей! Вот так. Левая передняя свободна. Хватай его!

Шаман уворачивается. Ловкий какой! А эти гады палят из всего подряд, но корпус прочный, а ракет у них нет.

Есть! Ухватил прямо за голову и приподнял. Шаман потешно дрыгает ногами. Остальные полезли обратно в свои катакомбы. Ну, давай, сожми его!

— Ну что? Все в масках?

Только не это! Почему именно сейчас?! Как воевать под этот лепет?!

Вытащила свое барахло из коробки, рассадила на ящиках с пайками и устраивает проверку. Голос строгий, прямо как у воспиталки Нины Николаевны. Столько времени прошло, как ее не стало, а Катька помнит.

— Котик? Хорошо! Аленка? Вот умница! Только не высовывай нос. Моя подружка, Аленка со второго этажа, высовывала нос. А ты не высовывай, а то будет, как с Аленкой со второго этажа. Я все вижу! Скажу Ване, он даст тебе ремня. А у тебя, Барби, для маски слишком маленькое лицо, придется умереть. Вот так. Похороним тебя за пайками. Там уже клоун. У него огромный нос. Под маску не влезает. Он мне никогда не нравился. А раз маска тебе все равно не нужна, отдадим Мишке.

Вот так, Миша, теперь это твоя маска. Цепляй, цепляй за ушки. Вот молодец! И не высовывай нос! Ну, мало ли, что дышать нечем. Потерпи. Не задохнешься, не задохнешься… А если и задохнешься, так что ж теперь, все равно умрешь. А без маски еще и болеть будешь. Будут тебе уколы ставить, только они тебе не помогут. Узнаешь тогда…

— Он не умрет!

Ваня больше не может слышать эту ерунду. Болтает без умолку! Из-за нее не получается играть в «Мнимый покой».

— И не задохнется! Он у тебя плюшевый.

— А твои вообще ненастоящие!

— А твой порванный!

— Мама его зашила!

— Все равно порванный, вон лапа болтается. А ты шить не умеешь.

Замолчала. Наконец-то. Надолго ли? А теперь что? Сопит в маску. Ревет, что ли?

— Кать?

Всхлипы и низкий утробный вой. Вот приехали. Этого только не хватало!

— Катюха!

Сохранить миссию. Выйти.

— Ну… Не плачь. Я зашью. Давай.

— Ты не умеешь. Ты слишком большой для этого.

— Это мои проблемы. Ладно?

— Ладно.

Отдает Ване мишку. Аленку забирает с собой спать. Основательно устраивается, сбивает подушку, сама застегивает спальник. Молодчинка! Растет.

— Расскажи сказку.

Ну вот, только обрадовался, что уже большая, а тут… Ваня вздыхает про себя, но не перечит.

— Теремок?

— Это для лялек. Про брата и сестрицу.

— «Сестрица Аленушка…»?

— Нет. Надо, чтобы братик был старше.

Вот ведь придумала. И в какой это сказке?

— Гуси-лебеди?

— Ваня, я ж сказала. Стар-ше!

— Нет таких сказок.

— А ты поищи.

Легко сказать «поищи». Ваня вводит запрос.

«Вот что мне удалось найти по вашему запросу: Гензель и Гретель».

Так. И кто здесь старший? А неважно, по ходу разберемся, Катюха к тому времени уже уснет.

***

Катюха разревелась во сне. Просыпаться не хотела. Обмочилась.

Вот привет. С ней такого с двух лет не было. Из-за сказки это дурацкой, что ли? Ваня сто раз пожалел, что начал читать ей эту дичь. И что за отец такой уводит детей в лес? Катюха тоже все «почемукала»: почему такой папа? Хорошо, что к ведьме она уже заснула, Ваня сам быстро дочитал. Не бросать же на середине.

Так. Спальник в прачечную, матрас просушить.

Ваня завернул сестру в одеяло, переложил на коробки с пайками. Катька реветь перестала, только постанывала.

А потом пошел кашель. Ваня успокаивал себя: может, захлебнулась плачем.

Папа появился через четверть часа после Ваниного вызова. Пытался разбудить Катюху, отпаивал водой. Та сделала два глотка, не открывая глаз, на отца капризно махала рукой.

— Пап, я так уже делал…

— Знаю…

Он хотел сказать что-то еще, но тут Катьку стошнило.

Кашель не прекращался. Отец воткнул ей кубик росфорцирина. Снял приступ. Затем отлучился на час, вернулся с кислородной капсулой, похожей на стеклянный гробик на колесах. Положил в нее Катьку.

— Кислорода на двенадцать часов. Нужно успеть. Собирай ее вещи.

— Так все собрано же. Мы и не разбирали толком, как в бункер перешли, что вынимали, потом обратно…

— Много болтаешь. Игрушки вон валяются.

— Все брать?

— Ваня! Что за вопросы идиотские? Куклу возьми и пошли.

— Взял. А куда?

— В лес.

Ваня опешил.

Зачем в лес-то? Мысли путались. Еще эта сказка идиотская в мозгах засела.

Когда Ваня заболел, отец отнес его в свою лабораторию. Ваня ничего не помнит из этого, знает только со слов отца, а отец не больно любит разговаривать. Особенно с Ваней. С Катюхой еще может поиграть, ворчит за медведя, спрашивает, что она ела, не высовывали ли нос. Она частенько снимала маску. Но обходилось как-то, а теперь…

— Но почему в лес, а не к твоим в лабораторию? Что с ней делать в лесу?

— Иван! Выполнять!

***

По туннелю прошли быстро. Пару раз патрульные останавливали, но отец активировал Карту доверия, пропускали без вопросов.

«Это со мной», — и Ваню тоже пропускали.

Капсулу с Катькой словно не замечали или делали вид. Еще бы. Такая проблема. Никто не хочет вникать. От горя надо держаться подальше.

К тому же у отца Карта высшей категории, значит, все под контролем. Уважаемый человек. Не дурак же он, в конце концов, значит, знает, что делает. Это же поверхность. Туда идут только в самом крайнем случае, когда все остальное уже испробовали и ничего не вышло. И не факт, что Карта сработает при возращении. Вполне могут заблокировать даже Мастеру. Поэтому, какой смысл патрульным вникать?

— Папа, а правда, что такая Карта только у пятерых?

— У семерых.

Ваня знает, что у семерых. И знает их по именам, и знает за какие заслуги она у каждого из семерки. Но Ване беспокойно: зачем в лес? Все время талдычить об этом — только злить отца. Нужно попробовать разговорить его, потом, может, удастся что-то выяснить.

— А тебе ее за что дали?

— Иван!

Отца не проведешь. Ваня приготовился к вспышке гнева. Но ему прилетело лишь угрюмое: «Прекратить!» Значит, совсем дела с Катькой плохи, раз отец даже орать на Ваню не может.

На поверхность вышли на окраине. Многоэтажек нет. Дома старые, двухэтажные. Через дорогу какие-то не то гаражи, не то сараи и дорога из города. По правую сторону редкая поросль. А дальше не видно.

Щелчок задвижки. И все, на этом привычные звуки пропали. Нет эха, отскакивающего от стен. Там, под землей, оно словно хлопало по плечу: ты в укрытии, под защитой стен. Нет уютного треска ламп. Света здесь вообще нет, ни в одном окне. Большинство еще выбиты. Столбы, бесполезные без проводов, выстроились вдоль дороги — молчаливый патруль.

Нет голосов патрульных: приглушенных разговоров, с негромким смехом или протяжным вздохом. Нет даже команд. Команды Ваня не любил, они тревожили, заставляли быть взрослее. Но сейчас и они вполне сгодились бы. Но отец молчит.

Темнота сама по себе неприятна, а вместе с тишиной так вообще. Тишина здесь плотная, липкая, как паутина. Давно, очень давно Ваня влип в такую мерзость прямо лицом. Дело было в лесу… В лесу… Зачем в лес?

Отец суетится, торопится, но быстрее в темноте не выходит. Колеса капсулы застревают в выбоинах, выкручиваются. Гремит, тарахтит, разрывает тишину. Лягушонка в коробчонке.

Со стороны сараев движение. Ни окриков, ни разговора, лишь нарастающий звук быстрых шагов.

Рядом что-то упало. От земли отскочил обломок кирпича. Еще два. И еще… Отец вскрикивает, хватается за плечо, левая рука повисла плетью.

— Папа?!

Но в правой у отца уже ГШ:

— Иван! Не смотреть!

Ваня не может ослушаться. Но не слышать он тоже не может.

Щелчок предохранителя. Хлопок и сразу еще два. Вскрики, глухое падение чего-то мягкого, но это там, не рядом. Рядом звуки выстрелов. А там, со стороны закоулка, крики, стоны, хрип и мат, а еще какое-то хлюпание, бульканье, клокотание. И это хочется немедленно прекратить! А в «Мнимый покой» хотелось играть бесконечно.

— За мной! Быстро!

Ваня может быстро. Он может очень быстро. Может даже быстрее отца, который из-за капсулы теряет скорость. Внизу чавкает. Грязища, наверное, и это тоже хочется прекратить. Но вот и ровно пошло. Шорох колес по асфальту.

Звук быстрых шагов. Нет, не погоня. Это отец бежит. Дышит тяжело в респиратор. Кислорода у Катьки на двенадцать часов, а уже прошло семьдесят три минуты. А что потом? Там, в лесу. Лучше про это не думать. А про что? В голове всплывают только недавнее.

— Пап, что им надо?

— Кому? — выдыхает отец.

— Тем, с кирпичами. Зачем они так?

— Не знаю.

После паузы.

— Сволочи они. Мародеры.

Паузы между фразами все длиннее.

— Наверное, капсулу хотели отнять. Отморозки.

— Но поче…

— Хватит почемукать! Как маленький. Отстань!

Ваня отстает, останавливается.

Шаги отца удаляются, теперь слышны в стороне от дороги. Шорох щебня. Ваня соображает, что не так понял команду. Спешит догнать. А вот и ветки. Цепляются. Пару раз Иван встречается с деревом.

— Ты чего натыкаешься на все подряд? — ворчит отец, возясь с креплениями капсулы.

— Ты велел не смотреть, я по слуху за тобой иду.

— Иван! Ты совсем того, да? Так и будешь всю жизнь по команде? Сам не мог догадаться? Здесь-то чего уж? Помогай, не проехать. Чертов лес! Одно хорошо — маска не нужна.

Отец снимает респиратор, отцепляет капсулу от подставки, примеряется взять ее на плечо. Со стоном опускает.

— Пап, устал?!

— Не в этом дело. Плечо не дает.

— Давай я.

Ваня сильный. Он сильнее отца. Он запросто может взять капсулу и отца вместе с ней, если придется. Он не чувствует усталости, как другие. После лаборатории многое поменялось: силы прибавилось в разы и скорости, и выносливости. Он запросто мог бы помогать там, под землей, работать наравне со взрослыми, но он должен сидеть с Катькой. Он только не понимает, почему больную Катьку нельзя так же в лаборатории сделать сильной, быстрой и выносливой. С ней и играть было бы интересней, и ей самой так было бы лучше. Вот у отца болит плечо, и сам он еле ноги тащит, а Ивану хоть бы что. Только надоело. Рассвело уже. А кругом только лес и лес. Весь одинаковый: сосны да березы. А звуки забавляли. Внизу хрустело и шуршало на все лады, сверху шумело, шелестело, щебетало, гомонило и вспархивало.

Отец то и дело сверялся с навигатором, наконец, остановился перед зарослями какого-то кустарника, усыпанного красными ягодами.

— Вань, ты это, ягоды не… Хотя, да. Чего это я? Ты и так не будешь. Просто подожди здесь, я сейчас.

Вот это поворот. Почему не вместе? Конечно, Ваня помнит дорогу обратно, но… Как отец их тут может оставить?!

— Ну? В чем дело? — отец сердится. — Да уйди с дороги, мне на поляну надо!

— Пап, а как же Катька? Она же…

— Выполнять! Смирно!

Иван замирает. Мозг сейчас взорвется. Он следит за отцом, пока тот не скрывается за плотными зарослями. Со стороны поляны доносится стук, затем скрип открывающейся двери, вскрик изумления. Иван прибавляет уровень восприятия. Теперь голоса слышны отчетливо.

— Екатерина Иванна, не пугайтесь!

— Ага, как же, напугал ежа… — проворчали в ответ.

Бабушка?! Но папа сказал, что она тоже… как мама.

— Я ведь чего ахаю… Ты ж по своей воле ко мне не припрешься. Значит, случилось чего.

— Случилось…

— Катюшка?

— Да.

Вздохи.

Ваня не понимает. Как это может быть бабушка. Она же… А раз она живая, то почему здесь, а не с ними в убежище. Правда, она и раньше не хотела с ними жить. Мама говорила, что бабушка ужасно упрямая, что после смерти деда, как с ума сошла, забралась в лес и сидит там одна-одинешенька.

Но почему папа такое сказал про бабушку? Почему?!

— Что ж ты ребенка бросил?

— Не бросил. К вам принес. Там они с Иваном.

— Вот оно значит как… А что там, ж у себя, делов не наделал? С сыном-то ловко управился, меня не больно спрашивал.

— Понимаете, Катерина Ивановна, сейчас такая обстановка… В общем, отказали мне в использовании устройства под ребенка. Киборги боевые нужны. Каждая единица на счету.

— Понимаю, понимаю… Чего уж тут непонятного, машины с людьми будут биться.

— Разобраться еще надо, кто люди, а кто… И я вам уже говорил, это не машины. У них сознание, личность, это такой же человек, просто…

— Просто нежить.

— Катерина Ивановна!

— Что, Катерина Ивановна, Катерина Ивановна! Я, почитай, без малого…

—- Как вы можете так о своем внуке?

— Ой, вот не надо! Не надо с больной головы на здоровую валить, это не мое решение было Ванюшку губить.

— Я его спасал! А вы свою дочь…

— Что? Ну что!!! Дочь… Дочь при доме. Что могла, то сделала. Это ее выбор.

— Выбор… Да если б не вы со своей этой дичью: душа, одушевление… Для Лены устройство было одобрено, а она к вам больная сбежала. Бредила или вы ей голову заморочили. Да если б я мог помочь Кате, я бы ни за что…

— Вот что, зятек, не я к тебе, а ты ко мне детей привел, значит, нечего тут.

Голос у бабушки теперь тихий, но строгий, как команды, которые Ваня терпеть не может. Когда мама говорила таким же голосом, их споры с папой всегда прекращались. Он просто уходил, громко хлопая дверью. А мама курила на балконе и молча плакала.

— Оставляй внучат и… Вон бог, вот порог.

— Понял. Принял.

— Выполняй!

«Иван!» «Ванюша!» — доносится одновременно на два голоса.

Ваня с Катиной капсулой пробрался через заросли. За ними поляна, на поляне дом, как из сказки. Дерево светлое. Ставни, так, кажется, называются эти штуки на окнах, резные, узорчатые. Да и весь он украшен резьбой, словно кружевами.

Отец стоит у стены, прижался щекой, водит ладонью по бревну. Наверное, устал очень. У крыльца бабушка.

Ваня не спешит подходить.

С бабушкой он виделся редко. Она приезжала на дни рождения. Привозила мед, ягоды, грибы. Мед и ягоды Ване не давали. Аллергия. А грибы папа после отъезда выбрасывал. Кажется, с тех пор она не изменилась: высокая и статная, крупные черты лица, сильный, волевой подбородок, упрямо выдвинутый вперед. Катька так же делает, когда вредничает. «Баба Катя» — в шутку поддразнивал малую отец.

— Ну, здравствуй, внучек! — голос хриплый, скрипучий, тоже, наверное, после болезни. — Помнишь меня?

— Помню, — отзывается Ваня смущенно. — Ты мне курочек подарила.

Странную игрушку бабушка привезла, когда Ване исполнилось пять. На дощечке, выпиленной кругом, деревянные курочки. Возьмешь в руки, курочки стучат клювиками по дереву, словно клюют, а никакого механизма нет. Отец крутил игрушку и так, и этак, сердито бормотал, что такого не может быть, что были такие игрушки, но там все двигалось из-за нитей, привязанных к курочкам и грузике-подвесе, а эти сами, слово от прикосновения оживают. Игрушку обозвал «чертовщиной» и забрал.

Ваня заливался слезами от обиды и досады. Ему нравились курочки. А мама… Мама поцеловала его в кудрявую макушку и рассказала про курочку и бобовое зернышко. На словах: «Кузнец, кузнец, скуй косу…» Ваня заснул, а по утру забылось.

— «Курочек»! — бабушка сама словно закудахтала, сотрясаясь всем телом, хлопала руками по бокам.

Когда приступ смеха прошел, вытерла слезы концами платка, повязанного поверх головы, с тугим узлом под подбородком. Вообще, одета она была странно. Когда-то давно Ваня видел бродяжек. На них тоже были длиннющие юбки до земли, платки на плечах.

Но на бабушке все эти многослойные длинноты, сшитые из десятка разных тканей, смотрелись удивительно хорошо. Даже стильно.

— Ну, робяты, прощайтесь. Отцу пора, да и у нас дел по горло. С Катей возни сколько еще.

Отец с трудом оторвался от стены. Сами собой хлопнули ставни.

Подойдя к Ивану, буркнул:

— Ну, давай. Будь…

Бабушка неодобрительно вздохнула, присела на крыльцо, принялась поглаживать ступени. Отец выдержал паузу и продолжил:

— Береги сестру, слушайся бабушку.

— А ты? Ты куда?

— Мне пора. Служба.

— Я с тобой, — Ваня, прижимая к себе Катькину капсулу, попятится обратно к зарослям.

— Иван, нет! — жестко отрезал отец

— Ванюш… — робко позвала бабушка.

Ваня паниковал.

— Я тут… Мы… Мы тут не останемся. Мы с тобой. Папа! Не бросай нас!

— Может, правда? — Бабушка поднялась с крыльца.— Останешься?

— Не могу, Екатерина Иванна, я не на прогулке.

Дверь дома оглушительно хлопнула, звук отразился многократным гневным эхо.

— Пора, — еле слышно произнес отец. — С Иваном управитесь?

— Не с такими управлялись. Ваня, Ванюша, айда в дом!

Отец, не оглядываясь, пересек поляну, скрылся в зарослях бузины. Иван кинулся за ним, но тут странная, невидимая и непреодолимая сила потянула Ваню к дому. Он упирался как мог. На земле остались вспаханные борозды, как от гигантских когтей неведомого чудовища. «Следы невиданных зверей»… последнее, что пронеслось в голове, перед тем, как Ваня не выдержал и отключился.

***

«Баю-баюшки баю, мы с тобою как в раю…» —донеслось сквозь сон.

Странно, вроде колыбельная, а разбудила. Ване не хотелось просыпаться, хотелось перевернуться на другой бок и спать дальше, пока мама не придет и не поцелует в макушку.

Мама не придет. Мамы больше нет, да и макушка у Вани под большим вопросом, как и бок. Надо вставать, варить Катьке гречку. Катька!!! Ваня вздрагивает и окончательно приходит в себя. Он на траве перед домом.

Лучи солнца на макушках сосен. Рассвет или закат? Навигатор показывает на запад, значит, вечер. Ну, выходит, не так надолго он и отключился. Бабушка воркует в доме, Катю не слышно. Открытая капсула пуста. Как же Катька без кислорода? Хотя, мама говорила, в лесу кислорода столько, хоть, ложкой ешь. И смеялась. Ване вдруг почудилось, что он на самом деле услышал ее тихий смех. Кинулся к окну. Встретился лицом к лицу с бабушкой.

— Проснулся, милок! Давай в дом.

У крыльца Ваню одолевали сомнения, все-таки он крупноват для обычного дверного проема. В открытую дверь высунулась бабушкина голова.

— Ну, чего встал на пороге? Входи, давай.

Ваня примерился, но зашел ровно, словно дверь вырублена точно по нему. Сразу попал в потемки. Задел что-то у стены, все повалилось с грохотом. Ваня замер, боясь наступить на что-то нужное.

На грохот из комнаты выглянула бабушка. Свет из двери слабый, но видно, какой Ваня устроил кавардак.

— Ах, ты ж господи! — пробормотала хозяйка.

Ваня приготовился к укорам и попрекам, но вместо них приветливое:

— Да что ж ты в сенях-то? Входи в горницу. Да не косись что поронял. С Катюшкой управимся да подберем тут все. Делов-то!

Ваня двинулся на свет. На какой-то момент ему показалось, что он запустил RPG, настолько странной выглядела обстановка, словно локация.

Комната просторная, светлая. По три окна на стену. В переднем углу стол, покрытый скатертью, с вышитыми узорами. Весь правый угол у входа занимает печь. То, что это печь, Ваня понял сразу. Он такое видел и в книгах, и в фильмах-сказках, но, что такая огромная, даже представить не мог.

Бабушка крутилась возле большой плетеной корзины, подвешенной к потолку на толстых крученных жгутах.

— Вот так, вот так, милая, пей, скоро печь стопится и начнем…

— Что это? — Ваня тихонько приблизился к подвесу.

— Люлька. Зыбка, колыбель — по-разному называют. Ты поди такого и не видел.

— Видел. На картинках, но это ж для младенцев, а Катя большая.

— Большая, куда уж, — бабушка тихо посмеивается. — Ты вот тоже большой, а за отцом припустил, как маленький.

Ване было не очень приятно вспоминать прощание. Но бабушка уже принялась объяснять:

— Это для всех. Когда человек вот так тяжело болеет, его и помещают между небом и землей. А там уж, душа сама решит…

— Нет! — возмутился Ваня.

— Что «нет»? — удивилась бабушка.

— Нет никакой души. Катю надо лечить.

— А что я по твоему делаю? Чуешь, как пахнет?

Она протянула Ване глиняную крынку до краев полную темной жидкостью.

— Я могу включить анализатор: тут Hypéricum, Oregano…

Бабушка одарила его говорящим взглядом:

— Зверобой, душица, липовый цвет и мед.

— У меня на мед аллергия. Была. А лекарства?

— Так и это оно и есть. Другое дело, что, сам знаешь, от этой хвори лекарства нет. Тут уж, как организм справляться будет.

— Бабушка! — спохватился Ваня. — Ты без маски!

— Ах, ты мой золотой! — бабушка явно была тронута Ваниным беспокойством. — Выходит, отец прав был, не машины… Ты, милок, за меня не бойся, мне эта хворь уже не страшна.

Тут Ваня догадался:

— Твой организм справился?

— Выходит, так…

— А Катькин справится?

Бабушка не ответила.

Катька лежала на боку, подтянув коленки к груди. Казалось, стала меньше даже, как младенчик, словно болезнь иссушила ее. Дышала с трудом, с каким-то свистом и хрипами при каждой вздохе. Сквозь болезненно бледную кожу проступила сетка сосудов.

— Давай-ка, подсоби! Ушат в печь поставить надо, а мне спина не дает.

Ваня легко поднял ушат. От воды поднимался пар, на поверхности плавали какие-то листья.

— От веника березового дух-то какой! Жаль, не чуешь. Береза — дерево светлое. Катюхину хворь выпарим и в трубу, а потом водой ключевой смоем, глядишь, справимся. Вот молодец! Помощник! А теперь бери Катюшку-то и туда суй поглубже.

Ваня обмер. Бабушка, наверное, с ума сошла от горя. Он знал, что есть такие специальные печи, в которых сжигают тела умерших. Но Катя? Она ж живая! Как можно-то?

— Давай, давай, пока жар легкий успевать надо.

— Бабушка, не жарь ее!

Ваня ухватил бабушку поперек туловища, не подпуская к сестре.

— Ой, да ты что творишь-то? Пусти! Пусти, говорю!

— Бабушка, так нельзя. Катька живая. Не дам!

Он поднял мощную старуху и закинул под самый потолок на полати.

— Да ты что удумал себе? — выкрикивала она, пытаясь добраться до печи, чтоб спуститься вниз. — Никто твоей Кате не навредит. Я ж помочь хочу!

Но Ваня, подхватив маленькое тельце, уже кинулся к двери.

— А ну, стоять, окаянный!

И снова та сила, которой Ваня не мог сопротивляться. Как он ни рвался, ему не удалось продвинуться ни на сантиметр.

Бабушка спустилась на пол, забрала у Вани ребенка, принялась качать на руках, ворча:

— Нет, милок, так у нас дело не пойдет. У меня ни силов, ни времени с тобой сражаться да тебя обуздывать. Мне твоего отца в спорщиках предостаточно. Ты, дорогой, или помогай, или не мешай. Потому как дела и без того плохи. Делаю, что могу. Больше Катюше все равно помочь некому. Так что, сейчас тебя мать отпустит, а ты давай-ка не бузи, а слушай, чего тебе велено. И доверяй уже близким людям. Усек? Лена, пусти его.

Оцепенение пропало неожиданно, Ваня едва не рухнул на дощатый пол. Из бабушкиных слов он понял лишь то, что Кате она помогает, а про маму не понял вовсе. Подозрения, что бабушка слегка не в себе, только усиливались.

Тем временем завернутое в льняную ткань тельце уже исчезло в недрах печи. Бабушка придвинула за ней большущую заслонку.

Катюшку вынули распаренную, розовую — бледность пропала и дыхание стало ровнее. Омытую и перепеленатую ее устроили в колыбели, которая сама беспрестанно покачивалась, словно ее касалась невидимая рука.

За окном стемнело. Бабушка зажгла старую лампу. Такую странную, с настоящим огоньком внутри стеклянной колбы. Хлопотала по дому, убиралась после Катиного купания. Затем пошла наводить порядок в сенях.

Ваня притулился в углу. В углу ему было хорошо, словно он снова маленький, сидит у мамы на коленях, погрузившись в мягкость и теплоту ее тела, окутанный ее объятиями, чувствует дыхание при каждом слове:

— Курочка-рябушечка, зачем вода?

— Коров поить.

— Зачем коровы?

— Молоко доить.

— Зачем молоко?

— Масло бить. Дам петушку маслица, смажет себе горлышко…»

— Вань, Ванюш, спишь?

— Мама?

— «Мама», — умиляясь, копирует бабушка. — Мама тоже тут.

— Где?

— Так везде. Повсюду. В доме душа ее. Не помогли Лене ни травы, ни баня, ни заговоры, как ни пыталась я. Хворь сильнее. Вот и поступила, как с дедом твоим. Душу ее собрала да в доме и оставила. Есть способ такой, меня ему еще моя прабабушка учила, как знала, что пригодится. Теперь мама ваша в этом доме, а дед за домом в огороде. Сильно он это дело любил. Я тоже с ним расстаться не смогла, вот и он тут, со мной. И еще кое-кто. Пойдем, пока Катюшка в покое, я тебя познакомлю.

Ваня не поверил ни слову. Но спорить с больной на всю голову бабушкой не стал. Ее можно понять. Столько горя, да они еще с Катей свалились, как снег на голову, поневоле заговариваться начнешь. К тому же папа велел слушаться. Почему бы не выйти из дома ночью? Он и так насиделся в бункере.

Ночь поразила Ваню с самого порога. Темнота была, словно под плотным одеялом, укрывшись с головой. Мама устраивала такой «домик», накидывала на спинки подставленных стульев одеяла, а потом они забирались туда вместе и она рассказывала сказки. Укутанный темнотой, Ваня не сразу заметил звезды. А когда заметил, чуть с крыльца не свалился. Их было множество, настоящая дорога из звезд! Млечный Путь. Когда в городе было электричество, такого не было видно, а потом стало не до звезд. Но самое потрясающее, что звезды были не только наверху. На земле тоже горели звездочки.

— Бабушка, что это?

— Где, родной?

— Звезды нападали.

Бабушка тихо засмеялась.

— Это светлячки, Вань.

Точно. «Прилетали светлячки, зажигали огоньки, то-то стало весело, то-то хорошо…» — всплыло из глубины памяти далекое, почти нереальное. Конечно, Ваня знал про светлячков, но он их никогда не видел да и представить не мог, что это может быть так… По-звездному. Ваня двигался аккуратно, чтобы случайно не наступить ни на одну живую звездочку.

— Верно говорят: «бойся своих желаний». Моя мечта сбывается — вы у меня в гостях. Да жаль, что по такой причине, — бабушка вздохнула и повела Ваню за дом.

Там на площадке, выложенной плоскими камнями, горел костер, оттуда доносились голоса и смех, но света пламени не хватало, чтобы разобрать, кто там оживленно беседует.

— Ступай к ним. Не бойся, не обидят.

— О, Катерина Иванна! — раздался густой баритон, словно к бабушке обращался оперный певец. — Просим, просим к огоньку. Мы вам своим смехом беспокойство не доставляем?

— Да чего уж, — отозвалась бабушка. —Гуторьте. Кому когда смех мешал? Наплачемся еще.

Тут Ваня увидел три фигурки. Это были самые настоящие оловянные солдатики, отлитые по форме казачьих войск: в папахах и черкесках. Ваня усилил визуальное восприятие. Теперь можно было разглядеть и оружие: шашки, кинжалы на поясе, маленькие нагайки, и даже погоны и ордена. Что кто-то расставил игрушки у костра, было странно, но то, что они разговаривали… Ване показалось, что он сам, как бабушка, сходит с ума.

Бабушка продолжала разговор с голосами, и те поддерживали беседу.

— Вы, господа, хорошие, не близко ли к огню расположились?

— Не тревожьтесь, Катерина Иванна, под контролем.

— Тогда ладно. Знакомьтесь, внучек мой, Ваня, прошу любить и жаловать. Вань, не робей.

Но Ваня робел. Он слышал то, чего нет, во что невозможно поверить, и это пугало.

— Вань, да ты смотришь не туда! Поверху гляди. Должен увидеть!

И Ваня увидел.

Они были, как настоящие, только прозрачные, словно сотканные из цветного, плотного дыма. Один постарше, возраста Ваниного отца, другой моложе, третий совсем юный, словно старшеклассник. Стояли плечо к плечу, широко расставив ноги, заложив большие пальцы рук за пояса.

— Честь имею представиться, сотник Макаренко. А это — казаки мои, урядник Гульвак и казак Сорока.

Услышав свое имя, Сорока широко улыбнулся Ивану. Сразу стало легче.

Сотник взглянул на бабушку, словно спрашивая позволения, та кивнула. Он продолжил:

— Оба смертельно ранены в боях за Родину. Одушевлены в коллекционных образцах и переданы прабабушке нашей драгоценной Екатерины Ивановны, тогда еще молоденькой барышне, моей племяннице.

— Это что, — Ваня не мог сдержать волнения и стал перебивать рассказчика, — душу можно в предмет перенести?

— Так точно-с. Смышленый у вас внучек, Екатерина Ивановна. Думал, дольше объяснять придется. Сколько ему?

— Так десятый год уже.

— Отличный возраст! Пора учения.

— Для того и привела.

— Постойте! — не унимался Ваня. — Но зачем?

— Что «зачем»? — не понял сотник.

— Зачем вы казаков в солдатиков превратили?

— Понимаешь, сынок, не смог смириться с гибелью их. Все у меня внутри воспротивилось. Вот и пошел судьбе наперекор. Сам помереть долго не мог, мучился. Такие, как я, уходят, только когда знания передадут. Вот тут Ксения и подвернулась. Ей и друзей передал, и себя вместе с тайной вручил. Всю жизнь мы ей защитой были, а потом вот к Катерине Ивановне перешли.

— Какая ж от игрушек защита? — брякнул Ваня, не подумав, и испугался, что неосторожным словом обидел воина.

Но сотник только хмыкнул в густые усы:

— Смею надеяться, нам не выпадет случая тебе это доказать.

Сели вокруг костра. Ваня опустился на траву поодаль, чтоб не мешать прерванному разговору.

Сотник продолжил как ни в чем ни бывало.

— В бою что главное? Холодная голова. Нельзя давать лютости подыматься. Ярость глаза застилает. Нельзя, чтобы жестокость поперек смысла вставала. Особо, когда дело пленных касается.

— А коли врага пуще всего ненавидишь, как быть? — пытал сотника Сорока.

— А ты помни, что перед тобой человек: сын чей-то, брат, может, муж, отец… И не забывай.

— Да, — потянул урядник. — Коли б все про то помнили, глядишь, воевать бы не пришлось.

Костер мерно потрескивал. Пестрые языки пламени плясали по поленьям, постепенно чернеющим, в глубине мерцающим красным жаром. Потом угли седели, подергиваясь пеплом. В черное небо поднимался сизый дым, иногда взвивались искры.

— Ох, ребяты, — вздохнула бабушка. — Что-то так мне на сердце тяжело! Спойте-ка! Глядишь, отпустит.

Сотник кивнул Сороке. И скоро все пространство вокруг заполнила песня. Она разливалась от звука к звуку, как сама Волга-матушка, о которой и была. И в ее покое и великолепии тонули все тревоги, печали и горькие думы. И не было уже темного леса, укрывшего одинокую старуху от погибающего в болезнях и дикости мира, а была только степь широкая, раздольная. И Ваня уже летел над этим простором степным орлом и с высоты видел, как скачут вдаль безудержно три казака. И казались они с той высоты не больше оловянных игрушек.

А потом встало солнце.

Ваня огляделся. Костер догорел. Вокруг не было ни души. В буквальном смысле.

Первая мысль была о Кате. Из дома доносился непрерывный кашель. Ваня поспешил в дом.

Бабушка сидела у окна с рукоделием: споро втыкала иглу в пестрые лоскутки, делала стежок, вытягивала нить. Шила так быстро, что иголка только и мелькала в ее пальцах.

— Бабушка, как Катя?

Она не ответила, даже глаз не оторвала от работы.

— А что ты делаешь? — Ваню стало раздражать очередная причуда. Бабушка не суетилась вокруг люльки, не топила печь, не грела воду. Шила что-то там в свое удовольствие, а бледная до синевы Катька хрипела на каждом вдохе.

— Что ты делаешь? — крикнул сердито Ваня.

— Не вопи! — буркнула бабушка. — Шью. То ли не видишь?

— Что ты шьешь? А Катя?

— Кате и шью. Куклу.

— Да есть у нее кукла. Аленка. Вон на лавке валяется.

Бабушка лишь бросила взгляд в сторону замызганной куклы, с одним не открывающими глазом и продолжила работу.

И тут до Вани дошло. Связались в одно вчерашние разговоры про дом и маму, про солдатиков и души.

— Нет. Ты не посмеешь. Я не дам. Не дам Катю в куклу!

— Ну, значит, помрет. Похороним, будем помнить.

— Не говори так!

— Да пойми ты, наконец, — Бабушка уколола палец до крови, в сердцах отбросила шитье. — Не спасти Катюшку.

— Так ты даже не пытаешься! Ты ничего не делаешь! Папе тебе ее доверил. А ты?

Бабушка вздохнула. Шить она больше не могла. Не видела, куда втыкать иглу из-за слез.

Ваня плакать не мог. Ему было нечем. Он мог только кричать.

— Я пойду за папой. Приведу его. Он заберет у тебя Катю!

Ваня кинулся к двери. Сила охватила его на полушаге.

— Лена, пусти его, — прошептала бабушка.

Ваня несся сквозь лес, не разбирая дороги, ломая молодые деревца, разрывая кусты.

Он скажет папе, что бабушка сошла с ума. Он приведет его, и они заберут Катю. Если надо, Ваня понесет отца на себе. Силой притащит. Скорее! Вот уже и конец. Дорога видна.

И тут раздался хлопок. Ваня замер от неожиданности. Потом еще. И еще.

В него стреляли. Из ГШ, как у папы… Две пули просвистели мимо. Четыре попали, но отскочили от титанового корпуса. Это было совершенно бессмысленно, не наносило никакого урона. Но… В него стреляли! Впервые. Ему показалось, что те четыре пули, убили его. Что он умер. Умер четыре раза.

Ваня повалился на землю и уставился в небо, где в макушках сосен путались белые облака, словно сладкая вата. Он не видел, как его окружила группа мародеров. Как главарь, с татуировками по всему телу, даже на веках, пнул его ногой.

— Ничего себе херовина. Первый раз вблизи вижу. Какого хрена он в лесу делал? Эй, Хакер, хакнуть можешь?

— Я бы хакнул, — отозвался сутулый. — Но у него нет стандартного интерфейса, память, как бы сказать, на биологическом носителе…

— Ты мне своей задротской хренью мозги не плющь! Хочешь дебилом меня выставить?

— Нет, Гробарь, нет! Я просто… В общем, у него мозг. Обычный. Человеческий.

— Так и говори. Сенсоршу сюда! Пусть в мозгу покопается. Если обдолбана, дайте ей чего-нибудь там, чтоб вменяемая была.

Изможденную девицу приволокли под руки, швырнули рядом на траву. Она закрыла мутные глаза с черными кругами вокруг. Время шло. Она не дрожала, как обычно, не корчилась в судорогах, не билась в припадке. Просто спокойно лежала.

— Заснула что ль? — Гробарь хотел пнуть девушку, но та неожиданно дернулась всем телом и резко села.

— Напугала, сука! — заорал главарь, все поддержали матами.

— Это ребенок.

— Нихера себе, дитятко. Каким же станет, когда вырастет?

— Таким же. Только взрослым.

Сенсорша говорила долго, путано, но ее не перебивали. Знали, что лучше не прерывать, а то вообще будет не разобраться.

— Ну, что скажете? — обратился ко всем Гробарь, когда та замолчала.

— Был базар про такую чертовщину, — отозвался сиплый мужик.

— Продолжай.

— Да гнали дичь всякую. В одном сходились, знахарка в лесу. Хворь лечит и души переселяет.

— Ведьма, значит, — процедил Гробарь. — Ну, пусть в эту херовину и переселит.

— Кого? — не понял Сиплый.

— Там решим.

Ваня ничего этого не слышал. Ни ругани, ни матов, ни спора над ним: поврежденный киборг или исправный, годный или никчемный. Не слышал планов, что делать, если старуха начнет артачиться, и что делать с ней после. Он смотрел на облака. Услышал только команду: «Встать!» Он не мог ослушаться.

«За мной!»

***

«Стоять!»

Ваня замер перед крыльцом. Группа двинулась вперед. Ване хотелось закричать, что есть мочи, кинуться в дом, предупредить бабушку. Но он не мог пошевелиться. И оцепенение это было куда сильнее того, что удерживало Ваню в объятиях дома.

Трое поднялись по крыльцу. Дверь распахнулась навстречу с такой силой, что проломила первому череп. Двоих отбросило, словно взрывом.

Мама оборонялась, как могла: разом захлопнулись ставни, намертво затворилась дверь. Дом стал неприступным.

Они ломились в двери, в окна, двое лезли на крышу, откуда были скинуты мощным содроганием всего дома, словно могучая поляница повела плечом, до которого дотронулась нечестивая рука.

Они подожгли дом, бросив о стены бутылки с какой-то дрянью. Тогда и появилось пугало. Обычное. Огородное. Без премудростей: дедовы кепка и куртка на криво сколоченной крестовине. В пустых рукавах зажата коса.

Покатилась голова, вывалились внутренности из рассеченного живота, полилась кровь. Много крови. Три невидимые сабли рубили от уха до паха, кинжалы входили в плоть, как нож в масло, и крики боли уступали воплям ужаса.

Катерина выскочила во двор, кинулась тушить огонь. Опрокинула кадку с дождевой водой, сорвала с себя душегрейку и ей сбивала пламя. Но тщетно. Дом стонал, объятый пламенем.

Катерина пошатываясь, отступила на несколько шагов. Сжала кулаки и закрыла глаза.

Белые облака на вершинах сосен почернели, как почернело от горя и гнева лицо женщины. С неба хлынули потоки, били, словно бичами, и живых, и умирающих в муках. Бегущих сбивали с ног, секли наотмашь, пригвождая к земле. И чем сильнее сжимала Катерина кулаки, тем сильнее хлестал этот невозможный ливень.

Пожар потух. Дождь прекратился. Над поляной встала двойная радуга.

— Ваня, скорее, — крикнула бабушка. — Желание загадывай! Заветное!

Ваня очнулся и загадал. И бабушка загадала. Успела. Как раз перед тем, как ей в горло уперся нож Гробаря.

— Гребаная ведьма! — прохрипел в ухо. — А ну, приструни своих бесов, а то я тебе самой башку отрежу.

Пугало уронило занесенную косу, опустились невидимые сабли.

Сиплый, кряхтя и грязно ругаясь, поднимался с земли.

— Колдуй давай, старая курва. Мне с моими легкими осталось два понедельника, а еще много чего сделать надобно.

— Что ты хочешь?

— А то ты, стерва, не знаешь? Тело я хочу. Титановое. Чтобы пули от меня, как горох, отскакивали, чтоб никакая хрень не страшна была.

— Нет!

— Чего сказала?

— Того. Перехочешь.

— А вот Сиплый тебе сейчас ножичком глаз вынет, пока ты на пере у меня.

Гробарь не угрожал, не запугивал, не предупреждал даже, он просто перечислял последовательность действий, что Сиплому заменяло приказы. Тот вынул нож, повертел его, играясь, он-то, как раз, запугивал. Ему не больно-то хотелось вырезать старухе глаз. Он, пожалуй, даже боялся это сделать, но Гробаря он боялся куда сильнее. Тот, в случае чего, и ему глаз вырежет.

Додумать, что еще ему может отрезать Гробарь, Сиплый не успел. Что-то сжало его голову, словно тисками, и резко оторвало от земли. Это произошло быстро. Молниеносно. Быстрее только взмыл вверх ухваченный вторым Ваниным опорником Гробарь.

Они висели в воздухе, дрыгая ногами. Так заводные игрушки, оторванные от поверхности, бессмысленно и бесполезно рубят воздух. Им казалось, что еще секунда и череп лопнет, как скорлупа. Люди редко что-то чувствуют одинаково. Но это был тот самый случай.

— Ваня, не надо! — заклинала бабушка.

У нее не было сил подняться, и она ползла на коленях к внуку, крепко стоявшему на четырех опорниках. В двух передних он держал за головы вопящих от дикой муки людей.

— Ваня, нет! Вспоминай. Про человека. Ты не машина!

Ваня никогда и не думал, что он машина. Даже когда вместо рук и ног появились опорники, а вместо тела башня, пока еще с пустыми оружейными крепежами. Ваня пользовался опорниками как руками и ногами: ловил мяч, помешивал гречку, укладывал Катюху спать… Он мог бы даже обнять ими отца, если б тот не шарахался от него, как от гигантского титанового членистоногого. Ваня попрежнему терпеть не мог темноту, тишину и приказы. Любил смотреть в небо, звездное или облачное, играть в «Мнимый покой». Любил отца, Катю и бабушку.

Два отморозка рухнули на землю. Живыми.

***

Похороны были в лесу. Подальше от дома. Никто не плакал.

Солдатиков у костра прибавилось. Семеро стояли сбившись в кучу. Пленные. Трое держались уверенно.

— Вот тебе, Ваня, настоящие солдатики, заместо твоих виртуальных, — Катюша сгребла сгрудившиеся фигурки и высыпала в протянутый опорник брата.

— Ну, что, братцы, управитесь, перевоспитаете их в хороших бойцов? — обратилась Катюшка к троице, оставшейся у костра.

— Не извольте беспокоиться, барышня, справимся! — отозвался сотник. — Служба не таких меняла.

Катюшка довольно кивнула и побежала в дом.

— Где ты носишься после болезни с голым горлом? Повяжи платок сейчас же! — ворчала бабушка. — Ванюш, отдыхать пора. Завтра путь не близкий до города-то. Этих двух паразитов к патрульным отвести надо. На черта они нам тут?

— Не извольте беспокоиться, Катерина Иванна, — отозвался внук.

— Справимся! — от костра гаркнули хором.

Катюшка не могла угомониться. Хоть печка грела бочок, крутилась в объятиях одеяла.

— Бабушка!

— Ну, что тебе, егоза? Спи давай!

— Одно сказать…

— Ну, скажи, не отстанешь ведь.

— Научи меня дождь колдовать.

— Это еще зачем?

— Радуга будет, и я тоже желание загадаю.

— Чего тебе желать-то? Здорова уже.

— Хочу, чтобы у всех-всех хворь прошла. Везде-везде.

— Ну, дорогая, — усмехнулась бабушка, — это нужно слишком много радуг.

— Не извольте беспокоиться, Катерина Иванна, — хитро прищурилась малая.

— Справится! — донеслось от костра.

25.11.2020

Другие работы автора:
+23
758
22:37
+3
Виктория уже знает, что я думаю об этом рассказе. Прекрасное сочетание классической сказочной атмосферы и жёсткого киберпанка. Хотелось бы почитать отзывы других людей.
22:39
+4
От всей души прошу уважаемых слонов, слонопотамов, мамонтов и разного рода богов индийского пантеона проследовать сюда и прокомментировать этот рассказ!
23:42
+3
Тео, ну ты чего? Зачем? Это наши с тобой дела же)) Спасибо! Я помню)
22:48
+5
Пахнуло «зоной», Стругацкими, и прочими фанфиками. Но произведение все же свое, весьма специфично но традиционно дОбро. Это первые впечатления. Необходимо обязательно вернуться, перечитать. Плюс несомненный.
23:44
+2
Спасибо! Рада Вашему вниманию. Не знаю на счет Стругацких. это Вы мне льстите. Фанфики… на что же? А рассказ по картинке. Ну, конкурс такой был.
22:50
+2
PS: Рассказ по картинке, это новое направление? Весьма занятно.
00:04
+4
Виктория, Вы так искусно переплели сказку с техно! Очень понравилось. Захотелось продолжения истории. Ваша фантазия приносит огромное удовольствие читателю. Благодарю!
00:39
+3
Ева, спасибо огромное, рада, что читаете и помогаете!
00:08
+3
А ведь хорошо написано, даже очень хорошо! Никогда не читал киберпанка, обходил стороной, а вот на этот рассказ решился, доверился Тео, и не пожалел. Работа зацепила прежде всего своей человечностью. Концовка немного загромождена колдовством и похожа на сказку, но главное автору удалось показать отношения людей в постапокалиптическом мире, и они пронизаны человечным, Ваня и его отношение к сестре — просто изумительно хорошо, трогательно. Автору браво!!!
00:40
+1
Благодарю!
00:15 (отредактировано)
+1
Написано своеобразно и интересно!
Несколько смутил момент попадания Вани к мародёрам.
Всё остальное отлично.
00:40
+2
Спасибо! А можете найти время, чтобы сказать, что не получилось?
00:57
+3
Не то, чтобы не получилось, ведь от попаданий ГШ Ваня не почувствовал ни боли, ни какого-то дискомфорта для дальнейшего движения. Он просто посчитал себя убитым и упал. Я же видел обратную картину ( Беслан) когда дети младших классов 7-8 лет, действительно тяжело раненные добегали до своих и там уже теряли сознание. А он всё таки знает свою силу( даже папа не хочет с ним обниматься). В принципе возраст ребёнка не указан, поэтому я бы не сказал, что не получилось. Просто меня смутил этот момент. Ни больше ни меньше.
01:01
Ох, ну… Вы сравнили, конечно. Ой, нет, это… Господи, у меня слов нет. Простите, я не могу про Беслан говорить-писать. Простите, меня.
01:06
+1
Извините(((
01:13
+1
И вы меня
11:39
+1
Ване 10 лет.
11:44
+1
13:53
+1
«Десятый год уже» — почему-то показалось, что я сам ему возраст выдумал)) в сознании застряло, что лет десять. Поэтому написал:«возраст ребёнка не указан.
01:19
Ну да, давайте сравнивать с бесланскими детьми вымышленного киборга, у которого из органики одни мозги, ведь так хочется рассказать всему свету, что вы видели. На Ютубе.

Здесь все вполне логично: именно киборг и зафиксировал попадание из оружия определенного типа, а так как он себя считает почти прежним Ваней, он и сделал вывод, что убит. Видите же, что в ТЗ он выписывается как живой.
01:08
+1
Добавлю еще немного о своих впечатлениях, мне кажется что идея переселения душ подана наброском, невнятно и больше похожа на обычную сказку, а это умаляет общее впечатление. Как мне кажется в этом случае у автора два пути: или отработать эту идею подробно и на ней акцентировать всю работу ( может душа мамы приходила к Ване во сне ранее или что-то подобное) и тогда это работает в струе киберпанка или отказаться от переселения душ и сыграть на способностях Вани и это тоже будет чистый киберпанк. Однако ни первое ни второе не повлияет на общее впечатление от рассказа, повторюсь, в нем главное не эти страсти с переселением душ, а отношения Вани к сестре, к отцу, к маме, бабушке, ведь он не совсем человек и это важнее всего. Мне кажется с концовкой надо поработать. Но это мое субьективное и я могу ошибаться.
01:12
+1
Спасибо большое! Я подумаю, когда отлежится
02:01
+3
:)) Забавный сказочный киберпанк получился.
11:03 (отредактировано)
+2
))) забавный… ну, пусть так) Спасибо, что нашел время прочитать.
14:15
+2
Ну… Добрый. :)
Видишь как, сказка всегда даёт урок. Тут как бы «киберпанк» — ГГ киборг и вирусы повсюду! Но при этом — ты вводишь мораль (потому, что — сказка (!) и так должно и быть!) и всё встаёт на свои места и выглядит органично. Вот этот эффект гармоничного введения морали через сказку в киберпанк я и назвал «забавно». Мне очень понравилось. Идея хорошая. Духовные существа, независимо от оболочки,… неуничтожимы, а лишь продолжают существовать в новых состояниях. Мне близка эта идея. :))
16:07
Спасибо! Я просто сама не могу пока определиться в этом рассказе. Он же от иллюстрации полностью зависит. А там коллаж такой… Поэтому и навертелось так. Вообще я тут не столько сказку, которая, конечно есть, сколько стих-панк у себя вижу, ну, как я это себе представляю. А вообще, я сама рада, что история вывернулась в хэппи-энд. Сначала, пока писала, думала, Катя умрет и станет куклой.
16:53
И не определяйся. :)
Так оставляй. :))
В твоём произведении гораздо больше смысла, чем в этой картинке. :)
16:56
не… В картинке глубина… Из нее черпать и черпать можно.
11:41
+2
Тронули.
Это очень классно, автор.
Текст — замес из постапокалипсиса, мистики, сказок, и все гармонично и на месте.
Захотелось продолжения.
11:44
+2
Спасибо! Рада.
11:44 (отредактировано)
+1
Мне не зашёл «Мнимый покой», длинно, пролистала. А дальше, как под горку на санках, уже не остановиться. Человечно, сказочно, трогательно. Фсё. Ушла рыдать. Потом перечитаю.
11:48
+1
Ну… без этого и идеи не будет. Игра — это легко, взять, голову расплющить, а вот вживую… а остановиться. Ну, это так, авторские заморочки. Спасибо, что нашли время. Не плачьте, выдумки это.
11:48
+3
Думается, надо на Сковородку.
11:52
+1
Если возьмете, буду очень благодарна!
12:47 (отредактировано)
Я так понимаю, что в рассказе повествуется про войну с киборгами(не людьми)? Люди прячутся в бункере, а бункер находится в лесу. Бабушка обладает сильной энергией мысли и духа. Одно не понятно, а откуда у них пайки, гречка? На каком поле, в какой стране вырастили?
Мало уметь переплетать жанры. Надо и в мелочах быть точной.
12:51
+3
Истину глаголете! Указать кто гречку раздавал перед выборами! Сколько она стоила в АТБ. Есть ли она в ДНР? И какой размер груди у продавщице на кассе!
laugh
И какой размер груди у продавщице на кассе!
— Вот надо разделять грудь на прилавке и на кассе. Продавщица и кассир разные люди, разные функции. И если у продавщицы размер должен быть 0-2, чтобы не создавать ажиотажный, завышенный спрос; то у кассирши 3-5, чтобы не скупились с оплатой.
13:06
+2
Очередь неравномерно распределится)
Главное чтобы гречки хватило всем.
12:54
+1
Нет, но спасибо, что вы пытались прочесть. Это очень простой текст, там все предельно ясно. Когда текст пишется, не ставится задача что-то переплетать, тем более жанры. И если бы вы читали рассказ, а не комментарии, то может, вам было бы даже интересно.
Я не люблю подобный жанр, но я внимательно прочла. И очень хорошо понимаю, чем обладает бабушка. Только в отличии от неё я свою энергию по другом трачу, чтобы защитить своих детей и внуков. И ваш рассказ я прочла не для того, чтобы вас уколоть. А чтобы понять, чем дышит ваша энергия мысли.
Вам хочется чтобы ваши творения были всем интересны по какой причине? Потому что вам в них комфортно? Я это понимаю и вижу. Но мне в моих ещё комфортнее по той причине, что я не создаю событий связанных со смертью. В моем случае всё может сбыться.
Ну а вы дерзайте!
13:14
+1
Ну вот видите, у каждого свой путь. Спасибо, что прочли, нашли время мне про все это сообщить.
Вам хочется чтобы ваши творения были всем интересны
вовсе нет. Это недостижим и не нужно. Главное, что это интересно мне и радостно, если кому-то еще.
И ваш рассказ я прочла не для того, чтобы вас уколоть.
Конечно. Здесь вообще ни у кого этой цели нет.
В моем случае всё может сбыться.
не могу с вами согласиться, но вы вполне можете в это верить.
13:16
+1
Я не люблю подобный жанр, но я внимательно прочла.


пардон… у вас дедушка в НКВД не работал? Откуда такие навыки? впрочем… вопрос риторический
Я это знаю всю жизнь. Поэтому очень аккуратно общаюсь с людьми в реальном мире и в интернете.
13:24
глупый ответ… вторая попытка!
13:27
+1
Обсуждайте текст, а не задирайте комментаторов.
Одно не понятно, а откуда у них пайки, гречка? На каком поле, в какой стране вырастили?
— Хорошая шутка.
А откуда у бабушки обладание сильной энергией мысли и духа — понятно/конкретно.
Чтобы быть точным в мелочах в рассказе, надо уметь делать так, чтобы эти мелочи прочитывались из контекста данного эпизода, сценки и всего повествования. Здесь, как на мой взгляд, все достаточно понятно и доступно.
13:22
Мне когда-то зарплату выдали тыквенным соком и кукурузной крупой))) И войны не было))) Вот жаль, что гигиену нельзя с помощью этих продуктов было совершать. А так, круч продумано было. Но я не киборг)))
Гречку нужно вырастить, а потом продать. А с чем бабуля обладает. рождаются и всю жизнь в себе взращивают.
13:26
аха! так бы сразу и сказали Гречка правит миром!
Fagopýrum правит бал!
Там правит бал!
13:28
У них стратегические запасы)
01:23
Откуда гречка, вы б ещё спросили, откуда на Просперо виноград.
Было б желание, а гидропоника найдется.
13:29 (отредактировано)
Опаньки, я что-то пропустил и на сковородку уже берут с обилием комментариев и больше пяти???
Надо и своего подбросить раз такие правила халявные.
Да. Это именная привилегия. Смотреть подробности здесь.
13:51
Спасибо, ознакомился, интересно, мотивирует, поддерживаю.
13:57 (отредактировано)
+2
потрясающе замечательный рассказ, с «мясом», в смысле не пустые щи, с хорошей идеей и выразительными картинками bravothumbsuprose
15:14
+1
Спасибо!
14:22
+3
Не очень понятно, что там на картинке, а текст интересный. Переплетение технического и сказочного миров, причем довольно органичное. Понравились намеки на волшебное, по всему тексту рассыпанные и бабушка Яга-Катерина. Понравился вод в мир рассказа — такой ненапряжный, через игры. Финал только совсем не мой, мне почему-то видится, что изображенный мир гораздо более жесток и не предполагает такого оптимистичного финала. По мне, тут больше в сказку, чем в киберпанк.
Они висели в воздухе, дрыгая ногами. Так заводные игрушки, оторванные от поверхности, бессмысленно и бесполезно рубят воздух. Им казалось, что еще секунда и череп лопнет, как скорлупа. Люди редко что-то чувствуют одинаково. Но это был тот самый случай.

Мне кажется, последнее предложение здесь как-то не очень удачно. Будто потребовалось разжевать уже ранее сказанное. Звучало бы несколько иначе, если бы вы поставили наоборот:
Они висели в воздухе, дрыгая ногами. Так заводные игрушки, оторванные от поверхности, бессмысленно и бесполезно рубят воздух. Люди редко что-то чувствуют одинаково. Но это был тот самый случай: им казалось, что еще секунда и череп лопнет, как скорлупа.
Но это опять же сугубо на мой вкус.
14:42
Спасибо!!! Обязательно подумаю.
14:57 (отредактировано)
+2
Чёрт, это ж не табуретка, а сковородка! Ругать надо. А не за что. Сильно написано, мне так не суметь. Это комплимент, если что.
Ну, найду пару недочётов. Надо же ведь, так?
«А у тебя Барби для маски слишком маленькое лицо» — обращение выделяется запятыми; «пока я ты на пере у меня» — «я» лишняя.
Короче, плюс поставил, да и дело с концом.
15:14
Спасибо! Большое спасибо за вычитку!
16:37
А вот тут сказали за гречку и я задумался, действительно, если человечество живет под землей то логично предположить что выращивать на полях никак не получится. Стратегические запасы со времен до апокалипсиса? Ну это вряд ли, да и срок хранения гречки не более 5 лет. Тут много вопросов и помимо гречки, тот же метал, с чего им киборгов делать и оружие. Да и простые мелочи где брать? Но наверное в киберпанке достоверность не нужна и гречку и метал они как Христос вино, получали из воды.
16:46
+1
Ну, тут я просто отвечу. Человечество везде живет и в бункере, и на поверхности. Это начло катаклизма. Катаклизм явно социальный. Это в тексте есть. И вопрос с гречкой еще не встал остро. Киборгов им делать с того, что могут. Такой мир.
А зачем уже сейчас делать это, например
16:55
+2
Тем более, что гречкой они вполне могли называть что-то иное. Нечто искусственное. Тут какая жизнь, такая и гречка…
16:57
+1
вот да...)))
16:58
+1
и да… Вопрос с переселением душ в предметы не встает у читателя своей неправдоподобностью, то ли дело гречка))) Одним словом, запасать и запасать
17:19
Что касается переселения душ в предметы то это элемент сказочный и по моему мнению портит рассказ, он выходит за рамки киберпанка. Явно лишнее. Но с душой можно было обыграть и без переселения в огородное чучело и при этом остаться в жанре киберпанка, я уже вам писал об этом. Сейчас вы на сковородке и я подробнее.
17:28
Мне так не кажется. Это противопоставление: Мифологичность (мистика) — научка, стичпанк — киберпанк. Можно хоть как обыгрывать, но я сделала так. Такой вот сюжет. Для меня это не в минус.
17:16
А это уже и ответ, но на эту искусственность слегка намекнуть и вопросов нет. Но относительно метала я бы повредничал, металлург как бы, тут полем не обойдешься: самый трудный этап руда-металл, с этой задачей могут справиться только металлургические комбинаты а это десятки тысяч квалифицированных работников и энергоемкость и прочее. А после нужны прокатные станы для получения листа и профиля и это тоже гиганты. И как это поддерживать при подземной жизни? Даже теоретически невозможно. Кустарно можно получить металл но по качеству он на тупые мечи и орала, не более, никаких современных изделий не потянет.
17:32 (отредактировано)
Вредничайте, пожалуйста. Комбинаты могли остаться наверху на полном автомате. Понимаете, не всегда подробности мира нужны рассказу. Он не о том, как все так сделалось. У него другая идея. Можно все и на повесть расписать, вопрос зачем. Это такая вот альтернативная реальность нашей собственной самоизоляции. Фантазия на тему. Это не реализм, где достоверности — основное. И если фантдопу мешает только гречка, то нет, пожалуй, это все я оставлю без изменений, а об остальном подумаю.
17:48
На самом деле, ни гречка ни происхождение маталлов меня не смутили, а вот элемент сказки, да, смутил, никогда такого не встречал. Думал что жанры не смешиваются и если смешать реализм со сказкой к примеру то что в итоге? Какой жанр получится? Наверное сказка, так и у вас, рассказ автоматически переходит в жанр сказки. Но может и есть смешение жанров, надо почитать проду. Ну а по большому счету вы и сами решите что менять а что нет, наши замечания они только для размышления, я тоже свои работы не люблю менять кардинально по советам критиков. Главное в вашем рассказе все равно останется. Удачи.
17:55
Думал что жанры не смешиваются и если смешать реализм со сказкой к примеру то что в итоге?
в итоге — магреализм.
18:30
это не магреализм получится, уж это я точно знаю, марреализм к сказкам никаким боком. а вот киберпанк скрестить со сказкой то что будет? К какому жанру?
18:50 (отредактировано)
У вас какое-то свое видение жанров. 21 век. О какой жанровой чистоте можно вести речь. Уже даже не постмодерн.
01:27
Вы думаете, под землёй сложно построить завод? Чо за нелепые придирки к фантдопу.
03:08 (отредактировано)
+1
*шепотом с галерки*
Подсказываю, технофентэзи! Технофентэзи-и-и! Эльфы и железные драконы, колдуны и инопланетяне — все это легко и красиво сочетается.
03:47
+2
Замечу, в рассказе ни слова не сказано про металл, из которого сделан мех-внучок, но при этом присутствуют сказочные элементы. Переселение душ.

К переселению душ претензий нет. Все реалистично, полагаю, с переселением душ…

А вот с металлом — нереалистично же! НЕРЕАЛИСТИЧНО. Не как на родном заводе, в Чугунске…

Гномы, мать его, сковали! Хозяйка медной горы дала металл.

И молот-самокуй.

Ох, вот как…

Ну так-то уже реалистично. Уф…

Спасибо.
03:56
+1
Сказочный киберпанк. Стык жанров, это давно уже есть.

Я уже писал тебе про это, в одном обсуждении, но ты, похоже, проигнорировал. Я говорил про то, что есть научное фэнтези. В этом жанре, который далеко не вчера появился, используются элементы фэнтези, которые объясняются с научной точки зрения (псевдонаучной, конечно же). И волшебству дают рациональное объяснение.

Я играл в игру Torment: Tides of Numenera.

Господи, она была идеальная!

Во-первых, моя любимая изометрия, ресурсы не жрёт, бои пошаговые, всё для тормозов вроде меня, реакция не нужна. Можно посидеть, подумать во время боёвки…

История — лучше, чем книга! Как книга, но интерактивная, с разными вариантами сюжета.

И, что самое кайфовое, мир волшебный как бы, фэнтези, но по факту, очень далёкое будущее, в котором технологии прошлого считаются чем-то божественным, а по миру рассыпаны нуменоры. По факту, магические артефакты. Но на самом деле нечто вроде хабара из «Пикника на обочине» Стругацких. Всякие штучки, которым пытаются найти применение, не понимая, как они работают — слишком сложная технология…

Господи, как я обожаю эту игру!

И это именно научное, мать его, фэнтези.

Как сказочный киберпанк. Но лучше.
20:09
+1
В Китае, вместе с гречкой. Поставка в обмен на Курилы)))
12:28
18:14 (отредактировано)
+2
Может, кто уже указал на эти блошки, не знаю, комментариев много
с одним не открывающими глазом

Катерина пошатываясь, отступила на несколько шагов

Я бы после Катерина поставила запятую. Но я любительница запятых :)))
Виктория, если бы автором были не вы, не стала бы читать, наткнувшись на «кибер-панк». Не люблю этот жанр. Кровь, отрубленные головы. Жестокость ради жестокости.Но вам, как обычно, удалось и в этот жанр вплести доброту. Получилась сказка в духе братьев Гриммм. Тут и облака, как сахарная вата (почему-то точень тронул этот момент, ведь рассуждает мальчик=киборг, но душа… Куда от нее деться?), и песни, и коса в пустых рукавах… Но в конце аж две радуги, и все счастливы, насколько можно быть счастливым при таком катаклизме…
18:22
-3
а… так у вас приоритеты… читаете и голосите за «своих»
Виктория, если бы автором были не вы, не стала бы читать,
18:38
+2
У меня приоритеты, да. Люблю читать качественные работы. Могу перечислить вам тех, кого стараюсь не пропускать. Но когда надо голосить, как вы выразились, я авторства не знаю.
18:48 (отредактировано)
Мне Шерифу написать, чтобы он вас поганой метлой от комментаторов отогнал? Вам есть, что по тексту сказать? Нет? Тогда вы знаете, что дальше от меня можно услышать.
18:51
+1
Спасибо огромное! Я все уточню. За вычитку прямо большое спасибо!
Спасибо, что всегда уделяете мне время, читаете и поддерживаете.
19:04
+3
не стала бы читать, наткнувшись на «кибер-панк». Не люблю этот жанр. Кровь, отрубленные головы. Жестокость ради жестокости.

Бабуля, но киберпанк и жестокость вовсе не пара, не синонимы. В этом жанре обязательно засилье технологий, скорее нерадостная атмосфера и проблемное общество, но насилие здесь только для экшена, как и в любом другом жанре.
Прям самому стало интересно, есть ли добрый или романтичный киберпанк? )))
19:13
+3
да, это все примета именно Панка. Он как рок, кто написал, того и рок))) ну и соответственно, панк))
19:42
+1
Если наткнётесь на добрый и романтичный — дайте знать smile
04:13 (отредактировано)
Аааа, мать твою мазафаку! Как же задолбостали все эти ньюфаги, ведущие священную войну с олдфагами на Бумслоне! Господи, да начните уже просто так писать комменты и публиковать свои гениальные рассказы!!!
20:08
Боюсь, не дождемся.
20:08
А вы мне потом скинете)))
18:20
+1
Вот еще
Ваня попрежнему терпеть не мог

Не уверена, что «попрежнему» слитно пишется.
18:51
+1
Проверю! Спасибо!
19:42 (отредактировано)
Отличный рассказ! Предыдущих комментаторов уже не переплюнуть. Да и не буду. В общем, все понравилось. Спасибо.
И вообще, на сколько помню произведение про смертные машины, это скорее стимпанк или паропанк или дизельпанк, но не киберпанк. Киберпанк больше про виртуальные пространства, хакеров. Мне думается и у вас тоже ближе к стимпанку и постапокалипсису. Нечто среднее, а вот с переселением душ попали прямо точку, именно этим в тексте этих романов и занимаются) там это одна из основных тем.
00:37
Спасибо! Нет, не могу с вами согласиться, все-таки у стимпанка и паропанка, и у дизеля вселенная другая. Да, тут поступок в большей степени. Но присутствие киборга меня немножко оправдывает, опять же компьютерная игра и покорность Вани. Осмысления себя… Ну да, не классика жанра далеко))) Но на конкурсной площадке претензий к жанру не было.)) Спасибо, что нашли время на отзыв.
01:31
ОМФГ. «Стимпанк» про «смертные машины»? Да ещё дизельпанк сюда же?? Окей, как бы вам этот Ваня зашёл в сеттинг «Безумного Макса»? Все ещё дизельпанк?
В котором месте киберпанк про виртуальные пространства? Где во фразе «хай тек, Лоу лайф» есть что-то про вирт?
04:03
Нет, киберпанк это не «про хакеров». У киберпанка есть и другие, легко узнаваемые черты, помимо хакеров в виртуальном пространстве. Одних элементов может не быть, другие могут присутствовать. Пример классического киберпанка — «Бегущий по лезвию». Хакеров там нет…
15:06
+1
Забавная калька на Евангелион (отец — высокопоставленный руководитель, сын вынужден сражаться, а душа матери, вселившись в предмет, работает защитником), технических деталей маловато (откуда жители бункера берут энергию, патроны, провизию и детали для производства киборгов, да и источник энергии Вани представляет загадку), и военные какие-то рыхлые, в шаге от бункера которых шляются мародёры, но в остальном прекрасное произведение.
15:09 (отредактировано)
Спасибо! Знать бы, что это… Евангелион.
Так-то много, кто где шляется))) Что теперь, всех к стенке ставить?
Да, я смотрю вопрос ресурсов нынче ребром. Чеки нужно прикладывать))))
А в остальном. прекрасный отзыв.
Спасибо большое, я просто шучу)))
А источник ну, вероятно, холодный синтез… Так пойдет?)))
18:22
+1
Ну, писать в киберпанк, без знакомства с его иконами типа Евангелиона, Акиры и Призрака… Хотя в этом есть плюс — можно избежать штампов (хотя очевидные идеи приходят в голову сразу к многим людям). Но я не про это. Киберпанк, это когда технологии определяют окружение. Вот например жители бункера обладают технологиями или запасами реакторов холодного синтеза которые можно встроить в тело киборга не многим превосходящего габариты обычного человека. Допустим, это уровень вселенной призрака в доспехах, там были подобные существа и технологии. Вот только один такой киборг мог голыми руками оторвать танку башню (при том что танк там соответствующий). Да подобная боевая единица, выпущенная на полчасика прогуляться зачистила бы все окрестности в радиусе нескольких километров — не тратя боеприпасов и не особо напрягаясь. Так что — вот этот момент немножко не достоверный.
19:20
А вот и нетушки-конфетушки. Все тут достоверно, и зачистил бы, если б была команда. Идея рассказа сохранить психологию ребенка. И как бы «Стрелять команды не было». По жанру тоже у аудитории претензий не было. Ну у нее в принципе претензий не было))) Зашел рассказик, вот и положила на Сковородку, чтобы потрепали. Спасибо за диалог, если когда-нить меня накроет в классический кибер-панк, изучу вопрос, пока не особо манит жанр. Так, случайный заход.
22:53
Ну, писать в киберпанк, без знакомства с его иконами типа Евангелиона, Акиры и Призрака…
Рассуждать о киберпанке, ограничивая его исключительно японскими сценариями — вот где абсурд. Как там с Гибсоном и Бетке? Американская книжная традиция киберпанка будет чуток содержательней.

Да подобная боевая единица, выпущенная на полчасика прогуляться зачистила бы все окрестности в радиусе нескольких километров — не тратя боеприпасов и не особо напрягаясь.
Люблю вот такие рассуждения. Только слово «боевая единица» следует заменить на «мэрисьюх», иначе фраза не работает. А киберпанк, он не про мэрисьюхов, вредно смотреть столько аниме.
23:01 (отредактировано)
+1
а вот есть здесь золотое зерно кукурузы. Еще в «Бегущем по лезвию» на полдома гейша подмигивает, намекая об угрозе техно-Японии всему, что движется. Так что… Отчасти…
07:51
Американский кибер панк, это скорее Аниматрица и Эон Флакс, и туда наверное сложно будет вписать добрую бабушку и всё с ней связанное, та школа фантастики более бесчеловечна…
А насчёт Мэри Сью, вообще боевых киборгов (Ваня ведь не единственный) создают как раз для уничтожения живой силы противника, так что странно предполагать что инструменту предназначенному для выполнения определённой работы потребуется «авторская помощь» как раз в выполнении этой самой работы.
08:45
+1
>Американский кибер панк, это скорее Аниматрица и Эон Флакс

То есть, американский киберпанк это не Гибсон, а две киношки из нулевых? Вы уверены, что нам есть, о чем говорить?
12:09
+1
А он, думаешь, знает эту фамилию?
12:22
+1
Я всегда хорошо думаю о незнакомых людях. Пока они меня не убеждают в том, что я ошибаюсь.
13:18
Для меня уже не совсем незнакомый, после того, что я прочитал выше. Парень забавный и неплохой, судя по всему, но имеет признаки вовлечённости в субкультуру, основанную на аниме. Например, считает, что нельзя считать себя хорошо знающим киберпанк, если не ознакомился с некими аниме-иконами.
20:07
+1
В общем, хотелось показать не состояние войны и зачисток, а лишь подготовку к ним. Да, киборг может зачистить от мародеров. А нужно? Это ведь тоже население страны. Ваня — не боевой киборг, он ребенок, спасенный отцом вот таким нелепым образом. Потом папе лавочку прикрыли. Именно поэтому он и ведет себя как ребенок, а не танк. Об этом и рассказ. О человечке. Ну, может, не получилось. Не настаиваю.
17:25
+2
Ну какая калька-то?
(отец — высокопоставленный руководитель, сын вынужден сражаться, а душа матери, вселившись в предмет, работает защитником)
Слово в слово биография Сефирота из ФФ7. Прям до сих пор эти душераздирающие крики в ушах стоят — «Мама! Мама!..»
17:42
А это че за дичь?
17:52
+2
Не дичь, а Final Fantasy VII. Сценарий шикарнейший, но японцы могут, когда хотят.
19:15
ага-ага))) я почитала в Вики краткое содержание)))) Видать, не больно хотели)) Ладно, не буду по больному топтаться)))
04:08
Как прочитал «Сефирот» — в ушах сразу зазвучала песня One Winged Angel, с хором такая. Сефирот, Сефирот! Прилипичивая такая хрень…
04:44
+1
У меня эта прилипчивая хрень на будильнике стояла, я как-то спросонья на полном серьёзе сказал ему «Сефирот, уходи».
13:19
20:57
+2
Прекрасный рассказ, пока читала, будто фильм цветной посмотрела. Герои «живые», вызывают сопереживание. Мне рассказ чем-то напомнил философию произведений Бредбери: «в тёмные времена хорошо видно светлых людей»… Единственное что, не совсем поняла, что стало с девочкой, она поправилась или переселилась в куклу?
21:04
+2
Катя выздоровела) Большое спасибо, что нашли время для меня.
01:47
+4
Пока добрался до низа, чтобы написать свой комментарий, начитался, конечно, всякого. Не буду об этом, и так шерсть дыбом во всех местах.

Буду краток, ибо с телефона.

Да, эклектика. Сочетание несочетаемого, но есть такой жанр, технофентэзи.
Повествование больше упирает на экшен, этакий боевичок без особого напряга и без особого сопереживания персонажам. Действий и глаголов столько, что нет времени прочувствовать персонажей, хотя тут занос во вкусовшину, я люблю более медленное развитие событий. Это не столько косяк автора, сколько моя позиция.
Самый большой провал — «Мнимый покой». Ни процесс игры, ни само введение в игровой процесс не вызывают доверия. Я поначалу вообще решил, что киборг управляет какими-то внешними защитными дронами. Это запутывает.
Начало плохое. Выписать с помощью тз все на свете не получилось, не хватает визуала. Фантастика строится на визуале, во всяком случае, боевичковая, а вы забили — напрасно. Визуал Вани появился вообще в конце, это ненормально. Читал недавно «о, капитана», вот там случай, когда визуал не нужен. Но сравните событийную нить там и здесь — там ничего не происходит, кроме диалога, здесь же очень много всего.

Кульминация очень плохая. Перумовское боевое фентези очень неудачный выбор для такого рассказа. Проредить бы эти переведенные души до одной материнской, да убрать чудесатости до одного понимания, что мать действительно в доме — и вышло бы душевно и тепло, а боевой конфликт решить имеющимися средствами, не добавляя магию.

В целом хорошо, интересно. Но избыточно. Людей не хватило.
01:52
+2
Спасибо! Буду думать.
19:34 (отредактировано)
+2
Рассказик таки не плох, все по полочкам. А чего они под землей-то сидели, сверху мародеры: их штоле боялися? Под землею так-то сыро.
И ещё вопросик махонький, зачем противогазы если в лесу их не надо, а что под лесом типа газы и в лес им ходу нет?
Вот такие две странности я заметил, может оно и так надо и так задумано?
Тут говорят под землей заводы металовые можно, м-да… Это же за счет каких ресурсов? Ежели все в прах и только под землею жисть тлеет. Тут даже электричества не добыть. А может тут и не было апокалипсиса? И человечество в подземелье мародеры умные прогнали?
Вот такие непонятки. А так то рассказ понятен, чего уж. И внук и сестра и отец и бабка, семья однако.
19:57
+5
Большое спасибо за внимание к рассказу.
Честно говоря, не ожидала столько внимания к ресурсам в рассказе, не в романе. Постараюсь объяснить, как я вижу мир.
Мир с пандемией. В бункер перешли недавно. Это указано в самом начале. Ваня об этом говорит. Отсюда — это начало катаклизма.
Про строительство киборгов… Отец лишь переносит био-материал в киборга. Что за представление о натуральном хозяйстве с заводами и пароходами? Это из разряда — откуда гречка. Вот давайте пофантазируем. Пойдут сейчас беспорядки, не дай бог. Вот на сколько нам гречки хватит? Думаю, пару лет-то протянем.
Да со склада. Вот и киборг — железо. Ну какие комбинаты, какие заводы? Их, может, в Китае уже понаделали и штабелями уложили. А почему я не упомянула, да потому что неважно это в пространстве рассказа. Мы что сейчас все производим сами, чем пользуемся? Все машины? Все самолеты, автобусы? Телефоны? Мы даже одежду сами не шьем. Кроме Ивановского трикотажа.
Почему под землей. Ну а почему нет? Потому что так проще сохранять остатки цивилизации. Вот сейчас говорят, дома сидеть, ведь сидите же. А что в этом смысл есть? Нет, но сидите. А им сказали в бункер. Вот и пошли в бункер. И не сыро там, это не погреб у Бабы Нюры. Там вентиляция. Даже в старых бомбоубежищах не сыро. Норм.
Какой противогаз? Там обычная маска. Вас без такой в магазине и сейчас обслуживать не будут. Ну у отца чуть поудобнее. А зачем сейчас маска?
Но я очень благодарна за ваш комментарий, вы мне показываете определенное читательское восприятие. Я б сама даже представить не могла такие вопросы. Спасибо вам большое, что прочитали такой длинный непонятный текст, что нашли время на отзыв.
12:34
+5
— Откуда дровишки?
— Сарай разобрали. Отца, видишь, лупят, а я убежал.

*Виктория в образе сурового мужичка с ноготок, терпеливо отвечает на один и тот же вопрос, где брала живопись для зала с гречкой, то есть греческого зала*
Дед Мазай
16:50
+1
Дык, сковородка, все спрашивают и я спросил. Ежели не в тему то прощения просим. Новенькие мы.
21:35
Всё окей. Просто так получилось, что одно и то же упорно спрашивают, то есть откуда Виктория брала металл для своего персонажа, из металла состоящего.
21:27
+2
Ух ты… слов нет, одни эмоции… Понравилось, однозначно, хоть и большой текст, но это достоинство в данном случае.
Понравилось. Мне, собственно, даже придраться особо не к чему, разве что в финале не вполне ясно, жива ли девочка. Но автор в комментарии указывает: жива. В остальном — хорошо легло, было интересно. Понимание контекста приходит постепенно, но так все вполне сурово.
Композиция хорошо сделана, спады-подъемы. Сюжет построен гладко, даже вернулся пару раз, посмотреть как хитро подхватывается сюжетная линия (металлическое тело мальчика как двигатель сюжета это хорошо). Разбойники не очень понравились, похожи на дурачков-разбойников из «Морозко», но это так, персональное.
Не вполне кибер-панк это, разве что, не про технологии речь все-таки, а про волшебство. Но это мелочи несущественные, не к тексту.
Загрузка...
Илона Левина