Полёт

  • Самородок
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Йоко Онто
Полёт
Аннотация:
Девушка решается отправиться в космический полет используя мужскую энергию
Текст:

Земля удалялась, я вышла в стратосферу, где были странные серебристые облака никогда не видимые с поверхности. Горизонт сильно выгнулся и зажёгся нежным голубым светом, я подумала, что это сияние жизни - единственной в солнечной системе. Моё знание было прямым и мгновенным, без всяких оснований.

Сила тяготения на меня не действовала, я не обладала телом. Но по мере удаления от Земли ускорялась, освобождаясь от обычных человеческих связей: с местом рождения, с людьми, вырастившими и окружавшими меня, с утренним настильным ветром над травой в поле, с лёгкими январскими снегопадами. Вдруг что-то ослабило полет, кончилось незримое топливо, а я уже готова была покинуть Землю, но началось неуправляемое возвращение.

После неудачного полета память прошлого рассыпалась на маленькие и несвязанные фрагменты, странные, как чужие фотографии, найденные случайно на съёмной квартире. Но то, что мне было необходимо для успешного полета, я знала тем самым прямым пониманием, обретённым в стратосфере.

На Крещатике готовились зацвести каштаны, весна раздавала надежды. Я стала беспощадной к мужчинам, женщинам, детей не замечала вовсе. В этом была особенная прелесть, непонятная непосвященному. Жизнь обрела туннельное направление.

Красота была тем, чем я собирала силы на новый полёт. Рано осознав её могущество, а шепнули о ней еще до рождения, пользовалась случайно, как рыба, в глубоководной тьме привлекая огоньком рыскающих самцов. Но теперь я знала, как ей распорядиться.

Я влюбляла в себя. Как это смешно звучит – влюбить, созвучно с вбить, взбить.

Поисковик навязал мне статью, а он уже давно угадывал мои желания, про технику влияния на людей через их образ, там рассказывалось о нелепой практике, лепке из глины куколки изображающей человека, волю которого нужно изменить. Там глухо упоминалось о каких-то дополнительных таинствах, но меня это не заинтересовало. Я сама нащупывала магию: делала из хлеба символическую фигуру, глядя на фотографию мужчины в телефоне. Схожесть была не нужна, нужна была связь между изображением и прототипом. Мужское семя и было магическим связующим, а получить его было не так сложно. Обмазав фигурку спермой, я получала доступ к душевным силам влюбленного – выживанию, любви, ненависти; это и было топливом звездного полета.

Солнечный свет проскальзывал сразу к столу; трогал чашку синей глазури, листы бумаги с кофейными пятнами; зажигался на баночках с кремом, оживляющим отмирающие ткани. Полку, хотя и она была у самого окна, он никогда не трогал, но именно там, в тени тяжелой шторы и толпились похожие на медвежат фигурки — лепить я совсем не умела. Я вспомнила терракотовую армию императора Цинь, похоже, он собирался долететь до границ галактики, судя по количеству его солдат.

Мой последний герой, тридцать первый, был толст, упруг, небольшого роста и майки носил в обтяжку, чтобы бока, висящие как переметные сумы на ишаке, были заметны. Спину выгибал назад и, толкая вперед живот, дирижаблем раздвигал пространство.

Марик, так его звали, смешно расставлял руки по сторонам, прямые как крылья пингвина. Когда приходилось разглядеть что-то сзади, он чуть поворачивал голову на короткой шее и как сивуч скашивал вбок крупные карие, с желтоватым белком глаза.

Все его помыслы вращались вокруг небольшого богатства: машины, похожей на черную дорогую мыльницу, дачи с башенками, баней с бассейном и бизнесу по ремонту прорванных натяжных потолков. Жена и дети вызывали смешанные чувства, там его власть была неполной. Довольство собой казалось зыбким, он нервничал при малейшей угрозе неприятностей и убытков.

Я слепила его фигурку из жеваного хлеба, купленного в «АТБ»; самый дешёвый батон, в пакете с желтым зажимом, о который я сломала ноготь. Впервые я достигла внешнего сходства – пузатый карапуз, с расставленными ручками и ножками.

Мякиш жевала долго, пока не стал сочиться молочной слюной, так я наполняла его своей энергией.

С Мариком я познакомилась на заправке еще зимой. Серый лед протерт до темного асфальта у самых колонок с бензином. Он выкатился из машины, подпрыгнул, подтянул спортивные брюки, огляделся беспокойно. Скользя, побежал платить. Сунул шланг в бак, встал в ожидании наполнения, откинувшись и глядя куда-то вверх, будто мочась внутрь машины.

Меня восхитило это простое животное начало, показалось, что любое действие он готов превратить в физиологию - поглощение или извержение из себя. Такие мужчины настоящее «ракетное топливо».

Я подошла к нему и попросила помочь справиться с заправкой машины, но настоящей задачей было поймать его взгляд. Увидеть свое отражение на его зрачке и закрепиться там навсегда. Как это сделать, я знала давно.

Однажды я попала к гадалке на Баговуттскую улицу. Дом начала двадцатого века ,напротив монастыря, с мягким обводом окон, стиснут домами моложе, как старый живой зуб, среди искусственных.

Гадалка, худая прокуренная женщина с глазами уставшей собаки, долго мяла мою руку, видимо, выжимая пророчества, смотрела то на ладонь, то в открытое окно, откуда ветер нес шелест листвы из зарослей кленов и крики детей.

- Ты знаешь,… - сказала она низким голосом, и вздохнув, вдруг зашлась утробным кашлем, дергая плечами и жадно глотая воздух, - … многие рождаются просто выжить, выцарапывают место под солнышком… там все просто. Я покурю? – она закурила и успокоилась, вытерла выступившие слезы. - У тебя другой знак. Чего значит – черт знает? Это известно тебе самой. Обрывается все. То ли новая жизнь… или смерть. Не видела такого, не хочу трогать. Ты не слушай меня, я тебе не советчица.

Она мне не сказала нового, что делать с этим предсказанием непонятно, а к «новой жизни» я готовилась и так. Гадания отбирают силы у настоящего, слишком дорогое удовольствие за несколько общих слов.

Марик сильно привязался, искал моего внимания с собачьей настойчивостью, швырялся деньгами, купил странный крапчатый пиджак, отороченный белым кантом, и теперь походил на смешного толстого конферансье.

Но я хотела польстить ему иначе:

- Ты похож на свою тачку. Тебе кто-нибудь говорил это? Я слышала, что люди выбирают машины либо по душевной схожести или по внешней.

- Чо, это как? – Он напрягся, подобрал живот и выпучил лягушачьи глаза. – Чо, я на машину похож?

- Нет. – Я поняла, что задала слишком сложную задачу. – Ты похож на сексуальную машину.

Он успокоился, улыбнулся по-детски просто, удвоив подбородок. Поглядел на меня сияющим взглядом, ожидая продолжения.

От его тела пахло не то что потом, а чем-то чужим, забытым в шкафу тряпьем. Он сопел и нервничал, переживал, что не справится с чем-то необыкновенным, вдруг появившимся на пути. Не мог сосредоточиться на желании, спешил записать обладание в достижение.

- А, ты это, сделай, как это, жена моя… - вдруг выдал он, показывая руками, что я должна сделать. Мне стало смешно от такой детской непосредственности, но нисколько не задело, я знала, чего хочу. Наконец он выдал вперед толчок к началу новой жизни, а назад - газы. Тут я открыто расхохоталась. Марик обиделся и сказал, что у него всегда так, и он думал, что и все так кончают.

- А откуда ты теперь знаешь, что не все? Не расстраивайся – так всегда происходит, это принцип реактивной установки. Поверь моему опыту.

Я аккуратно завернула презерватив с компонентом "ракетного топлива".

Дома вдруг выпала из старой книги фотография, на ней изображена я, в некоем подобии школьной формы с отложным белым воротничком и брошами с красными карбункулами на розовом джемпере, там, где должны быть соски. Рядом со мной женщина, мы склоняем друг к другу головы, видно, что близки, очень похожи. Но я не могу вспомнить кто это. Переворачиваю фотографию, вижу дату и надпись…

Я смотрела на широкий киевский Днепр, спокойный и безучастный он рассекался Венецианским островом и опорами моста, собирался вновь и нёс воду куда-то дальше к югу.

Осенние ветра расправились с листвой и ломаные ветви тополей на фоне угасающего неба казались нарисованными черной тушью. Было очень спокойно. Город казался где-то в стороне со всеми своими страданиями от скопления людей толкотни тел и желаний. Подсвеченная прожекторами «Родина мать», казалась циклопическим роботом – героем, устремленным в темную пустоту космоса.

Новая шуба, купленная Мариком, на мне шевелилась. Живые куницы были воспитаны так, что двигаясь, не оставляли просветов, их приятное шевеление, перемещение сверху вниз и наоборот создавало удивительную игру меха, блеск черных бусинок глаз и промельк тонких белых клыков. Это было последнее достижение технологий, животных не убивали, их мозг настраивали так, чтобы они привязывались к телу покупателя. Особые, тайные, команды заставляли прятаться в специальном саквояже, бежать следом или просто разбежаться навсегда.

Мне хотелось торжественного ухода. Я выбрала Патоновский мост, его пропилеи придавали моему одинокому движению вид древнего языческого шествия. В сумке я несла тридцать одну фигурку, ровно по количеству прожитых лет, чем старше становишься, тем больше энергии нужно, чтобы покинуть землю.

Стемнело совсем. Фонари тянут шеи, пытаясь, увидеть свои отражения в воде. Машины ускоряясь, проскакивают мост, не нарушая моего одиночества. Я шла вдоль отлитых из бронзы колосьев, серпов и звезд на перилах моста – сложной магической символики исчезнувшей страны.

На самой середине остановилась. Ручка ковша Большой Медведицы торчала вверх, я нашла Полярную звезду, она указывает путь рожденным на Земле. Я отпустила куниц, они метнулись темными тенями в разные стороны и исчезли. На мне нет ничего, лишний вес мешает полету. Начинаю поглощать фигурки, глотаю как цапля лягушек, запрокидывая голову. Вспомнились глиняные солдаты Цинь Шихуанди, не знаю, чем он обмазывал их, но глотать их было бы затруднительно - магия была иной. Последняя фигурка - Марик, она даст мне решительное ускорение уже в межзвездном пространстве. Я погладила его брюшко. Наверное, он перевернулся во сне. В полете я растрачу жизненную силу мужчин с которыми была связана. Они не умрут, просто потеряют интерес к существованию, кто-то сопьется, кто-то просто дотянет до положенного срока и тихо умрет, так ничего и не осознав.

Взобравшись на жгущие холодом перила, я уселась спиной к воде. Звезды, казалось, дышали, чуть увеличиваясь и уменьшаясь как диафрагма. Они не казались далекими, я знала, что пространство преодолимо, что мне не умереть на Земле как остальным …

Еще раз проверила ориентир – Полярная звезда чуть справа, в ручке Малой Медведицы.

Я набрала воздуха и откинулась назад…

Другие работы автора:
+18
+12
21:00
547
23:34 (отредактировано)
+2
«Земля удалялась, я вышла в стратосферу, где были странные серебристые облака никогда невидимые (в данном случае не видимые раздельно) с поверхности».
«Но по мере удаления от Земли ускорялась, освобождаясь от обычных человеческих связей; (кмк, тут лучше двоеточие) с местом рождения, с людьми, вырастившими и окружавшими меня, с утренним настильным ветром над травой в поле, с лёгкими январскими снегопадами».
«После неудачного полета память прошлого рассыпалась на маленькие и несвязанные фрагменты, странные (запятая) как чужие фотографии, найденные случайно на съемной квартире».
«Я сама нащупывала магию; (двоеточие) делала из хлеба символическую фигуру, глядя на фотографию мужчины в телефоне. Схожесть была не нужна, нужна была связь, (лишняя запятая) между изображением и прототипом».
" Я вспомнила, (лишняя запятая) терракотовую армию императора Цинь, похоже, он собирался долететь до границ галактики, судя по количеству его солдат".
Неуместное изобилие точек с запятой, которые можно (и нужно) заменить двоеточием или запятыми. С запятыми тоже беда: где-то лишние, где-то не хватает. Деепричастные обороты выделяются с двух сторон, причастные, если стоят после определяемого слова. Ещё при перечислении и в сложных предложениях.
01:58
+2
В реализме вы мне больше нравитесь.
10:16
+2
Если смотрели Джармуша «Мертвец», там в самом начале сцена в ковбойском баре — женщина торгует бумажными цветами, пьяный ковбой толкает ее в грязь со словами «шлюхой ты нам нравилась больше!» jokingly
03:33 (отредактировано)
+2
Ну, снова автор поднимает тему «женщина и мир».

Вырваться из того, чего уже нет и, покинув это всё, что уже так надоело. Этот мир, эту цивилизацию, эту планету.
Но просто так не уйти…

Место действия — будущее (судя по шубе).
Способ ухода — отдаёт древними мистическими обрядами.
Энергия мужчин, добытая… А как ещё её можно добыть?

Про одиночество, непонимание. Протест, несогласие с существующим положением вещей.

Марик — кратко и точно. Аплодирую стоя. Достоверный реализм, переданный изумительно.

О своей реакции на рассказ:
При всей эпатажности, с акцентами на некоторые элементы, и мыслью о безумии ГГ, появившейся в конце… на послевкусии поймал себя на мысли, что… Не должна женщина (женщины) оказываться в таком состоянии. Что-то не так мы делаем. Что-то чертовски неправильно. Захотелось выслушать, расспросить, понять. Вот такой эффект произвело на меня произведение.

Все элементы сбалансированы и на своих местах. Стиль узнаваем :)
Мне понравилось, одним словом.
11:10
+1
Спасибо. Вы высказали впечатление — надо сказать точное — мне добавить нечего.
11:25 (отредактировано)
+1
:)
Надо Вам завести личного корректора, миледи. Вон, народ сбивается из-за оформления текста.
А я смысл всегда ищу, поэтому так (легко) прочитал. :))
05:15
+3
Много привлекательного в рассказе. Нешаблонные описания, художественные, красивые. Живые персонажи. Странная и даже дикая, но от того притягательная идея. Идея, позволяющая увидеть мир перпендикулярно обычному взгляду. Много того, что я люблю у автора — своего. Текст не безликий, узнаваемый, запоминающийся. Вместе с тем — и здесь же — повторы. Красиво, образно, интересно, но в каждом предложении «казалось». То есть чисто технические вопросы написания текста автору даются плохо.
Из недостатков — как обычно — пунктуация. Но мне показалось или на самом деле ошибок стало меньше? Но ещё, к сожалению, некоторые эксперименты с фразами выглядят некрасиво. Как будто попытка написать небанально. Попытка засчитана, но не всегда при этом «небанально» равняется «удачно». Но это всё субъективно.
В целом — достойно. Не идеально, но вполне.
13:02
+1
Спасибо огромное!
10:51
+2
Общее впечатление — не зацепило. Как ни странно, примерно пополам удачных фраз и оборотов, которые так или иначе требуют доработки, на мой взгляд. Описания Марика, Киева, гадалки мне понравились, но вот например
Фонари тянут шеи пытаясь увидеть свои отражения в воде. Машины ускоряясь, проскакивают мост, не нарушая моего одиночества. Я шла вдоль отлитых из бронзы колосьев, серпов и звезд на перилах моста – сложной магической символикой исчезнувшей страны, я подумала о первом космонавте.

Времена глаголов скачут как попало. Почему символикой, а не символикИ? Мысль о космонавте, как пришитый хвост в конце длинного предложения. Перед пытаясь — запятая.
И вот такого много. Получается, недоработан, недовычитан текст.
Я не знаю, может в этом секрет. Если не зацепить интригой сюжета (а здесь нет интриги — я знала всё, даже в стратосферу выходила, у меня всё получалось, оставалось только собрать топливо), то вытягивать слогом, атмосферой, а она в моем восприятии сбивается ошибками и помарками.
Короче, удачи с доработкой! smile
13:02
+1
Спасибо огромное — правлю!
11:07
+1
Обещал и не пришел. Не забыл. Долго думал.
Тут ведь дело в чем, у вас очень интересное и глубокое видение мира, нет, это не сарказм про альтернативно одаренных, это свершившийся факт. У меня восприятие проще, нет той же эмоциональной чуткости, нет такого ракурса понимания вещей и явлений (ну что вы от коня хотите-то!), я понимаю, но так же не могу, потому могу только наслаждаться и завидовать. И снова наслаждаться.
Конечно, может быть, вы вкладывали что-то другое в свой текст и то, как я его понимаю, будет вас забавлять, но не забывайте, что тексты иногда живут отдельно от нас. Скажу как понял и что понравилось.
Невообразимо обыграно мужское и женское, причем я не смогу уточнить, что именно. И «архетип», и «духовное начало», и «сушность» будут словами лишними и неправильными, это что-то, что выражается только через прилагательное. Так же невообразима идея этого полета, значит, отрыв, спасение, быть может, смерть или поиск, и, что именно, неважно.

Теперь будет вкусовщина. Элементы банального портят этот текст. Портят прямо так, что караул. Фигурки из хлеба, обряд, выясненный через интернет, появление гадалки – все это ну прямо мордой об асфальт. То, что должно исходить из стратосферы, почерпнуто в поисковике. Слюнявая фигурка из мякиша рядом с терракотовой армией – вы добивались этого контраста или нет, я не вполне понял, но мне не зашло. Вот предметы-символы – да, было бы интересно. То, что можно украсть у мужчины вместе с частью его. Портмоне. Ключи от машины. Вещи, символизирующие пошлую материальную силу. И, чтобы сохранить идею фиигурок, Марик мог бы быть немного другим, ставящим в тупик своей бесцельностью, потому он и мог бы один стать хлебной куклой. Потому что больше никак.

Концовка шикарная. Шуба из куниц тоже, но это я уже о своем, о мужском, о вещном (: Язык мне нравится, оригинальность и яркий авторский стиль, прямо самый сок. С удовольствием перечитывал. Ошибки точно есть, но я невнимателен, так что только «но теперь я знала, как ей распорядится» – «ею распорядиться».

Вышло слишком восторженно. Обычно я более сдержан. Считайте, это потрясение от контраста с конкурсными рассказами.
10:01
+1
Спасибо за теплые слова! Это важно, а то временами трудно найти силы, чтобы писать. Да, я хорошо понимаю, что текст считывается в связи с собственным опытом и мровоззрением, авторское достоинство только в том, что он не давит идеями, а позволяет изменяться смыслу, но все же оставаться самим собой:))))). Что касается банального и фантастического.Мне присылали прямо противоположные отклики — убрать куниц, фантастика портит, сильная сторона реализм. Я по возможности всегда откликаюсь на критику и меняю фрагменты, если и сама чувствую фальш и натянутость. Но, кажется, что все на месте(Не буду утверждать). То что нужно для стратосферы почерпнуто в поисковике, который к тому же «сам прислал»! Это же вывернутый мир, абсурд, невозможность. Именно это расшатывает атмосферу — непонятно где это происходит в голове героини или в реальности. Слюнявая фигурка и терракотовая армия, да, это умышленно. Там очень много иронии, просто набито все ею — по мнению героини и император должен обмазать всю свою армию «ракетным топливом» (а это более 2000)… Все смешно и очень серьезно. Ну так хотелось бы, чтобы воспринималось. А как уж вышло… не знаю, но спасибо вам.
14:23
+1
И смешно и серьёзно и пугает и удивляет и понимаешь, что безумие, но хочется предотвратить, хотя бы с другими. Так и вышло.
13:23
И, чтобы сохранить идею фиигурок, Марик мог бы быть немного другим, ставящим в тупик своей бесцельностью, потому он и мог бы один стать хлебной куклой. Потому что больше никак.
Я вот это не очень поняла? Другим каким, если он ни на что не годится, кроме как стать хлебной куклой?
21:11
+1
Классно написано! Хорошо если полет, действительно, к звездам. А если с моста головой вниз?
Образы выписаны так здорово, что создается ощущение: Знаю, знаю… Я этих ребят знаю!
12:07
Но это на усмотрение читателя, нет оснований предполагать, что полет происходит вне головы героини
23:16
+1
Вы невероятно талантливый автор! Удачи Вам!
18:15
+1
Мне нравится то, как Вы передали поток сознания героини, это стремление к преображению. От низшего, низменного к высокому. Правда все физиологические подробности меня отталкивают. Не люблю их в литературе. Но видимо это нужно для замысла. Но конец трагический, героиня умерла, но в сознании преобразилась.
Вадим Буйнов №1

Другие публикации