Наваждение

Автор:
Edgar Degas
Наваждение
Текст:

Летний жаркий вечер заполнил город. Зноем парил асфальт и душный, ещё не остывший от дневной жары воздух, все так же обжигал лёгкие. И мы, небольшая компания друзей, сбежали из этой раскалённой топки на склоны Днепра. И взобрались на один из холмов где прохлада и свежесть воздуха располагала к уютным посиделкам у костра.

Среди множества пятен выжженной травы — не мы первые на ночных посиделках, мы споро разожгли нехитрый костёр из собранных при подъёме на гору сухих веток и вскоре наш островок, ярким пятнышком одинокого костра, обнимала непроглядная безлунная ночь. Пустили по кругу бутылку сухого вина, закурили и расслабившись: болтали, шутили, смеялись. Незаметно летело время, костёр догорал и мы, вдруг, как будто насытившись разговорами, умолкли.

Поначалу я даже не заметил, что все молчат, но одновременно с нами застыло все, обездвижилось, замерло. Тишина, как будто накрыла нас непроницаемым куполом. Неосознанно, мы тревожно вслушивались в окружавшую нас темноту. Ни шорохов, ни звуков, и казалось, что там, за освещённым кругом костра, мир исчез, его поглотила пустота, и этот, наш крохотный кусочек земли, плывёт в безмолвии неведомой пустоты. Где мы?

В какой-то момент, мы явственно почувствовали присутствие чего-то ещё, живого, непонятного, враждебного. Оно выплывало из глубин пустоты и заполняло собой окружающее пространство, оно приближалось. Темнота уплотнялась становилась чёрной и вязкой, казалось, протяни руку за освещённый круг и коснёшься чего-то плотного, липкого, пугающего. Как будто огромная живая масса приближалась к нам постепенно сжимая островок света.

Мы впали в полное оцепенение. Я не мог пошевелиться, не мог даже связно складывать мысли, ясность сознания ускользала, и уже не помнил кто я, где я и зачем я здесь? Костер догорал, тьма поглощала нас, я это чувствовал, и понимал, что наше спасение — свет костра, его тепло, и как только погаснет огонь, на этом закончится все, мы исчезнем, нас поглотит нечто повелевающее тьмой.

Тьма ждёт и в нетерпении кружит вокруг и эти движения угадываются потоками холода. Мы ждали, обречённо, не испытывая потребности сопротивляться, бороться — нет, мы покорно ждали. Осталось совсем немного, пламя еле угадывалось и только вспышки на тлеющих углях отсчитывали последние минуты. Мы знали это. Холод и страх переполняли нас и только одно желание в угасающем сознании: скорее бы все закончилось.

И вдруг все изменилось, я не сразу уловил это, но почувствовал тёплый ветер, он усиливался и уже шумел в кроне деревьев, отзывался в шорохе кустарника, мир вокруг нас оживал: послышались крики ночных птиц, хлопанье крыльев, рядом пробежал ёж. Тьма рассыпалась, над нами показались звезды. Опомнившись, я подбросил веток в почти догоревший костёр, и мы все, вдруг заговорили, засуетились, пошли шутки, смех. Мы приходили в себя, и никто не вспоминал о пережитом, делали вид что ничего не случилось.

Наваждение ушло. На Лысой горе* стояла обычная жаркая летняя ночь.

Лы́сая гора́ — элемент восточнославянскогофольклора, связанный с колдовством и сверхъестественными силами. 

+3
03:45
71
04:10 (отредактировано)
+1
:))) Так друг с другом и не обсуждали позже?

Оно приходило проверить, кто кастрик палит. :))
Увидело, что не свои, и ушло.
04:09
+1
Обсуждали позже, как только спустились с горы.
10:34 (отредактировано)
+1
Час быка? Морок?
Хорошо написано. Атмосферно, с настроением, но не страшно. Промелькнуло что-то мистическое и тут же исчезло.
Не хватает запятых в сложно-сочиненных предложениях, а вот между подлежащим и сказуемым — лишние.
Хочу отметить, что тексты становятся лучше и лучше. Автор растет! kiss
04:09
Спасибо, Светлана.
13:17
ни чо так… шугани маловато, не успел абкакаться от страха crazy
Эли Бротовски

Другие публикации