08. Зловещая долина. Право цивилизации (Бремя белого человека)

Автор:
Роис
08. Зловещая долина. Право цивилизации (Бремя белого человека)
Аннотация:
"Так выглядит настоящий эффект "Зловещей долины".
"Главный герой этой сатирической антиутопии - ЮША Inc. Сам мир. ФАРС, Фэйкбук, iQстримы, Федеральная лотерея, Марберг - его реальность. Персонажи лишь обслуживают его".
"Вначале вам покажется это смешным, глупым, абсурдным, невозможным. Но вскоре плавно и неотвратимо, на ваших глазах мир трансформируется в жестокий, бессмысленный, беспощадный".
"Потом вы поймёте. Здесь нет фантастики. Автор списал настоящее. И это будет потрясением"
ЮША Inc.
Текст:
«В племени азанде знают, что древесина, из которой строят амбары, подтачивается термитами. Со временем она станет трухлявой, что в конечном итоге приведёт к разрушению амбара. Но. Если амбар разрушится, когда в нём будут находиться люди, то это – прихоть сверхъестественных сил, а не вина самого племени, не поменявшего вовремя сгнившую, изъеденную древесину».
Вольное воспроизведение свидетельства Эдварда Эванса-Притчарда

Они уходили далеко. Так им казалось. Шли пешком, захватив самые нужные пожитки. Назад не оглядывались, разве только кто-то из малышей поворачивал головку и пытался хныкнуть: ведь там - дома - остались его спрятанные игрушки. Родители слишком спешили, чтобы заметить, как их ребёнок ходит вокруг одного места, не решаясь при всех разворошить сокровенный тайник.

Собирались быстро - торопились опередить ветер принёсший слухи об успешно проводимой гуманитарной миссии «Благородное очищение» в пригороде Бухта-сити. Торопились не стать сопутствующим ущербом: приемлемым и утверждённым подписями видных генералов. Потому солдатик, найденный в начале лета около стены и вставший на охрану тайника, так и остался один-одинёшенек в опустевшем поселении загорода.

Отец – долговязый мужчина с пухлыми губами и широким носом на отощавшем, тёмном лице – потрепал за голову своего сына, тот отвернулся от «будущего цивилизации» огороженного детскими слезами и стеной. Он всё ещё обижался за окрики отца, торопящегося убежать из дома невесть куда; обижался и одновременно с тем грустил непонятной ещё грустью. Никогда раньше он не прощался с чем-то навсегда и толком не знал, когда такое прощание настаёт и что нужно делать.

Разобраться в этом было сложно, поэтому он попытался разглядеть впереди то, что должно быть видели все взрослые. Ведь куда-то они спешили! Ему было невдомёк, что взрослые не видели ровным счётом ничего. Частью прибывая в приглушённой растерянности, большинство уже преодолело гибельную трансформацией из отчаяния в апатию.

И всё же смотрели они вперёд.

Позади белел скелет не принявшей их обновлённой жизни, едва различимый за холодом опустившихся лиловых сумерек.

- Это действительно весёлая работа! – непринуждённо воскликнула Птахи.

Из-за весёлой щебетливости звонкого голоска, ловко перетекающего в душистый смех - ей нельзя было не простить многое, в том числе и такую, наверное, легкомысленную оценку своей работе на посту официального представителя Общественного департамента. Являясь сотрудником околоправительственной организацией со связями на самом верху, первейшей её задачей было своевременное и максимально достоверное доведение информации от «официальных источников».

Понимая полноту ответственности своей работы и не смотря на её сложность, Птахи старалась придать ей как можно более доступный, непринуждённый формат. Для этого она тщательно готовилась к каждому брифингу, уделяя основное время соответствию своего внешнего вида всем современным трендам и изучению основных «фишек дня», пользующихся сейчас популярностью у жителей ЮША Inc. Помимо беглого ознакомления с краткой повесткой. Но, что более всего ценили журналисты, не раз отмечая в своих статьях после проведения брифинга – это «уникальный, харизматичный юмор, позволяющий сглаживать самые сложные вопросы», что выгодно отличало Птахи от предыдущего представителя. Пусть его ответы и отличались развёрнутостью, но обладали столь же сухим и нудным слогом. Как классика мировой литературы, ожидаемо оставившая своё место переработанному под современные потребности анимированному глянцу iQкомиксов, находящему новое и новое видение хорошо известных произведений.

Искреннюю улыбку Птахи подхватили и остальные журналисты, удобно развалившиеся на своих местах.

- Эта атмосфера, не смотря на официальность события собирающего всех нас вместе, за последние годы стала для меня эталоном уюта. Любимая работа! Со всеми вами я подружилась и даже представить себе не могу свою страничку в Фэйкбуке без ваших аватарок. Иногда, между прочим, довольно похабных! - пожурила Птахи некоторых журналистов. Шпилька была оценена, одобрительный смех вёртко закружился по всему залу.

- Это замечательно! – подытожила Птахи, уже и сама с полной искренностью, как и вся её натура, забыв о вопросе на какой она начала отвечать. Вопрос же касался мнения соответствующих структур об итогах фееричного окончания второго сезона iQстрима по удовлетворению групповой апелляции неравнодушных правозащитников об окончательном упразднении Конституции Верховным Федеральным Судом ЮША Inc. после отрицательного вердикта Гражданского Суда в первом сезоне. После этого, показав «непростительную закостенелую архаичность правовых взглядов» Гражданский Суд был устранён.

- В самом деле? – парировал один журналист, с профессиональной тщательностью пытаясь доискаться до нужного ему оттенка истины, - Ведь это очень ответственно, ваш пост я имею в виду…

- Да, это так, Хэз, - с осторожностью ответила Птахи, ожидая продолжения.

- …вам приходится отвечать на вопросы, порой довольно каверзные вопросы, тут вне всяких сомнений, и, помимо этого, нужно блюсти корректность, когда особо назойливые…

- Как вы? – вовремя вставила Птахи, мило улыбнувшись одной стороной рта, так что получилась и не улыбка вовсе. Глаза её при этом горели удовлетворённостью от удачного приёма, позволившего перетянуть часть инициативы.

- О! Ну, тут вы меня поймали, соглашусь, - самодовольно ответил журналист. Уверенность, как самая яркая часть его характера, никогда не пасовала. Он даже торжествующе ухмыльнулся, чтобы не дать повода решить, будто отступился. К тому же атмосфера непринуждённости позволяла вести довольно фамильярную беседу.

- Хэз позволь заметить, что никто кроме тебя за всё время работы и не задавал мне столько каверзных вопросов.

Это была действительно правда. Зал дружно рассмеялся. В том числе и сам Хэз. Однако всё держалось в рамках приличий, не переходя на около личности, ведь они с Птахи были стародавними друзьями. Конечно, строго вне рабочего времени.

- И всё же? – настаивал он, преодолев ловко подставленную паузу. Сбить его с поставленной цели было невозможно.

Птахи ответила не сразу, позволив себе взять несколько секунд на выработку подходящей тактики.

За их «дуэлью» наблюдали все присутствующие. Такие экшен-моменты позволяли разнообразить, порой, довольно скучную историю про «вопросы-ответы» на не интересующие потребителей темы. От того и рейтинг брифинга Общественного департамента давно перестали измерять. Правильность отстранения от участия в рейтинге подтверждалось результатами опросов, где набиралось едва ли несколько тысяч голосов, среди миллионов жителей ЮША Inc., вручную указывающих среди своих интересов официальные новости в строке «другое» раздела «прочее».

- Хэз, ты прав. Но любой каверзный вопрос разбивается сам собой…

- Сам собой?

- Конечно, ничего удивительно в этом нет. Всё встанет на свои места, стоит тебе поставить любой такой вопрос рядом с безальтернативной, абсолютно честной и максимально прозрачной политикой ЮША Inc., декларируемой и поддерживаемой сводом Демократических законов, а теперь абсолютно полноценно - Уставом Соцсети. Что, естественно, нас очень радует. Общество стремительно развивается, тренды меняются с потрясающей скоростью, и только гибкие инструменты позволяют не просто подстраиваться, но и создавать будущее. Наше с вами. Такие, как Соцсеть, например. Всё это мне сильно помогает, надо только не выходить за рамки направляющие и, безусловно, упрощающие жизнь. Это же так легко и правильно, когда кажущиеся сложности мира становятся гораздо проще, если не растворяются вовсе.

Журналисты удовлетворительно закивали головой, соглашаясь с Птахи. Хэз же не был готов отступить прямо сейчас.

- То есть, вы утверждаете, - начал он деловым тоном контратаку, - что политика проводимая ЮША Inc. и всё больше Корпорациями — это, кстати, некоторым тоже не нравится, - всегда верна?

Хэз вступил на опасную кромку. Птахи прищурилась, как бы оценивая на сколько далеко он готов зайти по этому пути.

- Да, думаю, что утверждать так не будет ошибкой. Что же касается негодующих, то.… Ну, во-первых, давно известно, что большей частью это связанно с индивидуальными психологическими особенностями потребителей, не могущих быстро перестроиться, а от того испытывающих некие приступы фантомного страха. Однако они быстро проходят благодаря эффективным фармакологическим программам принятия существующей социальной модели. Всем известно, что менять надо не реальность, а своё отношение к ней.

Во-вторых, это тоже общеизвестно, эффективность частных управленцев, освобождённых от, зачастую крайне неповоротливой правовой машины, гораздо выше неэффективно раздутых правительственных аппаратов, хоть и прилагаются постоянные усилия к их сокращению; и в-третьих, Федеральные Корпорации, не имеют прямого воздействия на ЮША Inc., хотя в большинстве случаев их видение проводимой политики совпадает с той, я хочу сказать – социальной, экономической, - что проводит правительство, поэтому нет причин переживать. Не зря же Корпорации имеют неофициальный юридический статус околоправительственных организаций.

- Хорошо, - согласился журналист, - Что же… что же, с конституцией, как и со всем остальным, мы разобрались, и я думаю, что вопросов здесь ни у кого больше не может быть. Ведь современные реалии таковы, что Устав Соцсети и Закон Демократии наиболее полно отвечает потребностям большинства жителей ЮША Inc., как и Корпоративные программы обеспечения жизнью своих работников. Достаточно вспомнить безвозмездное предоставление ячеек в личное пользование всем работникам Федеральных Корпораций под льготный кредитный процент. Но, а что вы скажете, например.… О подавляемых уже… эм… столько времени… скажем, подавляемых довольно жёстко бунтов за стеной в ходе «гуманитарной» миссии? - Хэз нарисовал в воздухе кавычки, чтобы ещё более подчеркнуть провокационность своего вопроса, - Когда все помнят слова президента о начале именно антитеррористической операции.

Полный зал в синхронном порыве включил планшеты и принялся записывать назревающее пикирование. Тем более что была поднята довольно щекотливая тема, достойная упоминания в заголовках статей.

- Что же, - повторила Птахи за Хэзом, - Думаю, стоит начать так. Хэз, сразу определимся, чтобы говорить в одной плоскости: ни какой антитеррористической операции нет. Подожди минутку. Спасибо, – Птахи благодарно кивнула головой, - То были, и это можно понять, слова сказанные в сердцах, по следам только что постигшей всех нас утраты. Вероломное убийство! Ведь, согласись, тяжело, даже президенту, держать себя в руках при таких вопиющих обстоятельствах. Да я думаю, что и не всегда это нужно делать, особенно… особенно, когда совершается такое паскудство.

Журналисты охнули, таких резких речей они ещё никогда не слышали из уст миловидной Птахи. Та же продолжала, довольная добившимся эффектом:

- Ты сам сказал вначале, пусть и предпринял попытку исказить истину, поэтому повторюсь: по имеющимся у нас сведениям, развёрнутая миссия - исключительно гуманитарного характера.

- Однако есть указ президента…, - не выдержал Хэз.

- Хэз..., - склонила голову на бок Птахи, как бы упрекая за упоминание неприкасаемой части темы.

- Прости, но - есть! – довольно улыбался он. Он знал все крючки, за какие можно уцепиться и более того — всегда делал это в подходящее время, чем по праву гордился. Из любого спора Хэз старался выходить исключительно победившей стороной. Никто из журналистов не мог так, не хватало смелости. На то он и являлся многократным обладателем престижнейших премий за свои журналистские расследования, всегда полные многочисленными фактами, обычно пропускаемыми мимо. И сейчас он шёл «ва-банк».

Птахи решила «сыграть» вничью:

- Я проверю твою информацию, но пока не обладаю нужными сведениями для однозначного утверждения, действительно ли был такой указ. Однако замечу, что мы слышали об этом, но исключительно из неофициальных источников, которые требуют тщательной перепроверки. И вопрос: требуют ли вообще. Ведь ссылаться на столь недостоверную информацию занятие довольно сомнительное.

Хэз хмыкнул. Он решил согласиться на предложенную ничью. К тому же ловкость Птахи была на высоте, стоило признать. Ведь непосредственно самого указа действительно никто не видел, кроме прорвавшейся информации от пострадавшей Корпорации в первые минуты трагедии.

- Поэтому, Хэз, нельзя сказать, что где-то там что-то жёстко подавлялось или подавляется, основываясь лишь на неясных слухах. Многочисленные трансляции и записи доступные в Фэйкбуке позволяют с особой уверенностью утверждать о крайне гуманных методах с полным отсутствием случайных жертв. Подчёркиваю ещё раз: проводилась, а в некоторых регионах всё ещё проводится, исключительно гуманитарная миссия по принуждению к порядку «Благородное очищение». Это значит, и это важно, что критерии её совсем иные, нежели у любых силовых операций. Сама структура миссии — исключительно гражданская. Для меня, кстати, это было удивительно, ведь ты не можешь не согласиться, что произошло зверское убийство ни в чём не повинного сотрудника Корпорации! - Птахи явно была на высоте сегодня, иначе бы не перешла в неожиданное наступление. Что, однако, было не удивительно, учитывая особенности проводимого брифинга. Он был последним.

- Да, так оно и есть… - несколько растерялся Хэз.

- Он лишь выполнял свою работу, а стал жертвой зверей. И как все мы знаем — выполнял её хорошо. Мы видели искренние отзывы его начальника и открытую вслед за этим удивительную по чистоте историю продолжения нежной любви между ним и его коллегой, только уже в Соцсети. Это кстати совершенно невероятная история. Ведь новые технологии, преодолевшие несовершенство базового мира, дали шанс на продолжение любви и после смерти, как это… душевно и… и…

- Романтично, - подсказали из зала.

- Да, точно, романтично. Спасибо. Дать возможность на сохранение и дальнейшее развитие того огонька любви, что соединял их, вместо жестокой в своей внезапности разлуки. Я до сих пор подписана на них. Невероятно душевная история, - растрогано закончила Птахи, - И я не думаю, что столь откровенное попрание наших ценностей могло бы остаться без симметричного возмездия. Я имею ввиду - случившееся хладнокровное убийство, а это именно расценивается, как хладнокровное убийство террористической направленности, ведь совершенно оно было без соответствующих разрешений! Какие и не могли были быть выданы нелюдям. Ведь это преступное деяние не могло остаться без последствий?

- Не могло, но они же наши соотечественники? – попытался реабилитироваться Хэз, хотя стало понятно, что позиции он сдал безнадёжно.

- Нет! – с негодованием воскликнула Птахи, и в глазах её сверкали слёзы.

Для того чтобы прийти в себя она глотнула воды из стакана. Успокоившись, продолжила:

- Нет, Хэз! Нельзя путать это понятие и применять его там, где оно не применимо.

- Поясни, пожалуйста, - попросил Хэз, давая себе паузу для раздумий, как свести свои репутационные потери к минимуму.

- Разрешите, я буду откровенной и выскажусь, может быть излишне эмоционально, но всё-таки... Те, с позволения - люди, - перестали считаться соотечественниками, и жителями ЮША Inc. как таковыми после совершенного. Если раньше ЮША Inc. мирилось с их полуживотным существованием, даже благородно простило за прошлое!... Более того - легализовало их положение и предоставило самые широкие права Федеральным законом и специальными указами Корпораций на существование в базовом мире вне корпоративных рамок, в специально отведённых резервациях для нелюдей, им этого показалось недостаточно! Они не смогли обуздать свою дикую натуру! Когда к ним пришли цивилизованным образом окончательно узаконить их немалые права, излишне широкие по отношению к совершённым ими деяниям, как я считаю, они показали своё истинное лицо. Хладнокровно, в упор расстреляли представителя Корпорации, жителя ЮША Inc., потенциального кандидата в граждане! По имеющимся сведениям, к этому недопустимому преступлению причастны и молодые отпрыски нелюдей.

Поэтому договариваться с ними больше не о чем, как и нет моральных прав называть их соотечественниками. Лично мне теперь гораздо спокойнее, когда я знаю, что по всей территории нашей страны до сих пор проходит - и проходит крайне успешно! - гуманитарная миссия наших защитников: менеджеров служб безопасности Федеральных Корпораций. Что, кстати, ещё раз подтверждает гуманитарную направленность: внутренние войска не были задействованы.

В ярости Птахи была особенно хороша и знала это. Не раз она становилась лицом правительственных рекламных кампаний. Журналисты принялись выискивать особо выгодные ракурсы, чтобы сделать ярчайшие фотографии.

- Надеюсь, что я в полной мере ответила на твой вопрос, Хэз? – широко по ястребиному расширив ноздри вопросила Птахи.

- Да, наверное, - сощурился он, - пожалуй, я соглашусь. Но, не думай, что я потерял хватку! - тут же поправился он, опередив Птахи уже готовой подколоть его, - просто… считай это моим подарком к твоему уходу. Всё-таки столько лет!

- Ох, ну что же, спасибо Хэз! – мгновенно смягчилась Птахи.

Кульминационный момент всего брифинга был блестяще пройден. Все это понимали. Зал выдохнул. Особо нетерпеливые начали ёрзать на креслах, давая понять, что хорошо бы уже начать собираться. Брожение прервались поднятой рукой одного из журналистов, остальные уставились на него. О чём ещё можно было спрашивать?

- Да, Мел, слушаю, - отозвалась Птахи.

- Мы сейчас были свидетелями достаточно любопытной дискуссии, но раз Хэз решил подарить вам столь чудесный подарок и отошёл в сторону, без обид Хэз, то я возьму на себя его роль «каверзника».

- О, Марберг! – засмеялась Птахи смелости журналиста, Хэз же прищурился, измерив взглядом нахального выскочку.

- Но что же, пусть будет ещё один вопрос, просто так уйти вы мне не дадите, - позволила она, притворно закатив глаза, не забывая про улыбку.

Однако Мел тут же громко рассмеялся:

- Шучу-шучу! – гоготнул он, - Хватит о серьёзном! Нет, правда.

- Мел! – возмутилась Птахи.

- Прости-прости, - засиял он, - просто сегодня было столько серьёзных тем, что я подумал необходимо разрядить обстановку.

- Тебе удалось. Так о чём же твой вопрос, Мел?

- Вопрос действительно есть. О самом обсуждаемом и разочаровывающем событии года, как его правильно окрестили пользователи Соцсети. И, раз так выходит, что текущий брифинг является последним, то хотелось бы прояснить некоторые моменты, довольно активно обсуждаемые потребителями. Тем более что в них действительно имеется здравое зерно.

Брифинг Общественного департамента и в самом деле был последним. Накануне было размещено официальное сообщение о приостановке его проведения в старом формате до последующих новостей. Решение это было ожидаемым, за неимением хоть сколько-нибудь осязаемого интереса со стороны потребителей. Они всё более и более доверяли новостным лентам Соцсети, как шарики-попрыгунчики многократно отскакивающих репостами.

Помимо авторитета самого Марберга, а значит и всей Соцсети, доверие потребителей обуславливалось ещё и тем, что новостные ленты блоггеров никогда не опровергались на официальном уровне. В то время как на официальных новостных каналах то и дело звучали опровержения и корректировки слов представителя Общественного департамента со стороны властных структур. Многочисленные дополнения и уточнения же, следовавшие за этим, мало того, что невероятно запутывали, так ещё не содержали приемлемой простоты восприятия, как и желательной доли юмора, что самым естественным образом не могло нравиться потребителям, привыкшим к доступной лаконичности и удобству доносимой информации с помощью новостных iQкомиксов.

К тому же журналисты и сами понимали, что полную свободу своим амбициям, в том числе и финансовым, они получат лишь став блоггерами, обзаведясь качественным пулом фрэндов. Поэтому-то они сами первыми и приблизили окончательное закрытие последнего источника официальных новостей, задвинув отчёты о брифингах на своих страничках за самые дальние ссылки. Не забывая при этом публично издеваться над Птахи, всегда на первые полосы выводя лишь её очередную ошибку. Высмеивая непрофессионализм околоправительственных и правительственных служащих, ставя всегда в пример корректность Корпораций, в целом, не замечая и их частых промахов.

В то же самое время заострять внимание на то, что информация от правительственных структур ЮША Inc., а тем более от Корпораций, часто приходила противоречивая и с большими задержками, а порой и вовсе терялась во множестве благоустроенных кабинетах – было не принято. Тем более что нарушением каких-либо норм это не было.

Однако брифинги традиционно продолжались ещё какое-то время, как место ежедневной встречи давних знакомых.

Мел же продолжал:

- Мой ребёнок пересматривало недавно запись последнего розыгрыша Федеральной лотереи. Той самой, что побила все рейтинги по недовольству пользователей и стала катализатором лавины судебных исков, как к самой Федеральной лотереи, так и к её участнику, в сознании потребителей давно укоренившемуся, как ловкий жулик. Мне стало интересно. Вчера я провёл самостоятельное журналистское расследование. Споры не утихают до сих пор, даже были проведены общественные слушания неравнодушных к установлению справедливости. В ходе них прошла информация о том, что были найдены часть укрытых и отмытых выигрышных денег. Но всё это, так сказать, предисловие, выжимка фактов.

Сам вопрос будет таким: не считаете ли вы, что пора поменять правила лотереи таким образом, чтобы исключить менеджеров по сопровождению или дать возможность обычным людям, оказавшихся рядом и получившим столь невероятный шанс, больше... так сказать инструментов, в том числе и правомочного возможного летального характера, чтобы попытать счастье? Одна из групп потребителей уже начала сбор подписей в пользу рассмотрения такой идеи и, надо сказать, подписи собираются стремительно.

Птахи одновременно слушала Мела и листала рекомендации по данной теме в своём планшете, поэтому к концу вопроса была полностью готова ответить:

- Мел, вы же понимаете, что я могу лишь озвучивать официальную точку зрения Федеральных Корпораций и правительства.

- Да, конечно…

- Официальная же точка такова: пока… пока серьёзно об этом говорить рано, но могу вас заверить, что и среди властных лиц ходят подобные мысли, а поэтому если необходимое количество голосов будет собрано, то имеются все шансы, все шансы.

- Это как раз будет моя вторая часть вопроса: сколько необходимо голосов? К сожалению конкретики в законо…

- М-м-м, так, Мел, минутку, наверное, я сейчас не смогу вам ответить точно, но считаю корректным назвать эту величину такой, чтобы она была достаточной для выводов о действительном желании потребителей каким-то образом изменить какую-то часть правил Федеральной лотереи. К тому же поправки в законодательство должны быть согласованы самой Корпорацией, владеющей лотерей, поэтому, чем больше подписей, тем лучше.

Из всех новостей на сегодня, именно эта действительно имела потенциальный резонанс, поэтому журналисты принялись спешно готовить публикации на свои блоггерские ленты. Заголовки были самыми резонансными, вплоть до утверждения о начале рассмотрения изменений правил Федеральной лотереи.

Все журналисты закончили публиковаться синхронно, молча обойдя вниманием свои официальные новостные каналы, где они ещё работали.

- И последний вопрос, если позволите.

- Конечно.

- Куда вы пойдёте работать?

- Ах-ха! – развеселилась Птахи, - Думаю, что моя работа на околоправительственные структуры завершена и… я уже получила предложения от крупнейших Корпораций на места по связям с потребителями. Так что думаю, мы не потерям с вами контакты. Тем более в списке фрэндов каждый из вас стоит с особенным статусом.

Брифинг завершился аплодисментами. Настало время праздничного обеда. Хэз наверстал упущенные позиции искромётно поддев Мела, от чего тот оконфуженный скрылся в туалетной комнате, затем прелестно заиграл с Птахи и, воспрянув духом, помчался прочь.

Жизнь била ключом.

Звонок оповещения о новом личном сообщении в Соцсети освежил потускневшее настроение журналиста. С окончания брифинга прошло уже немало времени, а ни одного обновления так и не появилось на его стене. Хэз несколько раз проверял: лишь лайки, да восторженные комментарии под его свежим материалом «Федеральная лотерея. Упразднение менеджеров по сопровождению».

Предвкушая сердечную благодарность кого-нибудь из подписчиков по, как всегда, великолепной подаче материала, Хэз разблокировал смартфон.

«Мама».

Не этого он ждал. Пусть мама его и зарегистрировалась в Фэйкбуке, едва согласившись, что в современной культуре мира – это основное средство коммуникации, заменившее собой личные встречи. Да, к тому же, позволяющее экономить столь дорогое время. Однако пользоваться готовыми эмодзи или тем более анимированными стикерами и страничками, оформленными, как короткий комикс или хотя бы голосовым сообщением – она так и не смогла. Что, конечно же, было крайне неудобно.

«Все эти «картинки», «рожицы»… Они все страшные, как моя соседка по парте в школьные годы! Не буду пользоваться», - поставила она точку в споре.

Хэз и не заметил, как замер над ультрачётким экраном последней модели смартфона, приобретённого с особым шиком – не дожидаясь распродажи Санта Сейлса, а в день, когда стартовали мировые продажи. Он мог себе позволить блеснуть достатком и ни когда не ограничивал себя в этом. Его страница в Соцсети всегда была украшена самыми дорогими приложениями. Отрабатывая каждый вложенный бонус, смартфон обладал приятной тяжестью, а изображение на нём отличалось непомерной насыщенностью оттенков, что являло собой новейшую разработку учёных маркетологов, позволяющую «видеть цвета такими, какие недоступны обычно-ограниченному зрению в базовом мире»…

«Ограниченность базового мира» - новый тренд, буквально захлестнувший всю общественность после очередного феерического выступления Марберга год назад. Учёные, будучи падкими на гранты, флюгерами развернулись в нужную сторону и принялись проводить масштабные исследования, направленные на всестороннее исследование нового явления. Результаты получались крайне революционными, подвергнувшие всю основу укоренившейся жизни сомнению. Что незамедлительно было подхвачено сенсационными заголовками новостей ссылавшихся друг на друга, по всей Соцсети.

Естественно, такой интерес не мог не сказаться позитивно на росте стоимости ценных бумаг научных лабораторий, а значит и на благосостоянии потребительского сектора науки, окончательно воцарившемся на научном небосклоне. Что благоприятствовало воодушевляющим отчётам несчётных независимых институтов и других организаций оберегающих благосостояние пользователей, через финансовое здоровье Федеральных Корпораций. Что опять-таки поднимало новую волну публикаций в специализированных, а затем и во всех остальных медиа, и служило драейвером дальнейшего роста акций, как главному критерию эффективности научной работы.

Конечно, столь успешная разработка, как дополненный расширенными цветами дисплей, не могла не получить запатентованного названия и являлась существенным конкурентным преимуществом.

Просканировав застывшие глаза пользователя, смартфон услужливо напомнил, что сообщение всё ещё не прочитано и вскорости автоматически будет открыто, если что-то мешает это сделать сейчас.

Хэз тапнул по экрану, приготовившись читать письмо. Наверняка длинное, с нарушением признанного золотого стандарта «Ста восьми символов», да к тому же полное жалоб и упрёков. Ожидания подтвердились:

«Дорогой мой Хэз. Давно не получала от тебя приветов. Проверь график запланированных заданий. Возможно, он у тебя сбился и перестал слать мне сообщения. Но всё же, хотелось бы увидеть твои слова. Я соскучилась.

P. S. Эта железка не даёт писать нормально. Делает замечание: «Проверьте, пожалуйста, предложение. Оно перегружено знаками препинания. Из-за этого слишком сложно для восприятия. Попробуйте изменить его структуру». Вот же «умная» железка, бес её побери! И пока не исправишь – блокирует отправку.

Когда зайдёшь в гости? Очень жду».

- О, Марберг! До чего же это всё! – закатил глаза Хэз, отчётливо слыша язвительный тон мамаши, каким она писала о графике запланированных заданий.

Да и как ей объяснить, что не все способны правильно воспринимать длинные и сложные предложения, это подтверждают многочисленные эксперименты, опросы и тесты. Даже проводится реформа образования, очищающая язык от излишней сложности. К тому же, недавно производители анонсировали новую версию операционный среды, с продвинутыми алгоритмами приближенного к современному среднестатистическому человеку интеллекта, которые сами будут исправлять по смыслу слишком тяжёлые для восприятия предложения.

Хэзу уже не терпелось опробовать многообещающую технологию в действие, ведь и сам он, будучи журналистом в своих черновых работах, иногда грешил неподъёмными словесными конструкциями – неизбежная расплата за ущербное образование прошлого.

Только никакие воззвания не могли исправить старческую закостенелость пожилого человека.

- О, Марберг! – вновь воскликнул Хэз после вихря негодующих мыслей.

Перечитал письмо. Ещё эта её постоянная приписка в конце! И как звучит то пошло! Хэз фыркнул.

Смарт-часы оповестили о только что забронированном ими столике в кафе. Что было очень кстати, ведь предстояло написать ответ маме. Такое родительское внимание гаджетов стало возможным благодаря постоянно работающей телеметрии, отслеживающей и снимающей все доступные показания, в том числе и биометрические. Это помогало прогнозировать наиболее вероятное развитие действий пользователя. Хэз глянул на бронь. Она в точности совпадала с его желанием перекусить именно в том кафе. Буквально через минуту смарт-часы вывели на большой экран смартфона предварительный заказ. Сделав незначительные изменения (вместо кофе, ему вдруг захотелось выпить цветочный чай), Хэз подтвердил заказ и направился в кафе.

Недавнее обновление Соцсети, как раз появившееся благодаря последним результатам исследований скудости базового мира, работало безотказно. Как того и требовал Закон «О базовой жизни». Едва Хэз перешагнул порог кафе, как ему пришло приглашение сыграть в мини-квест и получить за это новое достижение. Хэз чувствовал, что ему необходимо отвлечься, а потому с жадной радостью согласился. Требовалось отыскать свой столик.

Он глянул на часы: дисплей предупредительно начал менять подсветку экрана на всё более яркий синий цвет, по мере приближения к объекту поиска, пока нужный столик не был отыскан. Сразу же несколько бонусных балов в подарок от кафе были перечислены на его персональный счёт, а личный музей на странице в Соцсети пополнился ещё одной маленькой медалькой. Шестнадцатой по счёту. После пятидесяти они превратятся в одну среднюю, каких у него уже было семь штук.

От успешно выполненного задания настроение приподнялось.

Заказ был готов. Услужливый официант через приложение на часах напомнил, что он в любой момент может нажать на экран и сделать дополнения к заказу.

- Приятного аппетита! - сдобное лицо шеф-повара, мастерски перерисованное под стиль кафе, улыбнулось и скрылось в жемчужную темноту модного гаджета.

Надо было писать письмо.

И когда уже прошлое поколение поймёт, что главное – это мысли, тёплые чувства о своих родителях и забота - проявляемая через специализированные, тонко режиссированные сервисы по подписке, а не обязательства! Они же разрушают все приятные эмоции, внутренние переживания. Но нет, последние достижения психологов, широко освещаемые через медиа-сервисы Соцсети, стариков не интересовали. Они всё так же предпочитали оставаться в удушающей затхлости прошлого, требуя на себя немыслимого количества личного времени. Хэз таким не будет. Это факт.

Собраться с мыслями не удавалось. К тому же внимание его привлекла свежая новость о фантастической скидке на новый сервис, занявшая собой регламентированную половину экрана. Больше не позволял один из подпунктов Устав Соцсети.

Совладельцы Соцсети, вопреки публичным увещеваниям Марберга, долго не шли на встречу разъярённым потребителям, прикрываясь нормами анахроничного государственного Закона «О рекламе», где регламентировался размер всплывающей рекламы до девяноста процентов от всего экрана.

Хэз, тогда начинающий журналист, принимал самое активное участие в протестных акциях и крайне подробно освещал поднявшийся потребительский протест взбудораживший всю ЮША Inc.

«Долой рекламу!» - так называлась та манифестация в Соцсети. Именно на ней Хэз сделал себе репутацию дотошного журналиста, всегда стремящегося доискаться лишь до одной истины. Чем он до сих пор любил ещё потешить себя, дабы убедиться, что не растерял форму. Теперь же заказы на журналистские расследования от Федеральных Корпораций лились на него рекой и сытая жизнь давно сделала его не просто справедливым, но не популярным журналистом, а авторитетным потенциальным гражданином ЮША Inc. с самыми высокими рейтингами.

И теперь он наблюдал плоды своего первого дела, когда Демократия восторжествовала, когда была повержена государственная машина, когда лично Марберг назвал его своим вдохновителем на внесение соответствующих поправок в Устав вопреки воли акционеров. Поправок, впервые поставивших экосистему Соцсети вне рамок государственных Законов, тем самым породив разговоры о новом виде физической реальности и скорейшем её распространении на погрязшую базовую жизнь, через Устав Соцсети.

Давно это было.

- Интересно, - Хэз тапнул на картинку, смартфон перешёл в магазин приложений.

Предлагаемая услуга, точно манна небесная, упала на него со специальным предложением именно тогда, когда он нуждался в ней. Хэз цепким взглядом журналиста сразу понял это.

Описание, поданное талантливо оформленным комиксом, гласило:

«Помните бородатую шутку про то, что у каждого владельца смартфона есть в загашнике старый сотовый телефон на случай конца Соцсети? Мы с той же уверенностью утверждаем, что почти у каждого жителя, потенциального гражданина, а может даже и гражданина ЮША Inc. и Федеральных Корпораций, есть старые родственники, которые донимают его текстовыми сообщениями буквально каждый Марберговский день. И ведь приходится отвечать!

Конечно, можно потратить уйму времени и назначить в стандартном планировщике вашего смартфона повторяющуюся задачу с шаблонами придуманных ответов… Но! Во-первых, она может дать сбой, а во-вторых, даже если будет работать, как часы, то рано или поздно исчерпаются все варианты и она начнёт отвечать повторами, невпопад. Не Марберг есть какая трагедия, что родственники могут из-за этого «обидеться», но и цена подписки на нашу программу не сделает в твоём бюджете не малейшей дырочки.

Внимание!

В конце концов не всем быть писателями! Поэтому мы предлагаем совершенный алгоритм, вместо десятка стандартных ответов! Запатентованный алгоритм, основанный на приближённых к околоквантовым вычислениям, тесно привязанный к неисчерпаемым ресурсам Соцсети, схватывающий на лету смысл всех сообщений от старых родственников и мгновенно генерирующий уникальные ответы!

Всё!

Это основная задача, но поверьте, что лично вы не сможете отличить где «истинно» ваше письмо, а где то, что написано нашей программой! Настолько совершенен наш алгоритм, способный генерировать триллионы возможных вариантов! А если не сможете вы, то не сможет никто другой!

Но и это ещё не всё! Наше приложение само, за дополнительную, абсолютно незначительную плату, нарисует по письму вашего престарелого родителя комикс, для удобства потребления! И всё это основываясь исключительно на доступных медиа данных конкретного аватара. Но и это не всё! Оно озвучит его тем самым (не)любимым голосом с выделением необходимых интонаций!

Но, если вы думаете, что и это всё……»

Хэз был на седьмом небе! Ведь это именно то! Квантовые технологии! Запатентованный алгоритм!

На оформление подписки, установку, настройки ушло меньше минуты. И он уже читает именно тот текст, который написал бы сам, неэффективно потратив при этом драгоценное время. Потрясающая экономия!

Письмо маме было отправлено.

Вернулось лёгкое расположение духа. Обед Хэз оканчивал не спеша, заказав дополнительную порцию десерта. Репостнув всем фрэндам и подписчикам о новой программе, он получил на счёт ещё дополнительных бонусов. Приятные мелочи насыщали буквально каждую минуту жизни, делая её полной и понятной.

Поставив пять звёзд приготовленному обеду, Хэз сверился с расписанием. Вот уже как полчаса он опаздывал в больницу, где сегодня надеялся провести самостоятельное, независимое журналистское расследование по просьбе главного редактора популярного iQстрима на одном из каналов Соцсети.

Больница встретила Хэза стерильностью, автоматикой везде, где можно и добродушным, улыбчивым персоналом, готовым оказать всяческое содействие любому владельцу расширенной или премиальной страховки.

Обязательная рамка идентификатора на входе определила личность журналиста и тут же, ловко лавируя между потоком входящих больных, к нему направились две офис-медсестры в изящных белых халатах из последней коллекции. Журналист это сразу отметил. Немаловажный пункт расследования, показывающий насколько больница готова следовать всем новым трендам, включая и методы лечения.

- Добрый день, - синхронно поздоровались они, обаятельной улыбкой отбросив все сомнения в качестве обслуживания в этом заведении.

- Добрый, - охотливо поприветствовал и Хэз.

- Просим пройти за нами. Для вас уже приготовлено отдельное помещение, где вы сможете спокойно подготовиться к работе.

Действительно, всё необходимое было приготовлено за считанные минуты, пока Хэза вели в нужную комнату.

О том, что будет проведено журналистское расследование, предупредительно сообщили смартфон и смарт-часы Хэза. Они ответили на запрос сканера, открыв доступ к основной личной информации. Естественно все процедуры не нарушали пользовательского соглашения и Устава Соцсети. Получаемые данные использовались максимально тактично и исключительно для улучшения качества обслуживания, а также для обеспечения безопасности.

Помимо непосредственного доступа к больничной карточке потенциального больного, дополнительно сканировались показатели биометрических датчиков смарт-часов. Выявленные отклонения в работе согласованного перечня критичных органов отправлялись на бесплатную диагностику, для последующего назначения рекомендуемого лечения. В случае отказа от лечения, оплачивалась только диагностика.

Для обеспечения же безопасности открывался ещё доступ к записной книжке, как требование служб безопасности Федеральных Корпораций наложивших на себя обязанность по обеспечению своих жителей и жителей ЮША Inc. всевозможной защитой по предупреждению эксцессов на протяжении всего действия контракта и дальше. Именно так была получена информация про журналистское расследования, а так как она касалась непосредственно учреждения, куда и зашёл Хэз, то в срочном порядке была донесена маркетинговому отделу, по указу откуда и прибыли офис-медсёстры.

Проводив в индивидуальную комнату, медсёстры сладко улыбнулись и вышли, давая возможность подготовиться без излишнего внимания. Всё-таки журналистское расследование дело конфиденциальное и о нём не полагается знать, дабы результаты имели непредвзятый характер.

Хэз ловко прикрепил миниатюрную камеру на воротник, поправил микрофон, проверил качество записи и отправил сертификат на сервер больницы, подтверждающий легальность своей деятельности и действие лицензии гаджетов, относящихся к категории «шпионских». Положительный ответ, отработанный вне очереди пришёл незамедлительно. Оставшись довольным собой и обслуживанием, Хэз направился в интересующее его крыло больницы.

Около приёмных кабинетов очередей не было, что сразу же вызвало вопросы, ведь главным возмущением, помимо растущей стоимости гарантированно оплачиваемых услуг по стандартной безлимитной страховке, были огромные очереди в базовом мире. Однако не на втором, не на третьем этаже ничего подобного Хэз не обнаружил. Наоборот - приветливый персонал разъяснял и помогал каждому, кто хоть как-то умудрялся заплутать в безупречно оформленных больничных коридорах.

На остальных этажах картина повторилась. Всюду были чистота и порядок.

Потратив целый час на расследование, побывав на приёме у одного из врачей, любезно подсказанный смарт-часами, Хэз уже готовился написать разгромную, обличающую статью и призвать к ответственности лживых жителей ЮША Inc. распространяющих клевету в Соцсети. Словно почувствовав это, к нему подошла одна из офис-медсёстер:

- Всё ли у вас хорошо, - искусно играя, возбуждая надежду, услужливо спросила она.

- Да, наверное, - как бы всё ещё сомневаясь в окончании расследования, ответил журналист.

- Смеем ли мы надеяться, что причина вашего визита завершилась без осложнений?

- Гм, - Хэз призадумался. Кажется, он ничего не пропустил, всё тщательно проверил и к тому же день клонился к закату, надо было успеть отправить материал до выпуска iQстрима. – Да, да. Да. Проводите меня, пожалуйста, если вас это не затруднит.

- Конечно.

С лёгким сердцем Хэз последовал за медсестрой. Однако тут произошло совершенно незаметное на взгляд обывателя происшествие, которое опытным журналистом было тут же подмечено. Ещё одна мелочь, способная изменить ход расследования.

Вторая из тех хорошеньких офис-медсестёр, что встречали его на входе, при их приближении слишком поспешно повернулась к стене. Поддавшись инстинкту выведшего его на вершины социальных рейтингов, Хэз насколько возможно бесшумно прошёл мимо, но при этом успел выкрутить громкость микрофона на максимум. Сквозь небольшие помехи он сумел расслышать шёпот:

- Третий этаж?

Этого было достаточно. Хэз оставил сопровождающую его медсестру, помчавшись на третий этаж по лестнице, мимо лифтов, чего никак не могли ожидать контролирующие его сотрудники отдела маркетинговой безопасности, ясно слышавшие об окончании расследования.

Оказавшись на третьем этаже, где он уже был до этого, Хэз обнаружил валяющегося на полу человека, чьё тело было сведено сильнейшей судорогой. Застал он как раз тот момент, когда над ним были склонены сотрудники в форме технического персонала, но завидев Хэза, они тут же отпрянули. Один из них поспешно спрятал в кулаке смарт-часы.

- Где же доктора? – с весёлой поддёвкой спросил Хэз. Радость его была объяснима - наконец-то он напал на след.

- М… м-мы уже вызвали, - заикаясь проговорил один смуглый, за что тут же получил толчок в бок от второго.

- Молчи, - прошипел тот.

- Ага, вызвали, когда? А почему нет дежурного на этаже? А разве автоматическая медицинская система оказания скорой помощи не работает? Почему она не обнаружила явных признаков… что это? Сердечный приступ? Спазм? Какая-то хроническая болезнь? – коршуном налетел журналист на бедных уборщиков. Те не могли и нескольких слов связать, лишь испуганно смотрели на него.

Камера всё снимала. Едва уловимым движением руки, Хэз организовал онлайн-стрим на свою страницу в Соцсети. Голос его изменился, обогатившись сочувствием и негодованием:

- Ему надо помочь! Разве не видите? Что же вы молчите! – страшно кричал Хэз, то подбегая к больному, стараясь что-то сделать, то пристально глядя на растерявшихся служащих, возбуждение разливалось через край, - Где же доктора?! Я вас спрашиваю! Почему молчите?!!

Позади послышалось поспешное цоканье каблучков – офис-медсёстры спешили на место происшествия. Опережая их, неслись три доктора. Им уже сообщили из отдела маркетинговой безопасности, о зафиксированном начале прямой трансляции. Вмиг оказавшись между припадочным и журналистом, двое загородили своими улыбками больного, ловко оттеснив Хэза в сторону, говоря что-то о недостатке воздуха, в то время как третий склонился над вздрагивающим всем телом человеком.

- Носилки, быстро! – крикнул с таким жаром, что сразу стало понятно, как он заботиться о любых пациентах.

Санитары, подхваченные приказом, моментально скрылись, лишив журналиста возможности задавать возможные неудобные вопросы им лично. Что было правильно, когда решалась судьба человека, жителя ЮША Inc., нельзя было отвлекаться на праздные домыслы.

- Просим прощения, что вы стали свидетелем столь неприятной ситуации, - начал выправлять ситуацию один из докторов.

- Спешим заверить, что у нас такое случается крайне редко, - подхватил второй, оформив на лице озабоченность и скрасив её извиняющейся улыбкой.

- Точнее никогда. У больного не было страховки и гаджета, который бы смог нас предупредить о назревающем приступе, иначе реанимационных действий и не потребовалось бы.

Упреждая возможные вопросы со стороны журналиста, доктора не замолкали ни на минуту:

- Мы выясним, как он смог пройти в больницу без идентификации.

- Виновные, если таковые найдутся, понесут наказание. Можете не сомневаться.

- Я видел, что смарт-часы были! – сумел вставить журналист, прищурив глаза. На такое его не поймаешь. Не даром он который год находится в топе независимых журналистов ЮША Inc.

- Как?! Но где… Марберг всемогущий! – мгновенно, как парус под ветром, изменил интонацию доктор.

- Возможно, по вашей указке их сняли вон те сотрудники, которых вы уже так оперативно отослали отсюда, - заметил журналист.

- Не может быть! Это строжайше запрещено правилами больницы! Слышали? – гневно обратился доктор к медсёстрам, - найти и доставить! Проверим!

Каблуки зацокали в обратном от сценки направлении.

- Как сняли? Не может быть! – причитал другой, - Но ведь коллега прав, такого не может быть. Все наши указы выдаются через смартфон, сейчас проверим. Без них никто из обслуживающего персонала не может проявить никакой инициативы. С этим у нас строго. Ведь из-за излишней самостоятельности могу погибнуть люди! – трагически воскликнул доктор.

Приложение, продемонстрированное журналисту, не содержало никаких указаний подобных на воровство личных вещей пациентов.

- Видите, никто им такого не говорил, - доверительно сообщил доктор.

- Может быть устно? Вы понимаете? – крался журналист, нагнетая драму для своих подписчиков.

- Недопустимо! – как порох вспыхнул доктор.

- Совершенно, - поддакнул второй.

- Понятно. Однако, медсестра. Она не подняла тревогу….

- Я уверен, что она действовала в рамках должностных полномочий, но мы обязательно проведём расследование. Не сомневайтесь. Такие случаи недопустимы, они, сами понимаете, пятнают нашу репутацию, - строго увещевал доктор, дабы доказать, что никаких сомнений во всестороннем расследовании не должно быть.

- Хорошо, - решил согласиться Хэз, - если возможно, то моя личная просьба – результаты прислать мне на почту. Уверен, что мои обеспокоенные подписчики захотят их узнать.

- Думаю, мы уладим этот вопрос, - смягчил строгость доктор.

Пациент уже не дёргался, но жёлтый цвет кожи и закатившиеся за дрожащие веки глаза, оповещали, что жизнь и здоровье его всё ещё находятся в опасности.

- А что с ним? – полюбопытствовал Хэз, приподнявшись на цыпочки. Он всё ещё по инерции искал сенсацию, хотя ответственные и профессиональные действия персонала, проводимые прямо на его глазах, не оставляли на то ни малейших шансов.

- У него случилось серьёзное обострение хронической болезни. Как видите, - доктор оглянулся, получил одобрение и отошёл в сторону, - как видите, не смотря на то, что у него нет страховки, как уже удалось выяснить, мы проводим все необходимые для спасения жизни мероприятия.

- Нет? - Хэз погрузился в смартфон – незаменимый помощник журналиста.

- У него не нет страховки, как вы изволили заметить, - с негодованием воскликнул он, - у него она просрочена на…

- Уверяю вас, что…

- На несколько часов! У вас разве нет услуги автоматического продления?

- Эм… - потерялся доктор.

Помог второй, тоже поднявший глаза от смартфона:

- Конечно, есть, дело в том, что он не обращался к нам, более того, отключил у себя обратную связь, как и все автоматические продления, халатно перейдя на ручной режим. Может быть, он надеялся успеть, до истечения, кто знает? – сожалеющее пожал плечами, - Тем не менее, как видите, его же небрежность к самому себе и подвела. Если бы мы не давали клятву Гиппократу, то по Уставу Соцсети и остальным Федеральным Законам помогать вовсе не обязаны были. Однако правила больницы не рекомендуют нам этого, указывая, что нам следует предпринять всё от нас зависящее, чтобы успеть оказать всяческое содействие страждущим. У нас учреждение экстра уровня!

- И всё же, мне кажется, что вы были поставлены в известность гораздо раньше, - Хэз оглянулся в поисках той самой офис-медсестры, посланной на поиски, но та ещё не вернулась, - и если бы меня сегодня здесь не оказалось, то…

Многозначительно остановился Хэз, умалчивая о страшном. Он знал, какие эффекты нравятся его подписчикам.

- Нет, нет и нет! Уверяю вас, нет! Летальных случаев произошедших в нашей больнице по причине некорректно оказанной помощи не было!

- Вот и носилки, слава Марбергу! Простите, нам необходимо отнести несчастного в палату. Если посмотрите, ему уже ничего не угрожает.

Хэз видел, что благодаря профессионально и оперативно проведённой реанимации, судороги прекратились и больной обмяк как тряпка. Он внимательно посмотрел, сомневаясь, стоит стоять и ждать дальше, когда расследование завершено или окончить стрим и уйти?

Всё же человеколюбие, какое, он знал, присутствует в нём, восторжествовало. Он продолжил стрим, успев заметить, что с момента его начала зрители только прибывали. Расследование имело успех.

Хэз остался до конца, пока не убедился, что больного отвезли в индивидуальную палату, а его базовую безлимитную страховку не просто продлили в честь спасения жизни за счёт средств больницы, но и сделали её расширенной, в которую теперь стало попадать обслуживание его болезни, ранее только платное.

Пациент пришёл в себя и первым увидел обеспокоенно лицо Хэза ведущего стрим на всю Соцсеть. Звёздный час не спешил заканчиваться. Количество подписчиков его страницы превысило самые рейтинговые стримы извечного конкурента.

- Вам лучше? – со всевозможным вниманием поинтересовался Хэз.

- Да. Кто вы?

Журналист представился.

- Я понимаю, что вам сейчас тяжело. Пережить такое! – Хэз закатил глаза и покачал головой, - И всё же, скажите, как так получилось, что у вас закончилась страховка?

- У меня не было средств на счёте… - едва слышно говорил ослабленный больной, - думал успею получить лечение по старой.

- Разве Корпорация не обеспечила вас корпоративной страховкой? – всё так же ласково спросил Хэз.

- Я не работаю… там…, - от боли или от чего-то другого, потаённого, но слёзы выступили у него на глазах. Журналист вошёл в положение, корректно замолчав на некоторое время. Слёзы он показал крупным планом, затем с участием спросил:

- Неужели вас уволили? Это ужасно! Из-за чего? Вы плохо работали? Прогуливали? Не справлялись с обязанностями?

- Нет, я… совсем не работаю в Корпорациях… никогда не работал…

Хэз удивился такому. Немыслимо! Ещё год назад такие случаи встречались, но теперь! Когда ЮША Inc. делает немыслимое, чтобы обеспечить своих жителей достойной работой, доступу к наилучшим формам кредита и бесплатному жилью. Сейчас!

- Было своё дело, - журналист тут же выключил камеру, пустив рекламу своей страница, - но недавним законом его признали неэффективным и закрыли… Здоровье у меня слабое… и я решил обратиться в исследовательский институт новых технологий…. Они набирали добровольцев…. Установили сердце… искусственное.… ещё какие-то органы… сказали о необходимости комплекта… Называли его «идентично-модифицированным»… новое изобретение… говорят будущее именно за полной аугментацией всего человека… к тому же деньги, я так нуждался…. Видимо не прижилось…

- Постойте, так вы - частный предприниматель? – выделил суть журналист. Ещё тридцать секунд у него было, надо было выяснить все подробности.

Больной странно посмотрел, точно окунулся в холодную воду. Медленно кивнул:

- Был им.

Вот так новость, присвистнул Хэз, затем обратился к экстремистскому элементу, по-человечески стараясь сгладить своё негодования, всё-таки тот был слаб:

- Но это же… безответственно! Видите, до чего вас это довело?

Какие-то отблески огня вспыхнули в глазах радикала, но далёкие, тусклые и тут же затушенные собравшейся влагой. Он отвернулся и как ни старался, больше не одного слова выдавить из него не получилось.

Успев вновь включённой камерой выхватить щепетильный момент слабости пострадавшего, чем ещё больше вызвал гнев у потребителей, журналист обратился с речью к ним, попросив за молчание больного прощение, не забыв напомнить, что важные подробности они смогут увидеть сегодня во время популярного iQстрима.

Расследование можно было считать завершённым. Качественно провёрнутое, к тому же своевременно заинтригованные стримом последних минут зрители требовали раскрыть все вопиющие факты того, как пациент в больнице заплакал и чуть не умер. Ведь это подтверждало все обвинения в падение качества медицины! Преступном становление её на… может быть даже капиталистические рельсы! Преступно! Резонанс обещал быть не шуточным. Это значило, что свой материал Хэз мог продать дороже. И точно, к нему тут же пришло опережающее предложение от продюсера iQстрима, куда он готовил расследование о повышении стоимости любого стороннего предложения на заманчивый процент.

Хэз ухмыльнулся. Он направился к выходу. К нему подбежала медсестра с припухшими глазами. Та самая, что так неловко отвернулась от него, дав возможность сделать шокирующий материал.

-Прошу прощение!

Хэз остановился.

- Вы видели, что мы всячески стараемся помочь жителям в базовом мире, но он же сильно ограничен и не совершенен. Вы понимаете.

- Я понимаю, - кивнул журналист, ясными глазами уставившись на медсестру.

- Моё руководство уверено, что наша спонсорская помощь продюсеру iQстрима, могла бы пригодиться и вам, - лилейно улыбнулась офис-медсестра.

Хэз ждал продолжения.

- К тому же ваше расследование… было завершено… что задокументировано … и мы уверенны, что только вспышка праведного журналистского любопытства, каким вы всегда славитесь, заставила вас…, - Хэз внимательно уставился, догадываясь, к чему клонит представительница больницы, - …отступиться от правил журналистской этики. Но, мы это понимаем, к тому же наслышаны о вашей добропорядочности и всячески приветствуем её в журналистской среде.

Медсестра сделала должную паузу в деликатном разговоре.

- Поэтому мы готовы пойти навстречу вашей незапятнанной репутации в том случае, если будет освещена подлинная версия расследования, помимо интригующего стрима, на чью трансляцию вы, наверняка, решились для привлечения большего внимания и увеличения, а не уменьшения, и так высокого рейтинга.

- Моя репутация действительно…

- Я знаю, ведь я подписана на вас, - прервала его медсестра, заманчиво придвинувшись ближе. Хэз только успел почувствовать, как легко она коснулась своими часами его часов. Контакты её тут же занеслись в записную книжку журналиста, а вечерняя встреча потеснила собой остальное расписание, до следующего дня.

Хэзу понравилось тонкое обращение персонала с посетителями. Да и сам он уже с досадой вспоминал свой, какой-то дилетантский порыв жадного до дешёвых сенсаций третьесортного журналиста, ведь солидному ремесленнику, каким и был Хэз, стоило держаться своих слов во всём. Иначе репутация вмиг осыплется, как ржавчина. Сколько случаев он уже видел!

Немного задержавшись с ответом, Хэз промолвил:

- Думаю, что некоторые чудности, что я увидел - можно будет интерпретировать в истинном свете. Материал ещё не готов, а тот, что я получил на третьем этаже, не обладает достаточной вескостью для искажения итогового результата. Тем более, это я выяснил наверняка, больной виноват сам, и возраст его уже не маленький, что опасно для экспериментов. Да и соответствующую бумагу с институтом он подписал, я… проверил, естественно. Проверил. К тому же есть ещё и другие факты…

Немного подумав, продолжил:

- Знаете, правда – она ведь всегда одна. И я её успел увидеть во время расследования, - назидательно закончил Хэз. – Так что, полагаю, нет смысла сохранять запись стрима в общем доступе.

- Конечно. Всего доброго, - многообещающе попрощалась офис-медсестра.

Смарт-часы приятно прожужжали сообщением о пополнении бонусов и напоминанием о смене вечерних планов. Репутация осталась безупречной. Рейтинг не запнувшись, продолжил уверенный рост.

Материал пришёл вовремя. Продюсер iQстрима после внимательного ознакомления на соответствие формату Федеральной Медиа Корпорации дал добро. Как создатель трендового ныне явления iQстримов, он обладал непререкаемым авторитетом. Более четверти века назад, устав от многочисленных шоу с глупыми приставками (ток-, реалити-, скандал- и другими не менее крикливо-зазывающими), переставшими отражать суть выпускаемого хлама, будучи молодым и перспективным жителем новорожденной ЮША Inc., он чувствовал, что может дать что-то... кардинально новое.

Нет, он не стремился, как многие повлиять на мир, изменить его к лучшему через арт Уидвуда или игровой продукции: донести истинные ценности обновлённой Демократии с помощью исстиранных, давно вылинявших методов, пускай и работающих до сих пор. Нет, он думал о чём-то ином.

Сквозь тысячи и тысячи публикаций в сети, каждый день он наблюдал, как просыпаются от коварных заблуждений капитализма люди, как перерождается целая страна. Становится свободной на каком-то совершенно новом уровне. Некогда, точно такой же путь проделал интернет, естественно пришедший в своём развитии в одну точку – победившую в конкуренции Соцсеть. Видя всё это, видя как появляются новые герои: честные, открытые, простые, такие, как Марберг – чью историю потрясающего, похожего на чудо, восхождения к успешности, теперь знает каждый школьник, - ему пришло в голову сделать такой вид шоу, какой бы отражал в одном названии все перемены. Что-то лаконичное, но по-настоящему новое.…

Так он первым подставил приставку «iQ», как знак особого отличия – не просто обычное шоу, поднимающее самые последние проблемные вопросы, доносящее их до потребителей, но само, во время трансляции-стрима, создающее повестку дня. Интеллектуально формирующее сознание пользователей. «От такого, как все, для таких, как все» - постоянный лозунг всех его выпусков. Это уже были не игры, где нашло своё перворождение движение стримеров.

И задумка эта имела оглушительный успех. Потребителям нравилось ассоциировать свой досуг не с глупостью, вытворяемой на бесконечных шоу, но действительно с умной программой, взявшей основы открытого интернета, во главе с «таким же, как и все» ведущим. Благодаря этому он получил непререкаемый авторитет, вдохновил многочисленных последователей, но до сих пор оставаясь единственным из всех по-настоящему справедливо содержащий приставку «iQ», теперь неизбежно размытую в угоду законов потребительской экономике.

Конечно владелец нового медийного бизнеса, удачно основанного на поднявшейся волне интереса, а затем выгодно и совершенно ожидаемо слившегося с одной из Федеральных Корпораций, отошёл от дел, оставив за собой только кресло продюсера своего первенца; как и тщательно охраняемые Уставом Соцсети и Федеральными Корпоративными Законами вкупе с Законом «О Демократии» отчисления от всех остальных шоу, быстро переформатировавших названия под зарегистрированную товарную марку.

Хэз сработал хорошо. Расследование было проведено качественно и имело именно те результаты, на которые выразил надежду при разговоре продюсер. Естественно, что озвученные пожелания влиять на конечный результат независимого журналиста не могли, но всё же приятно, когда ожидаемое совпадает с действительностью. Значит, продюсер не потерял хватку и всё ещё мог чувствовать пульс потребительского общества, пусть и выбившись на самый верх, получив гражданство ЮША Inc. за особые заслуги. Этим он по праву гордился.

Быстро набросав сценарий и главные тезисы, о которых потом будет говорить вся Соцсеть, собирая подписи под соответствующими петициями за всё хорошее, продюсер спустил его ведущему.

iQстрим начался.

После приветствия, как всегда прогремевшего с экранов смартви по всей стране, ведущий удобно расположился в своём кресле. В такие моменты, когда он ощущал на себе миллионы прикованных, голодных до очередного интеллектуального стрима, взглядов потребителей, он считал себя, да и по-настоящему был, удачливым представителем общества ЮША Inc. Что и нашло отражение в его имени, когда он эволюционно изменил молочный пол на свой настоящий.

- Добрый вечер, уважаемые аватары! – именно с его лёгкой руки, в тренд вошла новая манера приветствия пользователей, - Итак. Все вы видели крайне интригующий анонс, уже несколько часов обсуждаем его и только его. Признаться честно, я и сам был шокирован тем стримом, собравшим более семидесяти миллионов просмотров менее чем за три часа! Такой результат! Это действительно, без дураков, серьёзно. Круто!

Ведущий переменил позу:

- С нетерпением и большой радостью готов сообщить, что мы буквально только что получили результаты самостоятельного журналистского расследования. И они… скажу лишь, могут оказаться весьма и весьма неожиданными. О, да! Не всё так просто в нашем мире! Иначе бы я не был ведущим самого рейтингового iQ….стри-и-има!!!

Гвалт аплодисментов подтвердил справедливость слов.

- Немного предыстории, - решил остудить публику ведущий, в строгом соответствии с предвидящим эту необходимость сценарием, - небезызвестный всем нам журналист, один из немногих с кристально чистой репутацией, не запятнанной ни одним скандалом, провёл самостоятельное расследование. Решился он на него, обеспокоившись большим количеством жалоб в Соцсети на неудовлетворительное обслуживание в медицинских центрах. Взяв для этого за образец типичнейшую больницу, доступную даже по базовой страховке.

Для укрепления сказанных слов о журналисте, его объёмная фотография, скрашенная мягкими, обволакивающими тонами с мечтательной улыбкой и проникновенным взглядом, отобразилась на экранах смартви потребителей.

- А чтобы наиболее непредвзято и достоверно обсудить полученные результаты, мы позвали к нам в студию успешных специалистов для комментирования эксклюзивной, полной версии стрима. Прошу!

В студию вошли участники сегодняшнего выпуска. Ведущий вежливо, как и полагается, представлял каждого:

- Доктор образовательной психологии! Президент медицинской биржи и независимой коммерческой организации защиты прав пациентов! Рейтинговый блоггер Медицинской Федеральной Корпорации и активист прогрессивного движения «За достойные права всех потребителей»!

Все они были многократными лауреатами престижнейших премий и обладателями других несомненных достоинств. Когда собеседники расположились напротив ведущего, тот ещё раз поприветствовал каждого в отдельности.

- Как вы поняли, - обратился он к многомиллионной аудитории, - все наши сегодняшние гости представляют две стороны конфликта: сторону медицинских услуг и сторону потребления – мою и вашу.

- Итак! – выдохнул ведущий, - Прошу прощение за столь затянутое введение, но оно было необходимо и вы сейчас поймёте почему. Всем внимание на трансляцию с итоговым отчётом.

Появился логотип со слоганом iQстрима, а затем и сам независимый журналист проведший самостоятельное расследование. Поприветствовав дорогих ему потребителей, он принялся рассказывать, что его побудило взяться за столь резонансное дело, как он обрадовался, что продюсеров iQстрима это тоже волнует и при их участии ему удалось получить шокирующие результаты, после которых он не сомневается в окончательном торжестве правды. Ведь она одна и другой быть не может.

После начался показ смонтированной версии стрима: кратко и доступно, чтобы не утомлять избыточностью информации, избирающей исключительно самое важное, доносящей до потребителей саму суть расследования и полученных результатов.

Чистые, ухоженные коридоры «самой обычной больницы», вежливый персонал встречающий у входа (здесь журналист сумел провести систему, включив дополнительную камеру ещё на подходах к больнице). Следующий кадр выхватывал уже приём у доктора, любезно выслушивающего жалобы на пошатнувшееся здоровье и, насколько это возможно, выписывающий максимальное количество необходимых лекарств покрываемых базовой безлимитной страховкой, без необоснованных замен на дорогие аналоги. Затем последовала сумбурная смена картинок, когда журналист бежал к больному, возле которого, согласно аккуратно смонтированной череде кадров, уже был доктор реанимирующий его, а спустя минуты приходящий в себя пациент, сообщающий о страшной правде безработного индивидуального предпринимателя. Последнее было повторено дважды. Именно то, что было скрыто во время стрима на канале журналиста рекламой. Слёзы остались за кадром.

Аудитория замерла от неожиданности признания, ловко упрятанного журналистом непосредственно во время расследования. Никто не мог и предположить, что этот человек, которого так самоотверженно бросились спасть медицинские работники, не смотря на халатное отсутствие базовых требований существования в ЮША Inc., что этот человек окажется ещё и закостенелым капиталистом, подрывающим основы устоявшегося порядка, ослабляя ЮША Inc. в лице Федеральных Корпораций. Самый настоящий экстремист!

С торжеством превосходства независимый журналист произнёс заранее подготовленные слова:

- Вы всё видели. Я специально не делаю выводов, считаю, что моя задача - показать правду. Показать её такой, какая она есть, без оглядок на то, какой ожидали её увидеть те, кто создал лживую петицию. Правда – всегда только одна, - дрожащим от праведности голосом закончил он.

Журналист знал, что его краткосрочный рейтинг сегодня враз поднимется ещё на несколько пунктов, задав прочный задел для роста долгосрочного.

Молчание в студии казалось громче самых сильных криков. Ошеломлённые потребители, как и гости, с трудом приходили в себя.

- Ну, что же, - решился нарушить тишину ведущий.

Блоггер, как самый активный критик медицинского обслуживания, пришедший сюда, чтобы быть гласом народа, поднял руку, призывая дать ему слово.

- Да, конечно, - всё ещё глухим голосом, разрешил ведущий. Точно ему лично было совестно за те миллионы подписей, что собрала петиция, так решительно разбитая самостоятельным расследованием авторитетного независимого журналиста, чьему мнению безоговорочно можно верить.

- Вы знаете, после… сейчас чувствую некоторое неудобство за то, что я был активным сторонником петиции… и во многом благодаря мне, она получила столь широкую огласку. Поэтому хочу попросить прощение от себя… да и от всех жителей, эм, потребителей… у сотрудников медицинских услуг, за такую глупость, и… наверное, отныне, я буду гораздо внимательнее присматриваться к тем, кхм, «фактам», что составляют основу любой петиции, пускай, на первый взгляд, они и совпадают с некоторым опытом из моей личной жизни.

- Похвально, действительно похвально и, что более всего, - необычно, - с натуральной искренностью восхитился ведущий, - так быстро никогда на моей памяти не брали слова обратно сторонники той или иной уличённой во лжи стороны.

- Да. Вы знаете, я честный человек, - ответил блоггер, - очевидно, только лишь поддался на эмоции и.… Да.… Но сейчас я вижу, как всё на самом деле. Проблемы, конечно, есть...

- Их никто и не отрицает, - спохватился ведущий, соглашаясь, что некие проблемы есть всегда и везде.

- Да, они есть, но, думается мне, масштаб их не тот, да и не в той они плоскости, - закончил речь блоггер, чётко и понятно обозначив иную плоскость проблем, находящуюся за рамками сегодняшнего iQстрима.

- Совершенно, абсолютно и со-вер-шен-но согласен с вами! – подхватил доктор образовательной психологии, - я лично знаю тех врачей, что мы видели в ролике, и могу заверить, что они замечательные люди, профессионалы своего дела. Я всегда говорил, что проблема кроется совсем в другом.

- В чём же, позвольте узнать?

- В излишней самостоятельности и бездоказательности тех «фактов», какие так запросто используются пользователями Соцсети.

Раздался недовольный гул потребителей. Ведущий улыбнулся, с некоторой растерянностью пожал плечами, словно говоря этим о переходе доктором черты и желательном скорейшем уточнении своих слов, иначе его рейтинг рискует сильно пострадать.

- Я не обвиняю никого конкретно и, совершенно точно, мои слова не направлены на оскорбление корпоративного сообщества ЮША Inc. Просто пытаюсь сказать, что нужно быть внимательнее, - отступил на шаг доктор, - Однако не могу не заметить, как всё это бывает.

- И как же?

- Как правило, начинается всё с того, что кто-то где-то что-то сказал. А вдруг он просто посчитал себя обиженным, но на самом деле такой истории не было? Может он и не соврал, со своих измышлений, но написал это в Соцсети, а как у всякого нормального пользователя у него есть тысячи фрэндов. И что же? Тысячи его фрэндов и фрэндов его фрэндов увидели, у кого-то оказалась похожая история, опять-таки по его разумению, и пошло-поехало. И вот уже целая петиция очерняющая нашу медицинскую отрасль услуг потребительской экономики! Лишь немного внимательности, вот что важно!

- Так точно, - взял слово президент медицинской биржи и независимой коммерческой организации защиты прав пациентов, - к сожалению, мы все ещё испытываем пережитки недавнего капитализма, навязанного нам варварами с востока. Порой случается так, что…. Вот возьмём, например, самый распространённый миф, который и в петиции шёл чуть ли не первым пунктом: якобы постоянное отсутствие требуемых лекарств, прописанных в страховке. Такое иногда случается, повторяю – иногда! – и в таком случае доктора вынуждены выписывать те, что не покрываются базовой безлимитной страховкой. Дорогие лекарства, спору нет. Но - вынуждены! «Это плохо!» Начнут трубить малообразованные аватары. Но позвольте! Так уж ли плохо? Разве ваше здоровье имеет цену?

Все присутствующие молчали. Президент, не услышав доводов против, победоносно продолжил:

- У нас, слава Марбергу, Потребительская Демократия, а это значит…

- Доступность! – вставил ведущий.

- Совершенно верно – доступность для каждого, кто принимает её и живёт по свободным правилам Устава Соцсети и Демократического Закона. Доступность услуг и, в первую очередь, невероятно дешёвых кредитов на любые цели с дополнительными индивидуальными скидками! Поэтому даже самые дорогие лекарства – становятся невероятно доступными! Чего никогда не было раньше. Демократия…

- Демократия? – точно очнулся ото сна активист.

- Демократия, - утвердил президент, - а… вас что-то смутило?

- Сомневаюсь в ней.

- Вот как! – не растерялся президент, - Я слышал, что сегодня это новый тренд. Модно, но…

- Я не гонюсь за трендами, только утверждаю, что демократия хуже капитализма, - просто сказал активист.

Турбинный вой поднялся от миллионов возмущённых потребителей, решивших высказать недовольство преступному радикализму активиста оглушительным «лолом». Ведущий, чтобы разрядить обстановку, сообщил об уходе на перерыв.

- Итак, уважаемые аватары, мы продолжаем! Напомню, что вся петиция оказалась насквозь ложной. Обсуждение этого привело нас к тому, что один из сегодняшних гостей, моих собеседников, обозначил свои сомнения в истинности нашей Потребительской Демократии. Вот уж поистине демократичная старая добрая ЮША Inc.! Ах-ха! Где ещё можно на всю её территорию говорить такие вещи, как не у нас? Прошу, обоснуйте, как вы пришли к такому? – обратился ведущий непосредственно к активисту, - Откуда этот ваш, гм, пассаж, о недопустимости демократии и её сравнение с, прости Марберг, капитализмом?

- С удовольствием, - принял тот вызов, - Если мы хотим уйти как можно дальше в будущее безоблачное, светлое, если хотите…

- Кхем, романтик, - ввернул президент.

- Пусть так, но чтобы уйти на безопасное историческое расстояние от капитализма без опаски вернуться в его алчные сети, у нас не должно быть памяти вчерашнего дня, то есть демократии.

- Эм…

- Поясню. Капитализм во главе угла ставит эксплуататорство: нещадное, без намёков на какое бы то ни было вознаграждение.

- Это так, - подтвердил ведущий.

- Это так, - с нажимом утвердил активист, - Демократия же придумана ещё в античном мире, там заложены её основы. Кто-нибудь помнит, чем отличался античный мир от современного, где все мы живём?

- Боюсь ошибиться…

- Рабством, - не дожидаясь ответа ударил молотом активист, - Основы демократии именно таковы. Рабство. Она не может существовать без….

- Эксплуататорства? – неуверенно продолжил ведущий.

- Именно! – воскликнул активист, - Именно! Эксплуататорство! И это называется «власть народа»?! Да о чём вы? Понимаете, на сколько мы близки к падению в восточный капитализм? – с содроганием произнёс он, - А затем ещё глубже вниз! Варварство! Но! Я вас спрашиваю: разве мы настолько отсталые, что живём с рабами?

- Нет! – сам же и ответил, - у нас прогрессивное общество, общество истинных ценностей, истинных установок, но не демократических! Зачем нам столь постыдное «вчера», когда есть правильное настоящее. И в наши обязанности входит сделать так, чтобы прошлое не пересекало наше сегодня! Долой демократию, вот что я скажу!

Оппоненты, до этого ещё держащие себя в руках, во многом благодаря отключённым у них микрофонам, вдруг разом заголосили:

- Как можно!

- Немыслимо!

- Ваши рассуждения никуда не годны!

- Абсолютно тупые! – взъярился пуще всех блоггер.

Активист, пользуясь масштабами iQстрима, продолжал развивать предложенную им радикальную идею, стараясь охватить ею всё пространство Соцсети. Благо он имел внушительный объём лёгких и легко перекрикивал разошедшихся гостей:

- Правы прогрессивисты в том, что демократия отжила своё, так и не родившись, сразу испоганившись опухолью восточного капитализма. Вы такое прошлое хотите иметь в фундаменте нашего общества?

- Но ведь не переделать? Историю, я имею ввиду, – напомнил ведущий, поймав паузу.

- Если останемся на рельсах демократии, то конечно нет. Но это возможно будет, если мы признаем, признаем не предвзято, как тот журналист провёдший расследование, что у нас уже образуется новое общество, с новым фундаментом, не имеющим ничего общего…

- О каком обществе вы толкуете? Скажите нам наконец! А то мы только и слышим, что не демократия, да не демократия! – окончательно вышел из себя президент до крайности возмущённый столь невежественной наглостью.

- Общество благожелательного тоталитаризма!

- Марберг всемогущий! – только и выдавил блоггер, вжавшись в кресло.

Подавились и все остальные. Даже ведущий слегка растерялся.

- Услышьте меня! – хотел продолжить активист, но тут его мощный голос смёл вырвавшейся гул гостей iQстрима. Потребители закидывали виртуальными помидорами увеличенное и обезображенное фильтрами лицо активиста в своих смартви. Лишь отдельные слова пришибленные гневом аватаров были слышны:

- ….Тоталитаризма с человеческим лицом!.. Умеренного тоталитаризма!.... Без единоличной диктатуры!.... Об этом говорят все здравые прогрессивисты!....

- Что?! как можно! – с чёрной озлобленностью кричал блоггер, как когда-то он выплёскивался в громких призывах о недопустимой коммерциализации и ухудшении медицинских услуг, но вставший на противоположную сторону, как только увидел истину, показанную журналистом.

- Мы только избавились от оккупации восточным капитализмом! И то, как увидели сегодня – его пережитки всё ещё присущи нашему демократическому обществу потребления, а вы говорите, что всё! Отжила своё?

- Благожелательный тоталитаризм! Тоталитаризм с человечным лицом! Только при таком общественном строе, мы – потребители – сможем получать качественные услуги, не отвлекаясь на посторонние, совершенно не нужные, вещи! Качественные продукты! Всё то, что предусмотрено правами, не боясь, что кто-то создаст очередную петицию и нежно любимая вами опция или настройка Соцсети вдруг исчезнет! – гнул своё активист, - Что вообще за Франкенштейн такой эта «потребительская демократия»? Прогрессивисты…

- Прогрессивисты?! Да как можно! Не важно кто! Я скажу так: кто бы это не говорил - таких надо лишать жительства в ЮША Inc.! Здесь им не место! – поставил жирную кляксу президент.

Миллионы плюсиков были нажаты одновременно. Потребители выразили своё единогласное одобрение. Лишь несколько десятков положительных отзывов досталось столь радикальным мыслям.

Небывалый шум тучной волной поднял всю Соцсеть. Тут же была найдена страничка прогрессивистов, сразу же наполнившаяся отчаянной руганью. Впервые они получили широкую известность. Каждый пользователь клеймил их самыми страшными стикерами. Многие подписывались на них с той целью, чтобы язвительно комментировать каждую появляющуюся новость, высмеивать их перед тысячами своих фрэндов.

Ведущий, стремясь успокоить публику, прервал iQстрим на рекламную паузу.

- Уважаемые аватары, мы снова в эфире!

Раздались аплодисменты.

- Да уж! Тот ещё вечерок, да? – усмехнулся он. – Не помню такого раньше. Петиция, Демократия, прогрессивисты, тоталитаризм – просто калейдоскоп событий, брр! – показал он пальцами карусель у себя в голове.

- Однако должен сказать, что пока мы были на перерыве, у нас с гостями произошёл прелюбопытнейший спор, вытекший непосредственно из обсуждаемой темы ранее. Доктор, прошу.

- Благодарю, - вежливо принял слово доктор, послышался быстро погашенный недовольный гул аватаров, - спор наш разгорелся на фоне утверждений о несостоятельности Потребительской Демократии и замены её на так называемый «доброжелательный тоталитаризм». Я сейчас не берусь обсуждать сам факт компетентности нового строя, узнанного мною только несколько минут назад. Хотя звучит он, надо признать, весьма устрашающе. Как и не обсуждаю разумность неких прогрессивистов. Кстати, я уже подписался на них, чтобы понять, что они из себя представляют. Но на примере изучаемой мной научной проблемы хотел бы сказать, что переход от общества Потребительской Демократии к тоталитаризму – это не только сюжет для нового iQкомикса.

Доктор говорил крайне рассудительно и со знанием дела. Научные термины придавали вес его речам. Всё-таки образование у него было наипрестижнейшее, котировавшееся на всех международных рынках. Перебивать его никто не смел, тем более что его доводы, слышимые ранее гостями, возымели своё действие. К тому же, ему удалось всецело завладеть вниманием потребителей. Поток красных минусов над ним затормозился.

- Возьмём, к примеру, так называемые «семейные узы»…, - медоточивым голосом продолжал он увещевать пользователей.

- Прошу прощение, - перехватил слово ведущий, - я заметил, что гости молчат, видимо вы их сразили ещё на рекламной паузе, - шутка оказалась удачной, улыбка пронеслась по студии, - поэтому позвольте взять на себя роль вредного собеседника.

- Конечно, - с готовностью согласился доктор.

- Почему вы говорите: «так называемые»? Ведь не смотря на позитивный сдвиг в пересмотре анахронических взглядов к семейным отношениям, они всё ещё присутствуют? – в полной уважительности к знаниям специалисту, неуверенно возразил ведущий, тут же готовый поменять свою точку зрения.

- Вопрос хороший. Я сейчас объясню. Смотрите. Раньше, в капиталистическую эру, не вызывало сомнения, что некие узы действительно существуют. Да и как они могут не существовать, если сами учёные были в них утоплены. Да им даже в голову не приходило ставить такой вопрос, а тем более проводить исследования! Как и древним дикарям, считающим, что планета плоская.

- Ха! – ведущему, как и аватарам, понравились простые и наглядные аллегории, сразу же вызывающие верные эмоциональные ассоциации, ставившие их премного выше дремучего невежества допотопных людей.

- Сейчас же…. Например, у вас есть сестра молочного возраста. И обязательно настанет такой момент, когда она прибежит пожаловаться, что вы не захотели играть с ней и со своими друзьями. Хорошо, если родители современные, не склонны к пошлым рудиментам прошлого. В таком случае они встанут на вашу сторону и всё подробно ей растолкуют. Расскажут о том, что вы сейчас находитесь на важном этапе становления личности, что вам нельзя мешать. Друзья выбираются под характер, чтобы притирались легко и не принуждённо, как и задумано самой природой эволюции, где отбирается только самое простое и максимально эффективное, вроде корпоративного бизнеса. В то время как характеры сестры и брата могут и будут в корне отличаться.

Ведущий не стал возражать на этот утверждение. Ведь он был не компетентен в данном вопросе, а собеседник говорил так достоверно и уверенно, что его правота не вызывала сомнений.

- И рождение от одних родителей – это уже не повод какой-то, извините меня, но к дикой привязанности в наши дни, когда многие жители, благодаря прогрессу и верно полученному воспитанию в школе, рожают даже не от второго партнёра по браку, а от среднего лица в специализированном бутике или ателье. Делается это не из прихоти, как говаривали ещё лет пятнадцать назад, а для обеспечения наилучшей совместимости и рождению стопроцентно здорового ребёнка. Чтобы обезопасить себя в будущем от лишних трат и потрясений. Надеюсь, никто не будет возражать, что каждый имеет на это право.

Никто не возражал.

- ЮША Inc. позволяет это право реализовать. Причём через год, если пожелаете второго ребёнка в столь короткие сроки, что тоже, сам по себе вопрос требующий обсуждения, предыдущий посредник может быть уже не совместим – изменилась биология организма. И тогда просто необходимо прибегнуть к услугам ещё одного посредника.

Всё это хорошо. Но, ведь всё ещё есть и те, кто отрицает прогресс цивилизации. Такие нерадивые родители с самого детства, могут говорить, что она ваша родная сестра! Такое невежество в вопросах воспитания, к сожалению, ещё встречается. Оно будет вбивать вам мысль, совершенно деструктивную, что она ваша родная сестра – термина то такого уже давно нет! - что вы по каким-то немыслимым причинам обязаны проявлять к ней бесконечное терпение! Я, как и многие мои коллеги-психологи, считаем, это крайне тревожным проявлением нездорового общества. Всячески стараемся менять эти изжившие стереотипы, помогающие в глубоком прошлом выживать пещерным людям, державшимся друг за друга, но… позвольте, сегодня это же просто смешно!

- Здесь я с вами согласен, в данном случае, мы неисчислимо далеко ушли от наших предков, ах-ха! В отличие от капиталистического прошлого, по утверждениям нашего другого гостя, – остался доволен шуткой ведущий. - Однако, как быть в таком случае со вторым партнёром в браке? Если он не принимал участие в… зачатии?

- Мы прорабатываем данный вопрос и уже подготовили определённую методологию. Если кратко обобщить результаты наших исследований, то второй родитель, или первый, кому как удобно, здесь нет чёткого разграничения, выбран для сожительства другим родителем по ряду критериев: взаимовыгодное партнёрство – в первую очередь, далее - удобство, перспективность, любовь может быть. И если они захотели завести детей способом, всё более становящимся традиционным, то оба, естественно, вправе участвовать в воспитание ребёнка, но этот ребёнок сам должен сделать выбор принимать ли того, кто не является его биологическим предшественником.

- Думаете, дитя в молочном возрасте готово решать такие задачи?

- Да. Вне всяких сомнений. Современное образование прислушивается к нашему мнению и вносит соответствующие поправки в школьную программу. С помощью увлекательных и красочных мультиков, мы в доступной форме рассказываем об этом детям. Потому такой вопрос, думаю, можно присовокупить к выпускному экзамену из начальной школы, когда сознательно определяется первый пол. К тому же не забывайте, что современная наука «Естественная психология» давно нашла верный путь развития прогрессивного, индивидуалистического общества, каким, без всяких сомнений, уже можно причислить наше. Как бы это не хотелось отрицать прогрессивистам, считающим Потребительскую Демократию чем-то отсталым. Мы единственные достигшие таких высот во всём мире. В этом одна из граней нашего лидерства и нашей исключительности.

- Сам же путь заключается в прописной истине не требующей сложности доказывания, как при… социальных моделях развития Востока, крайне тупиковых надо сказать. Вы видели их огромные книги? Я честно не дочитал до конца ни одну, ведь это не возможно, хотя образованный человек! А они их плодят, как куры яйца! И могу вас заверить, что никто кроме авторов их и не читает. В то же время, всё легко, но они там, ещё не скоро поймут это. И это не может нас не беспокоить, ведь разделяет нас не такой и большой океан. Поэтому мы вносим на рассмотрение мировому сообществу резолюции, осуждающие такое противоестество и будем продолжать это делать впредь.

- Хорошо. Вы вносите, допустим, но ведь это мало? Надо же ещё как-то доносить до них и последние научные изыскания наших специалистов в данной области.

- Мы это так же делаем. Не сомневайтесь, наша обеспокоенность известна остальному миру и мы принимаем всяческие меры, чтобы открыть им глаза. По крайней мере, более-менее просвещённой части, к сожалению, глубоко отсталого мира.

- Но не востоку?

- Нет. С ними невозможно вести диалог, когда они не принимают наши рекомендации. Что возмутительно. Однако мы отвлеклись.

- Да, тут я виноват, - хмыкнул ведущий.

- Говорил же я о том, что изменять в первую очередь надо себя, своё восприятие к окружающему «базовому» миру. Вот истина, одной своей простотой уже доказывающая свою правильность. Каждый из нас – самостоятельная личность, отдельный индивид. Однако есть нечто, на что нельзя повлиять и тогда нужно строить себя, как античные скульпторы созидали свои древние шедевры. Необходимо менять своё отношение к действительности, - повторил мысль доктор.

- Например, на что мы не можем влиять?

- Например…. Да хотя бы никому не под силу заставить солнце застыть в самый прекрасный его момент – в момент заката. Да и научиться летать! А ведь порой так хочется!

- Да уж! – подхватил ведущий.

- А если немножко серьёзно, то позвольте такой пример. Довольно фактурный и, мне кажется, самый исчерпывающий. Сколько было противников Федеральной лотереи? Масса! Огромная масса тех, кто не смог изменить себя вовремя. Вы помните их лозунги?

- Ах-ха, как-то уже и забыл!

- Это хорошо, вот и хорошо. Это отличная черта. Такая память – ненужный хлам. Я же, как хрестоматийный пример преподаю это у себя на кафедре. Вынужден это делать и каждый раз поражаюсь ограниченности и слабости развития личности таких людей! «Жестоко! Антигуманно! Бесчеловечно! Варварство!» и прочие пошлые выкрики лживого капитализма! Даже был такой «прорицательский» о «геенне огненной». Надо думать написавший его, ожидал, что вся цивилизация в лице ЮША Inc. вмиг вспыхнет и сгорит. Смешно ведь! Это сейчас. А ведь… что если бы пошли на их поводу?…

Доктор замолчал, тяжелым взглядом обведя своих собеседников, давая возможность проникнуться ужасом такого развития событий, слава Марбергу, не случившегося.

- Вы представляете, насколько это было бы губительно для всех?! Я не говорю о тех реальных счастливчиках, кто выигрывает огромные суммы, вмиг становясь успешными людьми, - доктор щёлкнул пальцами, - но, потребление просело бы на огромные десятки процентов! Это подрыв целостности всей цивилизации! Немыслимо! Античеловечны как раз сами мысли, не говоря о разговорах, менять такие вещи! Поэтому в первую очередь надо начинать с себя, ведь только в таком случае происходят такие вехи в истории цивилизации, как создание Соцсети и признания окружающего мира – базовым, ущербным. Сам Марберг в одном из интервью, ставшего классическим, говорил что именно психолог - мой коллега - излечил его и встроил все его мысли в окружающую действительность.

Доктор сделал паузу в своих суждениях, давая возможность потребителям согласиться и принять их. Затем скромно закончил:

- Я всё это рассказал, чтобы кратко резюмировать следующею мысль: вопрос об отсталости Демократии – не так уж и празден. Хотя, конечно, я не специалист, а провёл лишь аналогию с той темой, что мне хорошо известна.

- Это интересно, вне всяких сомнений и верное зерно суждений присутствует, - взял слово ведущий, - думаю, нам надо будет собраться вновь и обсудить эту тему подробнее. Тем более что я вижу интерес со стороны потребителей, - он посмотрел на рейтинг iQстрима, многократно возросший, что говорило об истинном интересе аваторов Соцсети к неожиданно проявившейся проблеме Потребительской Демократии.

- Однако вернёмся к вопросу о Демократии. Разъясните: как семейные узы состыкуются с ним?

- Всё очень просто. Так же, как и они, когда-то считались естественными и единственно возможной формой существования ячейки общества, теперь ставшие совершенно необязательными и деструктивным, так же и Потребительская Демократия впоследствии, может уступить своё место какой-нибудь другой форме.

- Тоталитаризму с человеческим лицом, например, - насмешливо подсказал ведущий.

- Не обязательно, это может быть и корпоративный способ управления, очень эффективный и весьма мне симпатичный, надо сказать, но вполне возможно - и благожелательный тоталитаризм, - степенно согласился доктор, набрав свою порцию положительных лайков. Гораздо большую, чем не в меру напористый активист. Благодаря чему, после неудачного начала, рейтинг доктора восстановился. Все цели были достигнуты. Корпоративный тоталитаризм обретал человеческое лицо, находящее понимание и поддержку массами.

- Спасибо! Уважаемые аватары! Базовая жизнь – это не просто новомодный тренд, но это наша сегодняшняя реальность. Такая же, как и подтвердившийся и давно доказанный факт об отсутствии наций, как таковых. Грустно? Не думаю, ведь есть Соцсеть, где можно создать себя любого, а это гораздо ценнее. А базовая жизнь… она полна огрехов и недоработок, как мы увидели на примере сегодняшнего бурного, но, по правде сказать, умного обсуждения с нашими уважаемыми гостями. И одной из таких ошибок её стала петиция, в итоге обернувшаяся ложью. Что это? Помешательство или спланированная кампания, на которую попался и я. Если кампания, то кому нужна? Вопросы. Вопросы. Я считаю, что в наших с вами силах изменить базовую жизнь так, чтобы хотя бы приблизить её ко всеми любимой нами Соцсети! До новых встреч, дорогие аватары!

Погасли огни, iQстрим завершился. Однако спустя несколько секунд ведущий вновь вышел в эфир:

- Небывалое событие! – со страшным возбуждением прокричал он, тем самым цепями приковав к себе внимание не успевших отключиться потребителей. Никогда такого не было! Случилось что-то экстренное!

- Да… Вы знаете, я немного растерялся, даже не знаю с чего начать, - ведущий на миг задумался, сбавив обороты, выслушивая подсказку в наушник от продюсера, - Дорогие аватары! Мы сегодня, с успешным профессором, доктором образовательной психологии, вступили в полемику по поводу семьи и современных партнёрских отношений. Доктор упомянул наших далёких предков – пещерных людей. И вот, - какое совпадение! – только что до нас дошли абсолютно достоверные сведения, которые вскорости будут подтверждены, что обнаружены дикари! В черте города! Нелюди! Я думаю, что теперь каждый вправе ожидать незабываемого зрелища! Есть даже их фотографии, прямо сейчас выкладываю к себе на стену! Смотрите, не забывайте репостить, ставить лайки и отличного вам вечера! – окончательно попрощался ведущий.

Соцсеть взорвалась от небывалой новости.

«В деле против Федеральной Корпорации Федеральный суд ЮША Inc. вынес окончательное решение в пользу истца - потенциального гражданина ЮША Inc., со стандартным отложенным сроком существенного исполнения. Указать точные сроки Суд делегировал….» - всплыло окошко последний публикации. Ведущий скорее закрыл его. Невероятное событие: дикари в черте города! Погоня за ними уже идёт. Предвкушение невиданного зрелища охватило всех жителей ЮША Inc.

Но не успел Натина-Лаки включить стрим, как села батарейка.

- Нет, нет. Как же! Да что же за напасти такие?! – принялся сокрушаться он, от напряжения готовый сломать себе пальцы об экран.

Срочно требовалось принять меры.

Впереди показался яркий киоск принадлежащий сети пунктов обмена аккумуляторов, раскинувшейся по всем ЮША Inc. Сеть была создана благотворительной организацией под эгидой некоммерческой Федеральной Инкорпорации. «Всегда жить свободным потреблением! Потребление – превыше всего!», - гласил известнейший лозунг современности, как зеркало отражающий идеологию развитой цивилизации.

Киоск оказался пуст.

- А-а-а, - Натина-Лаки уже с трудом сдерживал жуткую нервозность из-за нахлынувшего вдруг одиночества.

Ситуация приняла отчаянный оборот. Действовать надо было быстро. Первым делом Натина отправил через смарт-часы сообщение о чрезвычайной ситуации, произошедшей с ним, ведь иначе нарушал пользовательское соглашение, регламентирующее, для базовой безопасности Федеральных Корпораций ЮША Inc. и их жителей, всегда держать смартфон в сети. Получив подтверждение о доставке, Натине не оставалось ничего иного, как со всей мочи мчаться домой.

Спустя два квартала он уже поднимался к себе в персональную ячейку, выделенную ему в безлимитное пользование, пока действует контракт, лично продюсером iQстрима. Уже оповещённый смарт-часами об образовавшейся стрессовой ситуации, смартви встретил пользователя у самого порога.

На его стереоскопическом экране, точно выпрыгивая из него, группа дикарей затравленно озираясь бежала улицами. Они старались незаметными тенями пробраться через подворотни, укрыться от бесшумно летящих, миниатюрных стереокамер и новейших голографических камер, в наступавших сумерках, но современные технологии, стоявшие на страже потребления, не давали ускользнуть преступникам.

- Вот это да! – впился Натина глазами в экран. Наконец-то он отдался во власть любимого времяпрепровождения.

- Сейчас хорошо видно, как группа внутри распалась на более мелкие образования. Обратите внимание, как крепко мужчина держит молодую особь…, - комментировал один из популярнейших летсплееров, на чей канал был подписан ведущий.

Натина присмотрелся.

- …это так называемая «семья»: «отец» и «сын». Кстати, сегодня, в эфире iQстрима уже обсуждался этот деструктивный феномен, отличающий первобытные капиталистические общества от…

Натина устроился поудобнее перед экраном, взял подогретый бутерброд с газировкой, потушил свет и приготовился смотреть небывалое представление.

Он не был одним таким - жадным до простого, притягательного зрелища, отлично восстанавливающего силы после рабочего дня, а потому заслужившего массовую популярность; к тому же благосклонно одобренного современной психологией. Сегодня буквально все жители Федеральных Корпораций и ЮША Inc. стали участниками самого рейтингового в истории просмотра iQстрима – сто процентов всего населения смотрела напряжённую погоню за дикарями.

Невиданное зрелище!

Ради высоких рейтингов, федеральные и корпоративные полицейские мужественно продолжали погоню, сбивались с ног, громко перекрикивались, координируя свои действия, но никак не могли поймать хитрющих дикарей невесть как занесённых в Праведный Город.

Каждый раз, когда казалось, что они вот-вот закроют преступников в кольцо, в том самом единственном месте, какое не охватывали сотни автономных стереокамер, находился проход, и беглецы устремлялись именно туда.

Но прошло определённое время и по комментариями в Соцсети стала образовываться первая волна уставших от слишком долгого вступления, требуя скорейшего продолжения действия.

Ведущий и сам почувствовал, как экзальтированный восторг, полученный его организмом, начал сменяться доставляющим дискомфорт нетерпением. Невольно он вернулся мыслями к своей работе, вспоминая, как он и минуты лишней не держит потребителей без подогрева, грамотными вопросами выуживая очередную порцию эпатажа, тут же заглатываемую Соцсетью.

«Неужели столь потрясающе невиданно событие будет смазано непрофессионально растянутым хронометражём?» - вопросил он у себя на странице, сразу собрав огромное количество лайков под постом. Одно то, что он нашёл время отвлечься на этот пост — говорило о многом.

Резкая смена ракурса сфокусировала рассеявшееся внимание потребителей, уставших следить за однообразной картинкой уже без малого четверть часа. Тот самый мальчик, молодая особь, отобразился крупным планом в каждом смартви в персональных ячейках.

Испуганное лицо, тронутое долгим недоеданием, сжатые губы, дико расширенные глаза, маленькая ручка, судорожно ухватившаяся за широкую, тёмную ладонь отца, в кулаке крепко сжимающего всю свою жизнь – вот то, что стало кадром года и получило кучу наград от авторитетных конкурсов. После.

Кадр длился мгновение перед тем, как мальчик рухнул сражённый пулей выпущенным интеллектуальным дроном, «неверно» оценившим в нём опасного противника.

Натина-Лаки вздрогнул.

- Просим прощение! Мы… Эм, да, продюсеры, не мы, они показали.… Мы не хотели показывать крупным планом! Кхм. Простите. Смерть! Ребёнок?… Ужасно! Как так произошло! Кто убил?! – вопрошал искренне растерявшийся летсплеер, - Уважаемые потребители! То, что вы видели сейчас – это ужасно. Прошу у вас прощение. Я сам...

Всё бормотание летсплеера ведущий пропускал точно мимо себя. Перед расширившимися зрачками его всё ещё стояла та самая картина, потрясшая его до глубины души; сердце нещадно колотилось, разгоняя бурлящую холодом кровь. Потребовались секунды, чтобы прийти в себя. Едва это произошло, Натина принялся диктовать Корвине пост в Соцсеть, взывая к многоликому, отзывчивому сообществу аватаров:

«Конечно, это ужасно. Разве можно подобрать какие-то другие слова? Все мы, каждый из нас, только что стал свидетелем страшного, нелепого случая.… Но разве могли продюсеры десятков iQстримов, видя, что их смотрит все аватары Соцсети, позволить себе такую ошибку? Я, как ведущий, профессионал, задаю им вопрос: как вы смогли допустить такое?

Мне понятна растерянность безвинных летсплееров… Ужасно. Ужасно. Или… а что если это не «ошибка»? Нет! О таком даже и подумать страшно. Разве мы можем оставить такое на этике «продюсеров»? Я уверен, что наше общество потребителей не оставит это просто так.

Со своей же стороны, понимая какое глубокое потрясение нанёс мне крупный план безобразной смерти, я хочу задаться следующим вопросом: неужели нет никакого механизма, что бы мог оградить нас – цивилизованных жителей ЮША Inc. - от таких потрясений во время просмотра стримов? Ведь какой удар произвела смерть дикаря крупным планом! «Нечеловек» - да, но... слишком! Слишком! Как та пуля, во мне пронеслось понимание: сейчас, в данный момент, по всей Соцсети гуляет петиция с требованием отменить одно из правил Федеральной лотереи. Оно запрещает крупные планы после начала экшена. Но ведь там бывают несчастные случаи со счастливчиками – полноценными жителями Корпораций, не дикарями!

Как можно выпускать такие петиции? Или перед нами нет свежего примера «медицинской» фальшивки?

Все мы только что стали свидетелями, сколько неприглядного может скрываться за, казалось бы, простой петицией.

Думаю, что этому необходимо посвятить следующий выпуск моего iQстрима. Это то, что действительно стоит обсудить. Подумать. Жутко. До скорой встречи, дорогие аватары».

Ведущий с воодушевлением поставил точку и опубликовал пост.

Под звонкое бряцанье и гулкий шум потребления, никто не слышал крика отца, не смотря на крепость любви к своему сыну, лишившегося в мгновение ока жизни. Жизни не своей, но своей.

Аватары читали поражающий по проникновенности «призыв» ведущего, голубем выпорхнувший на страницы Соцсети по первым впечатлением от увиденного. Читали простые, но прочувственные и правильные слова известного и любимого персонажа, чья карьера на их глазах делала следующий шаг. Он давно заслужил этого.

Повторяя удачный пример, один за другим подобные посты стали выплёскиваться на страницы аватаров, столкнувшихся с чем-то, не подвластным простому обоснованию, лишающего спокойного равновесия. Только миллионы веток обсуждений с доводами и контрдоводами активного процента потребителей, задавливали проклюнувшееся чувство нереальности жизни, направляя всколыхнувшиеся массы в привычную среду слепого комфорта. Пользователи оцепенели в ожидание простого и понятного объяснения произошедшего, обещанного ведущим шоу. Это было их несомненное право.

0
13:11
45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Литбес №2