09. Зловещая долина. Спектакль наизнанку

Автор:
Роис
09. Зловещая долина. Спектакль наизнанку
Аннотация:
Конец. ЮША Inc.
Текст:
«В племени азанде знают, что древесина, из которой строят амбары, подтачивается термитами. Со временем она станет трухлявой, что в конечном итоге приведёт к разрушению амбара. Но. Если амбар разрушится, когда в нём будут находиться люди, то это – прихоть сверхъестественных сил, а не вина самого племени, не поменявшего вовремя сгнившую, изъеденную древесину».
Вольное воспроизведение свидетельства Эдварда Эванса-Притчарда

Рекламная брошюра загородила собой весь обзор. Джозеф чертыхнулся. Нет, конечно, он знал, что она появится. Реклама была непременной частью жизни, важной её частью, но всё же надеялся, что успеет выбрать цвет для нового дивана прежде. Диван был из последней коллекции, появившейся буквально несколько минут назад, а от того успевшей наиболее полно вобрать в себя последние веяния современного дизайна. Подписанный на самые рейтинговые каналы и тратящий на их вычитку и репосты всё своё время – Джозеф добился привилегированного статуса и одним из первых узнавал обо всех новинках, появлявшихся в Реальности.

Это, как и выполнение многочисленных социальных квестов, щедро разбросанных по всему миру (надо было только вдумчиво подходить к их выбору), позволяло ему держать полный бонусами счёт и жить в тренде. Он не понимал людей, что всё отпущенное время проживали в начальной локации, не стремясь выйти из неё в большой мир. Пусть и оттуда предоставлялся сертифицированные комфортный отдых и качественные наслаждения, гарантированные расширенными правами в Реальности, введённые ещё Марбергом. Только рейтинг у таких услуг выше шестидесяти процентов не поднимался. И с каждым сезоном падал на десятые доли. Джозеф не мог мириться с таким сервисом.

Однако почти сразу он забыл о диване. Стилизованное под его индивидуальный интерфейс рекламное окошко предложило новый вид развлечений. Будучи пресытившимся потребителем, испробовавшим буквально всё, что могла предложить Реальность – Джозеф начал скучать в последние два дня. Смена обстановки, какую он затеял, как раз была призвана разнообразить его опустевшие будни. И вот, теперь, точно кто-то прочитал его мысли, ему прислали персональное предложение попробовать новый вид развлечения: «Перформанс-челлендж».

Короткий анимированный ролик, запустившийся сразу, стоило сфокусировать на нём взгляд, буквально пригвоздил к себе внимание Джозефа: интенсивные полутона, высвечиваемые на практически чёрном фоне короткими, но яркими вспышками света; резко меняющиеся кадры оставлявшие после себя привкус нечётких силуэтов полуразвалившихся зданий, тонущих в гудящей тишине низких частот. Массированная атака возымела успех. Загадочная реклама заставила Джозефа забыть обо всём, воздействовав на порядком утомившиеся части мозга; обо всём - только бы разъяснить отпечатанную в голове интригу.

Джозеф отметил стиль и дороговизну рекламы, что было подтверждено сразу после её окончания сводным рейтингом всех значимых профильных агентств на уровне 97%. Таких высоких отзывов критиков Джозеф припомнить не мог, а значит и развлечение должно быть из ряда вон. Надо было поторапливаться, тем более что комплексное предложение, составленное индивидуально для него, действовало ограниченное время.

Стоило поспешить.

Как и всегда в такие моменты, когда Джозеф видел перед собой цель, Реальность помогала ему сконцентрироваться на ней. Он чувствовал это. Удача не отступила от него и в этот раз. Ловко играя руками и передвигая стены, он моментом завершил перепланировку дома. Последняя стена встала там, где и должна была встать, диван мгновенно появился на том месте, куда его и планировал Джозеф, стоило ему окончательно определиться с его цветом и оформить покупку в один клик. Дом преобразился. Всё было легко. Джозеф удовлетворённо кивнул и вышел на улицу.

Улица встретила его солнечной погодой, но что-то в ней не соответствовало внутреннему состоянию пользователя: поющему, возвышенному, ждущего свершений, скорого чуда. Немного поразмыслив, он решил, что раз сегодня намечается его перерождение – перерождение от опостылевшей скуки и застоя двух последних дней, - то и самым подходящим временем стало бы освежающее утро после обновляющего природу ночного дождя.

Индивидуальный пользовательский интерфейс был встроен в Реальность, а потому всего несколько манипуляций и окружение тут же стало именно тем, что и заказывал обладатель бриллиантового VIP-статуса. Рассветное солнце отразилось миллионами лоскутов от острых граней зеркальных небоскрёбов, буквально режущих воздух сапфирового города; яркая зелень нарядилась в блестящие росинки. Добавив свежести лёгкого бриза набегающего со стороны бескрайне-синего океана, вставшего на место леса, окружающего город, – Джозеф вдохнул полной грудью. И сразу ожидаемым умиротворением наполнилось его тщательно сконструированное естество. Всё окружение подстроилось по требованию желания. Лишь публичные чаты остались висеть в воздухе в виде пушистых облачков.

Реальность далеко ушла от той первой версии, в какой оказались легендарные первопроходцы о которых теперь ставили фильмы и увековечивали в памятниках. Проделав долгий путь от единого для всех мира, сейчас для каждого создавалось индивидуальное окружение из огромной библиотеки. И Джозеф, естественно, обладал привилегированной подпиской, дающей доступ к самым эксклюзивным набором и опциям, многократно расширяющим стандартные «обои».

Он был не похож ни на какой другой. Мир физически не могущий существовать где-то за пределами Реальности. Мир недостижимого ранее комфорта! Джозеф любил его.

Просчитав варианты возможных встреч, Реальность подстроило окружение таким образом, чтобы приятель Джозефа, предположительно шедший навстречу, отобразился перед поворотом. Согласно настройкам, выставленным щепетильным к личной жизни пользователем, он не мог видеть никого, кроме тех, кого считал как друга и занёс в соответствующие списки, разделённые на множество категорий с разным уровнем доступа. Реальность, принимая во внимание желания пользователя, сверялась с настройками, не допуская в повседневной бытности нарушения индивидуального комфорта.

Случайная встреча обрадовала их обоих.

- Привет!

- Привет!

Автоматически обменялись стандартными к такому случаю радостными приветствиями пользователи. Ликующие стикеры красиво растворились в воздухе.

- Слушай, обновили библиотеку недавно, - решил сходу поделиться Джозеф последней информацией.

Уже давно было принято не уточнять, кто именно обновил. Никто не заглядывал за слова «обновили», «добавили», «исправили», «дали», «сделали». Они существовали как бы сами по себе, в то же время исполняя роль замков. Смысл был понятен всем и так, не обязательно было вспоминать, что существует базовый мир, оставивший после себя столько потрясений. Он становился всё более далёким, мифическим, почти отвратительным. Прошлое было ошибочным и его следовало забыть.

- Хочешь посмотреть?

Приятель хотел, ведь он ещё не добрался до высот Джозефа, поэтому полного доступа к премиум-контенту у него не было. В то же время, бриллиантовая VIP-подписка на услуги Реальности позволяла Джозефу на время подключать товарища из списка. Высший рейтинг однозначно стоил того и приятель в очередной раз убедился в правильности поставленной цели.

Стандартные «обои» не могли сравниться с тем потрясающим видом, что открыл перед ним премиум-контент. Ещё более «естественные» волны с пенящимися барашками на верхушках и проработанным до самых мелочей шумом прибоя, невиданная глубина прорисовки глади океана и насыщенности его цвета - на этом особо акцентировал внимание Джозеф, вычитав соответствующий пункт в списке исправлений и улучшений.

Это и было новым стилем Реальности, доступным лишь немногим счастливчикам. Для остальных оставаясь той горячей темой, что видна отовсюду и всюду же обсуждаема. Полное отсутствие яркого разнобоя элементов интерфейса, лаконично вписанных в окружение; «чистый мир» без надоевших многочисленных уведомлений от установленных плагинов; «настоящий» бриз утреннего океана; многоуровневый контроль индивидуальной жилой области, позволяющий подстраивать под себя буквально каждый нюанс.

«Чистый», «настоящий», «естественный», «привилегированный».

- Вещественный дизайн, - с придыханием прошептал приятель многократно видимый и засевший в голове призывный рекламный лозунг.

Куда бы ни посмотрел он, всюду видел «первозданную естественность», «подлинную реалистичность», «аккуратные улучшения» и «лаконичный мир». Лозунги эти выпущенные по воле маркетологов обладали тем же самым понятным смыслом, не требующим дальнейших разъяснений, что и слова-замки, за какими скрывалась уродливость базового мира.

Джозеф был в приподнятом настроении, а потому решил дать расширенное демо-время - на целый день обеспечив приятелю гостевое пребывание в его персональном окружении.

- Ух ты! – совершенно ошарашено воскликнул тот, разобравшийся наконец в нативном окружении, - классно, как аккуратен океан! А интерфейс стал так естественен! Вещественный! – не уставал он восторгаться, чувствуя именно те эмоции, что обещала реклама.

Реальность жила.

Офис первой перформанс-компании встретил Джозефа на берегу океана. Джозеф уже давно хотел оказаться именно в таком месте, всё просматривая различные темы, но по разным причинам откладывал приобретение подписки. Теперь же, словно кто-то узнал про его желание, он стоял перед просторным бунгало продуваемым всеми ветрами: тёплыми и душистым. Реальность искусно использовала всю доступную ей информацию, соблюдая ненавязчивую деликатность в интимных вопросах личных предпочтений. Приятные мелочи во всём создавали выверенное окружение для каждого, кто обладал статусом.

- Прошу, вас, прошу! – улыбнулся ему агент, стоящий на пороге бамбукового строения. Одет он был во всё белое, на контрасте желтовато-бежевого офиса и жёлтого, но необычайно нежного песка береговой линии.

Кроме них здесь никого не было. Кажется, во всей Реальности никого не осталось. Чувство особенного единения, как будто оказался в необъяснимом, но добром месте из какого-нибудь фэнтези, отчётливо наполняло всё в округе. В тени пальм висел гамак с ополовиненным кокосом.

- Присаживайтесь, - пригласил агент, усаживаясь спиной к окну так, чтобы Джозеф со своего места видел покойную тишину океана. Справа от окна находилась единственная надпись: «Овертон» и стрелка, по кругу замкнувшаяся сама на себе.

- Я пришёл к вам…, - начал было Джозеф, скользнув взглядом по надписи. Агент остановил его лёгкой улыбкой, разбежавшейся лучистыми морщинками вокруг ярких глаз.

- Знаю, Джозеф. Мы ждали вас.

Джозеф оглянулся, ожидая увидеть ещё кого-то. Но никого больше не было. Вопрос о том, кто такие «мы» затух в нём, так и не родившись. Несущественно, да и как будто всё и так стало понятно.

- У нас есть специальное предложение для вас. Вы слышали что-нибудь о-о…, - отрывисто протянул агент, - о специальных квестах: перформанс-челлендже?

Джозеф покачал головой.

- Я играл, много, в квесты.

- Перформанс-челлендж – это нечто совершенно иное. Новое и абсолютно закрытое направление только для совсем немногих. Избранных.

Агент сделал продолжительную паузу, не сводя синевы глаз с Джозефа.

- Мы тщательно проверили всех кандидатов и вы – первый, кому предлагаем. Даже ту рекламу, что вы увидели — была разработанная и показана только для вас и только вам.

Джозеф не сомневался в исключительности своих привилегий. Учитывая все набранные рейтинги, он справедливо требовал к себе уважительного и предупредительного отношения. И всё же это его польстило. Агент, будучи первоклассной обслуживающей программой, понимающе кивал головой.

- Вы знаете, - начал Джозеф подчёркнуто скромно, дабы показать свой статус, - я испробовал довольно много различных предложений. Мне сейчас необходимо что-то действительно новое, а то чувствую, как застаиваюсь. И если вы сможете предложить мне именно то….

- Поэтому вы здесь и поверьте, не зря, - многозначительно закончил за Джозефа агент.

Немного выждав, продолжил вновь:

- Как вы знаете – Реальность – это квинтэссенция идеального мира, сотворённая лучшими представителями всего человечества. Эдем.

Джозеф знал. Эту истину знал каждый.

- Но в том и заключается её недостаток. Согласитесь.

Агент так убедительно выговаривал каждое слово, подкрепляя располагающей улыбкой и буквально осязаемой харизмой, что не согласиться возможности не было. Джозеф согласился и без аккуратного присмотра Реальности, внимательно обхаживающей всё своё население. Агент между тем продолжал:

- ...те немногие, кто достигли близкого к вам уровня, вскоре почувствуют это, в то время, как для вас мы подготовили совершенно новый вид развлечения. Подобранного строго индивидуального!

- Перформанс-челлендж, – с плохо скрываемым нетерпением проговорил Джозеф. Он начал испытывать дискомфорт от продолжающейся неизвестности. Но программа-агент знала ровно ту черту, подойдя к которой следовало ещё немного приоткрыть тайну, чтобы графики возбуждения и любопытства продолжали оставаться линией стремящейся вверх. Виртуозно воздев руки, он воскликнул:

- Именно! Перформанс-челлендж. Суть его заключается в том, что мы поместим вас в необычную… обстановку, - программа аккуратно подбирала слова, - в ней в течение отведённого времени, вам необходимо будет разгадать… некую тайну.

Джозеф разочарованно вздохнул, что не осталось не замеченным.

- Не спешите, делать выводы. Да, вы выполняли квесты и раньше, но то были лишь…, - агент так показательно скривил лицо, что сразу стало понятно, какого он мнения о тех продуктах, пусть и с высокими рейтингами. Теперь они ничто, их рейтинги неизбежно полетят вниз.

- Все они были до нашего предложения, - авторитетно отрезал он, - что они представляли из себя? Закрытые комнаты, в лучшем случае средней руки ограниченное… пространство? Другого слова я подобрать не могу. Серьёзно? Это забава для неудачников из начальных локаций.

- Да, - с досадой ответил Джозеф. Он полностью разделял ту же пренебрежительную точку зрения.

- Мы же предоставим вам целый мир! Ничуть ни меньше Реальности!

Большие масштабы немного заинтересовали Джозефа, но всё же ждал он не этого.

- Но это всё равно будет лишь квест, - веско подметил он.

Лукавые морщинки вокруг глаз агента забрезжили столь же стремительно, но так же ясно, как и разряды молний отчётливо прорисовываемые Реальностью по небу.

- Мы поместим вас, вашу голограмму… в базовый мир.

Не сомневающийся в произведённом эффекте, агент довольно закинул ногу на ногу и замолчал.

Молчал и Джозеф. Потрясённый неожиданностью неприличного упоминания.

- Представьте! Неизведанный, давно покинутый всеми мир, изнывающий от собственной затхлости несбывшихся надежд, какие на него, по отсталой наивности, возлагали люди. Предстанет перед вами во всей мрачной эпичности. Мы вам покажем лишь одну его часть, и даже не самую страшную, но по ней вы сможете сделать всеобъемлющее представление о том месте, какое утратило доверие к себе и осталось навеки покинутым.

Все локации будут находится в базовом мире! Там, где столетие назад жили наши предки. Обещаю вам, что такой опыт не получал никто. Я уверен, что вам сейчас нужна именно такая встряска. Саспенс будет отменным. И, конечно, конечно, конечно же неожиданные повороты в сюжете – заметьте! – не в сценарии, а именно в сюжете! Воссозданный нарратив будет буквально осязаемым, как густой туман стелящейся на протяжение всего представления.

Программа действовала ровно на те психологические рычаги Джозефа, что составляли его личность и были в полной мере доступны Реальности. Закончив долгую речь, агент подчеркнул:

- Как вы должны были заметить — предложение действительно составлено специально для вас и является комплексным.

Джозеф, возбуждённый открывшимися перспективами о первом опыте, ранее никем не получаемом, согласился. Он кивнул, напустив на себя важности с помощью подходящего случаю стикера, отображённого тут же.

- Мне подходит, сколько стоит?

Агент с нужной долей возмущения немного отпрянул, показывая, что в столь уникальном, к тому же личном деле, речь об оплате только всё испортит.

- Об этом мы поговорим позже, когда будет подписан контракт. Но сейчас я призываю вас не торопиться. Ведь я не зря сказал о комплексном предложении, - сладко улыбнулся агент.

- Есть что-то ещё? – жадно спросил Джозеф, сверкнув глазами.

Здесь агент осмотрелся по сторонам, что невольно за ним повторил и Джозеф. Никого не было.

- Я понимаю Джозеф, что, возможно, моё предложение покажется вам несколько… неуместным, может быть даже… радикальным, учитывая всю предысторию людской цивилизации, а также то, что действие нашего перформанса и так проходит в базовом мире. И всё же осмелюсь, не покидая норм… респектабельности общества…

Джозеф горел от нетерпения. Он не ошибся, предложение уже было самым необычным, а тут ещё поднимается что-то явно… запретное, на что единодушно всеми наложено негласное табу. Не ошибся он и на этот раз:

- Позвольте заметить, что голограмма, с помощью которой по стандартному пакету мы поместим вас в базовый мир, какой бы совершенной она не была — это... не те ощущения. Для полноты погружения, предлагаю вам выйти в вашей физической оболочке.

Хоть предложение и могло показаться немыслимым, будь оно озвучено в самом начале, но ловко поставленный вектор беседы, обведённые акценты на уникальность предстоящего опыта, делающие его ценным, стирающие ту грань отвращения, что была во всяком сознательном пользователе Реальности…

Искусно расставленные и преодолённые этапы сработали. Джозеф согласился, сам ещё до конца не веря, что сделал это. Зато чувство бунтарской смелости переполняли его. Именно это и требовалось насытившемуся обычной жизнью пользователю.

- Только позвольте… один вопрос.

- Конечно, я весь в вашем распоряжении, - горячо заверил агент.

- Я не компетентен в этой области, но ведь я… точнее не я, конечно, моя физическая оболочка — она же может погибнуть?

- Поверьте, будут приняты самые серьёзные меры. Во время представления ваша оболочка будет в полной безопасности.

- Да, но… всё же, я боюсь, что это… вдруг, знаете, ха! - неловко хохотнул Джозеф, затронувший тему близкую к суевериям, - произойдёт. Со мной случится что-нибудь? Я имею ввиду со мной настоящим, в Реальности.

- В этом и заключается прелесть! Вы, должно быть, пропустили, но буквально недавно учёные опубликовали исследования, в которых совершенно однозначно говорилось, что мы, на сегодняшнем этапе эволюции Реальности, в принципе не зависим от наших физических оболочек. Это рудимент, от которого мы просто боимся избавиться.

- Но, как же, всё же уточнить. Позвольте. Я останусь… собой? Если…

- Абсолютно и абсолютно! Мы сохраним вас здесь. Процедура бэкапа слепка вашего разума - непременное условие. Здесь вам ничего не угрожает. Пожизненная гарантия. К тому же, вы перестанете платить налог на тело! Умрёте добрым стариком в своём доме!

Атмосфера неловкости разрядилась к месту озвученной шуткой.

- Жаль, что ещё не изобрели бессмертие, даже здесь приходится стареть! – с радостью подхватил её Джозеф, стараясь уйти подальше от гнетущей темы.

- Учёные работают над этим. Но я вижу, что вы сомневаетесь.

Джозеф виновато улыбнулся. Он чувствовал себя неловко от того, что вдруг нахлынувшей беспричинной робостью и суевериями заставляет агента так долго объяснять в общем-то совершенно естественные вещи. Слабость эта, проявленная затравленным организмом как раз и была естественной, в отличие от остального, но разум, взращенный в противоположном ключе так не считал. Реальность это отметила:

- Открою вам секрет, - агент «решился» на последний шаг, чтобы окончательно убедить клиента, - у меня уже нет физической оболочки.

- Как? - шокировался Джозеф. Он срочно проверил слова на детекторе лжи, благо у него был доступ к самому полному каталогу приложений. Работая по стандартам Реальности, тот не выявил и намёка на сознательное враньё, да и программа не врала — у неё никогда не было тела.

- Согласен!

Агент сделал пометку о совершённой удачной сделке. Пометка ушла в вакуум базового мира, куда всё всегда уходило и откуда всё приходило.

Износившаяся от рабского труда оболочка, стимулируемая многочисленными препаратами, вновь обрела здоровый лоск и товарный вид: исчезли нагноения, кровоподтёки. Из-за избыточности материала, заполняющего базовый мир, уход за физическим состоянием отработавших технический срок оболочек с каждым годом становился всё менее рентабельным, а от того и биологические стандарты постоянно подстраивались под сокращающиеся ассигнования на содержание. Болезни возникшие от питательных субрастворов, целиком заменивших экономически неэффективную органическую еду, были заглушены антибиотиками. Максимальный комфорт был обеспечен для того, чтобы ни один внешний фактор не помешал получить новый опыт, необходимые впечатления, прописанные в брошюре перформанс-челленджа в базовом мире.

Все особенности несовершенства базового мира были учтены: организм Джозефа работал на максимуме. Почти полностью разрушившиеся органы, не выдерживающие нагрузку от вливаемых качественно улучшенных растворов произведённых гигазаводами и обязательной, каждодневной работы - ведь и она никуда не делась - залились обезболивающими препаратами выжимающими предельные силы.

Утверждённый на собрании акционеров план оптимизации затрат был запущен.

Джозеф осматривался по сторонам, глядел на руки, вертел ими перед собой. Он хотел увидеть себя со стороны и тут же, словно угадав его желание, в комнате, где он очнулся, появилось зеркало. Тело было совершенно не тем, к какому он привык в Реальности. Чужое и неуютное. Он никак не мог поверить, что это является его базовой оболочкой. Без многочисленности совершенно необходимых опций, давно утверждённых, как минимально приемлемый стандарт в Реальности, оно обладало лишь неуклюжестью и тяжеловесностью. Джозефу пришлось немало потрудиться, чтобы хоть как-то освоиться в нём.

Не мог он зависеть от неё, не зря агент сказал про рудименты. Всё правильно.

Едва Джозев пообвыкся - открылась дверь. Он прошёл в другую комнату, где перед ним предстало казамерное помещение именно таким, как он и представлял. Всё было крайне атмосферно. Джозеф, представив себя матёрым воякой, принялся одеваться, пользуясь своевременными подсказками. По окончании из открывшейся стены он получил новенькое оружие.

Краткий курс «потерявшего память бойца» проецируемый тут же, пояснил, что ему необходимо делать.

Стоило Джозефу освоиться с оружием, как погас свет.

- Включите фонарик, - сработала проецируемая в воздухе подсказка.

Джозеф повиновался и тут же в одиноком коридоре неверного света промелькнула чья-то тень, заставив его шарахнуться в сторону и открыть огонь во все стороны. Подхваченный эхом, автоматный треск убежал прочь.

- Вот же! - возбуждённо воскликнул Джозеф. Этот квест определённо привносил что-то новое. Пока он не мог разобрать что именно, но таких чувств раньше однозначно не испытывал. Хоть биение подхлёстнутого адреналином загнанного сердца и было очень похоже на те, что были привычны Реальности.

Оказалось, насколько в свете фонаря смог разобрать Джозеф, все стены казармы исчезли. Теперь он стоял посреди развёрнутого во все стороны помещения с низким потолком. Ветер, нёсший смрадный запах, свободно гулял здесь, проникая через миллионы щелей, тут же образовывавшихся под его напором в ржавых стенах. Ночная тьма крепко, до металлического скрежета, обнимала изъеденное рыжиной пространство.

«Это лишь квест, игра!» - напомнил сам себе Джозеф и бодро зашагал в одну из сторон.

Идти ему пришлось не долго, вскоре он оказался у края загадочного помещения и наконец сообразил где находится. Находился он на одном из верхних этажей покосившегося небоскрёба. Вид, что открылся ему был завораживающий: остовы сотен и сотен точно таких же зданий, виднелись до самого горизонта, с обоих сторон омываемые бурным потоком мутной воды. Противоположные берега были утыканы строениями поменьше, но зияющими такой же обречённостью отпечатанной на них прошедшей катастрофы. Река текла быстро, словно торопилась скорее преодолеть страшную могилу. Покинуто это место было очень давно, представляя собой увядающий слепок остервенело затоптанного прошлого. Ни одного растения не было видно. Все они были уничтожены миллионами галлонов химикатов вылитых на город во время последней войны. Разрушительная сила их ещё не разложилась, препятствуя распространению жизни.

От восторга у Джозефа перехватило дыхание. Столь качественных декораций, где была проработана каждая мелочь и каждый штрих играл на общую атмосферу, он прежде нигде не видел. Самые эксклюзивные локации, где бывал он, могли похвастаться подобным уровнем оформления, но масштабы их были абсолютно не те.

Лишь Джозеф, окунувшийся с головой в квест, начал прикидывать, как можно спуститься вниз, ведь, судя по подсказкам на карте, его цель находилась где-то среди мумифицированных небоскрёбов, как очередной шорох за спиной заставил его неуклюже обернуться и с испугу зажать курок. Автоматная очередь, разорвав мёртвую пустоту унеслась вверх к голубому небу. Джозеф, впервые в жизни оказавшись в базовом мире, лишь несколько минут назад вернувшись в украденное лоно природы - нёсся вниз, навстречу смерти. Что-то страшное почудилось ему, перед самим ударом, будто он чего-то непоправимо лишался. И какое-то странное слово, никогда им прежде не слышанное, яркой вспышкой вторглось в его сознание. Но все эти страхи так же быстро истрепались, как и развеянная в сочных красках ядовитой пыли душа.

- Знаете, я хочу попробовать ещё. Только на этот раз сделайте, чтобы квест закончился не так быстро. Я ещё не успел освоиться, как уже был атакован и из-за неуклюжести базового мира…, - говорил Джозеф агенту, сидевшему спиной к окну и надписи, виновато-понимающая улыбка проецировалась по его лицу, - …хотя автомат очень и очень сработан здорово. Отдача чувствуется всем телом… да… тело….

Джозеф едва ли задумался и на минуту:

- И тело то какое-то не привычное, хочу своё, как здесь…

Невольная внутренняя судорога прошла по Джозефу, поддавшись безотчётному страху, но Реальность сразу взяла всё под свой контроль. Она стремилась отыскивать и активировать исключительно комфортные эмоции: снизила параметры напряжения и выявила остаточные бет-сектора вызывающие дискомфорт, тут же избавившись от них.

0
12:25
77
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Илона Левина

Другие публикации