Странная Вася

Автор:
Bowl of Petunias
Странная Вася
Аннотация:
"Первое, что пришло мне тогда на ум – передо мной чистая стихия."
Текст:

Когда солнечная система только перешагнула миллениум, довелось мне встретить одну очень необычную девочку. Рыжая, вихрастая, нос конопатый, и беспокойная, как белка осенней порой.

Я поначалу даже подумала, что это мальчишка. Звали её Василиса, а попросту Вася.

Мы жили тогда с мужем в маленьком южном городке, основной задачей которого являлось обслуживание электроподстанции между пунктами А и Б. Женю моего привела туда профессиональная деятельность. А я, как хорошая жена, не могла позволить ему питаться в столовой, и потому отказалась от практики и увязалась следом, решив, что лучше проведу это время с любимым. Впереди лежал чистый горизонт и вся жизнь. Единственное, что удручало – махровая провинциальность этого городка. В нём было всё и не было ничего. Любые сезонные фрукты и овощи, чистейшая речушка, поля и леса вокруг. Жаворонки в летнем небе и соловьи ночью. Молочные реки и кисельные берега.

И в то же время такие радости как универмаги, кафе, или банально – кинотеатр, здесь отсутствовали. Имелась школа-восьмилетка, при ней крохотная библиотека и кино по субботам в актовом зале, но вот про дошколят никто не подумал. К чему я это рассказываю. В редкие мужнины выходные мы, конечно, находили чем заняться, но в целом меня одолевала скука смертная. Как-то в свободное воскресенье мы с Женькой решили наконец-то устроить пикник. И не успели удрать из дома, как зазвонил рабочий телефон. Пришлось делать крюк через станцию, потому что, пусть на минуточку, а Жене непременно надо зайти на работу.

Мне пришлось ждать его у входа. И хотя минуточка растянулась где-то на сорок-пятьдесят, я провела это время очень даже с пользой. На проходной мы разговорились с вахтёршей, и, слово за слово, выяснилось, что есть подходящая для меня работа. Не официальная, но зарплата гарантируется. Оказалось, что хоть детского сада здесь и нет, зато дети есть. Набирается группа из восемнадцати человек разного возраста.В школе есть пустующее крыло, не хватает одной нянечки. Работа с девяти до четырех. Кормежку родители обеспечивают сами. Наше дело присматривать и развлекать. Не раздумывая долго, я согласилась.

Вот там-то я и познакомилась с Васей. Первое, что пришло мне тогда на ум – передо мной чистая стихия. Её рыжие вихры, как сигнальный фонарик вспыхивали по всей школьной площадке. Тихий час девочка проводила, качаясь на качелях. В классе она постоянно перемещалась, и уследить за ней стоило труда. Единственный плюс, Вася никогда не отбивалась от коллектива. Даже в туалет ходила только с компанией.

Василиса обладала неуёмной и бурной фантазией, придумывала игры на ходу, и все действия обязательно озвучивала словами. «Вот здесь у меня стиральная машинка, - она обрисовывала рукой пространство подходящего размера, - а здесь корзина с бельем». Вася «ставила стирку», и выглядело это так натурально, как будто смотришь выступление профессионального мима. Только Вася не замолкала. Естественно, она была главной, а остальным доставались роли второго плана. В игре все слушались Василису беспрекословно, её игра - её законы.

Родители неплохо постарались и обустроили пустующую часть школы вполне комфортно. В наши владения входили четыре классных комнаты и санузел. А также отдельный выход на огороженную площадку. Лучшего и не придумаешь. Весь тихий час Вася проводила на улице, а мы по графику дежурили рядом. Все детки честно спали после полудня, и только Василиса обрывала качели. Или, как всегда, строила воображаемые объекты.

В тот день подошла моя очередь выгуливать неудержимую белку, так я называла Васю про себя. Погода не очень располагала к играм на улице, ноябрь всё-таки, но она рвалась во двор. Я сделала себе большую чашку кофе и прихватила сигареты. Курение тут не одобряли, но когда Василиса входила в раж, я не опасалась быть замеченной. Если эта девочка увлекалась игрой, весь мир переставал для неё существовать. Важны были только люди, которые принимали непосредственное участие. Взрослые в этот священный круг никогда не входили.

Вася оседлала качели, а я устроилась с подветренной стороны горки. В этом месте я обладала неоспоримым преимуществом - прекрасным обзором, сама оставаясь видимой лишь наполовину. Кофейная чашка напоказ, а сигаретка припрятана от посторонних глаз. Ветер не стихал, но солнце вышло. Из моего укрытия было хорошо видно, как размеренно двигаются качели. Вверх, вниз. Мелькает перед глазами желтая курточка. Вверх, вниз. Я с удовольствием затянулась, ни на минуту не спуская с Васи взгляда. Верхняя перекладина качелей делила осеннее солнце пополам, и оно немного слепило глаза. Забавный эффект - в крайней точке подъёма, когда качели начинали движение в обратную сторону, Василиса словно пропадала. Через секунду возвращалась в поле моего зрения, и лицо у неё просто сияло от радости. Вверх – пропала. Появилась, и снова вниз. Наверное, это из-за того, что курточка у неё такая ярко-желтая и солнце светит мне прямо в глаза. Пропала, появилась – и так почти целый час. Кофе давно закончился, с чувством и с толком выкурены две сигареты. Я попрыгала, побегала. Ещё понаблюдала и взмолилась:

- Василисонька! Пойдем, лапушка, в класс. Пока разденемся, разложим вещи, руки помоем, все уже проснутся. И опять будете играть.

На удивление Вася быстро отреагировала.

- Тормозю! Всё равно они ускакали, - и ловко спрыгнула с качелей. – Пойдем, тётя Люся, быстрее. Хочу всем рассказать!

- Что же там такого интересного?

- Там единорожков – целая стая!!!

- Стадо, лапушка моя, когда много животных с копытами – это стадо. Поняла?

- Целое стадо, - поправилась она, - они по одному не ходят! А мне Даша с Ленкой не верят. Вот я им щас…

Я же говорю – бешеное воображение, фантазии, в которые остальные дети каждый раз верили без оглядки. Так и вышло.

На другой день вторая наша нянечка Вера, отводит меня в сторонку, и говорит:

- Слушай, Люська, хочешь вместо меня с Васей гулять? Я знаю, ты на улице куришь, когда никто не видит. А?

- А ты чего, простудиться боишься? – спросила я в шутку.

- Да не лажу я с ней. Только Максимовне не говори.

- Как же с Василисой можно не ладить – она как игру задумала, так вся в неё погружается. У меня с ней никогда никаких хлопот.

- Вот-вот ... погружается. Окаянная она… подменишь?

Я согласилась. Мало ли человек с ребёнком не поладил. Вера со всеми детками не сильно-то находила общий язык. А мне не трудно.

Гуляем мы с Василисой в очередной раз. Она играет в музей. Наверное, насмотрелась с вечера по телевизору. Денек, на удивление, тёплый и безветренный. У всех тихий час. Собственно Вася эту игру начала ещё до того, как я вышла к ней на улицу. Остальные детки неохотно уходили спать, а у неё глаза горели в предвкушении развития очередной придумки.

Так вот гуляем мы. Я удалилась на перекур, но за Василисой наблюдаю. Действо похоже на танец шамана из племени тумба-юмба, или что-то подобное, и вдруг вижу: она машет руками от себя, будто прогоняет что-то невидимое и выражение лица у неё испуганное. Первое, что пришло мне в голову, что из-за теплого дня проснулось какое-то насекомое и напало на девочку. Я кинулась на помощь - с налёту, с треском врезалась во что-то металлическое и полетела кувырком. Падая, я чётко, могу поклясться чем угодно, услышала звон разбивающегося стекла. Кувырок немного оглушил меня.

- Тётя Люся! Вы вазу разбили! – подбежала ко мне Вася, - самую красивую! И подставку поломали…

- Но я… ты… Вась, я думала, на тебя оса какая-нибудь нападает, - и уже потом до меня дошло, что на улице конец ноября, - где, какая ваза!? Как я упала?

Оглянувшись, я поняла – не было на моём пути никаких препятствий. Не валялись черепки, не валялись сломанные подставки, не оказалось никаких других предметов, только чистый морской песок. Я сидела с вывихнутой ногой, а Вася опять суетилась вокруг пустоты, об которую я только что, здорово ушиблась.

- Василиса, - с нажимом спросила я, наверное, в первый раз так строго обращаясь к ней, - что ты там делаешь?

Вася посмотрела на меня, как на глупого взрослого и продолжила лепить свой воображаемый мир.

В ноге у меня, помимо вывиха, оказалась трещина. Не успела я опомниться, как оказалась дома на больничном. Но вся эта история крепко засела у меня в голове. Никаких рациональных объяснений на ум не приходило, а мистические отвергало моё хвалёное здравомыслие. А, может быть, я просто испугалась. Чтобы там не случилось, но на работу я вышла. Прямиком под Новый год.

В нашем импровизированном садике царила предпраздничная суматоха. Всё, как положено – ёлка, гирлянды, украшения, утренник. После утренника, когда все напрыгались и наплясались, Максимовна, наша главная, предложила детям написать письма Деду Морозу, а кто писать не умел совсем – нарисовать. Предложение восприняли «на ура». Все наши подопечные сосредоточено карябали на бумаге, кто как умел. И только Василиса сидела, скрестив ноги, и сложив руки на груди. И скептически улыбалась.

Я подошла к ней:

- Васенька, а ты почему ничего не пишешь?

- Мне ничего не надо, - лаконично ответила странная Вася.

- Все ждут подарков от дедушки Мороза, даже я, – она не отреагировала. – Вася, разве нет чего-то такого, чего тебе хочется больше всего на свете?

- У меня все есть, - непреклонным тоном заявила девочка.

- Даже единорога? – Вспомнила я один из наших с ней разговоров.

- У меня есть.

- Воображаемый, - гнула я своё.

- Я не глупая, - вдруг обиделась Вася, - я знаю, когда придуманное, а когда по-настоящему.

Надула губы и ушла. Поверьте, никогда в жизни ещё я не чувствовала себя такой дурой.

Я стала за ней потихоньку наблюдать. Интересная закономерность: если Вася установила воображаемый предмет на определённое место, его все дети обходили. Особенно самые младшие, двойняшки-четырёхлетки. И я в толк не возьму, как они это запоминали. Признаюсь, что иногда этот «мимический» театр вызывал у меня какую-то восхищённую оторопь.

В марте разразился скандал. Василиса загадочным образом пропала. Сутки городок сходил с ума в поисках. Вернулась она живая и здоровая, с очень странной историей, подробностей которой, к сожалению, мне тогда узнать не удалось. После этого происшествия наш нелегальный садик закрыли. Не знаю уж, как Максимовне удалось всё замять и разрешить все вопросы, но серьёзно никто не пострадал. А через месяц мы с Женькой уехали в пункт Б, потому что ему дали повышение по работе и вместе с ним жильё. И события эти как-то стерлись из памяти. Не то, чтобы насовсем. А так – до востребования.

Прошло лет семь, и случилось так, что я снова встретилась с этой удивительной девочкой. Пересеклись мы в школе-интернате, куда я пришла работать завучем по внеклассной работе. К своему стыду, я не сразу узнала Василису.Только когда услышала её имя в учительской. Она, конечно, подросла, и обрела какую-то дикую красоту. Глаза цвета крепкого кофе опушали рыжие ресницы, нос прямой, как у римских статуй, едва заметные конфетти веснушек на молочной коже, тонкие, красиво очерченные губы. Волосы потемнели и обрамляли спутанными медными волнами очень серьёзное лицо. Возникало такое чувство, будто эта девочка просто не умела улыбаться. Но, я-то помнила совсем другую Васю, полную жизни и азарта. Кипучую, неуёмную фантазёрку. Заводилу и владычицу всего игрового мира.

Каюсь, я не сразу подошла к ней. По привычке некоторое время наблюдала за ней издали. До этого момента я не знала настолько одиноких людей. Ни подруги у неё, ни друга. Её ненавязчиво избегали ученики, учителя, повара в столовой и сторожа. Все. Лицо Васино застыло в тихой застаревшей скорби. И это никого не волновало. Вспоминались слова няни Веры – «окаянная она… окаянная».

Я стала потихоньку собирать информацию. Не знаю уж, что заставило меня делать это тайком. Оказалось, что Вася лишилась семьи несколько лет назад. В автомобильной аварии выжили Василиса и её старшая сестра. Говорят, что когда Вася лежала в больнице, сестра пришла и рассказала ей, что та приёмная. Обвиняла её в смерти родителей, и как только не обзывала: и ведьмой, и гадиной и проклятущей тварью. Отказалась брать над ней опеку. Буквально сказала, что пусть теперь с этой чертовкой другие помучаются. Люди стали шептаться Василисе вслед. Дурная слава поползла за ней, как тень. Странная девочка. Её избегали, и она перестала стремиться заводить отношения с другими людьми.

Детские дома и интернаты передавали Васю друг другу, как горячий уголёк. Где-то обвинили в краже. Где-то в порче имущества. Другие напрямую заявляли, что она наносит вред другим детям. Просто какая-то тихая охота на ведьм.

Я перестала спать ночами. Я не знала, как подойти к ней. И, наконец, собралась с духом.Однажды после общего собрания, когда учащиеся уже давно разошлись по своим комнатам, а Вася сидела одна в тёмном вестибюле, я решилась:

- Привет Василиса.

- Привет, тётя Люся, - она посмотрела на меня без тени смущения, - я думала, Вы меня не узнали.

- Не сразу, лапушка моя, - при этих словах лицо Васи дрогнуло, - не сразу. Здорово ты подросла, красивая стала. Только одна всё время почему-то. Не любишь людей?

Я не знала, как мне с ней говорить, насколько она сломлена, поэтому и шла напролом.

- Они меня… а Вы ведь ногу из-за меня поломали. И что, не сердитесь?

- Кто старое помянет... Глупая ты, чего я буду сердиться? Вот она моя нога – всё с ней хорошо. Она не болит. А кое-что другое у меня болит, когда я на тебя смотрю. Расскажешь, что случилось?

Василиса пожала плечами:

- Толку-то.

На секунду мне показалось, что она опять обидится и уйдёт. Но, видимо,что-то ещё сохранилось от наших тёплых отношений.Значит, никого у неё совсем не осталось, если уж чужая тётка из прошлого со своими назойливыми вопросами не вызвала у неё неприязни.

И так стали мы понемногу общаться. Все вокруг только удивлялись. Но, с вопросами никто не спешил. А ещё у меня появилось неприятное ощущение, будто нас окружают люди из дремучего средневековья.Так и чудились мне кресты и святая вода.

Жаль, что шпион из меня некудышний. Мне ничего не удалось толком узнать о Васиной жизни до нашей первой встречи. Тайна её удочерения, как говорится, покрыта мраком. Два архива, в которых предположительно могли быть документы, касающиеся Василисиной жизни до пяти лет – пропали.Возможность найти её биологических родителей полностью отсутствовала. Приёмная сестра тоже исчезла с горизонта. И самым сложным мне представлялось вернуть улыбку на её лицо.

На самом деле разговаривали мы мало. Василиса предпочитала читать или рисовать. Художник из неё так себе. Наверное, это просто помогало ей сосредотачиваться на своих мыслях. Мы частенько сидели вместе в одной из пустых аудиторий, и это всех устраивало. Одним вечером я спросила:

- А помнишь, Вась, какие ты игры придумывала? А? Ты же была настоящим лидером. Как мелкие хвостиком за тобой ходили ив рот тебе заглядывали? Ждали дальнейших указаний. Незабываемые деньки!

- ...да, незабываемые… - как эхо откликнулась девочка.

- Куда подевалась твоя божественная фантазия? Мне казалось, что ты целый мир вокруг себя строишь. Я даже иногда в это верила!

- Иногда верили?! Знаете, когда я перестала, как Вы говорите, фантазировать? После аварии! – Она подобралась вся, как кошка, готовая к прыжку, - папа вёл машину прямо в огонь! Там всё горело! Дорога впереди горела, а он не видел! Не мог видеть… я кричала, просила остановиться, никто не послушал. Как всегда, пытались дать мне успокоительное…

На мгновенье Вася затихла,восстанавливая в памяти события:

- Сестра говорит, что это я виновата, что я ведьма и убила родителей. Но машина перевернулась уже после того, как загорелась… а они… они увидели огонь, когда уже совсем поздно стало. А ведь стоило только остановиться, вовремя остановиться… огневики прошли бы мимо и не тронули нас… никого из нас…

Василиса рыдала, а я почти ничего не поняла из её рассказа. Но не могла перестать её расспрашивать, я ведь это делала не из любопытства, просто понимала, что надо как-то вскрыть этот застарелый нарыв, очистить раны и дать человеку возможность жить дальше. Сама не понимаю, почему я взяла на себя роль психолога. Не могла просто взять и отдать её в чужие руки. Пусть даже опытные. Ей и так досталось, никому не пожелаешь. Да, тяжелый тогда выдался вечер.

***

Через некоторое время представители правопорядка проводили у нас лекцию. О преступности среди несовершеннолетних и вреде наркомании. Лекция слегка затянулась. Лектор говорил неторопливо и невнятно, и мы с Василисой потихоньку сбежали. Вышли на улицу, а тема как-то перешла в наш разговор, что случалось довольно редко.

- Некоторые воруют, не от того, что им кушать нечего, - продолжила я вялые разглагольствования капитана полиции, - а просто из спортивного интереса, смогут ли они. Да, Вася, мне лично встречались такие люди. Одна моя приятельница украла в бутике дорогую сумку. Могла здорово за такую выходку поплатиться, а ей это сошло с рук. Могла купить, но ей нравилось хвастаться тем, что получилось украсть. На мой взгляд - сомнительное достижение. А кому-то стыдно стащить бублик, даже умирая от голода.

Василиса на минуту задумалась и произнесла фразу, которая стала ключевым моментом в наших с ней отношениях:

- Я один раз придумала куклу для девочки, с которой хотела дружить, - Вася проигнорировала мой вопросительный взгляд, - она о такой давно мечтала. Кукла вышла слишком хорошей. А потом попалась на глаза воспитательнице, и та сразу подняла панику, откуда такая дорогая игрушка у детдомовки. Подружка моя испугалась, и указала на меня. Все решили, что я украла… девочки перестали со мной разговаривать. Там за воровство очень сильно наказывали, и все боялись.

- Придумала? – в голове моей вдруг стала складываться определённая картина, - ты придумала материальную вещь?

- Она пластиковая, - поправила меня Вася деловито,- Барби из последней серии, в шапочке и пальто из меха. После этого я перестала придумывать. Мне от этого больше нет никакой радости. Родители тоже думали, что я ворую… это так обидно.

- Материальная вещь, значит настоящая, а не воображаемая… Василиса, ты серьёзно? – Но по каким то, одному Богу известным причинам, я ей уже поверила, – а ты можешь показать?

-Нет.

- Почему? – Очень осторожно спросила я. Я и не рассчитывала на быстрый результат. Мне думалось, что всё не так просто.

И я не ошиблась, Василиса изобразила на лице довольно сложную гамму эмоций. Я подумала, что у неё не хватает слов, объяснить мне, что и как происходит. Некоторое время мы шли молча, потом она стала говорить:

- Понимаете, иногда я что-то могу увидеть, или услышать, и это будто застряёт у меня в голове. И я потом всё время об этом размышляю. Мысли сами так и лезут в голову, особенно, если хорошая игра складывается…. а я всё больше представляю себе разные мелкие детальки, какой оно формы или цвета. Тёплое или холодное. Если это, например пони, то, какой у него характер. И всякое такое. Потом я это вижу и начинаю ощущать. А после это начинают видеть и другие, и, когда кто-то смог взять руками, то получается, как Вы сказали, материальная вещь.

Вася ещё долго и запальчиво описывала мне процессы своего удивительного дара. Все, что я приблизительно уразумела, это то, что Василиса, когда чего-то очень хочет, продумывает всё до мельчайших подробностей, выстраивает алгоритм взаимодействия с объектом, и тогда он материализуется. И ей обязательно нужен настрой - желание, вдохновение, положительные эмоции и поддержка окружающих, игровой кураж. Но, как и всё в мире, этот её талант имеет и тёмную сторону. Страхи тоже иногда материализуются. Самые серьёзные, именно те, которые больше всего ранят саму Василису.

Впервые за много лет руки мои стали искать сигаретную пачку. Вася говорила, а я всё думала и думала. Бедная девочка - ей всегда приходилось справляться в одиночку. Самой искать решения проблем… чувствовать вину. Ни помощи, ни поддержки. Даже совета... А с другой стороны спасибо всем тем, кто оказался равнодушен. Кто не заметил, не понял и не воспользовался. А чем я-то могу помочь? Рассказать Женьке - он поймет... но что мы станем делать? Кто мы такие? Иногда, как оказалось, можно заслужить чьё-то доверие, просто не вмешиваясь, из-за желания незаметно покурить в сторонке. Как же это стыдно. Как мы сможем её уберечь? Этот жадный и жестокий мир никогда не примет и не простит Василисе её удивительный дар. Мне пришло в голову, что, как и всякий другой талант, этот тоже требует развития и тренировки. Его нельзя игнорировать. Иначе от девочки останется одна лишь тень. И тут меня осенило:

- Василиса, - я взяла её за плечи и повернула к себе лицом, слёзы застилали мне глаза, - поверь мне! Больше всего на свете я хочу, чтобы ты осталась здесь со мной! С нами. Мой Женя, он сразу поверит тебе, и полюбит. И мы будем изо всех сил стараться сделать тебя счастливой. А для тебя это будет, наверное, как мощный заряд от электростанции. Это заставит тебя сиять. И, Бог знает, какие тёмные силы могут слететься на этот свет. Как мы, простые рабочие муравьи, сможем защитить нашу жемчужину?

Губы у меня тряслись:

- Вася, - продолжила я, - давай поиграем, лапушка моя. Ты будешь наследницей невыразимо прекрасной страны. Единственной и очень сильной волшебницей. Василисой - самой премудрой, и самой прекрасной!

Я взяла двумя руками воображаемую корону и водрузила её Васе на голову.

- Не очень тяжелая? - спросила я участливо, стараясь сдерживать волнение в голосе, - Ваше Величество, разрешите мне поправить Вашу мантию?

Некоторое время Вася смотрела на меня с недоумением. Но я поняла, что ей не хватало игры. И она подключилась, сначала осторожно, потом с удовольствием. Время подходило к одиннадцати. Хорошо, что Вася персона нон грата. Никому не интересно, где она. Никто не хватится сразу. Понимаю, что я не совсем связно придумывала, но какую-то удобоваримую картину бытия, всё же, кажется, удалось нарисовать. Мне пришло в голову, что в детстве Василиса пропадала не абы куда. Возможно, существовало определённое место. Может параллельная вселенная, или ещё что-то. Может быть, если она сама возглавит это мир, он станет для неё безопасным. И на тот момент я сочла это самым верным решением.

- Поторопитесь, Ваше Величество, прекрасная дева Василиса, вы опоздаете на церемонию отхода ко сну. Вас уже ждут Ваши фрейлины, и старшая статс-дама волнуется, ведь утром в вашей стране праздник и даже драконы придут к Вам на поклон...

Вот так, дурачась и сочиняя, дошли с ней до главного корпуса и поднялись на третий этаж, где располагалась спальня, которую Вася делила с другими девочками. Мы перешли на шепот.

- Васенька, - сказала я, и обняла её, - не забывай меня, ладно. Прекрасная дева Василиса, вот дверь в Ваши покои, наслаждайтесь своей жизнью и Вашим необычным даром.

Василиса взялась за ручку двери, и, повернувшись ко мне, прошептала:

- Спасибо, тетя Люся, спасибо...

И тут я увидела то, что давно хотела - безмятежную улыбку на её лице. Настоящую, непринуждённую. Когда она открыла дверь спальни, оттуда разлился мягкий дневной свет. Вася напоследок махнула мне рукой, и, я очень надеюсь, попала туда, куда нужно.

Я шла домой, как пьяная. Весь этот сюрреализм здорово выбил меня из колеи. И даже мужу не смогла ничего рассказать. Чем больше проходило времени, тем менее реальными казались мне все эти события.

Первое время полиция не оставляла меня в покое - ведь я последний человек, который видел Василису. Я твердила одно и то же:

- Вася хорошая девочка, но нелюдимая. Наверное, так на ней сказалась гибель родителей. Да, я знала её раньше и она меня вспомнила. Может поэтому она со мной и общалась. Но доверять, никому не доверяла, и мне в том числе. Да, вечером мы обсуждали с ней лекцию, немного загулялись, и потом я проводила её до спальни. Внизу нас видел дежурный. Как мы пришли, и как я ушла через десять минут.

Я повторяла это много-много раз, и теперь сама в это верю. А хочется мне верить в то, что у неё всё хорошо. Что она сама управляет своей жизнью и своим миром. Хочется верить, что она счастлива.

Я не человек науки, и у меня нет ни одного термина, который бы внятно объяснил этот феномен с точки зрения учёных. А в последнее время всё чаще и чаще задумываюсь, правильно ли тогда поступила. В одном я уверена точно - Василиса научится за себя постоять, и, кто знает, может нам ещё суждено увидеться.

+5
17:30
142
19:16
+3
Охо-хох, тяжело, и трогательно. И жизненно. Одиночество — тяжкий груз, а для ребёнка — невыносимо тяжкий. Надеюсь, Василиса счастлива в своём выдуманном мире.
Изумительный рассказ! thumbsupСпасибо!
19:45
+3
Спасибо Вам, Светлана, за такой проникновенный отзыв!
19:40
+2
Даже в туалет ходила только с компанией.
Что??? Вместе с мальчиками! Куда нянечки смотрели?

А в общем рассказ интересный, но не лихо сюжет закручен, больше на выдавливание слёзы… сам чуть пару раз не всплакнул
19:59
+2
Спасибо за отзыв!
А разве компания — это непременно мальчики? Думала очевидь… laugh

21:17 (отредактировано)
+2
:))
Интересно. Читал первую половину (до момента «повзрослевшей Василисы») и вдруг понял, что получилось у Вас балансировать на грани. Рассказ от первого лица даёт это ощущение непридуманности истории. Я читал с мыслью: «Блин, неужто и вправду это было?»
:)
15:32
+2
Благодарю Вас! Весьма ценный для меня комплимент!
23:16
+3
Восхищение на грани слёз. Спасибо Вам, автор. rose
15:35
+3
Спасибо, Ева! Рада, что Вам понравилось rose
00:53
+1
и тяжело и светло одновременно, очень хорошо написано bravo
16:13
+1
Спасибо большое за такие душевные слова!
Светлана Ледовская