Тайный посол Московии. гл 1. Франция: замок Фонтебло

Автор:
vasiliy.shein
Тайный посол Московии. гл 1. Франция: замок Фонтебло
Аннотация:
​"Вражду и плен старинный свой
Пусть волны финские забудут
И тщетной злобою не будут
Тревожить вечный сон Петра!" А.С. Пушкин.


«Тайный посол Московии» : повесть - версия.
Текст:

"Вражду и плен старинный свой

Пусть волны финские забудут
И тщетной злобою не будут
Тревожить вечный сон Петра!"  
А.С. Пушкин.

«Тайный посол Московии» : повесть - версия.



Глава первая. Франция: замок Фонтебло.



    Король рассеянно перебирал изящные флакончики с целебными мазями и притираниями. Непослушные пальцы перевиты узлами синих вен, гнутся плохо, подрагивают. Монарху нездоровилось: подагра, изнурявшая венценосца несколько дней подряд, отступала, но не прошла. Несмотря на лето в спальне жарко и душно. В камине дотлевают подернутые сизым пеплом угли.

Король задумался, смотрел в зеркало, медленно потянул с себя льняной колпак: крупная, лысая голова покоится на согнутой в локте руке, желтая, нездоровая кожа обрюзгшего лица, под шелком халата поросшая седым волосом грудь, усталый, безразличный взгляд пресыщенного жизнью человека, давно переставшего чему-либо удивляться, или сострадать. Но стоявший за спиной монарха вельможа знал, это всего лишь редкие минуты расслабления, которые изредка позволял себе его король в присутствии самых доверенных особ. Вельможа ценил это как знак высокого доверия со стороны властителя Франции, сумевшего сплести прочную паутину политических интриг, набросив ее на старушку Европу и Средиземноморье.

Но сегодня король выглядел непривычно усталым, отрешенным от дел подвластного ему мира. Вельможа зорко глянул на расслабленную фигуру плешивого венценосца, и сразу спрятал взгляд под лохматыми бровями, потупился в навощенный паркет спальни.

- Все так, мой милый граф! - желчно сказал король, уловив в зеркале мимолетный взгляд: - Время и возраст - печальный удел смертных! Над ними не властны даже правители, только сам создатель. Но ему нет дела до наших тревог. Что вы об этом думаете, дорогой канцлер?

- Сир! Вы, как всегда недооценивает себя и свои возможности! - почтительно поклонился вельможа, являющийся вторым по значимости человеком в Европе, после своего монарха. Людовик XIV благосклонно склонил голову, слушал: - Ваше Величие как никогда могущественно! Еще много лет, благословенная Франция будет процветать под вашей сильной рукой! Воля великого монарха преклоняет королевства!

- Ах, перестаньте, перестаньте, граф! – поморщился король, небрежно махнул рукой в ночной сорочки; - Не морочьте мне голову, и не расточайте неуместную лесть. Вам меня не переубедить! Время! Проклятое и благословенное. Оно принесло мне могущество, но при этом, неумолимо сжигает все, к чему прикасается своими мгновениями. Остается угасший пепел. Моя старая грудь боится огня страстей: - Людовик XIV снова вздохнул, потрогал выскочивший на одутловатой щеке прыщик: - И поэтому, как всегда бессонную ночь я проведу один! Бессмертие - это миф, для воспаривших над жизненными реалиями глупцов! Надеюсь, вы не из них? Не разочаровывайте меня пустыми словами, я слишком стар, чтобы верить в пустяки. Оставим это для церкви и ее паствы.

- Но, сир! В бессмертие можно шагнуть, оставшись в памяти потомков великими деяниями на благо Отечества! Что вы и делаете! – высокопарно возразил королю канцлер Франции: - А касаемо одиночества, уверяю, любая из прекрасных дочерей королевства сочтет за честь украсить своим присутствием эту спальню! Сир…

- Да вы, неисправимый льстец, граф! Или прощелыга! - лукаво улыбнулся довольный король; - Ну, полно, не дуйтесь! Я все понимаю: увы, без этих качеств, сложно управлять делами моего королевства! Но, довольно говорить о пустяках! Вы, я полагаю, пришли по делу? Я жду, порадуйте или огорчите своего короля перед сном, дорогой канцлер!

Полнотелый канцлер отступил на шаг, ответил на шутку короля неловким поклоном. Полнота мешала ему, стесняла одетую в тесный камзол фигуру. Граф постоянно потел, вытирал надушенным платком зудевшую под колючим париком шею, неприязненно косился на тлеющий камин. В словах короля была доля правды: монарх состарился и полюбил тепло.

В целом же, почти идиллическая картина достойная кисти выдающегося художника: камин, свечи, золоченая лепнина стен и потолка, вычурные канделябры. Шелк, парча и бархат спальни. Узорчатая ширма и тончайшее белье постели, под просторным балдахином, украшенным золотыми лилиями. Увядающий монарх в льняном колпаке, и, довольно моложавый мужчина, в неброском кафтане, но с огромным париком на крупной голове. Не зная роли и значимости этих людей, нет никакой возможности предположить, что в этом роскошном будуаре сосредоточенна практически вся жизнь огромного европейского континента. И не только его одного!

Франция! Это слово говорило о многом, так как от него зависел мир и благополучие десятков миллионов людей. Даже тех, кто и понятия не имел, что означает Франция и ее могущественный монарх.

- Вести из Курляндии, ваше Величество! Не думаю, что они огорчат великую Францию, но все-же… Герцог Фридрих- Казимир опасно болен, теряет силу и здоровье. Думаю, уже совсем скоро, на восточных землях Балтии наступят перемены!

- Вы правы, граф! - подумав, заговорил Людовик XIV: - Известие не вызывает у нас большого сожаления. Хотя, герцог, как я припоминаю, еще молод, по сравнению с нами? – на губах короля легкая, снисходительная усмешка своего превосходства: - Но, полагаю, упавшую с его головы корону, есть кому подобрать? Венцы не переносят долгого одиночества.

- Несомненно, сир! Наследник, сын герцога Фридрих – Вильгельм. Он взойдет на трон отца по праву рождения.

- Тогда что вас беспокоит, мой канцлер? - король пытливо взглянул на почтительного вельможу, уже проницательным, полным живого ума взглядом.

- Беспокойство вызывает сложившаяся за последние годы политика Курляндского герцогства. Всему виной Польское королевство. Опасаясь его притязаний на курляндский престол, герцог все чаще обращает взор в сторону Московии! По слухам, молодой наследник, еще более, чем его отец, благоволит к стране варваров. Этот, пусть даже незначительный для европейской политики, союз, не может не беспокоить Францию!

Король задумался. За полвека управления самым могущественным на то время государством Европы, Людовик XIV в полной мере понимал все тонкости политических интриг и союзов. «Король Солнце», смело заявивший на всю Европу – ГОСУДАРСТВО - ЭТО Я, твердо держал руку на пульсе европейской политики. И понимал, что любое усиление, пусть даже небольшого государства на карте Европы, без его монаршего одобрения и благословения, способно ослабить влияние Франции, если не сейчас, то может быть в отдаленном будущем.

- Мы подумаем над этим! - благосклонно кивнул канцлеру монарх; - Что еще? Я слушаю вас, дорогой граф!

- Свежие новости из Московии!

Канцлер снова поклонился. С буклей парика осыпалась душистая пудра. Он ненавидел этот бесполезный и вредный для здоровья аксессуар одежды, но терпел. Чудаковатый король считал себя законодателем не только европейской политики, но и моды. Впрочем, критика в этом плане была неуместна. Проницательный, но капризный монарх, преуспел в обоих направлениях. Политику вершили тысячи скрытых щупалец, а моду – сотни париков королевского гардероба. Поговаривали, что причиной любви короля к пышным парикам послужило раннее облысение, но монарх тщательно скрывал этот недостаток. Даже от своего канцлера. Но не сегодня. Вероятно, ему было легче в жаркой спальне с мягким колпаком на голове, и поэтому король отступил от этикета, полагаясь на молчание со стороны благоразумного вельможи..

- Что еще? - недовольно поморщился король: - Странно, но новости из Московии поступают все чаще. Мне это не нравится, граф! Кстати! Как поживает мальчишка, царь варваров, которого мы не допустили к своему двору лет десять тому назад?

- У вас прекрасная память, мой король! Действительно, десять лет назад, юный царь варваров просил разрешения на визит к вашему Величию!

- В чем ему было благоразумно отказано! - беспечно подхватил король: - Я помню, эту довольно бестактную просьбу! Мы не пожелали терять свое драгоценное время на лицезрение предводителя варваров, к тому же, еще совсем ребенка! Любопытно, помнит ли он об этом происшествии?

- Как знать! Варвары непредсказуемы в поступках. Однако, смею обратить внимание, мой сир! - почтительно продолжал канцлер: - Этот мальчишка успел изрядно насолить туркам на Черноморском побережье. Поход на Азовскую крепость не на шутку всполошил Крым, и расшевелил амбиции греков и балканского муравейника. Наш союзник, султан Османов, очень обеспокоен активностью московитов на окраинах своей империи…

- Союз с Османской империей - нам необходим, так как, он позволяет контролировать ситуацию в восточной Европе и Средиземном море! – не сказал, отчеканил король: - Мы всегда готовы оказать нашему брату султану самую различную помощь! В разумных пределах, конечно!

- Несомненно, сир! Еще: Великий Визирь Империи полагает, что московиты будут искать союзников в Европе для создания коалиции против Османов. По точным сведениям, русский царь собирается этой весной отправить обширное посольство. Планы мальчишки – грандиозны: Курляндия, Польша, Голландия, Англия, Австрия, Рим, Венеция…

- Вот, как! - накрашенные брови короля изумленно поднялись ко лбу: - Варвары решили объехать всю Европу? Неужели у них так много золота? И мальчишка не просит аудиенции у нашего Величества? Вы не назвали мне Францию…

- Нет, мой сир! Не просит! - доложил канцлер: - Боюсь, молодой варвар вырастает в львёнка, и начинает выпускать когти!

- Так, так! - забарабанил пальцами по полированному столику монарх; - Сдается мне, что этот дикарь способен доставить нам немало хлопот! Что вы думаете об этом, граф?

- Энергия и честолюбие молодого царя достойны похвалы! Но он понимает, что Московии не справиться с турками в одиночку. А ему, вероятно, очень хочется проникнуть в Средиземноморье через Босфор. Естественно, турки этого не допустят. В этом наши интересы совпадают с политикой Османов. Думаю, визирь прав: основной целью посольства станет попытка создания коалиции. Но не только это: под влиянием авантюриста из Женевы, некого Франца Лефорта, немецкого пьяницы Гордона , и других искателей приключений и наживы, царь Петр намерен перестроить свое государство по европейским стандартам. Если ему это удастся, нас ожидают…

- А кстати, канцлер! - перебил графа король; - Нельзя ли, через этого… э -э…Лефорта и прочих… повлиять на политику московитов? Золото всесильно!

- Тщетно! - вздохнул министр; - Мы прорабатывали этот вопрос! Вероятно, выгоды, которые видят перед собой эти авантюристы, гораздо больше и ценнее французского золота!

- К слову, ваше Величество! - продолжил канцлер и снисходительно улыбнулся: - Царь Петр едет в Европу инкогнито, под вымышленным именем.

- Игра в романического странника. Зачем это ему? – усмехнулся монарх.

- Сомневаюсь, что этот неуч знаком с понятием романтики! – возразил канцлер: - По слухам, царь варваров скуп и практичен. Но, похоже, он не станет скупиться на путешествие: посольство предполагается весьма обширное. В ранге полномочных послов состоят его соратники, в том числе и Лефорт. Один из послов - некто Головин, носит титул наместника Сибирского!

- Сибирь, Сибирь! - пощелкал пальцами король: - Напомните мне канцлер, о чем идет речь?

- Сибирь, по московитски - Даурия, есть гигантская территория на востоке Московии. Об ее величии слагают легенды. Англия, давно, с вожделением поглядывают в эту сторону! По их мнению, кто овладеет богатствами Даурии, тот овладеет будущим! Московия бесконечно богата в пределах своей территории. Беда их в неумелом использовании этих ресурсов. Но не исключено, что сумев окончательно освоить земли Урала и Даурии, московиты смогут создать сильное государство, к чему непременно будет стремиться царь Петр! И предъявят свои права на равноправное участие в политике Европы, разумеется, учитывая свои торговые интересы. Англичане наши противники, но они проницательнее нас, сир! И наращивают свое присутствие в северной части Московии. Для них, Архангельск – есть начало пути за богатством Сибири.

- Архангельск! - с трудом повторил король: - Варвары и их безумный язык Говорят, это страна холода и льда! М-да! Вы верите в намерения англичан?

- Однозначно!

- Однако! - озадачился король: - Рассуждаете вы, граф, вполне обоснованно. Перспектива усиления варваров, пусть даже в туманном будущем, крайне не желательна для потомков моего государства! Что вы предлагаете?

- Московиты ненавидят Крымское ханство. Крым – вассал Османов. Османы – наши союзники в средиземном и Балканском вопросе. Молодой царь наверняка это понимает, и относится к Франции с большим недоверием. Я предлагаю два пути для недопущения московитов в сферу наших интересов. Первый вариант: помешать заключению анти турецкой коалиции и столкнуть варваров со шведами. Король Карл сломает хребет Москве, и возьмет под контроль ее север. Тем самым, вынудит англичан отказаться от жирного пирога Сибири.

- Чудесно! Я рад вашей проницательности! – одобрил король: - Но вы говорили о двух направлениях!

- Прошу Вас, сир, правильно понять мои слова, но это можно рассматривать как крайний вариант! - почтительно поклонился граф: - Османы выражают желание встретиться с молодым царем во время его путешествия по Европе, и выдвинуть ему ряд условий. В случае несогласия московитов, они готовы идти до конца, вплоть до устранения беспокойного правителя варваров!

- Я удивлен, граф! И крайне не доволен вами!

Расслабленный голос короля резко изменился, приобрел холодный, надменный оттенок. Людовик поднялся с кресла, крупными шагами прошелся по комнате. Подошел к втянувшему в испуге голову в плечи, канцлеру. Жесткий взгляд правителя словно пригибал графа к полу.

- Никогда! Слышите… Никогда! Не смейте излагать мне подобные предложения! Сама мысль, покушения на жизнь монаршей особы - преступна, и является одним из величайших грехов человечества!

Разгневанный Людовик вернулся на место, с раздражением разглядывая отраженную зеркалом, замершую в поклоне за его спиной, фигуру канцлера.

- Продолжайте! - сказал король ровным, страшным в своей простоте, голосом.

- Вы не изволили меня дослушать, ваше Величество! – тихо произнес, потрясенный внезапной вспышкой гнева короля, канцлер: - Речь не идет о физическом устранении царя московитов!

- Я слушаю вас! - ледяным тоном отозвался король: - Я весь внимание, граф!

- Османы предлагают нам, вместе с представителем Великой Франции, встретиться с царем Петром, с целью обсуждения принципиально важных направлений московской политики в интересах наших государств. В случае успеха тайных переговоров, возможно оказание различной помощи варварам, с условием – их не выхода, за пределы нынешней территории, оставив в покое Даурию! Мы же, обязуемся, не без пользы для русских, помочь им в освоении восточных просторов их царства!

- Вот как! - протянул успокоившийся король: - А что будет в случае несогласия московитов?

- В случае неудачи переговоров, предполагается произвести замену правителя московитов на османского двойника, который уже отыскан и проходит подготовку на Балканах.

Молчание со стороны монаршей особы затянулось надолго.

- Вот что, граф! Управляемый царь, это очень любопытно! - заговорил, наконец, король: - А для настоящего царя, в случае необходимости подмены, мы сумеем найти уютный уголок, где он сможет прожить свою оставшуюся жизнь. Его нельзя оставлять в руках османов. Мы сами, обеспечим русскому львенку достаток и благоденствие. Что вы думаете о Бастилии?

- Она умеет хранить доверенные ей тайны, сир!

- Возможно! Вполне возможно, граф! - рассуждая вслух, повелитель Франции благосклонно склонил голову к своему министру.

- Действуйте, де Компан! Но только так, чтобы в случае провала ответственность полностью возлегла на наших друзей османов! И хватит об этом! Мне надоела болтовня о варварах с Востока. Сделайте что-нибудь, не забывайте, вы канцлер великого государства. На сегодня все. Вы свободны, граф!

- К вашим услугам, сир! - поклонилась в зеркале фигура канцлера: - Доброй ночи, ваше Величество!

Канцлер удалился. Король взобрался на огромную постель под золоченым балдахином.

- Московия, Московия! - пробормотал засыпающий король: - Сегодня я видел прелестнейшее создание, юную фрейлину нашего двора! Завтра, все завтра!

Король уснул.

+3
23:50
45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Анастасия Шадрина