Тайный посол Московии гл 3. Париж - Стамбул

Автор:
vasiliy.shein
Тайный посол Московии гл 3. Париж - Стамбул
Текст:

     Великий Визирь Османской Империи Хусейн – паша, неторопливо прохаживался по мраморному полу дворца, выходящего окнами на бирюзовое море. Тщательно перебирая сухими пальцами кипарисовые четки, визирь внимательно вслушивался в слова, произносимые его собеседником, высоким, одетым в европейское платье, человеком. Разговор вели на французском языке, которым Великий Визирь владел почти в совершенстве.

Собеседником визиря, был маркиз де Моро, полномочный представитель канцлера Франции графа де Компан. Хусейн - паша знал, что маркиз пользуется особым доверием канцлера, исполняя тайные, не подлежащие огласке, поручения.

Великий Визирь и маркиз де Моро знали друг друга не понаслышке, не раз совместно работали, по мягко говоря, деликатным вопросам, касающихся политики союзных государств. Поэтому, разговор шел прямо и открыто, без соблюдения условий обязательного политического этикета.

- Король Франции, обеспокоен здоровьем своего брата, султана Великой Порты, Мустафы!

- С некоторых пор, воздух Стамбула стал вреден для правителей империи Османов! - со вздохом ответил маркизу визирь: - За последние пятнадцать лет янычары трижды выносили из казарм свои котлы, и трижды они громко звенели под их тяжелыми мечами! Трижды, этот звук отравлял драгоценное здоровье султанов!


Маркиз усмехнулся, признательно склонил голову перед невозмутимым визирем. Понял, что Хусейн-паша деликатно намекает на шаткое положение султана Мустафы на древнем троне Османов. И вполне возможны перемены. Слишком много недоброжелателей у султана, и немало желающих взвалить на себя тяжкое, но, столь соблазнительное, бремя власти, которую дает высокая тиара османидов. Маркиз знал это. Знал и о том, что визирь внимательно следит за казармами янычаров, отборной, но своенравной гвардии, призванной охранять покой империи, и ее правителей. Но у жизни свои планы на будущее, которые пока еще сокрыты занавесью неведения. Никто не может угадать, как поведут себя янычары, если им покажется, что их котлы не полны вкусной пищей, а в кошелях быстро иссякает скудное жалование от казны скупого султана.
Маркиз был благодарен прозрачным намекам визиря, но сейчас он не намеревался вникать в сплетение интриг вокруг престола империи. Его больше беспокоило довольно странное поручение своего патрона, канцлера Франции. Кроме того, маркиз был уверен: смена правителей никак не повлияет на отношения Порты к московитам. В этом, политика империи оставалась неизменной, пожалуй, в течение последних двух, а то и – трех, веков. Моро оценил ситуацию, и, сделав вид что не понял прозрачных намеков визиря, перевел разговор в нужное ему направление.

- Король Солнце обеспокоен здоровьем не только султана, но и досточтимого визиря! И при необходимости примет самое прямое участие в украшении жизни своего верного союзника и друга, уважаемый паша!

Визирь благосклонно склонил голову, выслушивая слова француза, мысленно прикидывая сумму в золотых монетах, способную успокоить его, расшатавшиеся в последнее время,  нервы.

- Я полагаю, что вы, маркиз, прибыли по поручению моего брата, канцлера Франции?

- Вы правы, мой визирь! Граф де Компан весьма заинтересован во встрече представителей наших государств с царем Московии.

- Я рад этому! Действия московитов в отношении Великой Порты стали слишком активными, и могущественный султан Мустафа считает, что этому необходимо положить конец. Совместными усилиями мы непременно добьемся положительных результатов.

Великий Визирь продолжал задумчиво перебирать четки:

- Кстати, маркиз! Король франков знает о планируемой встрече с царем Московии?

- Граф де Компан считает, что в силу своей большой занятости государственными делами, король знает только то, что обязан знать! - уклонился от прямого ответа маркиз.

Визирь подошел к окну, долго стоял, вглядываясь в опускающиеся на море сумерки. Затем вернулся в глубину комнаты, подошел к столику, взял серебряный колокольчик, позвонил.

Бесшумно открылись двери, и вышколенные слуги внесли низкий столик, уставленный яствами, поставив его возле диванов.

- Пригласите Ахмет–бея! – велел им визирь.

В комнату вошел невысокий, богато одетый татарин, плотного сложения, с узкими, раскосыми глазами на широком лице. Пройдя несколько шагов, он согнулся в почтительном поклоне перед визирем, сложил на животе пухлые ладони. Смотрел в мозаику пола, глаз не поднимал: не принято смотреть в глаза своим повелителям.

- Позвольте представить вам, маркиз! Ахмет-бей, один из наших крымских подданных. Он может стать для вас прекрасным собеседником. По нашей просьбе, уважаемый Ахмет-бей, последнюю войну с Московией провел в шатрах наших противников, за что был особо отмечен Великой Портой! Угощайтесь уважаемые, оставьте приличия, вы - мои гости! - широким жестом визирь обвел диваны и накрытый стол.

Довольный ласковым приемом Великого Визиря, бей с тихим сопением устроился на диванах напротив маркиза.

- Досточтимый бей расскажет вам, маркиз, немало интересного о нравах неверных гяуров. Также, бею посчастливилось встретиться с самим царем русов, и провести немало времени в беседах с ним.

Маркиз с любопытством разглядывал сидевшего перед ним татарского мурзу, не до конца понимая смысл действий, явно затеявшего что-то, Великого Визиря.

- Скоро вы все поймете и оцените, маркиз! – продолжил Хусейн-паша, поймав вопрошающий взгляд француза: - Наша истинная вера во всемогущего Аллаха не позволяет употреблять вина, но для вас, маркиз, гостя из великой Франции, мы сделаем исключение!

Визирь хлопнул в ладони и в дверь вошел высокий слуга в европейской одежде, неся в длинных руках поднос с кувшином вина и драгоценными кубками. Слуга поставил перед маркизом золотую чашу, наполнил ее вином, и отступил назад, ожидая дальнейших распоряжений.

- Что с вами, уважаемый бей! - визирь медленно перевел пристальный взгляд с маркиза де Моро на крымского гостя.

Проследив за взглядом Хусейна-паши, француз внимательно вгляделся в крымчака. С беем, явно, происходило что-то не ладное. Словно забыв все приличия, он подался вперед своим крупным телом, и широко раскрыв узкие щелочки глаз, с изумлением впился взглядом в стоящего перед ним слугу славянина. Пухлые губы татарина задрожали от волнения и беспокойства.

- Что с вами, бей? - снова спросил визирь: - Вам не по нраву наше угощение?

- Простите меня, господин! - прерывающимся голосом заговорил опомнившийся, словно что-то стряхнувший с себя, крымчак: - Сияние, исходящее от Великого Визиря, ослепило меня недостойного! И в радости моей, Аллах наказал меня, лишив разума Вашего покорного слугу!

- Что вас так удивило, досточтимый бей? Поделитесь с нами своей тревогой!

- Пусть покарает меня Аллах, за такие слова! Но я вижу перед собой, о Великий, здесь, в самом сердце Стамбула, самого царя Московии! Вижу также ясно, как видел его в последний раз в походном шатре под Азовом! О-о, милосердный! – заголосил, воздевая руки к потолку, бей: - Молю, верни мне мой разум!

- Вы уверены в своих словах, бей? – спросил изумленного толстяка, начавший что-то понимать француз. Проведя многие годы в Азии, маркиз довольно сносно овладел турецким и татарским языками.

Ахмет-бей сложил губы трубочкой, растерянно затряс жирными складками щек, давая тем самым утвердительный ответ.

- Вы можете подойти к гяуру поближе! – разрешил визирь: - Убедитесь в том, что ваши глаза обманывают вас!

Бей резво спрыгнул с дивана, подкатился к неподвижному слуге, обежал его вокруг, внимательно вглядываясь тому в лицо. Подпрыгнул к плечу невольника, зачем то потрогал его руки.

- О Аллах, всемилостивейший и милосердный! - с еще большим изумлением произнес толстяк: - Если это не царь неверных, то наверняка, сам дьявол, создал ему брата близнеца!

Хусейн-паша с удовлетворенной улыбкой наблюдал за потрясенным беем.

- Успокойтесь, уважаемый! - сказал он, обращаясь к крымчаку: - В деяниях Всевышнего нет места проискам дьявола. Из-под резца искусного мастера выходят несколько, не отличимых друг от друга, изделий. Так и по воле Аллаха, могут жить два одинаковых человека. На все его Великая Воля! Ты свободен, Селим! - отпустил слугу визирь.

- Забудем обо всем этом, и вернемся к нашим делам, - мягко сказал Хусейн-паша: - Презренный гяур не достоин нашего внимания.

Обсудив несколько незначительных вопросов с беем, визирь, милостиво отпустил обласканного, сияющего от счастья, крымчака.

- Я преклоняюсь перед вашей мудростью, Великий Визирь! - сказал француз, когда они остались с пашой вдвоем: - Но, как вам такое удалось?

- Этого раба, по моему приказу отыскали в Сербии. Мы зовем его Селимом, хотя по национальности он хорват. Сейчас, в вашем присутствии, я произвел небольшое испытание, и думаю, Селим выдержал его. Вы сами видели потрясение Ахмет-бея. Я склонен доверять ему.

- Но, ведь он видел Селима! - заколебался маркиз: - Что если...

- Это так! - прервал его визирь: - Но это последнее, что он видел в своей жизни. Большая политика, к сожалению, требует немалых жертв. Что значит одна жизнь в сравнении с великой целью?

Француз удовлетворенно кивнул, поняв, что визирь, серьезно озабочен сохранением тайны.

- Когда Селим будет готов к работе?

- Люди, которые занимаются с ним, просят еще около месяца. Селим уже неплохо освоил язык московитов, сейчас усваивает привычки и образ жизни русского царя. А дальше, если это потребуется, он займет место царя варваров.

- Но как он будет работать со своим окружением, не зная людей?

- Представьте себе: к примеру, нападение на московское посольство в Европе! Будет много шума и крови, и в поднявшейся суматохе, московиты находят своего царя, но, по имени - Селим. И у него обязательно произойдет временная потеря памяти от незначительной раны, по болезни или по другому случаю. И память медленно вернется к нему с помощью нашего человека, находящегося сейчас в ближайшем окружении настоящего царя.

- Вот как! - удивился француз: - И кто же этот человек?

- Этого, мой друг, я вам сказать не могу!

- Но в таком случае, управление подставным правителем будет производиться только через вас! - занервничал француз.

- Тс-с! - прижал указательный палец к тонким губам визирь: - Мы должны доверять друг другу, мой дорогой де Моро!


- Хорошо! – маркиз понял, коварные союзники не собираются уступать возможную инициативу в случае подмены царя Петра, но не смирился: - Время покажет, уважаемый паша. Но что если московиты, все же сообразят, что царь – не настоящий?


- Вы только что сами назвали нашего величайшего помощника: это – время! Пока Селим будет имитировать болезнь и выздоровление, он в безопасности. Далее, даже если кто и усомнится в нем, что с того? У них есть второй правитель? Или, те, кто сегодня окружает Петра, пожелают служить его сестре Софии? Думаю, что – нет, не пожелают! Они смирятся с этим, и сохранят тайну подмены, постаравшись извлечь свои выгоды. И вот тут, в дело - вступит сам Селим. У него богатое прошлое, и немалый, э-э…скажем так, опыт в военных делах. Но он сделает главное: отвлечет внимание московитов от Порты и Крыма. В этом наша основная цель.

+1
14:05
59
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Светлана Ледовская №2

Другие публикации