Либерал Кушаков (антитеза «Голубой тетради № 10»)

Либерал  Кушаков (антитеза «Голубой тетради № 10»)
Аннотация:
Еще немного социальной сатиры из сборника "Непроданное"
Текст:

Жил да был либерал. Звали его Кушаков. То есть сначала Кушаков звали, а потом он подумал и решил поменять фамилие на Джон Мейнард Кейнс, наивно думая, что так будет больше соответствовать «общечеловеческим ценностям». Но, после того как узнал от патриотично настроенного соседа-алкоголика, что до вынужденной женитьбы на русской балерине Лидии Лопоковой в 1925 г. у Кейнса были гомосексуальные отношения, решил отказаться от этой затеи. То ли испугался близкого контакта третьего рода, то ли прикинул, что русские балерины не сильно и отличаются от гомосексуалистов, то ли прикинул, что на полотна Сезанна, Дега, Модильяни и Пикассо средств, выделяемых ему Госдепом, будет недостаточно, то ли родовая совесть заела, а остался просто Кушаковым. Благо репрессивное российское законодательство, с которым он так неистово боролся, ему это милостиво позволило. Хотя потом мелькнула у него мыслишка переименоваться в Пьера Ришара, но после получения Жераром Депардье российского гражданства, мыслишка эта подлая напрочь исчезла из мозговых извилин нашего героя.

Однажды то ли поздней осенью то ли ранней весной, а может и вовсе по зиме, вышел он из квартиры и пошёл в ближайший супермаркет, плотно вошедший в его обиход в следствие либеральных деяний Гайдара и прочей команды, Мишке Квакину и не снившейся, купить универсального клея, для подклейки прохудившейся цивильной обуви. А то на акцию протеста идти было не в чем. Не пойдешь же в сапогах кирзовых – могут принять за патриота и побить.

Была оттепель, хотя и не хрущевская, и на улице было очень скользко, даже без учета текущих из носа соплей – отечественная фармацевтическая промышленность упорно не справлялась с импортозамещением, а «Орбидол» уже не вспоминали даже в «Камеди-клаб» и отечественном «жёстком порно». Шмыгая носом, либерал прошёл несколько шагов, поскользнулся, неловко упал и расшиб себе лоб. Хотя, казалось бы, такой упорный лоб трудно расшибить, но практика подсказывает мне, что нет такого лба, который нельзя было бы расшибить – всё зависит лишь от желания и возможности. Тут, как видим, желание вошло в противоречие с возможностью и проиграло открытое столкновение по очкам.

– Б..! – сказал либерал, встал, хлопнул себя по лбу, пошел в ближайшую аптеку, благо они теперь на каждом углу, купил пластырь и заклеил себе лоб. Правда, пластырь в аптеке наличествовал только перцовый – отечественная фармпромышленность наладила его выпуск как закуску к любимой населением настойке боярышника. Ну и заодно как замещение запрещенной «горилке с перцем». Хай сами свою горилку хлебают, нам и «Путинка» с настойкой боярышника сгодится!

Но когда украшенный пластырем либерал вышел на сырую улицу и сделал несколько неуверенных шагов, то опять поскользнулся на тротуарной плитке, с подачи жены бывшего мэра укрывшей собой необъяятные просторы столицы нашей Родины города Москвы, вторично упал и расшиб себе нос. Вообще, для носов либералов это характерно из-за привычки оных либералов совать их куда не попадя.

– Тенденция, однако! – сказал либерал, пошел в другую аптеку, благо их было три в ряд, купил пластырь, опять перцовый, и заклеил пластырем себе нос.

Украсившись пластырем вышел из аптеки на улицу, опять поскользнулся, нещадно матерясь, упал, и расшиб себе щеку. Да, явно то был не либеральный день.

Пришлось пойти в третью аптеку и заклеить пластырем щеку.

– Вот что,– сказала либералу провизор, или как там эти девочки в халатах продающие поддельные лекарства называются, внимательно оглядывая его непрезентабельную физиономию, щедро укрытую пластырем.– Вы так часто падаете и расшибаетесь, что я советую вам купить пластырей несколько штук и заодно оформить дисконтную карту.

– Нет,– сказал либерал,– теперь не упаду! У меня есть точная программа действий, утвержденная Госдепом США!

Но когда он вышел на улицу, то опять, уже ожидаемо и читателями и им самим, поскользнулся, упал, и расшиб себе подбородок.

– Паршивая гололедица, проклятая тоталитарная страна, проклятые сапоги! …… ….. …… ….!– закричал либерал и опять побежал в первую аптеку.

– Это опять вы,– умилилась провизор, успевшая за время этих эскапад «тяпнуть» немного спиртику из пробирочки, – Вот вы и опять упали. Видимо, вы либерально настроены? Патриоты у нас только настойку боярышника берут и презервативы со вкусом клубники, а вы, вижу, знаток пластырей

– Нет, б..!– закричал либерал.– Моя позиция единственно верная! Ни надо мне никаких презервативов с боярышником, пластыря мне и побольше! И дисконтную карту заодно оформите!

Провизор отпустила ему пластырь, оформила дисконтную карту, от себя подарила страстотерпцу пакетик презервативов – видимо, чтобы не плодил себе подобных; либерал заклеил себе подбородок и побежал на акцию протеста. Не до заклейки туфлей уже было – и так опаздывал

А на акции протеста его в пластыре и кирзовых сапогах не узнали и выгнали взашей.

– Я либерал Кушаков!– фальцетом закричал несчастный либерал.

– Рассказывай, провокатор ГБ-шный!– отвечали из толпы и плевались и угрожали побить плакатом.

Либерал Кушаков постоял на тротуаре, плюнул в ответ и пошёл домой, пить водку с соседом-патриотом. Вот так тротуарная плитка, кирзовые сапоги и перцовый пластырь иногда могут изменить не только судьбу, но и политическую ориентацию человека. Хотя, случается, что и сексуальная ориентация меняется – но эти случаи мы рассмотрим в рассказе посвященном фанатам, мото…м и прочей, привольно живущей под сенью великого мирового Древа, гопоте.

  • Достойный внимания
+1
961
21:47
+1
Вообще — да! Тротуарная плитка, а вернее булыжная мостовая, а еще вернее сам булыжник и кирзовые сапоги, уже как-то меняли не только политическую ориентацию одного отдельно взятого индивидуума, но и всю мировую карту.
Забавный случай общественно-политического травматизма.
И вообще, не думал, что у почетного ассенизатора и эсквайра имеются работы с нулевыми комментариями.
А поскольку давненько мы не слышали от него злободневных и сатирических опусов, то я настоятельно рекомендую к прочтению и объявляю работу Достойной внимания.
1. Работа остается злободневной и актуальной, на данное время.
2. На редкость простой язык и доходчивость описания.
3. Самая крепкая и важная часть рассказа — мораль (булыжник, сапоги, рыжая борода пластырь)
работа стала неожиданно остроактуальной… опять Костромин опередил время sad
22:06
+1
аплодирую стоя bravo
Хороши ваши стихи, скажите сами?

— Чудовищны! — вдруг смело и откровенно произнес Иван.

— Не пишите больше! — попросил пришедший умоляюще.

— Обещаю и клянусь! — торжественно произнес Иван.
(М.А.Булгаков
МАСТЕР И МАРГАРИТА
Глава 13. Явление героя.)
Загрузка...
Елена Белильщикова №1

Другие публикации