Мистика

Автор:
vasiliy.shein
Мистика
Текст:

     Ехать дальше не хотелось. Сергей только что перекусил в придорожной забегаловке. Вернулся к машине, сел. Но рука, протянутая к ключу зажигания, зависла.

Почему, это Сергей объяснить не мог. Только он чувствовал, внутри его сопротивлялось буквально все. «Не торопись! Отдохни, успеешь!» - билась в голове навязчивая мысль. Уговоры хороши, но не убедительны. Хочешь или нет, а через три часа он должен быть в офисе, шеф ждать не любил. А до города еще ехать и ехать, и то, если не будет пробок или каких случайностей.

Но вопреки разумному суждению, Сергей поступил ровно наоборот. Откинулся на сидение и быстро уснул. Спал не долго, минут сорок. Этого вполне хватило на неплохой отдых. Знакомое состояние: бывает, что уставший человек буквально отключает все контакты с миром, и проваливается в глубочайшее забытье. Когда на две-три секунды, когда больше, но потом, появляется ощущение полноценного отдыха. Почему так происходит Сергей особенно не задумывался. Вероятно, организм, спасая себя от переутомления, включает в действие некие скрытые резервы, тем самым сохраняя себя на подсознательном уровне, вне воли самого человека.

Но причины на сон у Сергея были. Перед тем как уснуть, он вспомнил ночной кошмар, терзавший его с часу ночи до семи утра. Снилось, что он идет по полю к недалекому сосновому бору. Причем совсем не хочет этого, не желает. Всем телом ощущал текущую от бора угрозу, но идет, потому что так надо. Почему – надо, он не понимал, но упорно приближался к мрачному, настороженно притихшему лесу.

Опасения оправдались. Едва он углубился в пахнувший смолой бор, как сосны стали грозно раскачиваться и падать. Пронзительно скрипели переломленными стволами, тяжко ухали на землю, легко выворачивали мягкий дерн, выставляя над уродливыми ямами сплетение влажных корней. Сергей едва успевал увёртываться от них. Сосны наотмашь хлестали по ветвям соседок, подминали под себя подлесок и узорчатые папоротники. Жестоко бились о землю, со стоном вытягивались во всю свою длину и затихали. И каждая из них, совершенно каждая – отчаянно пыталась дотянуться до забредшего в их жилище путника, ставшего свидетелем их непонятной гибели.

Сергей просыпался. Сердце ухало внизу живота, вытирал попавшей под руку рубашкой холодный пот и снова засыпал, возвращаясь к взбесившемуся бору. Утром он понял что раздроблен на сотню маленьких человечков, и каждый из них стонал и жаловался на свое: естественно, они не выспались…

К чему приснилась эта дребедень, Сергей разбираться не стал: не зачем, да и некогда. И совсем скоро забыл о ночной ерунде.

Выруливая со стоянки, пришлось пропустить машины МЧС и скорую. Под вой сирен и электрический треск мигалок, спасатели, презрев условности дорожного движения, мчались, пересекая разделительную полосу.

Сергей вписался в жидкий ручеек движения. Скоро левая полоса опустела. «Авария! Значит, перекрыли движение»! – подумал он, и в душе шевельнулась приятная догадка: вот он, несокрушимый довод, оправдательная причина его опоздания. Подумал, но осекся: нехорошо так, вдруг там что-то серьезное.

Сергей остановился в хвосте вереницы машин. Обзор закрывали фуры длинномеры, но в просветах было видно, как на дороге суетились люди. Вышел из машины.

- Что там? – спросил у копавшегося в багажнике красного «ниссана» парня.

- Кто его знает? Авария! – он закрыл дверцы, нажал кнопку брелка: - Пойдем, посмотрим…

Они прошли через скопление машин и людей.

- Ух ты! Вот это невезуха кому-то! – присвистнул парень, выглядывая через плечо зеваки.

Дорогу перегородил лесовоз. Лежал на боку, под россыпью золотистых бревен две легковушки . Люди в форме вытягивали из искореженного кузова «кроссовера» молодую женщину, она глухо стонала. На обочине лежат два неподвижных тела, их не успели прикрыть простынями и положить в пластиковые мешки. Рядом с маленьким телом мужчина: сидит на корточках, вцепился руками в волосы, монотонно мычит, раскачивался из стороны в сторону как живой маятник.

Сергей не стал глазеть на чужую беду. Вернулся к машине, достал недопитую минералку.

- Когда это случилось? – зачем то спросил он у парня.

- Говорят, меньше часа назад! – ответил тот и беспомощно посмотрел на Сергея.

Но тот не ответил. Спустился с дороги, перешел заросший травой кювет, подошел к лесопосадке. Присел, оперся спиной на тонкую сосенку. Их много, целый частокол, пройти - не пройдешь. Мелкими глотками отпивал теплую воду, тупо смотрел на дорогу.

К мужику – маятнику подбежала бледная до синевы девочка. В руках расшнурованный ботинок. Раскрыв в половину лица безумные глазищи, зачем-то, стала надевать на босую ногу мертвого мальчика обувку.

«Босой! В носках! Почему?» - безразлично подумал Сергей и горько усмехнулся. Почему так, но он несколько раз видел разутых людей, особенно, сбитых на дороге или улице. Лежат, а в стороне от них слетевшая с ног обувь. Словно сама смерть, в последние секунды жизни заботливо снимает с мертвых обувь, даже зашнурованную…

Мистика! Сергей смотрел на девочку и думал, почему так случается? Он был далек от того что создает кипучая фантазия человека, населяя мир и миры полчищами вымышленных чудовищ и другими, изощренными образами. Колдуны, маги, экстрасенсы, религии – не входили в его интересы, разве что как любопытное чтиво или фильмы, щекочет нервы и не жалко забыть. Это все не более чем нереальная мистика, не имеющая отношения к обычной жизни. По сути он был фаталистом, но в рамках заложенных самой природой человека. Жил просто, не заморачиваясь на отвлекающих от текущих событий вопросах. Но сегодня произошло нечто иное, которое, почти в открытую вторглось в его личное пространство: подарило ему сорок минут сна и отвело вероятную беду. Сергей уже прикинул: судя по времени аварии, он вполне мог оказаться под тяжестью прямых как спички стволов с лесовоза.

Неизбежность обошла его стороной, зачем то предупредив о своем набеге. Но отыгралась, утвердила свою фатальность на других людях, которые, наверняка спокойно спали прошлой ночью и не бродили среди сумасшедшего бора.

Он смотрел вверх. Сосенки мотались косматыми вершинками, цепляли друг дружку мохнатыми ручками – ветками, шумели в вышине, но не грозно, не тревожно. Они тянулись к свету, боролись за жизнь, отвоевывая ее за счет других. В отличие от тех, которые были в изнуряющем сне, им не было дела до задумавшегося человека, тем более до мистики. Которая делится на две половинки: на вымышленную и реальную. Реальная мистика в реальной жизни, которая есть везде и во всем, но ее практически невозможно понять, тем более – оценить и объяснить…

Возможно, все это станет понятным. И тогда Сергей поймет, почему он попал в свой спасительный, мистический бор.

+4
02:45
43
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Светлана Ледовская №2