Цветение. Глава 1. Виталия Роза

Автор:
Ализанер В. Юберге
Цветение. Глава 1. Виталия Роза
Аннотация:
"Цветение" - амбициозный проект по использованию оружия демонических Соседей в войне с Врагами из мифического подземного мира.
Текст:

Глава 1. Виталия Роза

I

- Проект «Цветение» набирает военных кураторов, - взволнованно сказал телевизор.

- Алиния? – невпопад ответил ему Полковник, почесывая кота за ухом.

С экрана на Полковника смотрела женщина с гладкими черными волосами. Она выглядела растерянной. Мгновение – и камера сместилась в сторону, осматривая двух других участников проекта. Полковник покачал головой и прикинул сроки рассмотрения рапорта об обратном присвоении имени. Три месяца, из них полтора вышло. По всему выходит, что Комиссия не состоится до приезда Министра.

Полковник поднял телефон, набрал номер.

- Привет, как сам? Новости видал? – выслушав ответ, Полковник кивнул. – Будь другом, кинь с утра заявку от меня на старшую должность. Кто там у них будет? Первый куратор? Ага, вот на него. Заявление завтра занесу на отзыв рапорта. Выручил, спасибо.

Полковник вздохнул, переложил кота на диван, поднялся и принялся за сборы. Форма висела в чехлах, ожидая сдачи на склад.

- Надо погладить, - решил Полковник, и его захватила привычная лихорадка командировочных сборов. В этот раз требовалось собрать и кота.

Заявка на участие в «Цветении» прошла скорее рапорта о возврате имени. Полковник прибыл в расположение базы проекта уже через две недели.

Разыскав в пересечениях пустых коридоров отведенный ему кабинет и покопавшись в отчетах, Полковник понял, почему его заявка с радостью принята в верхах. Проект страдал от недостатка старших офицеров-магов, желающих в нем участвовать. Конечно, на базу нагнали необходимое количество личного состава, но менталисты имели право выбора и предпочитали работать в проектах с перпективами. Полковнику требовался второй куратор, и он в первую очередь сосредоточился на решении этого вопроса. Составил тесты и закинул их официально и через обширную сеть знакомых во все внутренние рассылки.

Приглашение пройти профессиональное тестирование дало плоды за месяц до старта проекта. Полковник получил пару десятков результатов с разных концов конфедерации. Никого из претендентов он никогда не встречал, так что решение принял на основании тестов.

В штабе проскальзывали недовольства действиями старшего куратора, как же так, выбрать руководителя на проект без рекомендаций, но Полковник не обращал внимания. Его методы часто казались непоследовательными, но его лично никогда не подводили.

Отобранный кандидат не просто подробно изложил ответы на вопросы. Его тест был аккуратно заполнен в двух вариантах на основании альтернативных магических теорий. При этом основным вариантом указывался основанный на морально устаревшей теории Асфаила Лобанянца.

Запутанные труды ученого тяжело читались из-за авторской терминологии, усложненных ритуалов и средневековых воззрений, в крайней степени оккультных. Кроме того, даже ученики и исследователи Лобанянца до конца не смогли расшифровать усложненную систему жестов, принятую за отправную точку при совершении магических актов.

Полковник изучал Лобанянца в предусмотренных учебными программами объемах – самые общие принципы работы с потоками, но оценил цветистую интерпретацию кандидата.

Второй вариант теста по официально признанной теории Этруса Мельчикова кандидат заполнил предельно ясно и четко, без отступлений.

К тому же, возвращаясь к реальности, это был единственный кандидат с опытом проектной работы - работал в Центральном конфедеративном учебном центре. К тому же, имеет полевой опыт - участвовал в освобождении заложников в приграничной зоне, командировался для участия в операции по освобождению города Ивитафала от Врагов, которая наделала шуму пять лет назад. Это теперь для менталиста обычное дело иметь в послужном списке столкновения с Врагами. В Ивитафале Враги появились в первый раз после длительного затишья, и успешное завершение операции было жизненно необходимо для предотвращения панических настроений.

В общем, Полковник немало удивился, когда после торопливого стука в кабинет вошел плотного сложения парень с бордовыми волосами. Целое мгновение Полковник думал, что они крашеные, пока парень не повернулся, прикрыв за собой дверь. Полковник окинул вошедшего беглым взглядом. Везнарский человек высокого тёмного типа, выраженный винный цвет кожи и волос. Первое же произнесенное вторым куратором слово решило вопрос о его левоойлюрном происхождении.

- Здравия желаю, господин Полковник, - сказал он с редкой душевностью и непередаваемо гнусным выговором, от которого у Полковника внутри все сжалось.

- Вашим акцентом можно людей пытать, - не сдержался Полковник.

Второй куратор пожал плечами.

- Тем не менее, рад приветствовать вас в проекте, майор Близенгаль. Давайте сразу на «ты», ко мне без «господ», могу я звать тебя Шейф?

На лице майора Близенгаля вспыхнула улыбка:

- Щэйф, произносится мягко, слегка с придыханием, Полковник, - сообщил он.

Полковник оторопел и не нашелся с ответом. Щэйф энергично кивнул.

- К слову, я там услышал в коридоре, после полудня прибывает госпожа Мальроса? – майор не стал развивать тему своего имени, что вполне устроило Полковника.

- Организуй ей встречу, как оформишься на должность, участников проекта размещаем в прихрамовом комплексе, - Полковник подвинул одну из папок с делами на край стола, Щэйф метнулся от двери и выхватил папку из-под руки, после чего отдал честь и стремительно исчез за дверью. Настолько быстро, что Полковник не успел даже попрощаться.

Полковник пробормотал что-то про ретивое молодое поколение и углубился в накопившиеся за пару недель отчеты и финансовые документы.

На самом деле, хоть Полковник в среде менталистов чувствовал себя дряхлым призраком прошлого, между ним и Щэйфом разница в возрасте была незначительной. Полковник рано попал в нужный поток и распрощался с личным именем в возрасте двадцати шести лет после длительной командировки в боевую точку последнего конфедеративного конфликта.

- Как эти щенята такие бодрые под тридцать? – со смесью раздражения и восхищения Полковник забросил в кучу кадровых документов анкету Щэйфа. – Да я в эти годы впервые загремел в психушку на аттестации.

Полковник терпеть не мог бумажной волокиты, но подписывать бухгалтерскую первичку без проверки не позволял инстинкт служебного самосохранения. Из недр тендеров на поставку канцелярских принадлежностей Полковника призвал бодрый голос Щэйфа. Во всей речи второго куратора трудно было найти твёрдый звук.

Щэйф потряс выпотрошенной папкой.

- Госпожа Мальроса просит о встрече за ужином, просила передать.

- Пусть секретарь внесет в календарь на сегодня, на семь тридцать. И пошли обедать, так и кони можно двинуть.

В столовой Полковник с Щэйфом на фоне общевойскового состава смотрелись как музейные образцы. Части менталистов к армии конфедерации относились как одно целое к другому, составляя собственную армию совета президентов.

Форма менталистов повторяла историческую времен Пастальской империи. Синий с красными вставками, объемными шитыми листьями и цветами на воротнике, обшлагах и эполетах, укороченный китель с длинными фалдами, разноцветный узорчатый кушак с кистями и высокие сапоги на вкус Полковника делали Щэйфа похожим на плохо сыгранного театрального персонажа. Полковник с утратой имени приблизился к прочему руководящему составу, и его принадлежность к менталистам обозначалась одним кушаком.

В любом случае, назначение второго куратора было сейчас самой обсуждаемой новостью. Полковник отвлекся, осматривая вполголоса переговаривающихся сослуживцев, рассеянно забрал с раздачи свой комплексный обед и сел на диван напротив Щэйфа. Тот, воровато оглянувшись, добыл из внутреннего кармана компактный книжный том с магическими схемами на кожаной обложке и положил рядом с подносом. Полковник решил не вмешиваться в чужие обеденные ритуалы и принялся за еду. Прием пищи занимал у него не больше пятнадцати минут.

- Забежал в здешнюю библиотеку, Полковник, - заговорщически поведал Щэйф. – Великолепно, решительно, хоть и немного заброшена, но есть что полистать.

- Что? – Полковник пытался расслышать разговор за соседним столом, где обедали четыре общевойсковых офицера.

Щэйф махнул рукой и наклонился над книгой, испещренной мелкими клейкими закладками, пытаясь придержать переворачивающуюся страницу, не ляпнув пятно.

В разделенной на группы приятелей толпе мелькнуло фиолетовое пятно, чуждое общему оливковому тону, прямо как кушаки менталистов. Высокая женщина с подносом, на котором колыхался в тарелке суп, и в чашке – тилиандр, остановилась подле Полковника.

- Свободно?

Полковник кивнул, сложив руки на груди, а Щэйф вскочил с места.

- Госпожа Мальроса.

Женщина поставила поднос, быстрым жестом коснулась плеч сложенными руками в ответ на приветствие и плавно опустилась на диван рядом с Щейфом, чтобы не поворачивать голову, разговаривая с Полковником. Ее темные волосы были свернуты в жгут и подколоты на уровне шеи, лицо выражало усталое спокойствие, губы сжаты в линию. Сразу видно, улыбка нечасто посещала лицо госпожи Мальросы.

- Голод не дал дождаться ужина. Поздно вы, однако, обедаете, господин Полковник.

Полковник пожал плечами, аккуратно составляя на подносе пустые тарелки.

- Вы довольны расположением, госпожа? – поддержал разговор Щэйф.

- Вполне сносная казарма для девиц. Боюсь только, молодежи по вкусу не придется.

Щэйф с интересом оглядел Мальросу, стараясь высмотреть новые подробности ее облика.

- Меня молодой назвать сложно, двести три цикла как один, - привычно пояснила Мальроса, поймав его взгляд.

- Мы ознакомлены с вашим делом, - Полковник почти залпом выпил тилиандр без сахара.

Щэйф покивал.

- Однако не так часто видишь Соседей, чтобы не удивляться. Прошу простить мою бестактность, госпожа.

- Тебя самого-то давно из вымирающих видов вычеркнули? - усмехнулась Мальроса.

Щэйф добродушно улыбнулся.

- И не то чтоб я Соседка, вполовину Враг.

- Вы воюете с Врагами столько, сколько мы все не навоюем, - заметил Полковник.

- Менталисты давят этих тварей не хуже моего. Без обиняков, вас только двое?

- С позволения сказать, госпожа, не все сердцем болеют за Соседское наследие, а испортить карьеру неудачным проектом легче простого, - пояснил Щэйф.

- Ясно, ты уже достаточно приблизился к пенсионному возрасту для решительного рывка, а вы, Полковник, косы распустили, верный знак, что в проект вас завернули из запаса.

Полковник невольно заправил глубже под воротник короткий седеющий хвост.

- Можете считать, что мы оба добровольцы.

II

По вопросам безопасности Полковник взаимодействовал с общевойсковым руководством, все они были прикомандированы из одэрнских частей, и знакомых Полковник не встретил. В магии и Врагах смыслили немного, никогда с ними не сталкивались. Пришлось устраивать ускоренное обучение, пригодились педагогические наработки Щэйфа.

Общевойсковых Щэйф недолюбливал, как и большинство менталистов. Они ему отвечали взаимностью, несколько бывших сослуживцев Щэйфа по учебному центру пели Полковнику в уши о нездоровой увлеченности майора всякой эзотерикой и его сомнительной репутации с парой кавалеров в анамнезе, писали даже жалобы.

Полковнику вполне хватало страданий Щэйфа по усопшему Лобанянцу, желание дальше лезть в его личную жизнь отсутствовало, так что это дело Полковнику быстро надоело, и как-то в очередном разговоре по душам с жалобщиками Полковник подкинул пару провокационных намеков. После этого скандалистам осталось возмущенно обсуждать совместные походы Полковника с Щэйфом в столовую и скрежетать зубами по поводу общей распущенности менталистов. Полковник выдохнул и забыл.

Церемония Обретения Розы планировалась в установленные сроки. Участники проекта собрались в полном составе и уже пять месяцев тренировались вместе в прихрамовом комплексе, у кураторов дни оказались расписаны до минуты.

Полковник ожидал Генерала Ивитафальского гарнизона армии менталистов, но тому пришлось посетить сначала третью столицу, и к церемонии Генерал не успевал. По внутренней связи Полковник не решился обсуждать ни Мальросу, ни Щэйфа, который служил под началом Генерала в Ивитафале.

Сложность организации церемонии состояла главным образом в необходимости затолкать в церемониальную залу Храма Добрососедства всю массу народа, которая желала присутствовать, и обеспечить безопасность.

Храм Добрососедства недавно отремонтировали в рамках конфедеральной программы по развитию культуры. Здание современной архитектуры имело формы волнообразные, округлые, без прямых углов. Узкие витражные окна непрерывной линией опоясывали храм на уровне примерно пятого этажа. Внутри возвышались пролеты, теряющиеся в цветном свете и пыльном мраке.

В огромной церемониальной зале господствовал одинокий алтарь. На алтаре временно разместилась одна из надежд проекта «Цветение» - Роза, магическое оружие из состава Соседского наследия.

Церемония Обретения Розы означала передачу Розы одной из участников проекта. Остальные участники оружие получили намного раньше. Мальроса ввела Полковника в курс дела, в основном она сама тренировала девушек «Цветения», натаскивая на бой с Врагами.

За три часа до церемонии дежурные начали запускать людей в Храм. Первым прошёл Президент Орафноторской республики, центральной области Конфедерации, с телохранителями, помощником и пресс-секретарём. Президента усадили в первом ряду на высоком кожаном кресле. Члены Обезличенной элиты и высокородные гости с именами размещались на скамьях, специально для этого принесенных и расставленных вокруг алтаря. Журналисты и фотографы расположились в проходах.

Полковник поздоровался с общевойсковым офицером Елизавером Собче, сопровождавшим жену, леди Кирилину. Полковник юношей, только призванным на службу, приятельствовал с Елизавером, пока не перевелся в другую часть.

- Рад, что вы с Кирилой нашли время приехать, Лиз.

- Да хоть куда с работы вырваться.

Елизавер взглянул на Полковника, прозрачные глаза осветили совершенно мальчишеское лицо. Возраст, казалось, не властен над этим парнем, медные волосы не трогала седина, сложение оставалось атлетическим.

- Я на твоем фоне смотрюсь развалиной, - отметил Полковник.

- Зато до пенсии маленько осталось, салага, - оптимистично возразил Елизавер, но голос его прозвучал с нотой беспокойства. - Что, ждет тебя еще твоя девчонка?

- Ждет, - привычно поддержал шутку Полковник.

Щэйф напал на них сбоку без объявления войны. Он тащил за собой под руку Талсу, участника проекта, но за пару шагов отпустил ее и бросился к Елизаверу, обнял, и где-то на полминуты речь Щэйфа стало совершенно неразборчивой для непривычного человека. Талса улыбнулась, кивнула Полковнику и отошла к своему отряду.

- Выходит, все у нас тут успели вместе послужить, - сказал Полковник. – Щэйф, иди встречать Виталию, они припарковались.

- Придыхаете, гляжу, - хохотнул Елизавер.

Полковник отмахнулся.

Виталия, аккуратно уворачиваясь от жестикуляции Щэйфа, прошла к Мальросе и другим участникам «Цветения». Талса обняла Виталию в качестве приветствия и продолжила на пару с Щэйфом перемывать кости общим знакомым.

Мальроса проводила Виталию к подножию лестницы, ведущей к алтарю. Под мелодичный перестук металлофонов толпа стихла. Объявили начало церемонии.

Четыре недавних выпускника факультета ментального программирования в парадной форме нараспев прочитали гимны, инициирующие процесс пробуждения Соседского оружия.

Виталия взошла по ступеням исполинской лестницы и простёрла руки к украшенному шипами изломанному стеблю, увенчанному реалистичным кованым цветком розы в несколько раз больше натуральной величины. Роза, звякнув, вышла из держателя и вспорхнула над алтарём.

Полковник следил за происходящим без интереса, попутно осматривая толпу. От группы участников «Цветения» отделилась Мальроса и молча прошла мимо Полковника к выходу из залы.

Полковник нашёл глазами Щэйфа, перехватил его взгляд и кивнул в направлении удаляющейся Мальросы. Щэйф вскинул руки в просящем жесте. Полковник мотнул головой в сторону выхода. Щэйф кивнул и последовал за Мальросой, оглядываясь на церемонию.

Мальроса на ходу извлекла из-под широкой накидки без рукавов цепочку с кулоном – миниатюрной серебристой фиалкой с фиолетовыми эмалевыми лепестками. Мальроса отстегнула кулон и зажала его в кулаке. Сквозь её пальцы в полумраке коридора просачивалось слабое свечение, будто Мальроса держала в руке горящую лампу. Свечение постепенно трансформировалось в высокое копьё. Копьё оканчивалось тремя полукруглыми и тремя прямыми лезвиями, которые вместе образовывали подобие цветка фиалки с кулона. Между лезвиями, словно пестик гигантского цветка, горел алым маленький камушек, схожий по форме с зерном граната.

Подколотые волосы Мальросы выбросили щупальца прядей вниз к плечам и закрутились в подобие рогов. Костюм изменился, приобретая более яркий сиреневый оттенок, на рукавах и обуви вытянулись тёмные шипы дугообразной формы.

Щэйф держался позади, чтобы видеть Мальросу, но не попадать в поле свечения, исходившего от неё и оружия, легендарной в магических кругах Фиалки.

Высокое осеннее небо простиралось над храмом и прихрамовым комплексом. Мальроса прошла до края открытой террасы с каменным парапетом и осмотрела высокие украшенные лепниной арочные мосты, соединяющие новое здание храма со старыми вспомогательными постройками на уровне пятого этажа.

На мостах, тонких, лишенных ограждений, стояли Враги. Щэйф насчитал одиннадцать. Вокруг голов – едва различимое при свете красноватое гало. Безмолвные, неподвижные, Враги смотрели на Мальросу, не обращая внимания на Щэйфа, остановившегося у входа на террасу.

Мальроса обернулась. Щэйф вскинул руки и сказал примирительно:

- Я здесь наблюдатель, мешать не буду.

Мальроса кивнула, шагнула на парапет, оттолкнулась от шершавого камня и одним прыжком преодолела расстояние в десять метров до ближайшего моста с Врагами.

Фиалка описала широкую дугу и обрушилась на группу Врагов. Один из них рассыпался на светящиеся пылинки, оставив после себя такое же алое зёрнышко, как и в середине Фиалки. Мгновение – и рассыпалась еще пара Врагов, и все оставшиеся после них зёрна Фиалка поглотила без следа.

Щэйф стоял, облокотившись о стену подле дверного проёма. Его взгляд метался, следуя за Мальросой, пальцы сложенных рук впились в рукава мундира. Когда Мальроса разнесла в пыль последнюю, самую многочисленную группу Врагов серией коротких тычков Фиалкой, Щэйф присвистнул и хлопнул в ладоши. Мальроса, в одиночестве стоя на мосту, махнула Щэйфу рукой и перепрыгнула обратно на террасу.

- Там уже всё, наверное, закончилось, - сказала Мальроса.

- Вы так рассчитано двигаетесь, жесты очень чистые, - выпалил Щэйф скороговоркой.

Мальроса улыбнулась.

- Потренируйся и ты двести циклов.

Щэйф мотнул головой.

- Не только точность, но и пластичность, сообразно потокам, - запальчиво сказал он, - сразу видно, - он осёкся.

- Видно, что я не человек, - хмыкнула Мальроса.

Щэйф пожал плечами.

- Да что ты весь напрягся, парень, как побитая собачка, я и сама про себя всё знаю.

На обратной дороге к церемониальной зале Мальроса перевела Фиалку в режим покоя и спрятала кулон под одеждой.

В зале гудели разговоры, Виталия с Розой позировала для прессы под охраной Талсы.

Щэйф, отстав от Мальросы, разыскал Полковника.

- Ты чего такой взъерошенный, майор? – спросил Полковник.

Щэйф безотрывно смотрел на участников проекта, которых собрали для общей фотографии.

- Они были до нас, есть сейчас и будут после нас, - сказал Щэйф.

Полковник вздохнул и похлопал его по плечу.

III

Виталия сидела на кровати в своей комнате и смотрела в окно.

Комната располагалась в центральном здании прихрамового комплекса. Мальроса называла здание казармой, но на деле кроме самой Мальросы, Виталии, Талсы и Алинии здесь никто из военных не жил, только охраняли периметр.

Обстановку комнаты составляла полутороспальная кровать, которая соседствовала с тумбочкой, письменным столом, короткой стороной придвинутым к окну, простым платяным шкафом, креслом и подставкой под телевизор. Телевизор был в ремонте, вместо него на подставке стоял телефон и лежали разбросанные накануне бумаги по переводу Виталии из гражданского вуза в военный.

Новость о переводе Виталия получила одновременно со всеми. Да, ей в детстве поставили отметку о соответствии уровня Соседской крови, и нашли совместимость с Соседской техникой, но по результатам тестов в экспериментальную программу с Соседским оружием в команду прошла другая совместимая девочка, Этафина.

Начиная с десяти лет, Виталия выслушивала в школе, как ей не повезло оказаться за бортом престижной военной профессии. Родители всеобщей истерии не поддерживали, и на том спасибо. Телевидение сообщало об успехах Этафины. До непосредственного контакта с оружием после восемнадцати лет Этафина посвятила свою жизнь профессиональному спорту – лёгкой атлетике.

После школы Виталию перестали сплошь окружать люди, знакомые с ее личным делом, и нравоучения прекратились. Этафина, заняв призовые места на нескольких соревнованиях, постепенно исчезла с экранов, как это бывает со спортсменами, у которых после юношеской сборной карьера не пошла в гору.

Письмо от военкомата Первой столицы Виталии вручили на общем университетском сборе в присутствии руководства местной военной части. Виталия покивала на поздравления, дождалась приезда родителей и вскрыла письмо.

Этафина, как говорилось в письме, выбыла из проекта в связи с продолжительной болезнью. Виталия должна занять ее место, как единственный подходящий по возрасту совместимый кандидат. Виталия немного поплакала: над судьбой Этафины и своей.

Виталия никогда раньше не выезжала за пределы Вавашина, столицы республики Ёньва в левом Нэртарье, где жила с родителями, бабушкой и собакой.

До Первой столицы Виталия добиралась огромным двухэтажным поездом-экспрессом. Он имел форму пули, красно-серебристую окраску и останавливался в пяти километрах от города Виталии. С Виталией в Первую столицу отправился отец. Он лучше всех в семье разбирался в бумажной волоките, сам был на государственной службе в отделении Земельного регистратора.

В окне экспресса перед Виталией пролетали республики Конфедерации, их города и поселки, военные базы. На одной из остановок Виталия вышла с отцом из вагона, постоять на станции. Пока отец курил, Виталия рассматривала пару военных магов, сидящих на жестких квадратных ярко-рыжих чемоданах с тисненой эмблемой Армии менталистов – двумя параллельными линиями, образующими подобие трубы с широкими горловинами, как бы заткнутыми маленькими кругами с обеих сторон. Один из менталистов сидел небрежно, конец его кушака купался в пыли под сапогами. Вторая, девушка с короткими черными волосами, рассказывала какую-то байку, до Виталии доносились бессмысленные обрывки фраз. Мужчина изобразил машущую крыльями птицу, корча гримасу возмущения. Оба менталиста рассмеялись.

- Гляди-ка, в менталисты теперь и девчонок берут, - указал на них сигаретой отец.

- Уже лет пять как, пап, - сказала Виталия.

- Дурная затея, как и с этим Соседским оружием.

- Может, эта Роза еще и не заработает, вернёмся домой, - улыбнулась Виталия.

В Первой столице, Орафноторе, Виталия с вокзала побежала смотреть рабочую резиденцию пастальских императоров, нынешний Конфедеральный исторический музей. Попросила отца сфотографировать ее на фоне многоступенчатого мраморного поющего фонтана со статуями членов императорской семьи. На выходе из парка, где располагался музей, Виталия получила бесплатный значок с гербом империи в палатке Монархического общества возрождения Пастали.

Со следующего дня начались собеседования в Чрезвычайном министерстве по вражеской интервенции. Виталии пришлось пройти проверку на полиграфе.

- Имели ли вы сношения с Врагами или Соседями напрямую?

- Нет, я их даже вживую никогда не видела, ну, кроме мамы, но она же не настоящая, в смысле, она учтённая просто, ничего такого не может, - Виталия запуталась, забыла оговорённый вариант ответа, смутилась и замолчала.

Оператор полиграфа, лысеющий мужчина под пятьдесят, в очках, махнул рукой.

- Не нервничайте, не бойтесь, - добродушно сказал он.

Полиграф показал хороший результат. Виталия отправилась заполнять документы под присмотром отца.

В кабинете с разложенными на столе формами документов для зачисления в военный вуз и образцами заполнения Виталию с отцом встретил суетливый толстый тип свекольного цвета, одетый в форму менталиста. Форма была заношенная – синева мундира местами смотрелась пыльной, позолота с пуговиц кое-где стёрлась.

- Майор Щэйф Близенгаль, Второй куратор проекта «Цветение», - представился менталист и широко улыбнулся. В имени он сделал паузу с выдохом, а родовое имя произнёс медленно, растягивая последний слог.

- Извините, можете еще раз повторить, пожалуйста, я не расслышала, - сказала Виталия.

- Щэ-эйф, успеете привыкнуть, большинство Ирииенов с первого раза не справляются.

«У этих Везнаров вечно с дикцией проблемы, а воображают о себе многовато», - подумала Виталия, но промолчала.

Щэйф усмехнулся, поймав ее заледеневший взгляд.

- С госпожой Мальросой вы точно поладите.

Виталия пожала плечами.

- Повежливее, пожалуйста, молодой человек, - сказал отец Виталии.

Щэйф повернулся к нему, поднял одну бровь, приняв озадаченный вид.

- Я сама учтивость, господин Велетин.

Ехали до храмового комплекса Добрососедства, где базировался проект «Цветение», в тяжелом чёрном военном автомобиле. Салон от водителя отделяло толстое, видимо пуленепробиваемое стекло. В салоне было сумрачно из-за тонированных окон, сидения располагались и по ходу, и против хода движения. Щэйф сел напротив Велетинов. В полутьме его тёмная кожа казалась чёрной.

- Когда бумаги будут подписаны и переданы в канцелярию, Ваше родовое имя упразднится, госпожа Виталия, - сказал Щэйф.

- Обезличивание? – раздраженно спросил отец Виталии.

Щэйф покачал головой.

- Частичное, до окончания проекта участники носят имя своего оружия как родовое.

Виталия шумно выдохнула.

- Ради безопасности, - заверил Велетинов Щэйф.

Ворота прихрамового комплекса, врезанные в двадцатиметровую историческую стену из шлифованного камня, охраняло четверо постовых. Сразу за воротами – контрольно-пропускной пункт, где Щэйф и водитель предъявили пропуски и документы на Виталию. Отцу Виталии выдали временный пропуск, действительный три часа.

- Во внутренние помещения базы Вам доступа нет, господин Велетин, извините, но при знакомстве дочери с Первым куратором «Цветения» и участниками можете поприсутствовать, - разъяснил Щэйф.

По территории комплекса передвигались на машине. Здание самого Храма Добрососедства отстояло от въездных ворот примерно на километр. Виталии пришлось задрать голову, чтобы увидеть Храм целиком.

По главному коридору Храма, украшенному скульптурами Соседей и барельефами с классическими сюжетами противостояния Соседей с Врагами, Щэйф и Велетины дошли до малой церемониальной залы.

В окружении декоративных колонн высокий седоватый мужчина с длинноватыми волосами беседовал с брюнеткой в фиолетовой одежде, почти того же роста, что и он. Мужчина носил оливковый китель с лацканами, подвязанный кушаком, и расширяющиеся на бёдрах брюки. Внизу штанины становились узкими и были обмотаны полосами серой ткани, заходящими на короткие лакированные коричневые ботинки.

- Полковник, - обратился к нему Щэйф, склонив голову в поклоне.

Велетины синхронно сложили руки на груди в знак приветствия. Полковник ответил упрощенным жестом, едва соединив пальцы рук.

- Привет, - сказала женщина, впиваясь взглядом в лицо Виталии. Виталия безотрывно смотрела на Полковника, избегая её взгляда.

- С прибытием, госпожа Велетин, господин Велетин, я Полковник, курирую проект.

В провинции Виталии было всего трое гражданских обезличенных и двое военных. Лично Виталия встречалась только с Ректором Ёньваского университета на приветствии первокурсников и при вручении письма о переводе.

- День добрый, хотел уточнить, когда определится участие дочери в проекте? – спросил отец Виталии.

Полковник сделал паузу, потирая подбородок.

- После теста с оружием, подготовка займёт месяца четыре, может, полгода.

Отец Виталии кивнул.

В залу вошли двое участников проекта в сопровождении общевойсковой охраны.

Щэйф с улыбкой поклонился, сложив руки, они ответили тем же. Полковник кивнул.

- Госпожа Велетин, участники проекта «Цветение»: Лотос - капитан Талса и Яблоня - леди Алиния.

- Мальроса Фиалка, - добавила женщина в фиолетовом.

- Виталия Велетин, очень приятно, - Виталия сжимала и разжимала сцепленные в замок пальцы, голос дрогнул.

Отец приобнял Виталию за плечи.

Талса сверкнула карими глазами в сторону Щэйфа.

- Это ты так запугал девочку, чудовище?

- Не бейте, капитан, - Щэйф вскинул руки.

Полковник покачал головой.

- Отставить паясничать, сначала решим вопросы.

Щэйф и Талса переглянулись, улыбаясь. Талса выглядела лет на семнадцать, низкий рост усиливал впечатление. Светлые волосы уложены на голове короной. Поверх общевойсковой серой военной формы Талса носила накидку и широкую юбку-солнце золотого цвета, как того требовали национальные нормы Везнаров дальнего правого Ойлюрья.

Полковник взял у Щэйфа документы Виталии, пробежался взглядом.

- Никаких расхождений с личным делом, насколько я вижу.

- Нам скрывать нечего, - сказал отец Виталии.

- Можете ознакомиться с расписанием встреч участников с родственниками, и даю Вам и госпоже Велетин полтора часа свободного времени здесь, в Храме, после чего Вас сопроводят до города, - сказал Полковник отцу Виталии.

- Спасибо, - ответил господин Велетин.

После отъезда отца Виталия около часа провела в Храме. Погода стояла пасмурная, и витражи подсвечивались лампами. Виталия стояла напротив алтаря в главной зале и произносила слова молитвы, обращенной к Соседям на Небесах.

Послышались шаги, Виталия обернулась и увидела Мальросу. Та стала по левую руку Виталии, рассматривая росписи на алтаре.

- Идём обедать, только тебя ждём, принцесса, - сказала Мальроса, развернулась и пошла к выходу.

Виталия подняла с пола сумку с вещами и последовала за Мальросой через Храм к припаркованной машине. Водитель, рядовой солдат, со скучающим видом сидел на нижних ступенях Храма. Козырнув Мальросе, водитель открыл для неё переднюю дверь, но Мальроса покачала головой и села сзади рядом с Виталией.

- Отвыкай себя жалеть, - сказала Мальроса ровно.

Виталия сглотнула ком в горле. Она сидела прямо, положив обе руки на сумку, отделявшую ее от Мальросы.

В столовой участники проекта сидели за одним столом. Через проход обедали кураторы. Полковник ел быстро, будто кто-то гнался за ним. Майор Близенгаль уткнулся в толстую книжку карманного формата, опираясь о стол локтями, его массивное тело опасно нависло над подносом.

Талса поставила перед Виталией куриный суп в небольшой глубокой тарелке и отдельно – порцию вареного филе.

- Взяла тебе, копуша, а то голодной останешься, там солдатики набегают, - Талса рассмеялась.

Виталия через силу улыбнулась, улыбку кривила плаксивая гримаса.

- Ну что вы, милая, успокойтесь, кушайте, у нас по расписанию дальше тренировка, - сказала леди Алиния размеренным уверенным голосом, со спокойным выражением на красивом лице с правильными чертами. Несмотря на холод, леди Алиния надела платье, закрытое, но из лёгкой шёлковой ткани. Небесная голубизна платья, слегка приглушенная синим пиджаком, наброшенным на плечи, резко контрастировала с деревянными старыми столами, потемневшим линолеумом, простой посудой столовой, грубой шерстяной серой, синей и оливковой военной формой.

- Танцы что ли? – резковато спросила Виталия, яростно отпиливая кусок мяса тупым ножом.

Талса засмеялась, по лицу Мальросы пробежала тень улыбки.

- У меня с собой перемена одежды, - ответила Алиния, изящно отламывая кусочек от огромного ломтя серого хлеба.

Виталия с вызовом поймала взгляд Алинии и едва не поперхнулась супом. Минуту назад совершенно обычные карие, глаза Алинии стали настолько прозрачно серыми, что при тусклых лампах дневного света радужки слились с белками. В Виталию упёрлись чёрные точки зрачков на белом фоне. Виталия глубоко вдохнула и сделала долгий выдох.

Алиния поправила сползший с плеча пиджак и перевела взгляд к дальнему окну.

- Время, - напомнил Полковник громко, постукивая по циферблату наручных часов. Его слова подействовали только на Щэйфа, который оторвался от книги и принялся торопливо закидывать в себя еду.

Тренировка проходила в здании, расположенном рядом с жилым корпусом. В здании расположилось несколько спортивных залов. В небольшом зале, оснащённом спортивными снарядами и тренажёрами, прошла разминка и тренировка в рамках общей физической подготовки. Алиния, Мальроса и Виталия тренировались под руководством военных инструкторов и Талсы. Талса со смехом смотрела на попытки Алинии и Виталии отжаться от пола.

- Хотя бы десять раз! – подбадривала она.

Мальроса все упражнения выполняла по минимуму, но Виталия увидела один раз, как она спокойно отжалась на одной руке, другой заправляя выпавший кулон под униформу. Она не переодевалась, только сняла верхнюю накидку без рукавов.

- Логика прямая – драться будем в Соседской униформе-метаморфе, но вам рано, - пояснила Мальроса.

Алиния, сжав зубы, выполняла всё, что скажут. Гладкая причёска растрепалась, и Алиния постоянно безуспешно пыталась привести волосы в порядок.

Виталия задыхалась. Несколько кругов по залу вымотали её, в боку закололо.

Отжалась она четыре раза, но Талса раскритиковала выполнение упражнения за высоко поднятый таз.

- Не льнёшь к полу, руки не сгибаешь по-нормальному, ну ничего, научим, - сказала Талса.

В большой пустой зал для специальных тренировок участники вошли после десятиминутного отдыха.

Виталии и Мальросе выдали длинные палки с резиновым набалдашником, Талса взяла две такие же палки, но в локоть длиной. Алиния получила радиоуправляемый летающий аппарат размером с ворону.

Каждой выделили по три манекена.

- Стараетесь попасть по противнику, идеально - в горло, - сказала Мальроса, утыкая наконечник палки между головой и туловищем манекена.

- Понятно, - отозвались остальные участники проекта.

- Враги не отвечают без вожака, думайте о них, как о неодушевлённых объектах, - продолжила Мальроса.

Виталия подняла руку, Мальроса кивнула.

- А как понять, есть с ними вожак или нет?

- Двигаются, - ответила Мальроса.

- Они же тоже живые, - тихо сказала Алиния.

- Ещё какие, и многие, кто жалел Врагов, уже в Аду, целуются с ними в дёсны, - сказала Талса.

Следующие два часа Виталия вяло тыкала палкой в манекены. Затем встала в пару с Талсой, которая уворачивалась от ударов и отбивала снаряд Виталии, ловко орудуя короткими палками.

Оставшиеся полчаса Виталия, Талса и Мальроса смотрели, как Алиния пытается попасть в цель, управляя с пульта маленьким дроном.

- Ты должна хорошо понимать динамику полёта, - сказала Мальроса.

- Я пытаюсь.

- Зачем это надо? – в воздух спросила Виталия.

- Оружие леди Алинии – странненькая штука, ты увидишь, - расплывчато пояснила Талса.

Тренировки проходили дважды с день. Первая с утра, затем Щэйф Близенгаль читал общую теорию ментализма, обзорные лекции об исследованиях Ада и историю Вражеских вторжений. Обед, тренировка, свободное время, сон.

Зарядили дожди. Пока не топили, Виталия взяла два одеяла. Просыпалась раньше будильника и лежала до звонка, слушая стук капель. Вечером звонила родителям по городскому телефону под надзором дежурного. Читала рекомендованную литературу в храмовой библиотеке.

Виталия впервые увидела Розу спустя полгода после поступления в корпус, перед церемонией, мельком, пока шла к группе участников в сопровождении Щэйфа. Виталию и её родителей, приехавших к церемонии, к Храму Добрососедства привезли отдельной машиной к чёрному ходу, чтобы любопытные журналисты не атаковали нового участника раньше времени. Родители по очереди обняли Виталию, мать горячо пожала дочери руки.

По дороге в церемониальную залу у Виталии колотилось сердце и пересохло во рту. Её заметно потрясывало, и Щэйф, бросив критический взгляд, цокнул языком и приказал одному из постовых в коридоре пригласить на всякий случай врача. Щэйф бешено жестикулировал. Виталия отвлеклась на него от своих ощущений.

- Ну, ну, мелкая, не трясись, - шепнула Талса, обняв Виталию.

Виталия улыбнулась. Талса подмигнула ей и перехватила Щэйфа, с которым мгновенно переключилась на весёлый непринуждённый тон, перекрывая при этом подход к Виталии и Алинии со стороны СМИ. Мальроса заняла позицию, отрезая группу от прохода, соединяющего алтарь с главным входом в залу.

Услышав первые звуки музыки, Мальроса молча взяла Виталию под локоть и деликатно подтолкнула к лестнице.

Виталия, сделав первый шаг, едва не упала. Дыхание сбилось. Мальроса поддерживала Виталию, пока не вступили голоса менталистов с гимнами.

Виталия, дрожа всем телом, взошла по ступеням к алтарю, неуверенно, смотря под ноги. Она пыталась дышать медленно и глубоко. Церемонию снимали камеры. Родители в зале напряженно смотрели ей в спину. Под землёй, глубоко в Аду, затаившись, ждали Враги. Стоя вплотную к Розе, чуть касаясь коленями алтарного камня, Виталия часто моргала и закусывала губы, сдерживая слёзы, но они потекли по щекам, затуманивая взгляд. Роза сделалась расплывчатой.

Виталия протянула к Розе дрожащие руки. От Розы исходило тепло. Мгновение – и Роза поднялась в воздух, кованый цветок поднялся выше головы Виталии. Виталия напряжённую минуту смотрела на подрагивающую Розу, затем сомкнула на стебле ладони. Роза опустилась ей в руки, неожиданно лёгкая. Гладкий металлический стебель согревал холодные пальцы Виталии.

Виталия аккуратно вынесла Розу за алтарь, держа её над головой. Развернувшись к залу, поставила Розу рядом с собой. Зал отозвался аплодисментами, сначала редкими, потом присоединились все присутствующие.

Виталия смотрела на людей внизу. С этого момента она – участник проекта «Цветение». Она принадлежит Конфедерации.

Талса и Алиния поднялись к Виталии. Алиния отёрла ей лицо тонким платком.

- Вы в порядке, дорогая? – спросила Алиния.

Виталия кивнула, и участники проекта вместе начали спускаться к подножию лестницы сквозь вспышки фотокамер. 

0
11:32
63
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Литбес №3