Легенды камней. Жемчуг

Автор:
adelaida.agurina
Легенды камней. Жемчуг
Аннотация:
Легенда о русалке и жемчужине
Текст:

Жемчуг, созданный в боли, морские слезы.
Считается, что и приносит он большинству лишь горе и слезы. И только рожденным под знаками Луны и Воды не несет он опасность. Наоборот, помогает в поисках мудрости вне и внутри себя самих, которую люди сии так жадно алчут.
Также охраняет жемчуг своего хозяина от воров и плохих мыслей. Борется с зазнайством и чрезмерной гордостью.
А еще не любит жемчуг, когда его без пары носят. Не александрит-вдовий камень это, но все же приличествует ему пару подобрать. Также не терпит жемчуг конкуренции с другими камнями. Разве что соседство брильянтов позволяет выдерживать его чувство собственного достоинства.

-А русалку тут запросто поймать можно. К нам именно за этим и едут же. Вот и сэр Льен поймал и сэр Зигфрид. Да и еще. Сложно это, да. Они, русалки-то, действительно иногда на скалах сидят, все волосья расчесывают. Как они туда забираются с хвостами – ума не приложу! Только толку? По скалам к ним фиг подберешься, а если и решишься, то они сто раз сбежать успеют. Что им-то? Попрыгали в море и хвостами махнули. Разве гребень какой впопыхах оставят. Но ведь благородному рыцарю гребень не нужен?
Аскольд кивнул, а трактирщик, не в силах унять словесный поток, продолжал
-Вещица, конечно, красивая. Гребень-то. Сам вроде из костей рыбы, а по нему камушки великой цены натыканы с глубин моря. Но хранить его дома нельзя – не то каждую ночь русалка будет являться во сне – требовать, выть громко, придушить может…через сон. Вот в церкви такое можно хранить. Если захотите, зайдите в нашу церковь святого Варфоломея – там и увидите.
-Мне нужна русалка, - сказал Аскольд
-Ну так я к этому и веду, - ответил трактирщик, - чтобы русалку поймать, надо нанять хорошую лодку, да выйти в море подальше. Вон к Чертовым скалам можно. Вы не пугайтесь, там не страшно, просто по легенде,эти скалы черт сделал. В море уронил, когда понял, что его провела за нос жена простого фермера. Это известная у нас легенда. Там говорится…
-Русалка, - напомнил Аскольд
-Ах да, - спохватился трактирщик, - русалку там можно поймать. И тогда можно быть спокойным за свое будущее. Правда нужно знать слова правильные, чтобы пойманная русалка уже не могла обмануть, а начала бы со дна морского таскать всяческие драгоценности.
-Я знаю, - кивнул Аскольд. Он действительно потратил несколько лет, чтобы узнать эти самые заветные слова, что надо прошептать на ухо пойманной русалке, чтобы сделать ее послушной. Младший сын небогатого дворянина мог рассчитывать лишь на удачу…или келью в монастыре. Келья его не интересовала, поэтому, не дожидаясь, пока старший брат наложит лапу на все наследство, Аскольд сам взял доспехи, меч их рода, передающийся из поколения в поколение, оседлала лучшего коня – серого Фалада, и уехал из замка. Не забыл прихватить и золота чуть. Совсем чуть – больше не было. Наверняка, брат был зол, обнаружив пропажу таких ценных вещей, но Аскольд к тому моменту был уже далеко.
С мечтами о том, как он, победит на турнире у герцога или короля, и с этого начнется его слава, пришлось распрощаться очень скоро. Единственный турнир, на который он попал, устраивался неким бароном. И даже там экипировка Аскольда выглядела просто нищенски на фоне экипировки других рыцарей. А его серый Фалад гляделся крестьянской лошадкой. Выступать так – только на смех себя поднимать.
Война могла бы помочь искателю удачи, но войны что-то нигде не наблюдалось.
Пробовать наняться к благородному богатому лорду? Но кем? Младшим помощником младшего помощника младшего конюха? Остальные должности были заняты родственниками, друзьями родственников, вассалами. К сюзерену же своего рода Аскольд боялся обращаться – братец наверняка не забыл грабежа. Да и там тоже все хорошие места были заняты старшими сыновьями вассалов. Младшим оставался лишь конский навоз
Аскольд уже даже подумывал было присоединиться к одной из разбойничьих банд, что как раз и состояли большей частью из вот таких вот младших сынков, которым ничего не осталось после дележки наследства. Аскольд слышал, что некоторые из них становились богаче своих старших братцев – гордых властителей холодных замков с прогнившей соломой вместо пола, деревенек из трех-четырех домов и пары полей, на которых, от частого использования, растет теперь только грязь.
Но, Аскольд, уже расставшийся с детскими мечтами, понимал, что такое если и бывало, то давным давно. Когда младших сыновей накопилось еще не так много. Максимум, подобная жизнь даст возможность с голоду не сдохнуть. Но и это для растратившего уже все домашнее золото Аскольда, было актуально.
Именно тогда, случайно он услышал о каком-то парне, который слышал о каком-то парне, который поймал русалку в Ласточкиной бухте, где мирно и тихо до последней поры сонно похрапывали в унисон городок Раттердрам и его властитель – князь Раттердрамский. Сейчас от этого сна и следа не осталось. Разговоры о счастливчиках, поймавших русалок, ходили из уст в уста. Поговаривали, что у князя в замке этих самых русалок – штук десять. И слуги из замка, подчас рассказывали, что видели этих самых русалок собственными глазами. И рыбаки, что помогали благородным лордам поймать русалку, тоже описывали полу-дев полу-рыб. Да и что там говорить – испокон веков на скалах около берега видели на восходе да на закате русалок, расчесывающих себе волосы, смеющихся и что-то напевающих. Только никому до определенного момента в голову не приходило, что этих существ можно ловить, да заставлять себе драгоценности таскать.
Теперь же все изменилось. Город уже не был похож на сонную муху. Десятки искателей приключений даже из-за моря пребывали сюда. И им всем нужно было что-то есть, где-то жить. Следовательно, оставлять радушно приютившим их горожанам свои денежки. Конечно, не обходилось и без неприятных для горожан вещей. Но право слово, если благородный лорд изнасилует понравившуюся ему девку или даже, случайно прибьет непонимающую свое счастье послужить удовольствию благородного господина – так не велика цена за золотой поток, что льется в город. А девкам нечего по улицам шастать – пусть дома сидят, хозяйством занимаются.
Несколько лет у Аскольда ушло, чтобы найти заклинание, выучить грамоту и прочитать. Пришлось все же пожить в монастыре, притворившись раскаявшимся грешником, возжелавшем тихой жизни под сенью Господа. Аскольд был упрям и только это помогло ему унизительно работать в монастыре, таская воду, коля дрова, копаясь в огороде. И вот, наконец, он сидел в этом трактире, и попивал местное вино – дрянь дрянью, да еще и разбавленное. Но на более дорогое заведение денег просто не было. Трактирщик своей болтовней ему уже порядком надоел, но Аскольд заставлял себя слушать, потому что уже знал – в навозе пустых слов подчас скрываются жемчужины очень ценные. Особенно когда собеседник, вдохновленный тем, что нашел такого хорошего слушателя, забывается от этакого счастья и начинает выдавать ту информацию, которую не сказал бы и жене ночью на ложе.
Трактирщик и в правду был в восторге от такого посетителя, даже простив то, что посетитель все тянул один и тот же кувшин вина. Главное – слушал. Лишь изредка прерывал. Вот как сейчас
-А почему сами рыбаки, те, что помогают ловцам, не пользуются услугами русалок?
-Так неблагородные же, - трактирщик удивленно посмотрел на Аскольда. Словно объяснял в сотый раз маленькому ребенку прописную истину, - русалка, она же только благородных слушается. И только мужчин. А простому люду, хоть что ей говори – посмеется, или даже хуже – притопит. Вам, господин, можно. Ох, чует мое сердце, будет Вам удача. А сердце мое никогда не подводит. Всегда все точно. Вот даже давесь, говорю супружнице – что-то у меня в кишках какое-то бурление. Она мне – дак ты же целый свиной бок сожрал, ирод старый, вот и бурление у тебя. Ну дурра – баба, что возьмешь. А сегодня с утра такой дождина вылил. С градом. И я вспомнил, что бурление у меня, как раз на град всегда. Вот и сейчас – чую.
-Сердцем или кишками? – не удержался Аскольд от едкого замечания
-Да всем организмом! Вот не сойти мне с этого места! – уверил трактирщик, - поймаете Вы русалку. И будет она для Вас перлы со дна добывать. Только…Вы же знаете правила?
-Правила?
-Всех пойманных русалок нужно предъявлять князю. Если русалка понравиться, он ее себе заберет. Вам, конечно, честь по чести оплатит.
-Но говорят же, что у него много русалок и без того? Неужели их не хватает чтобы богатство собирать?
-Это да…., - трактирщик на мгновение задумался, поглядывая то по сторонам, то на Аскольда. Чувствовалось, что хочется ему что-то сказать, а не решается. Наконец, распиравшая изнутри информация разомкнула уста. Трактирщик приблизился максимально в рыцарю и зашептал
-Поговаривают, я сам в это не верю, но так говорят…Что князь, того, использует русалок и в постели.
-Такое возможно? – спросил Аскольд
-Вот уж не знаю, - помотал головой трактирщик, - есть ли у них там что, или нет…В смысле как у бабы земной. По мне так у них вид только бабий. А мозги рыбьи. Что касается чувств, тут еще и хуже. Души ведь у этих тварей нет – так церковники установили. Откуда же там чувства. Да и кровь холодная, что у ящерицы. А чешуя! С такой ложиться все равно, что с жабой мерзкой. Тьфу!
Тут трактирщик словно язык прикусил. Физиономия у него скривилась, и он, затравленно обведя взглядом полупустой обеденный зал, быстро быстро заговорил
-Ну конечно, все это досужие сплетни глупых баб, не более. Мужчинам в такое верить не следует.
-Разумеется, - едва скрыв улыбку, сказал Аскольд. Потом допил таки вино, бросил на стол пару монет и поднялся
-Уже уходите, господин? – разочарованно спросил трактирщик. – но ведь вечер на дворе. Может, я Вам комнату приготовлю. А на утро сведу с Увом. Ему хоть и за сорок, но еще крепок. И лодка у него отличная, самая лучшая. Да и берет недорого. Чтобы до скал доплыть, да помочь с сетью.
Аскольд кивнул. Он, разумеется, понимал, что наверняка трактирщик получает часть платы с этого Ува за «клиента», да и количество клопов и блох в наверняка нестиранном постельном белье такого дешевого заведения превышает даже популяцию в его родном замке. Но на улице действительно быстро темнело, а в городе Аскольд никого не знал. Ничего не оставалось, как доверится трактирщику. Он кинул на стол еще две монеты, которые тут же сгруб улыбающийся толстенький хозяин трактира
-Эй Маргрет, - закричал он на весь зал, - приготовь нашему гостю лучшую комнату.

***
На самом деле, все оказалось лучше, чем предполагал Аскольд. Постель была не то, чтобы совсем свежей, но по крайней мере не вонючей. А Ув, который уже с утра ждал Аскольда в обеденном зале оказался высоким неразговорчивым мужчиной – владельцем большой лодки и крепкой сети. Правда затребовал плату достаточно высокую – это все, что у Аскольда оставалось на тот момент. Тот сначала сомневался, а потом лишь рукой махнул. Рисковать так рисковать. Все равно деньги уйдут, а так хоть не будет потом проклинать себя за упущенный шанс.
Невозмутимость и молчаливость Ува лишь импонировала после вчерашнего общения с трактирщиком. Только раз Аскольд спросил, увидев цепочку странных, сгибающихся будто от тяжести людей с повязанными на руках платками красного цвета
-Кто это такие? Какая-то городская традиция?
-Болящие, - ответил Ув, - у нас лечат только в больнице при монастыре Святого Иосифа. Бедных бесплатно. Так они повязывают себе на руки красные платки, чтобы знали – это больные бедные, которые ищут исцеления милостью божьей…и руками мудрых монахов-целителей.
Пропустив болящих, они пошли дальше и скоро достигли берега.
Аскольд и верил и не верил в свою удачу. Поэтому когда рыбак положил в сеть странный сосуд, приманивающий русалок, особо не нервничал. Что в сосуде – Ув не сказал, это был секрет местных рыбаков, но пахло это что-то просто отвратно. Был бы Аскольд русалкой – на много миль это место обошел бы. Но на русалок, как говорили рыбаки, эта штука оказывает просто магическое действие. Почувствовав ее запах, русалки теряют де рассудок и попадают в самые элементарные ловушки.
Даже когда сеть затряслась, Аскольд лишь пожал плечами. Ув также имел лицо каменное. И лишь какое-то странное выражение на миг мелькнуло на этом лице когда над поверхностью волн показалась запутавшаяся в сети трепыхающаяся русалка. Зато Аскольд был удивлен. Именно так, не рад, а удивлен. Он рассматривал русалку, не спеша освобождать ее и говорить заклинание.
Дитя моря была маленькой, щупленькой, черноволосой и белокожей. Все, что ниже талии – покрыто чешуёй, которая, вопреки расхожему мнению, не светилась, а была чуть сероватой, словно старый снег. Хвост был широким и, судя по тому, с каким звуком бил по дну лодки – сильным. Волосы спадали на лицо, а когда русалка отвела их в сторону, то Аскольд увидел, что это еще практически ребенок. Была бы она человеком, ей можно было бы дать лет двенадцать, не больше. Но как с этим обстоит у русалок, не знал. Девочка только сейчас заметила пристальный взгляд Аскольда и ее огромные, зеленые глаза, опушенные длинными ресницами, казалось, стали еще больше от ужаса.
-Пожалуйста, - прохрипела она, - отпустите меня. Я должна быть у мамы. Она больна и умрет, если я не вернусь с лекарством.
Тут ее прекрасное личико искривилось и русалка заплакала. Самозабвенно и обреченно, как могут только дети.
-Разве у Вас, морских тварей, есть мать и отец? – спросил Аскольд
Русалочка перестала плакать и посмотрела на человека
-Наш общий отец – великий океан, - сказала она, - как только одна из нас желает стать матерью, наш великий отец дает ей такую возможность. Прошу, моя мать очень больна и только я могу …я как раз плыла за лекарством к скалам. Мне нужно сделать его, а потом сидеть несколько месяцев у материнского ложа, ровно в нужное время скармливая ей по капле лекарства, смешанного с моими слезами. Только тогда смерть отступит
-Я не могу ждать несколько месяцев, - сказал Аскольд, - мне нужны драгоценности сейчас. И мне нет дело до твоей матери.
Он кивнул Уву, и тот схватил русалку за волосы так крепко, что она вскрикнула . Аскольд наклонился к уху девчушки и прошептал заветные слова. Лишь после этого Ув начал распутывать сеть. А потом грубо вытолкнул русалку обратно в воду. Но та не уплывала. Расширившимися от ужаса глазами она смотрела на Аскольда и вновь стала умолять
-Прошу Вас. Милосердия! Ведь это велит Вам Ваша религия, я знаю
-Милосердие слишком дорого, чтобы я мог себе его позволить, - помотал головю Аскольд. – поэтому ты сейчас плывешь и …
-Постойте, - русалка вскрикнула, вскинув руки в отчаянии, - я могу кое-что предложить Вам
-Что же? У тебя уже есть сокровища?
-Нет. Нам не интересны такие вещи. Но я знаю, где находится жемчужина высочайшей ценности. Даже русалки не решаются отправиться в темный грот, где она лежит. Потому что страшные морские существа охраняют ее. Эта жемчужина величиной чуть поменьше Вашего кулака, она темная, как сама ночь и даже сложно представить, какова будет ее ценность среди людей. Я могу рискнуть и принести Вам эту жемчужину. Если я это сделаю – отпустите ли Вы меня к матери? Ибо моя родительница умрет без помощи. А сама она сейчас помочь себе не в состоянии. Я не вру . Я не могу врать под заклинанием
Асскольд задумался. Такая жемчужина могла быть достойным подарком любому герцогу и даже королю. А можно и продать ее. Тогда, его будущее обеспечено. Но, с другой стороны, если русалка погибнет, то он останется ни с чем. Удача в кои то веки повернулась к нему лицом, но больше так испытывать себя не позволит. Вторую русалку ему не поймать. Аскольд еще раз посмотрел на девчушку. Маленькая, в чем только душа держится, если конечно, душа у нее все-таки есть. Сколько принесет она в своих ручках? Да и не зачахнет ли с тоски по матери? Аскольд усмехнулся и кивнул
-Ладно. Я буду ждать тебя здесь через…
-Дайте мне день. День, надеюсь, моя родительница еще подождет до начала лечения, а потом его уже нельзя будет прерывать
-Это мне не интересно. – поморщился Аскольд, - у тебя есть день. Я буду здесь в это же время завтра.
-Если я не приплыву, значит, я погибла
Аскольд снова кивнул, и русалка, быстро скрылась в волнах.

***
Аскольд ничего не рассказал трактирщику, но тот принял его вежливо, угостил ужином и вновь послал служанку постелить в самой лучшей комнате. За все это время даже не спросил о деньгах. Наверняка Ув оказался не так молчалив, как поначалу решило Аскольд. Впрочем, так даже лучше.
На следующий день Ув и Аскольд прибыли на то же место. Но вот русалки не видать было. Неужели погибла? Но вот чуть забурлила вода, и из губины поднялись какие-то темны пятна, а вслед за ними показалась головка русалочки. Дитя моря тяжело дышала, а кожа показалась Аскольду уже не белой, а серой. Но в руках девчушка держала огромную, сразу же начавшую переливатся на солнце черную жемчужину. Даже Ув не сдержал эмоции и с восхищением смотрел на чудо природы. Аскольд осторожно взял жемчужину.
-Ты свободна, - сказал он, как и полагалось, согласно ритуалу.
Русалочка вздохнула и схватилась руками за лодку, не спеша уплывать. В ее дыхании слышались хрипы. Аскольд посмотрел на девчушку и только тут увидел, что весь бок русалки пересекает огромная кровоточащая рана.
-Матушка, прости, - прошептала дочь моря и ее руки почти соскользнули с бока лодки. Аскольд успел подхватить русалку и втащить ее на борт. Сейчас дитя моря лежала у него на руках и он знал – русалка умирает.
-Что же я наделал! – прошептал Аскольд. Помимо воли вспомнил он страшную зиму несколько лет назад. Еды не хватало тогда и голодали все. А еще в их замке окончательно прохудилась крыша, и холод пронизывал до костей. Им было не привыкать, всем, кроме маленькой сестры Аскольда. Голод начал игру с ее слабеньким организмом, а холод закончил, окончательно сведя в могилу. Ей было десять. И она умерла на руках у матери, пока Аскольд наблюдал эту картину.
-Сейчас же к берегу! – приказал Аскольд. Ув послушался. Аскольд постарался остановить кровь, но средств у него сейчас было немного. Когда они достигли берега, Аскольд послал Ува искать транспорт. Нашли какую-то телегу, русалку обернули в плащ Аскольда, да еще и закрыли рогожей и сеном.
-В больницу, - приказал Аскольд
Ув выполнил приказ незамедлительно. Он, как и раньше, безмолвствовал, но судя по физиономии, рыбаку стало интересно, чем это закончится. Жемчужину Аскольд спрятал в сумку.
Когда они достигли больницы, Аскольд на руках отнес в приемный покой русалочку, замотав ее плащом так, чтобы не видно было рыбьего хвоста.
-У меня раненный, -бросил удивленному священнику.
-Конечно, конечно, положите на кушетку, - заторопился священник.
Аскольд выполнил приказ и тут плащ развернулся явив на всеобщее обозрение хвост
-Сын мой! Что Вы задумали?! Сейчас же убирайтесь отсюда! – закричал священник, - мы не предоставляем помощи нечистым тварям
- Но это же ребенок! Это просто ребенок, посмотрите!
-Это мерзкая пародия на создание божьего мира. Ступайте вон и заберите это…эту, иначе я позову стражу и вас арестуют.
Аскольд мотнул головой. Он мог бы поспорить с монахом, но сейчас времени не было. В нерешительности он не знал, что делать. Он наклонился, чтобы забрать русалку, хотя и не знал, куда понесет ее дальше. И тут завязки на сумке развязались и на ковер выпала жемчужина – добыча русалки
-О! – только и произнес монах. Аскольд посмотрел на монаха, и увидел в его глазах то, что подало ему идею. Он взял жемчужину и с поклоном предлагая ее монаху, сказал
-Эта русалка услышала о Святейшей церкви и преисполнилась удивления и душевного трепета.. Она решила пожертвовать эту чудесную вещь, равной которой нет ни у одного владыки в мире, вашему прекрасному монастырю.
Аскольд поклонился еще ниже, поднеся жемчужину прямо под нос монаху. Тот все понял.
-Я думаю, Вы правы, сын мой. Это еще невинное дитя, а Господь каждому дает право на спасение. Недаром же говорят, что и у русалки может появиться живая душа.

***
Аскольд был с русалочкой все время пока ее лечили. А потом вместе с Увом они отвезли ее к скалам и выпустили.
На следующий день уже Аскольд, сидя на своем сером, смотрел на море. Он хотел попрощаться перед тем, как покинет город.
-Ну вот скажи, - обратился он к коню, - я дурак, да?
Фалад фыркнул
-Дурак, - подтвердил Аскольд, - я держал в руках целое состояние. Турниры, замки, драгоценности, и куда это все? Правильно, под хвост русалке! И знаешь, мне хорошо сейчас. Ну в самом деле, дурак я…И имя у меня дурацкое.
Набежавшая волна окатила пенной водой ноги Фалада. А когда она ушла, то на песке остались лежать два увесистых кошеля.
-Что это? – Аскольд спрыгнул с коня и потянулся за кошелем. Открыл его и застыл в удивлении. Потом открыл второй. Оба кошеля были туго набиты драгоценными камнями. А еще в одном была чешуйка с выцарапанным текстом

К счастью, моя мать дождалась меня. А мои соотечественники узнали, что сделал для меня человек земли. Это – их благодарность. Надеюсь, это хоть как-то компенсирует утраченную драгоценность.

Некоторое время Аскольд стоял, словно ударенный громом. А потом рассмеялся и сказал.
-Да, я дурак! Но видать, правильна пословица – дуракам везет
Фалад ничего не ответил. Его слишком сильно заинтересовало, можно ли есть водоросли, что вместе с кошелями принесла волна.

+2
11:27
38
18:56
А хорошо! thumbsup
19:30
Благодарю
Империум