5 По-нашему. СПЕЦОМ - первый периметр. Аут

Автор:
agerise
5 По-нашему. СПЕЦОМ - первый периметр. Аут
Аннотация:
Кувырок назад.
Текст:

Неделя промчалась как один день. Они гуляли по городку. От кафешки к кафешке, не пропуская ни одной. Рената голодная, а у спеца есть деньги, хоть и небольшие.

Лазили по многоуровневым трибунам спецомовских тренировочных комплексов. Поразительная организация: всё разворачивается за сутки! По видеотрансляции Ренате доводилось смотреть эти дисциплины внутренних олимпиад. Бег, стрельба – понятно. Бои ей не нравились, не просто короткие, но стремительные. Зато спецомовская акробатика – сумасшедший восторг! Стоит ли удивляться: ничем другим спецы и не занимались, но всё равно: каждая полоса препятствий – прямо высокое искусство. Кит абсолютно не рисовался перед ней, но иногда Рената ждала его, сдающего норматив. Полное отсутствие второго дна в его планах на службу и дружбу ей страшно импонировало – такая редкость. Болтали в основном про историю. Самообразование Кита невесть почему началось именно с неё, причём, с косматой древности, ренатино – с мифов и легенд, в принципе, близко. Как всё устроено, да как должно быть устроено среди людей и богов.

В лагере Рената засыпала под открытым небом, просыпалась накрытая лишь уголком пледа и ей не было холодно.

………………………………………………..

Утро следующей субботы.

Первый солнечный день! Едва прогрелся воздух, земля ещё нет. Ренатка кружилась на пригорке, раскинув руки в стороны. Кувыркалась на песке, на сухой траве среди гвоздичек и калгана, в итоге докувыркавшись вниз до болотины.

– Ай, мокротень!

Осуждающие взгляды Гули скатывались по ней, как вода с гуся. Пусть думает, что хочет!

Рената счастлива. Наконец-то у неё есть друг, из противоположного лагеря, но без тени фальши. Друг, с которым легко и запросто, и сколько угодно можно поговорить! «В отличие от вас всех!»

Кувыркалась Рената не совсем бесцельно, а вспоминая увиденное на плацу. Какие там пируэты нечеловеческие. Взбегание по отвесным стенам… И всё-всё перемежается обыкновенными на первый взгляд вращением и кувырками. Зачем? Чисто тренировка вестибулярного аппарата? Не спросила, забыла спросить. Зачем это спецам? Рената пытается угадать сама.

………………………………………………..

Спросить – опять не вспомнила!

Всю субботу Кит, Рената и ещё поодаль группа военных-людей купались на закрытой территории в непроглядно чёрном церковном пруду. По пути обрывали малину вдоль дороги, лафа! Как это мальчишки первыми не добрались?

Зелёное Завтра вечером устаивало какую-то видеоконференцию. Не без сожаления Рената возвращалась засветло. Кит подвозил её, заодно балконные ящики с петрушкой и кое-что из вещей.

«Если в лагере узнают, что я каталась на кабанчике Спецома, мне останется только совершить сеппуку! Не ну, а что? Другого транспорта действительно нет, а ящики и правда тяжёлые. Это, конечно, давно уже не рассада… но кучерявый предлог!»

Остановились перед рвом у шлагбаума, выбрались размять ноги и подышать. В салонах кабанчиков специфический запах и очень низкие потолки. О, вспомнила!

– Иметь две скорости, – пытался объяснить Кит, вроде как иметь встроенный постоянно работающий мотор. Тонкая вибрация всё время, можно сказать, мешает, не перестаёт. На высокой скорости, предельной концентрации, на работе в цель, в грушу, она исчезает, и это как бы моя норма. Иначе её всё время приходится держать в кулаке.

– То, что я видела на вашем плацу, было похоже на полёт.

– Не было, это обычный прыжок. Быстро, это вот так.

Нашивки мелькнули вихрем, и спец оказался на той стороне рва, вернувшись прямым прыжком:

– Вторая скорость – травма, а если в кувырке или вращении, оно нивелирует травму.

– За счёт чего?

– Понятия не имею. Я мигом, отметиться, протокол, – и пропал в будке.

Рядом притормозил другой кабанчик с открытым окном. Белобрысый спец вёл его босыми ногами, лежа на спине. Хрустел чипсами, усыпался весь.

Спец открыл новую пачку, протянул Ренате, сам закурил.

– Вредная привычка, – шутканула она, – сколько тебе лет?

Без паузы, с мелькнувшей улыбкой:

– Три с половиной.

– Что?

– Три года шесть месяцев. Я курсант.

– Это шутка?

– В чём шутка?

Земля ушла из-под ног, солнце – вверх, уменьшаясь до точки. Кит вернулся, и они поехали дальше.

………………………………………………..

– Кит, скажи, ты помнишь своё детство? – спросила Рената. Ей хотелось не фальшивить, а проснуться.

– Спортзал? С перерывами на обед.

– До тренировок.

– Протокол сдачи-приёма в спец-интернат? Не помню.

– Кит… а тебе – сколько лет?

– Семь лет, десять месяцев. Вот ты о чём, – он провёл рукой по хромированному горлу, – да, это укоряет рост. Вред и польза пока не доказаны. Я тоже интересовался, читал в свободное время. Не то чтоб его было много до зачисления, но теперь – завались.

Восьми-летний-ребёнок.

Восьмилетний мальчик.

«Целую неделю он был ровней, а в чём-то и старшим для меня, непостижимо! Но ведь был же на самом деле…»

Лагерь недалеко. Поля белые от высокого нивяника, от низенького клевера. Рената моргнула и вспомнила: у Кита в её бывшей квартире из нового был тоже белый, едва начатый набор лего.

– Времени и у нас завались… Лего нет.

– Приходи ко мне собирать. Придёшь?

– Спасибо.

Кит нахмурился:

– Ответ не по регламенту, – засмеялся, – или да, или нет!

– Или-да, или-да!

На следующий день квартира пустовала, возле порога стояла коробка: «Астероид Вайт – база межпланетных разведчиков. Конструктор лего. Высший уровень сложности. Семь тысяч деталей».

Подразделение китов ушло из городка.

0
00:25
16
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Светлана Ледовская