6 По-нашему. СПЕЦОМ - второй периметр. Другой тариф, котики!

Автор:
agerise
6 По-нашему. СПЕЦОМ - второй периметр. Другой тариф, котики!
Аннотация:
Настоящее прошлое.
Текст:

Лунная ночь, ещё холодней вчерашней.

Гуля вслед за Ноной убрела, не поймёшь куда. Сидят теперь обе в пыльном бурьяне, кутаются в один гулин плед. Жечь бурьян пытались, чтобы согреться, а он пшик… –и прогорает. Огонь чуть в поле не ушёл.

Нона раскачивается, пытается не скулить.

Гуля:

– На турбо-кетанов. Что ты таблетку-то экономишь?

– Уймись. Не берёт она меня. Последний блистер что ли? Оставь, вдруг кто ногу подвернёт. Ренатка, бегая за спецами.

– Ей по возрасту.

– Ненавижу спецов. Больше всех. Кажется, и без них есть, кого ненавидеть, но эти – как ядовитые змеи. Запах и даже сами тела у них… нет, не мертвецки холодные, а какой-то другой, пульсирующей температуры.

Зрачки Ноны расширились, руки судорожно выпутались из пледа, и стало видно, что кожа покрывается бисеринками пота, неестественно белого, хромированными каплями. Она тихо, злобно застонала, встряхнулась как собака на берегу, разбрызгивая хром и отдышалась:

– Бодрит.

– Кетанов? – повторила Гуля.

– Надоела ты мне. Зачем вообще ты со мной увязалась?

Более крупные капли выступили на лбу, на лице, потёки…

– Когда уже это закончится!

Нона стряхнула их, и, падая как бисер, хромовые самородки зазвенели.

Легла, вынулась дугой и резко ударилась о землю затылком.

– Чего творишь? А если об камень?

– Не с моим счастьем. Раньше помогало вырубиться на несколько минут. С тех пор не действует: другой тариф, котики! – добавила она своим-чужим тоном ласковой шалавы.

Гуля прищурилась и вдруг развернулась к ней с останавливающим жестом:

– Стоп-стоп! Так ты что, из идейных?! А я-то всегда считала, что мы приютили рухлядь из обычного борделя…

– Спасибо на добром слове.

– Давай-ка поподробней. Как ни крути, я тут за порядком слежу.

– Что подробней? Клубничку? Зелёная была, как и мы сами. Про нас все знают: альтернативный феминизм «Лавиз-Киски». Занимайтесь любовью, а не войной. Выжившие остались, не я одна. Вон Малявка, прикинь, мемуары накатала, интервью даёт, испанский стыд! Погоди, ещё сериал про лавкисок снимут, обывателю такое нравится.

Тот факт, что проститутки, обслуживающие Спецом, держатся отдельной кастой по причине каких-то физических изменений Гуля, конечно знала. Унификация этих девок видна невооружённым глазом. Они словно ртутные под кожей, движения томные, замедленные, глаза светлые, всегда полуприкрыты. Но эпизод принципиального перехода в их страту группы альтернативщиц успел стать легендой. Лавкиски – герои того времени, когда спецов ненавидели люто и горячо, а не сегодняшней ледяной ненавистью. Тогда сопротивление принимало самые разные формы. Акция «АнтиЛиситрата» оказалась мега-успешна сразу и безоговорочно.

Седьмой столичный район отличился. Часть альтерфем, пришла к проституткам и, не безвозмездно, уболтала их либо на время сменить район, либо не мешать, либо присоединиться. Фраза стала нарицательной: для вас «другой тариф, котики», означало – нулевой тариф, бесплатно. Девчонки хотели одомашнить спецов и добились желаемого с пол-оборота. Район оброс игровыми заведениями, танцполами, клубами и ресторанами. Чужие спецы забредали всё чаще. Через год уже впору было отделяться всем районом и образовывать новое государство. Какие-то девчонки дружили, какие-то продавались, этих тоже никто не гнал. Мафии нет, барыги кормили и лелеяли спецов с проститутками так, что в деньгах они просто не нуждались. Вот что значит демпинговать ва-банк!

Сколько такая лафа способна продолжаться, и могла ли она закончиться иначе? В одну не прекрасную ночь весь район был оцеплен по периметру.

– А Шестнадцатый? – перебила Гуля с горячностью, достойной Ренаты. – Нона, ты видела его?

Нона сощурилась:

– Как же, герой! Охренительный жест! Какой был шанс у меня сдохнуть тогда – вовремя.

Шестнадцатый спец показал себя в том оцеплении единственным… – как ещё скажешь, – предателем. Когда прозвучал приказ выходить по цепочке, Шестнадцатый произнёс эту же фразу, но развернувшись к своим: «Другой тариф, котики!» Благодаря ему окружённые ломанулись толпой. Кто-то погиб, кто-то был схвачен, часть ушла, став закваской нового сопротивления.

– Речь ведь о гражданских, а куда делись спецы того района?

– Карту открой – хрипло сказала Нона. – Видишь сеть подразделений – треугольные ячейки? Видишь, точка угла вращается у неё, как бы есть спин, не спин, стрелка? Регулярная передислокация. Наши спецы были отосланы. Представь, что стрелочки вокруг одной ячейки все направлены в её сторону. Это – не – передислокация. Он были на самой окраине, где теперь заводские астероиды. Все стрелочки – в них.

– Напалм?

– Ненавижу спецов. До глубины души. Как только можно ненавидеть.

Её глаза стали хромово-белыми. Луна ушла, а они продолжали светиться, жуткое зрелище. Нона сложилась пополам, и хром выпал на траву.

– Как его звали? – в сторону спросила Гуля.

– У них нет имён, ты же знаешь. Седьмой, конечно. Район был седьмой, на жетоне семёрка и семь вечера на часах. Я звала Джеком. Мой джек-пот, два года безоблачного счастья. Ненавижу. Где кетанов? Гуля, дай ты Ренатке по ушам, раз уж ты здесь за порядком смотришь! Занимайтесь войной, война хотя бы когда-то закончится. Попустило, вроде… Ну, зачем я истратила таблетку, размазня…

Надо бы прикрыть её. На бурьяне предутренний белый иней. Нона спит, раскинувшись, распахнувшись. Такая горячая, что остаточный хром не застывает на коже. Гуля склоняется и берёт каплю с шеи губами:

– Действительно вкусно… Прикол!

Она тихонько раскрывает лацканы старого жакета и слизывает жидкий хром с груди.

– Густой жасмин с сахаром…

Мансур, бывало, всё пытался лапать Нону, сопеть и мордой ко всяким частям прижиматься. Интересовался, каково это на вкус?.. Пока та не гавкнула: «Отвянь! Подойди к спецу и попроси!» За деньги такое не купишь. Другой тариф, котики!

0
01:00
27
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Анастасия Шадрина