Помолись святой Теневе. глава 3 копоть и елей

Автор:
paulbo
Помолись святой Теневе. глава 3 копоть и елей
Аннотация:
Мария молодая мамочка, которая проводит свои беззаботные дни вместе со своим маленьким двухгодовалым сыном.
Любимый муж ходит на работу, с сыном помогает бабушка, однако, Марии очень тяжело даётся материнство. И дело не только в том, что у неё проблемный ребёнок с задержкой развития, но и маленький секрет Марии, который она тщательно ото всех хранит, доставляет много проблем.

Она видит нечто страшное, пугающее и опасное. Кажется, сознание подводит её
Текст:

Очередной прерывистый сон не стал лучше предыдущих. Хотя это был не совсем сон, скорее воспоминание. О нём Мария не думала уже больше двух лет. Как-то на последнем месяце беременности, которую она вспоминает с содроганием, она зашла в церковь. Просто гуляла по парку и её потянуло туда. Она услышала тихое приятное пение хора из динамиков на остроконечной розовой крыше башенки. Некоторые люди неспешно поднимались по старым бетонным ступеням крылечка дома для молитв, крестясь у входа. Мария забыла платок, но на входе маленькая худая торговщица свечками с большими синяками под глазами и жёлтым лицом молча протянула ей тонкий платочек. Другая женщина полная и крупная, натужно пыхтела над какой-то иконой, протирая стекло и отковыривая ногтями накапавший воск. В церкви было человек пять от силы. Из окон приятно падал мягкий растворяющийся повсюду свет. Он отражался от сусального золота так, что появлялось ощущение будто вся церковь светится изнутри.

Церковь была маленькая с полукруглым основным помещением площадью в метров тридцать. Но от этой церкви, от скрипучих деревянных полов, от искрящейся пыли, которая лилась водопадами в лучах света и особенного сладкого аромата Марии показалось, что она попала в кондитерскую, а скорее даже в детское радостное воспоминание. Мария бесцельно бродила по помещению, разглядывая маленькие иконы на левой стене, точно россыпь семейный фотографий. Их здесь было непривычно много и все казались редкими. Многие Мария никогда не встречала, а сюжеты, изображенные на них казались ей непонятными. Хотя в этом не было ничего удивительного, Мария, как и многие была крещена в раннем детстве, в церковь ходила только с мамой, в Бога не верила.

Она замерла напротив иконы с изображением горящего заживо человека и строем солдат вокруг. Человек был изображён карикатурно, с большим ртом и головой, пламя охватывало его ноги и Марию застиг ужас. "Разве бывают такие иконы?" - подумала она в ступоре, сцепив до онемения руки за спиной.

- Ой... - Мария схватилась за большой беременный живот, который заходил ходуном, выпячиваясь в бок и вверх большим футбольным мячом, очевидно, там была голова ребёнка и ему что-то не нравилось. Мария положила ладонь на это выпяченное место, ей казалось, что ребёнок пытается разорвать ей кожу, все кишки внутри как будто натянулись.

- Тише-тише - прошептала Мария, поглаживая живот и переводя дыхание. Живот успокоился, вернувшись на место.

- Ааааа - услышала Мария неприятный старушечий голос, вздрогнув от неожиданности.

- У нас тут маааамочка. Мааамочка младееенца. - Старуха неприятно тянула гласные и улыбалась во все свои вставные посеревшие у десны зубы. Мария посмотрела на неё ошарашено, а затем попыталась улыбнуться и кивнула.

- Да - тихо ответила Мария, сделав шаг в сторону от старушки. Та встала практически вплотную рядом с девушкой. Как она появилась рядом Мария не заметила, будто выросла из пола.

На старухе была хорошая, опрятная одежда, розовая вязаная с блестками кофта, поверху которой лежал плотно перевязанный на груди красный клетчатый шарф. Длинная синяя юбка в пол казалась тяжёлой, из-под юбки видны были мятного цвета лакированные туфли. Они казались в этом образе излишне праздничными, одетыми не по возрасту и не к месту, на носках туфель, рядом с уходящими вверх лямочками, поблёскивали золотистые жуки, похожие на жирных лупоглазых мух.

Мария перевела взгляд от туфель снова на лицо старушки. Та и не собиралась уходить. Голова её качалась из стороны в сторону, а пальцы рук тряслись - признаки начинающегося Альцгеймера или деменции. Мария не знала точно, как называется эта болезнь, но помнила, что у её прабабушки была такая же.

Беременная снова сделала шаг в сторону от старухи и попыталась отвернуться от неё к иконам, как бы давая понять, что хочет остаться одна.

- Да ты не тооо смоотришь, деточка, не тооо. - старуха внезапно с силой схватила девушку за запястье и потянула в сторону. Мария даже вскрикнула от страха, но никто в церкви не отреагировал на происходящее. Женщина, протирающая иконы, собирала прогоревшие свечки в глубокую картонную коробку, продавщица сидела над маленькой библией с такими же жёлтыми как она сама страницами и дремала. В углу, за столбом, возле большого распятия и длинным столиком со свечками за упокой топтался нахмуренный седой старичок, погруженный в своим мысли.

- Пошли! - вырвалось изо рта старухи, и она протащила Марию через всю церковь к другой стене. Мария семенила за ней, еле успевая. Она придерживала свой живот от ужаса, который её охватил. Старуха была так сильна, что Мария боялась вырваться или возразить, вдруг эта ненормальная кинется на неё с кулаками?

На какую-то долю секунды девушка отметила про себя, что голос у старухи на слове "пошли" резко изменился, он стал низким и мужским. Мария замотала головой, пытаясь вытряхнуть из головы дурацкие мысли.

- Вот, смотри! - продолжила старушка своим обычным голосом, когда они остановились напротив средних размеров очень тёмной иконы. Такую Мария тоже никогда не видела.

На иконе была изображена высокая скала, под ней река, а на выступе скалы стояла женщина в белом платье и в молитвенной позе. Она сложила тонкие руки с зеленоватой кожей у груди и высоко задрала голову к небу, на лице у неё читалась скорбь. Но самое жуткое на этой иконе было то, что женщина была беременной. Большой круглый живот смотрелся неестественно, неприятно. Мария снова вздрогнула, ей показалось, что земля уходит из-под ног, и она нечаянно опёрлась рукой о высокий позолоченный подсвечник, он качнулся, но устоял.

- Плооохо тебе, деееточка? - участливо просипела старушка, а затем задрала голову на икону и проговорила с нотками любви и восторга в голосе - Это Тенееева. Святая Тенеееева. Её снасильничали бедняжку, а потом родной отец велел сбросить её со скалы. За насилие - на этом месте старушка неприятно хохотнула. - Вернее, за то, что она осталась без чести. Но она спаслась и родила младеееенца. Чудного младееенца. Прямо как ты, верно? - на слове "верно" голос старушки снова слетел на густой утробный бас. Она посмотрела на Марию в упор, и её длинная растянутая улыбка с сероватой эмалью на зубах стала ещё шире, голова покачивалась, а в глазах появился блеск.

Мария попятилась от нее.

- Сумасшедшая - прошептала Мария.

- Не меньше чем ты, Машенька. - ответил низкий голос изо рта старухи, и та сделала шаг в сторону Марии.

- Ох! Нет-нет! Отстань! - взвизгнула Мария, упёршись спиной в стену.

- Ты ведь блудница, Машенька. Грязная блудница, как и твоя Тенеева. Святая Тенеева распутная девка. - к низкому мужскому голосу добавился и старушечий.

Мария закрыла плотно глаза, сожмурив их с силой, потом снова открыла, но старуха не пропала, она не была видением, вот она, стояла прямо здесь и говорила одновременно двумя голосами.

- Я прошу вас ...- Мария всхлипнула, из глаз потекли слёзы, они обожгли щёки Марии потому что были ледяными. - Отстаньте от меня! Кто вы? - Мария схватилась за живот, который снова заходил ходуном влево и вправо, точно ребёнок в животе лежал поперёк и вытягивал ноги и руки вверх, а затем сжимался обратно и снова ударял по стенам живота. Это была невыносимая глубокая тянущая боль. Мария сползла вниз по стенке, не видя уже ничего вокруг, слёзы застилали всё. Она лишь слышала этот жуткий приближающийся голос.

- Блудница! Блудница с ублюдком внутри! - взвизгнула старуха, кажется, она рванулась к девушке, но что-то большое и тёмное преградило ей путь. Мария услышала грохот, затем кто-то закричал протяжного, с болью в голосе.

- С вами всё в порядке? - спросили её.

Мария вытерла слёзы и подняла голову. Над ней склонился мужчина. Короткие рыжеватые волосы, крупный нос и простое лицо, растерянное и встревоженное. Он протянул к ней широкую розовую ладонь и помог ей подняться. Ладонь на ощупь была тёплая, сильная. Ребёнок внутри замер.

- Вы в порядке? - спросил мужчина, снова мягко сжав руками плечи Марии. Та молча кивнула, посмотрев за его спину.

На полу лежала старуха, раскинув в стороны руки и ноги, это она так жутко кричала, а тело её тряслось. Над старухой стоял взявшийся ниоткуда священник с чёрной длинной бородой и приглаженными черными волосами на голове, он бормотал без умолку молитву на неизвестном языке. Рядом со священником стояла продавщица свечей, она покачивалась и закатила глаза, шевеля губами в такт словам священника. Со стороны головы старухи стояла полная женщина и два молодых мальчика в голубых мантиях. Старуха извивалась и кричала, голова её билась о пол с такой силой, что тот отзывался треском. Полная женщина вынула из-за пазухи большой платок, и быстрыми движениями подложила его под голову старухи.

Мария шарахнулась в сторону.

-Не бойтесь! Это местная бесноватая. Она часто пристаёт к людям. Особенно к молодым девушкам. - на этой фразе мужчина притупил взор, чуть краснея.

Мария кивнула ему, не в силах произнести ни слова, и они пошли к выходу. Мужчина проводил её до дома, уже вечерело и на улице стало прохладно, не смотря на летнюю жару днём. Мария не произнесла ни слова по пути, а вот мужчина много болтал, пытаясь отвлечь её от тяжёлых мыслей.

В самом конце, когда они стояли у подъезда Мария произнесла с дрожью в голосе.

- Вы знаете, я никогда не видела бесноватых. Но как же они... в церкви? - Мария посмотрела в светло-голубые глаза мужчины и почему-то почувствовала, что теперь будет постоянно в них смотреть.

- Ну, а где же ещё, если не в церкви? - он усмехнулся, а затем добавил очень серьёзно - Там, где близка святость, там и дыхание демонов рядом. -

Мария слабо улыбнулась ему. Ей это высказывание показалось жутким, но она ничего не ответила. Она нерешительно кивнула и думала уже идти, но остановилась.

- Как вас зовут? - спросила она и увидела, как он широко улыбнулся.

- Артём - сказал он - Я думал вы уже не спросите. – мужчина стоял перед ней точно большая гора, с широкими плечами и сверху на него падал крупный пушистый снег, становилось всё холоднее и холоднее.

- Мария - улыбнулась Мария и исчезла в подъезде. Сердце её колотилось от ужаса, а слёзы снова полились из глаз.

Мария резко поднялась в кровати, глаза привыкли к темноте, и она почувствовала на щеках холод - это были слёзы. Почему в этом ночном кошмаре, самым леденящим душу моментом был именно момент у подъезда? Мария всхлипнула, почувствовав шевеление в животе, но моментально успокоила себя - это были фантомные ощущения. Сын уже давно родился и спал сейчас в кровати, иногда вздрагивая. Мария посмотрела на Артёма. Он лежал рядом, тихо сопя носом. Она не помнила, как он пришёл с работы, видимо, снова поздно, просто лёг рядом спать, не будя её, не обнимая и не целуя, как это было раньше. Мария тихонько толкнула его в плечо, он отозвался недовольным мычанием.

- Артём - позвала его Мария - Тём! - он снова отозвался мычанием, но уже осознанным.

- Чего тебе, полуночница? - фыркнул он, не открывая глаз.

- Посидишь с ним сегодня? Суббота же. - спросила Мария, прикусывая губу.

- С кем, с ним? - Антон слегка толкнул её, он не любил, когда она называла сына "он" или "ребёнок". А ей было трудно произносить его имя. Она сама не знала отчего, но произнося его, горло сжималось.

- С ... - она почувствовала этот колючий ком в гортани и сглотнула слюну - С Леоном. А? Я схожу к Ксении сегодня, проветрюсь, на пару часов, ладно? -

- Ладно ... - тихо ответил муж, засыпая.

Она была уверена, что он забудет об этом разговоре, но к её удивлению утром Артём помнил и сам сказал ей, чтобы она собиралась и "шла уже к своей сестре побыстрее и не мозолила ему глаза". Она радостно собралась, засунула ноги в тёплые ботинки, дутую крутку, потеплее чем та, в которой она была позавчера. Девушка пробежалась по тротуару, снега было столько, что ноги непослушно разъезжались в стороны. Ботинки месили белую искристую вату. Мария быстро пересекла улицу, перекрёсток, зашла в парк и побрела на улочкам, засаженным молодыми тёмными деревьями. Мария прошла мимо той самой розовой церквушки, испуганно вжав голову в плечи.

Спустя десять минут она стояла возле медицинского частного центра унылого серого цвета, на входе мигала зеленоватая вывеска. Мария почувствовала, как внутри шевелится неприятное ощущение, но она отмахнулась от него и зашла внутрь.

Другие работы автора:
+1
11:20
34
13:29
Наконец продолжение! thumbsup
13:47
+1
Да:) забросила немного
13:48
Только продолжение не забрасывайте, ладно? smile
Светлана Ледовская №2