Небытие

  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
HEADfield
Небытие
Аннотация:
Представьте, что можно "немного подправить реальность". Представили?
А теперь - вперёд!
--------
Рассказ написан на турнир магического реализма
Текст:

— Сань, где планируешь отдыхать? — обратился ко мне сидящий рядом Вадик.

—Думали с женой в Турцию умотать, но теперь не знаю. Цены что-то здорово подняли. А ты?

Он повернулся вполоборота, заговорщицки посмотрел.

— А я хочу в «нигде» попробовать.

Я тоже перестал делать калькуляцию по очередной таблице и уставился на него.

— Ты с дуба рухнул?

— Ну а что? Технология уже испытана, фатальных исходов нет. Вообще нет. Это даже безопаснее, чем в Турцию лететь. Там или самолёт рухнет, или на рынке обворуют. Или креветок переешь и потом сляжешь. Точнее, с толчка не слезешь.

Я вернулся к калькуляции. До отпуска нужно было успеть закончить отчёты.

— Всё равно опасно. Там химия какая-то, и новых ощущений совсем нет.

Он придвинулся ко мне ближе, перешёл на громкий шёпот.

— А ты видел, какие люди довольные оттуда возвращаются? Ни забот, ни хлопот. Проблемы сразу все исчезают. Я разговаривал с одним знакомым, так он мне рассказал, что другая жизнь начинается. В буквальном смысле слова.

Я непроизвольно пожал плечами. Пусть «нигде» и было вокруг, как убеждали учёные, я бы не стал соваться в концентрированную пустоту. Даже кредит и ипотека на двадцать лет не заставят меня влезть в чёрную дыру, да ещё после каких-то таблеток.

— Ну как знаешь. Потом расскажешь, что да как.

***

Через две недели мы встретились снова. Я с прибавившимся животом, покрытым ровным турецким загаром, а Вадик – крайне жизнерадостный и весёлый. Так, словно у него действительно не было проблем.

— Ну как отдохнул? — спрашивает.

— Нормально. – ответил я, включая компьютер и чайник. — А ты?

— Это было офигенно! Ну, не сам процесс, а результат. Я и в «нигде»-то был всего пару суток, зато потом кайфовал оставшееся время. Ты даже не представляешь!

Он опустился в своё кресло и откинулся на спинку. Расслабленно положил руки на подлокотники, будто сейчас было не начало трудовой недели, а окончание перед длительными выходными.

— Жизнь действительно хороша. Избавиться от проблем – вот кайф. Мы же в отпуск затем и ходим, чтобы обстановку поменять, правильно?

— Ну.

— А потом ведь возвращаемся к нашей рутине. К сварливым соседям, долгам, начальству. Да?

Я спокойно кивнул. Мы только что вернулись. Но разница всё-таки была.

— Вот у меня лично проблем не стало. Помнишь, я говорил тебе, что с девушкой поругался? Помнишь, как один мудак мне на парковке вечно место загораживает, я выехать не могу? Помнишь?

Я не помнил. Но из вежливости кивнул головой.

— А вот и враки! Ты не можешь этого помнить! Я точно знаю. Потому что после «нигде» этих вещей просто не стало.

Он наклонился чуть вперёд, с жаром зашептал: — У меня даже стояк крепче стал!

Вадик откинулся в кресле и самодовольно заулыбался.

— Ну и что там такого в этом твоём «нигде»?

— Это – решение всех проблем, — коротко ответил он и повернулся к монитору.

***

Менеджер был улыбчив, как ему и положено. Я только сел перед ним, как он расплылся в улыбке.

— Мне друг посоветовал.

— Ваш друг молодец. Он уже пользовался нашими услугами?

Я кивнул.

— Дважды.

Менеджер расплылся в улыбке ещё шире.

— Два раза – это показатель. Это достойно доверия. Тем более, у нас есть партнёрская программа. Приведите друга и получите скидку. Вы тоже можете поучаствовать, как и он.

Второй раз Вадик вернулся ещё более довольным. Я не предполагал, что такое возможно, но факт – казалось, что он нанюхался каких-то паров, превращающих жизнь в сказку.

— И всё же я сомневаюсь. Вы можете рассказать, что это такое – побывать в «нигде»?

Менеджер потянулся к стопке брошюрок у себя на столе, но заметив мой настороженный взгляд, убрал руку.

— Видите ли, вокруг нас постоянно есть пустота. Небытие. Мы его не замечаем, но оно каждое мгновенье жизни окружает всё вокруг. И в небытие постоянно исчезают разные вещи. Спросите себя, как часто вы теряли вещи или не могли вспомнить что-то очень важное? Многие говорят, что вещь «канула в небытие». То есть, пустота поглотила эту вещь. Эту мысль. Эту цель. Она потихоньку пожирает наш мир, и с этим ничего не поделать. Но!

Менеджер многозначительно поднял указательный палец.

— Это можно использовать во благо. Мы можем поместить в небытие человека, а потом, когда он освободится от гнёта своих проблем – вернуть его обратно. Это абсолютно безопасно.

— Но проблема-то никуда не денется. Это ведь, получается, иллюзия благополучия.

Он покачал головой. Улыбнулся, и на мгновенье показалось, что он – учитель, объясняющий урок непонятливому ученику.

— Если мы отсекаем себя от проблемы, она не исчезает, вы правы. Но только не в случае с небытием. Когда человек находится «там», все связи между ним и реальностью натянуты, как стропы. И, если эти стропы перерезать, то проблема исчезает в современном мире. Её нет. И никто, кроме бывшего владельца, о проблеме не помнит. Мир меняется в угоду новым условиям.

— Солипсизм?

Он учтиво улыбнулся.

— Да, очень подходит. Человек становится владыкой мироздания, пока пребывает за пределами этого мироздания.

Я потёр переносицу.

— Не знаю. У меня не так много времени.

Менеджер поднялся с кресла, повёл меня за собой.

— Мы можем организовать короткий курс, продолжительностью всего пару часов. Вы не заметите разницы. В небытие время течёт иначе.

Мы шли по коридору.

— А что насчёт химии? Мой друг говорил про какие-то таблетки.

— О, это дополнительная страховка. Немного меняется биохимия мозга, чтобы не погрузиться в небытие слишком глубоко. Ну, и чтобы скрыть большую часть связей. Никому не нужно, чтобы весь мир забыл о его существовании.

Мы вошли в большой зал. Он был разделён на более мелкие боксы с полупрозрачными матовыми стенами. За ними в рассеянном свете сновали сотрудники в белых халатах.

— Я не очень хорошо переношу препараты.

— Здесь проблем не будет, — заверил менеджер, — индивидуальную непереносимость, конечно, никто не отменял. Но уверяю, что ни одного отрицательного результата не было. Ни одного!

Мы вошли в бокс, там уже ждали.

— Вот, передаю вас в распоряжение нашего персонала.

Мне помогли забраться в удобное кресло, а потом один принёс таблетку в бумажном стаканчике. Горьковатая на привкус, она провалилась внутрь тяжёлым булыжником.

Я сидел в кресле и смотрел. Второй сотрудник вышел, а через минуту вернулся с небольшим куполом на колёсиках. Он поднял кожух. Внутри, между двумя катушками, похожими на электромагнитные, висел в воздухе сгусток чёрно-серой массы.

— Это что?

— Концентрированное небытие. Это как маленькая чёрная дыра. Вам нужно только коснуться её, и процесс пойдёт.

Было боязно, но вид сотрудников внушал спокойствие. Я протянул руку и коснулся извивающегося сгустка.

***

Казалось, я вишу здесь бесконечно давно. Сплошная пустота, тишина и покой. Тело будто пропало, я болтаюсь в самом сердце вселенной и не испытываю эмоций.

И тут возле меня появляется окно. Иллюминатор. В нём я вижу мир своими глазами, прокручиваю жизнь от самого начала до последнего момента. Вижу все поступки, вижу последствия. Знаю, что должно произойти, и оно происходит.

И от каждого события, от каждой встречи или мысли ко мне протягивается ниточка. Одна тянется от жены, другая – от удачной покупки, третья – от юношеского поцелуя в пятнадцать лет. Каждая радостная весть тянется ко мне разными оттенками красного. Плохая – сине-зелёными и фиолетовыми. Жёлтые излучают надежды и мечты, что живут в мыслях. Тянутся, словно привязанные к фотографиям из моей хронологии жизни.

Можно ведь и прервать какую-то ниточку. Давнюю обиду, когда мне нахамили в магазине – долой. Соседа-алкоголика – долой. Семейные скандалы – туда же. Пусть остаются в небытие, а мы перекроим реальность под наше желание.

Вадик, помнится, говорил, что он даже избавился от ипотеки. Толстая нитка была, говорит. И ветвилась на множество мелких.

Но их у него было всего пара десятков. Он успех все просмотреть и понять, и не испортил себе жизнь.

А у меня тянулись сотни тысяч. Каждое событие жизни нашло отражение, привязало меня к реальности, не давало отпустить.

И вдруг я понял, что таблетка не сработала. Должно ведь быть совсем немного связей, которые не жалко пересечь, чтобы потом не потерять жизнь. Но не столько!

Вот нить, что тянется к менеджеру. Она совсем тоненькая, он почти и не помнит обо мне, обрабатывая очередного клиента. Так и к чёрту его! Пусть не помнит совсем. Может, поэтому отрицательных результатов никогда не было?

Вспомнились обиды жены. Толстый такой пучок лиловых ворсинчатых ниток. Порвался легко.

Работа? Начальник – козёл, вечно заставляет работать в выходные. Ну и чёрт с тобой. Рвать – не сложно.

***

Сколько прошло времени, я не знал даже приблизительно. Очнулся лишь, когда открыл глаза, лёжа в кресле. Один, в пустом боксе.

Я поднялся, вышел. Прошёл по коридору, вернулся к менеджеру. Он действительно общался с клиентом, мельком глянул на меня и отвёл взгляд. Будто не узнал.

Обеденный перерыв заканчивался. Я вернулся на своё рабочее место, уселся за компьютер. Вадик пристально посмотрел в мою сторону, потом кивнул и представился: — Вадим. Будем работать вместе.

Он действительно меня не помнил.

Я набрал телефон жены. Раздались длинные гудки, а потом женский голос ответил женский голос: — Да?

— Алло, привет, дорогая. Как дела?

— Кто это? – сухо спросила она.

Я опешил.

— Это я. Саша. Твой муж.

— Не смешно, знаете ли.

И повесила трубку.

Вадик повернулся ко мне, оценивающе посмотрел сверху вниз.

— Слушай. А ты когда-нибудь пробовал отправиться в отпуск в «нигде»? Это потрясающие ощущения. А главное – совершенно безопасно. Как будто начинаешь новую жизнь…

Другие работы автора:
+3
23:05
98
12:05
thumbsupКруто!
12:13
Спасибо.
54 по шкале магометра